home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава IX


Не канифоль мне мозги, папик

Блинков-младший тщательно изучил заложенные страницы сипягинского альбома. Он с закрытыми глазами помнил каждую деталь, даже ненужные надписи. «Лист 64. Гостиная, общий вид. Чертила Чарторижская». (Эта чертила Чарторижская представлялась ему с хвостиком и с аккуратными позолоченными рожками).

Оставалось пойти в особняк банкира Бука-шина и проверить все возможные места, где мог оказаться тайник фальшивомонетчиков. Но О.О. Капусто уехал с майором в Псков как свидетель по делу Роберта Портянкина. Вместо него виллу охранял незнакомый С. В. Кукушкин. Объясняться с ним было бесполезно. Этот СВ. Кукушкин был до тошноты образцовый охранник. Он, похоже, не знал других слов, кроме «Прошу вас покинуть охраняемую территорию».

Наталья Константиновна привезла обратно старого доброго О. О. Капусто. До сих пор Блин-ков-младший легко находил с ним общий язык и надеялся, что охранник пустит его в банкирский особняк.

Как только Наталья Константиновна ушла, сообщив о печальной судьбе Измятого майора, Блинков-младший взял фонарик и вышел в темный сад.

Черные рваные тучи неслись по небу, то и дело совсем закрывая тощенький месяц. Тогда наступала такая темнота, что не было видно собственных рук.

Свет у Натальи Константиновны не горел. Значит, она пошла к Энни, а у той из окна видна калитка. Блинков-младший не хотел, чтобы они знали о его визите к О. О. Капусто. Ждать, когда Энни с мамой улягутся спать, не было возможности. Капусто ведь тоже может лечь спать. Не включая фонарика, Блинков-младший ощупью добрел до забора, перемахнул во двор к соседям и вышел на улицу через их калитку. Его никто не заметил. Соседи приезжали только на выходные.

Старина Капусто не спал. Как только Блинков-младший подошел к воротам виллы, где-то наверху зажужжал моторчик телекамеры.

– Знаешь, куда идти? – спросил металлический Капустин голос из динамика. – Первый этаж, первый коридор налево. На двери написано «Контроль за периметром».

Щелкнул замок, и Блинков-младший вошел

на виллу.

В «Контроле за периметром» было, как в центре управления космическими полетами. О. О. Капусто восседал среди экранов, пультов и видеомагнитофонов. На расстеленной газетке лежали детали его газового… нет, боевого «Макарова»! Уж боевые-то патроны от газовых любой отличит. А патроны лежали россыпью, и Капусто любовно перетирал их тряпочкой.

– Мы с Никифоровым на время поменялись, – ответил он на немой вопрос Блинкова-младшего. – У нас же не у всех газовые пистолеты, а половина на половину. По шпане стрелять – газовый даже лучше.

Вид у охранника был очень воинственный: тельняшка-безрукавка с голубыми десантными полосками, на поясе наручники и здоровенный нож. Бугристое от мускулов плечо украшал кривовато вытатуированный парашют – эмблема вдв.

– Жалко майора, – продолжал Капусто. – Приезжаем, а у него в кабинете сидит хомяк, щеки – во! – на погонах лежат. Капитан, а на майора как начал орать! Нас с Натальей Константиновной выставил в коридор, но я через дверь все слышал: «Вас отстранили от дела! Почему вы после этого были в поселке да еще и человека задержали?!» Майор мне потом все объяснил в общих чертах. Мы же с Натальей Константиновной его домой отвозили. В общем, если не найти клише, майору амба. Уволят из органов. Какой там у тебя альбом? Тащи сюда, будем вместе смотреть.

– Я так все помню, – сказал Блинков-младший. – Вы были при обыске? Знаете, где милиция искала?

– А то! – подтвердил Капусто. – Я же был понятым. Двенадцать часов за ментурой ходил по всему дому. Мозоли набил, честно. Бригада шесть человек, миноискатель, собака. Нашли охотничье ружье незарегистрированное. Но у банкира их штук пять, разрешение вообще-то есть, только это ружье за ним не записано. В общем, ерунда, – заключил Капусто, ловко вдавливая патроны в обойму. Вставил обойму в рукоятку пистолета и поднялся. – Ну, пошли?

И они пошли.

Закладок в альбоме Сипягина было ровно сорок. Но подходящих для тайника мест – больше двухсот. На одном только листе пятьдесят шесть («Коммуникации санузла номер четыре») было восемь раздвижных панелей, открывавших доступ к трубам гидромассажной ванны. Насколько помнил Капусто, милиционеры добрались только до четырех панелей, а про остальные даже не поняли, что они открываются.

В общем, обыск – это скучная, нудная и в буквальном смысле грязная работа.

Блинков-младший с охранником провозились до утра. Оба выглядели так, будто ими вымыли полы во всем особняке, причем полоскали их все время в одной и той же грязной воде.

– Шабаш, – сказал Капусто, вытирая грязное и мокрое лицо подолом грязной и мокрой тельняшки. Ни лицо, ни тельняшка от этого совсем не изменились. – Пойдем мыться-стираться.

В подвале особняка была целая прачечная: две стиральные машины, гладильная и набор утюгов. Они разделись и побросали в стиральную машину все, включая кроссовки. Капусто запрограммировал ее на самый жестокий режим: двойная стирка с кипячением. И они пошли в душ, чтобы смыть грязь, а потом в бассейн, чтобы смыть усталость.

Читателям, которые не бывали на вилле банкира Букашина, трудновато себе представить, как на его участке помещается и особняк в тысячу квадратных метров, и поле для гольфа, и бассейн, и еще много всякой всячины, о которой здесь не упоминалось. Например теплицы, где для банкира выращивали экологически чистые фрукты, щитовой домик для прислуги и щитовой домик-раздевалка у бассейна, котельная и даже индюшатник, оставшийся от прежнего хозяина виллы. Тот разводил индюков не для пропитания, а по душевной склонности, как другие разводят голубей. Так вот, включите воображение и представьте себе стадион с футбольным полем, беговыми дорожками и ямой для прыжков. Увеличьте это вдвое, и получите размер букашинского участка. Докричаться из одного его конца до другого было невозможно.

Теперь представьте: пять утра, чирикают разнообразные птички, а из особняка к бассейну идут О.О. Капусто и Блинков-младший. Митек успел узнать, что О. О. – это Олег Олегович, можно Олег, и вообще они подружились.

Охранник одет в подмышечную кобуру и широкий офицерский ремень с ножом и наручниками. Остальное у него в стирке. А Блинков-младший даже без кобуры. Они себе идут босиком по травке, ломая голову над тем, куда могли деваться клише. Оба приходят к печальному выводу, что скорее всего их успел свистнуть и перебросить через овраг сообщникам Роберт Портянкин.

Подходят к бассейну, и Капусто приходит в голову зайти в раздевалку, чтобы снять ремень и кобуру. Блинкову-младшему снимать нечего. Он идет мимо. И за углом раздевалки сталкивается с компанией, как будто зашедшей на минуточку из американского фильма. Седовласый джентльмен в черном смокинге и с тросточкой. Девушка в короткой теннисной юбочке, наверное, его дочь. А позади них шофер в мышастом мундире и фуражке с лакированным козырьком. Шофер несет корзину, из которой торчат горлышки шампанских бутылок.

Девушка щебечет с седовласым джентльменом и как бы даже не замечает Блинкова-младшего. Зато Митек замечает ее в первую очередь. Он говорит «Ой!» и кидается обратно. Но девушка с джентльменом уже вышли из-за угла. Блинков-младший бежит вдоль раздевалки к спасительной двери и чувствует их взгляды спиной и особенно тем, что пониже спины. А Капусто, видимо, опасаясь за сохранность своего пистолета, закрыл изнутри дверь в раздевалке. Блинков-младший бьется в дверь, Капусто не открывает, и Блинков-младший продолжает свой бег.

Наконец он скрывается от девушки с джентльменом за следующим углом, и в этот момент слышит грозный окрик охранника, хохот девушки и возмущенный вопль джентльмена. Похоже, Капусто все же открыл дверь. Но сделал это поздновато для Блинкова-младшего. И в самый раз, чтобы предстать перед девушкой и джентльменом скорее всего уже без кобуры.

После понятной суматохи Блинков-младший с Капусто нашли себе в раздевалке по полотенцу, подвязались и вышли знакомиться с джентльменом и его спутницей. Джентльмен представился Владимиром Владимировичем, бизнесменом из Санкт-Петербурга. А девушка, как и думал Блинков-младший, оказалась его дочерью. Ее звали Нина.

– Извините за конфуз, – расшаркался перед Капусто Владимир Владимирович. – У меня сегодня дела в московском Центре международной торговли. Поэтому мы выехали из Питера затемно, а по дороге решили заглянуть сюда. Ведь эта вилла продается?

Капусто подтвердил, что да, продается, и он готов показать здесь все таким уважаемым покупателям.

– Только, извините, мне нужно одеться, – сказал он. – Все-таки я при исполнении. Дима пока вас поводит по территории, а я буду через десять минут.

И он ушел в прачечную, а Блинков-младший в полотенце остался давать пояснения.

Нине хотелось искупаться в бассейне, но Владимир Владимирович сказал, что у них мало времени. Он вскользь осмотрел постройки во дворе, заглянул в теплицу и спросил, какая урожайность помидоров. Помидоры были в половину человеческого роста. Усыпанные мясистыми плодами стебли держались на специальных рамках.

– Хорошая урожайность, – сказал Блинков-младший, который видел такие помидоры впервые в жизни.

Владимир Владимирович солидно кивнул, как будто раньше не понимал, какая урожайность, а с помощью специалиста разобрался.

Нигде особо не задерживаясь, они вышли на поле для гольфа. Там от Букашина остались пластмассовые пляжные кресла и столик под зонтиком.

– Не возражаешь, если мы перекусим? – промурлыкала Блинкову-младшему девушка, пододвигая кресла к столику. – Садись с нами.

По ее знаку подошел шофер с корзиной, который все время держался позади, и начал выкладывать на столик всякую снедь.

– А это что за лужайка? – потыкал тросточкой в траву Владимир Владимирович.

– Поле для гольфа, – объяснил Блинков-младший.

– На поле для гольфа должны быть лунки, – строго сказал бизнесмен. – Это просто газон, кстати, неважно ухоженный. Я думаю посадить здесь сад. Как ты считаешь, Ниночка?

– Да сажайте, мне-то что, – отмахнулась Ниночка, разламывая персик. Половинку она протянула Блинкову-младшему. – Хочешь?

– Я давно мечтал о вишневом саде, – сказал Владимир Владимирович. – Чтоб как в Большом театре: дворянское гнездо, вишневый сад. Но деревья растут долго. Я не дождусь плодов. Поэтому тебе, голубушка, решать, что здесь будет – вишневый сад или этот газон.

– Что ты мне мозги канифолишь со своим вишневым садом?! – огрызнулась Ниночка, с хрустом надкусывая яблоко.

Владимир Владимирович послал ей такой строгий взгляд, что дочь едва не подавилась.

– Я готова принять любое решение моих глубоко любимых родителей, – закончила она самым покорным тоном.

Блинкову-младшему показалось, что он смотрит какой-то спектакль, причем с неважными актерами. Стоило ему об этом подумать, как мелкие фактики стали подбираться один к другому. И сложились в большое вранье, причем рассчитанное на полного лоха. В роли лоха выступал, понятно, Блинков-младший.

Особняк Букашина – самый дорогой в поселке. Владимир Владимирович должен быть очень богат, раз ему по карману такая покупка. Теперь посмотрим, как себя ведут миллионер и его дочка. С утра пораньше он в черном вечернем смокинге. Говорит, что собирается в Москву. Но пока доедет, смокинг будет мятый. Блинков-младший сколько раз видел, как поселковые банкиры и бизнесмены, уезжая в свои офисы, садятся в машину в рубашках с коротким рукавом. Их костюмы, упакованные в чехлы, висят на плечиках. Не дай бог сложить костюм в чемодан – он может измяться, а бизнесмены и банкиры относятся к этому очень трепетно.

Теперь Нина. «Что ты мне мозги канифолишь?» – выраженьице из словаря грязюкин-ского Петьки, а не дочки миллионера. Остальное не лучше. Взять хотя бы то, как Нина грызла яблоко. Совсем недавно на этом самом поле стояло четыре десятка таких вот столиков и за ними сидела сотня гостей банкира Букашина. И никто из них не ел яблоко без ножа. А персик, который Нина разломила руками (немытыми, между прочим) и предложила Блинкову-младшему? А теннисная юбочка в паре с вечерним смокингом Владимира Владимировича?! А САМОЕ ГЛАВНОЕ, КАК ОНИ ПОПАЛИ НА ВИЛЛУ?!

Оставить за собой открытую калитку Блинков-младший не мог. Калитка с пружиной, замок захлопывается всегда. Он электронный, отпирается с пульта охраны в особняке. Выходит, эта троица – миллионер, его дочка и шофер – лезли через забор?!

Блинков-младший понял, зачем Капусто пошел в особняк! Одеться ему не мешает, это само собой. Но главное – Олег сейчас смотрит видеозапись с телекамер.

– Не нравится мне этот газон, весь вид портит, – гнул свое Владимир Владимирович.

Чтобы не выдать себя, Блинков-младший для вида поддержал разговор:

– Я же говорю – это было поле для гольфа. А сейчас лунки зарыли.

– Зачем? – удивился бизнесмен.

– Пока нет хозяев, здесь играют дети, – пояснил Блинков-младший. – Это я зарыл лунки, чтобы они ноги не переломали.

Владимир Владимирович встал и пошел по полю, иногда останавливаясь и ковыряя траву своей тросточкой. Блинков-младший знал, что это бесполезно. Его заплатки из дерна были неразличимы.

– Да съешь что-нибудь, – приставала Нина, всовывая ему новый персик липкой от сока рукой. Она явно пыталась отвлечь его!

– Вон Олег идет, – сказал Блинков-младший, чтобы Нина отвязалась. Он бы никогда не взял еду из ее рук. И не только потому, что неприятно. Ему было еще и страшно.

Капусто вынул свою одежду из сушилки стиральной машины и, конечно, не успел ее погладить. Он был похож на Измятого майора в тот день, когда тот брал Палыча. На его рубашке не было ни сантиметра без морщинки или складки. Блинков-младший заметил, что наручники Капусто сдвинул со спины на живот, а пистолет переложил в карман.

Щедрая Нина и Капусто попыталась скормить персик из грязных рук. Не обращая на нее внимания, охранник догнал Владимира Владимировича.

– Прошу вас покинуть охраняемую территорию! – отчеканил он.

Сказано было сильно! "У седовласого джентльмена задрожали губы. Он выглядел, как директор школы, которого пятиклассник позвал в туалет покурить. С полминуты он по-рыбьи хватал ртом воздух, глядя куда-то мимо охранника.

Блинков-младший проследил за его взглядом. Владимир Владимирович смотрел на шофера. Тот, как положено прислуге, отошел со своей корзинкой от накрытого столика. Сейчас он стоял шагах в пяти от сидевшей к нему спиной Нины. Только вот корзинки у него в руках уже не было. Скинул ее шофер. Не поставил на траву, а так не глядя выпустил из опущенной

руки.

Дочь миллионера как ни в чем не бывало достала из сумочки пудреницу и стала смотреться в зеркальце. А шофер плавненько не перешел, а перетек на полметра в сторону. Раньше из-за зонта над столиком он плохо видел Капусто. А теперь видел очень хорошо, и Блинкову-младше-му это не понравилось.

Пудреница с зеркальцем в руках у Нины повернулась за шофером. Сумочка у нее на коленях была расстегнута, но из-за столешницы Блинков-младший не видел, что там внутри.

Вся эта пантомима происходила за спиной у Измятого Капусто. Охранник тактично помалкивал, дожидаясь, когда Владимир Владимирович придет в себя.

И Владимир Владимирович пришел.

– Вы понимаете, с кем говорите?! – взревел он, замахиваясь на Капусто тросточкой.

– С людьми, которые перелезли через забор охраняемого объекта, – хладнокровно пояснил Капусто.

Шофер поднял руку и расстегнул две пуговицы на своем мундире. Блинков-младший с самого начала заметил, что под мышкой у него топорщится кобура. Но тогда это не казалось подозрительным. Почти у каждого богача водитель еще и телохранитель и ходит с оружием. Впрочем, и сейчас он вел себя как телохранитель, готовый защитить хозяина от зарвавшегося охранника. Если Капусто достанет пистолет, он тоже достанет.

«Миллионеры» с шофером вполне могли оказаться сообщниками Палыча, пришедшими взять клише из тайника. А могли быть и нуворишами, скоробогачами, невоспитанными и наглыми, которым ничего не стоит и через забор перелезть, потому что захотелось. Преступники раскроют себя, только если шофер начнет стрелять в Капусто. Но тогда будет слишком поздно.

– Попрошу вас покинуть охраняемую территорию, – повторил охранник.

Пальцы шофера стали пробираться за пазуху. Нина сложила пудреницу и убрала в сумочку. Ее рука так в сумочке и осталась.

И Блинков-младший не выдержал. Чувствуя себя идиотом и хулиганом, он потянулся к разрезанному пополам небольшому темнокожему арбузу.

– Можно?

– Конечно! – улыбнулась Нина. – Я тебя давно угощала.

Арбуз Блинков-младший взял в правую руку. Ему предстояло недолгое путешествие. А в ответственную левую удобно лег мясистый персик. Блинков-младший был левша, а это очень помогает в драке и вообще в тяжелых жизненных ситуациях.

– Ну вот, ничего не брал, а теперь зажадничал, – удивилась Нина.

– Я хотел угостить вас, – привставая, пояснил Блинков-младший.

Половинка арбуза в правой описала короткую дугу и как маска наделась на лицо миллионерской дочке. Блинков-младший еще и придавил, чувствуя, как в ладонь отдается хруст арбузной мякоти. Выпущенный из левой персик сочно шмякнулся в лоб шоферу, лопнул и потек.

– Олег, сзади! – завопил Блинков-младший, опрокидывая столик на Нину.

Расстановка сил мгновенно изменилась.

Упавший вместе со столиком зонт закрыл Блинкова-младшего от шофера. Нина барахталась на земле, отпихиваясь от столика. Ее сумочка отлетела в сторону. А Капусто, не будь дурак, встал за спину Владимиру Владимировичу и перед носом у него оттянул затвор пистолета.

– Смотри, какие патроны.

Владимир Владимирович заглянул в окошко выбрасывателя и неохотно сказал:

– Боевые. Вы за это ответите.

– Само собой, – ответил Капусто, тыча пальцем в кнопки сотового телефона. С трубкой он управлялся одной рукой. Пистолет в другой смотрел в спину Владимиру Владимировичу.

– Ну и залезли, что такого? – миролюбиво сказал тот. – Очень спешили, а на звонок никто не отвечал. Я с пониманием отношусь к вашей бдительности и претензий не имею.

На этих самых словах успевшая встать Нина отвесила Блинкову-младшему звонкую оплеуху. С размазанной по лицу арбузной мякотью она была похожа на индейца в боевой раскраске.

– Теперь я тоже претензий не имею, – сообщила она и, подобрав упавшие со столика салфетки, начала приводить себя в порядок.

Шофер отошел в сторону и со скучающим видом уселся в свободное кресло. Пуговицы, которые он расстегнул, подбираясь к пистолету, были опять застегнуты.

Капусто уже вызвал подкрепление. Затевать перестрелку, когда через две минуты должна была примчаться машина с охранниками, стал бы только сумасшедший.


Глава VIII Кто посадил измятого майора ( История, которую совсем необязательно читать) | Блин и главная улика | Глава X Блинков-младший на тропе войны