home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8. Страницы позора

Однако их немедленной и наиболее срочной заботой было не допустить бойкота Олимпийских игр в Москве, которые открывались уже в июле. Проблема, в сущности, была не новой: принятое в 1974 году в разгар «детанта», решение Международного олимпийского комитета о проведении летних игр 1980 года в Москве уже много лет вызывало на Западе бурные дебаты. Непрекращающаяся советская экспансия в Третьем мире, и, в особенности, усиление политических репрессий в СССР тревожили совесть тех, у кого она еще оставалась. Неизбежно возникала более чем оправданная аналогия с Олимпийскими играми 1936-го в Берлине, придавшими режиму Гитлера столь нужный ему лоск респектабельности и мирового признания. Быть может, поэтому вопрос приобретал несколько символическое значение: повторит ли человечество свою ошибку 44 года спустя, пойдет ли опять путем умиротворения тоталитарного режима и предательства его жертв или найдет-таки в себе мужество избрать путь сопротивления?

Обстановка накалилась еще больше в 1978 году, после суда над Юрием Орловым и Хельсинскими группами, когда общественное негодование искало выхода в каком-нибудь символическом жесте. Тогда-то и прозвучал впервые призыв к бойкоту Олимпийских игр, широко подхваченный прессой и общественными организациями. Буквально во всех западных странах стали возникать комитеты и группы в поддержку этой кампании, хотя и не все они требовали непременно бойкота: некоторые выставляли определенные предварительные условия в сфере обеспечения прав человека.

К 1979 году это был уже мощный хор голосов, игнорировать который стало невозможно.

Для дискредитации XXII Олимпийских игр в Москве спецслужбы противника и зарубежные антисоветские центры по-прежнему пытаются использовать различного рода инсинуации «о нарушении прав человека в СССР», — докладывал в ЦК Андропов. — В отдельных случаях им удается инспирировать провокационные действия со стороны антиобщественных элементов внутри страны, толкнуть некоторых из них на безответственные заявления клеветнического характера, способствующие раздуванию антисоветской истерии на Западе. Так, известный антисоветчик Сахаров рекомендует каждой зарубежной спортивной делегации выставить в качестве условия своего участия в Олимпиаде-80 требование об освобождении одного или двух т. н. «узников совести в СССР». Группа антиобщественных элементов передала на Запад заявление о создании т. н. «Ассоциации олимпийских гарантий в СССР», изобилующее клеветническими измышлениями и провокационными призывами.

Весь 1979 год прошел у нас, помнится, в организации этой кампании, в бесконечных публичных дебатах и выступлениях, что не осталось незамеченным в Москве. Читать теперь об этом в докладах Андропова довольно забавно: как водится, он видел руку спецслужб «противника» за нашей бурной деятельностью и никогда бы не поверил, что никого, кроме нас — горстки высланных диссидентов, — к сожалению, не было. Да и среди нас, увы, не было единства: часть считала, что Олимпийские игры надо «использовать», а часть выступала за бойкот. Я был в числе последних, справедливо полагая, что тоталитарное государство располагает достаточными средствами контроля и над населением, и над въездом в страну, и, тем более, над средствами массовой информации, чтобы никакого использования не допустить.

Так оно и было: именно к варианту возможного «использования» КГБ готовился с самого начала. Еще летом 79-го, за год до начала игр, ЦК принял постановление «О введении временных ограничений на въезд в г. Москву в период Олимпиады-80 и направлении граждан г. Москвы и Московской области в строительные отряды, спортивные, пионерские лагеря и другие места отдыха летом 1980 года».

Москва практически делалась закрытым городом: приказано было не проводить никаких конференций, соревнований, экскурсий, не посылать никого в командировки в столицу на время Олимпийских игр. Перекрывались все дороги, создавались специальные объезды для транзитного транспорта и окружные маршруты для транзитных пассажиров. Детей заблаговременно отправляли в летние лагеря, переносились даже сроки вступительных экзаменов в вузах столицы. Стадионы должны были заполняться только проверенной публикой, чаще всего солдатами московского гарнизона в гражданской одежде. Обыкновенный человек и близко не мог подойти к олимпийским «объектам»: помимо сил московской милиции и госбезопасности, в Москву командировались еще 37 тысяч человек из других частей страны. Кроме того, более 4 тысяч солдат из войск МВД выделялись для охраны в аэропортах и железнодорожных вокзалах:

В охране Олимпийской деревни будет занято 4100 человек. В том числе: 900 человек — для охраны по периметру; 1086 — для гостиничного и хозяйственного обслуживания; 691 — для обеспечения специального контроля на контрольно-пропускных пунктах; (…) для обеспечения безопасности и охраны общественного порядка на 22 спортивных комплексах — 21758 человек; в 60 местах тренировок спортсменов — 1474 человека; в 9 гостиницах, где будут проживать аккредитованные на Олимпийских играх иностранцы, — 6813 человек; в 120 местах проживания туристов — 3482 человека; в Главном пресс-центре, Олимпийском телерадиокомплексе, здании АСУ и Антндопинговом центре — 972 человека. В местах проведения сессий и конгрессов Международного олимпийского комитета и Международных спортивных федераций — 206 человек; в 5 международных почтамтах — 164 человека; в медицинских учреждениях по обслуживанию участников и гостей игр — 129 человек; в 40 местах ночных стоянок автотранспорта — 536 человек; в 14 автопредприятнях — 253 человека и в местах проведения культурной программы — 627 человек. Для усиления охраны общественного порядка по маршрутам передвижения членов Олимпийской семьи протяженностью 170 км выделяется 3438 человек. При проведении соревнований по марафонскому бегу, спортивной ходьбе, велосипедным гонкам и конному спорту будет привлекаться от 2 до 5 тысяч человек.

Для оперативных заслонов на железнодорожном транспорте и автомобильных дорогах в целях предупреждения проезда в Москву антиобщественных элементов и ограничения въезда иногороднего автотранспорта — 4036 человек.

Даже чистить олимпийские конюшни должны были силами госбезопасности. И, конечно, заблаговременно проводилась другая «чистка», куда более зловещая:

Закрыт въезд в Советский Союз 6 тысячам иностранцев, представляющим опасность с точки зрения возможного осуществления враждебных акций во время Олимпиады. Работа по выявлению иностранцев указанной категории и закрытию им въезда в СССР продолжается, — докладывал Андропов. — Наряду с этим проводятся оперативно-чекистские и профилактические мероприятия, направленные на укрепление общественного порядка в г. Москве и Московской области и усиление борьбы с антиобщественными элементами.

Только в г. Москве проживает более 4 тысяч психически больных с агрессивными намерениями, а всего в г. Москве состоит на учете 280 тысяч психически больных.

В целях предупреждения возможных дерзких антиобщественных проявлений со стороны душевнобольных лиц, вынашивающих агрессивные намерения, совместно с органами МВД и здравоохранения принимаются меры к превентивной изоляции таких лиц на период проведения Олимпиады-80.

В сущности, никакого секрета в этом не было и тогда: аресты начались с октября — ноября 1979 года и продолжались до самого лета, о чем на Западе сообщалось довольно широко. Я сам написал об этом добрую дюжину статей, опубликованных тогда практически во всех западных странах. Более того, разослал свое письмо всем спортивным ассоциациям в Англии и многим наиболее известным спортсменам, адреса которых удалось найти. Говорил об этом и по телевизору, и в многочисленных дискуссиях, многие из которых транслировались по радио.

Утверждаю: никто из них не мог не знать о происходящем. Но — или отмалчивались, или отвечали в том духе, что, дескать, от них ничего не зависит, а все решает МОК. Некоторые занимали даже агрессивную позицию, «защищая» спорт от «политики». Считанные единицы среди спортсменов откликнулись на наши просьбы и отказались от участия в этом советском шабаше. Остальные — подавляющее большинство — сделали вид, что ничего не знают. Лишь один сказал мне откровенно, что профессиональная жизнь спортсмена слишком коротка, а Олимпийские игры слишком важны для карьеры, чтобы позволять себе политические жесты. Десятки наших друзей пошли в тюрьмы, лагеря и психушки ради удовольствия этих людей попрыгать и побегать в Москве.

Одним словом, кампания против Олимпийских игр началась задолго до советского вторжения в Афганистан, которое лишь подхлестнуло ажиотаж, а последовавшее решение Картера о бойкоте неожиданным образом предоставило спортивному миру удобную «моральную» позицию «героев», неконформистов, мужественно сопротивляющихся «диктату» политиков. И, конечно, левая пресса не преминула использовать этот момент.

В Англии их главными героями стали два знаменитых бегуна: Стив Овет и Себастьян Ко, борьба за первенство между которыми привлекала в то время внимание всего мира. Бесконечно показывали нам по телевизору их самовлюбленные морды «героев», мужественно готовящихся к состязаниям вопреки давлению реакционных сил. Для Англии, во всяком случае, Олимпийские игры в Москве автоматически становились событием, если эти двое принимали участие.

Разумеется, я обращался и к ним, но ответа не удостоился. Публично же они гордо заявляли о своей аполитичности, как будто это была особая доблесть. Думаю, эти двое не постыдились бы бегать и по Освенциму ради своих медалей. Но вот много лет спустя я с удивлением прочел сообщение о том, что Себастьян Ко выдвинул свою кандидатуру в парламент, да еще и от консервативной партии! Впрочем, что ж удивляться: консерваторы были у власти, и успех на выборах был ему гарантирован. Были бы у власти коммунисты, он, надо полагать, избирался бы от них. Так и сидит теперь в британском парламенте аполитичный консерватор Себастьян Ко, герой Олимпийских игр в Москве.

А с «использованием» получилось как всегда: те, кто больше всего за это ратовал, ничего и не сделали. Единственными, кто проявил неожиданную инициативу, были итальянцы: представитель их радикальной партии демонстрировал на Красной площади за права гомосексуалистов.

А еще одна молодежная группа из Италии решила похулиганить: изготовили поддельный номер газеты «Правда» и распространили в Москве в разгар Олимпийских игр. Газета получилась прекрасно, с первого взгляда не отличишь от центрального органа ЦК КПСС. Только на первой странице, сразу под титулом, помещен был весьма правдоподобно сделанный монтаж головы Суслова и тела уголовника, с татуировкой изображения Сталина на груди.

Итальянская «Правда» вполне пророчески сообщала о военном перевороте, совпавшем с Олимпийскими играми, в результате которого власть КПСС свергнута, РСФСР отделилась от СССР, а «все остальные советские республики немедленно объявили себя автономными и каждая из них начала, наконец, поиск своего пути развития».

Между тем, бойкот Московской Олимпиады, официально объявленный Картером и поддержанный рядом стран, имел и свои плюсы: проблема становилась межгосударственной, заставляя СССР обороняться всерьез. Многие ассоциации, оказавшись без поддержки своих правительств, вынужденно присоединились к бойкоту в последний момент.

Президент США Картер, используя как предлог оказание Советским Союзом помощи Афганистану, выступил с требованием бойкота летних Олимпийских игр в Москве, — писал ЦК в январе 1980 года. — По этому вопросу конгресс США принял соответствующую резолюцию. Враждебная акция администрации США нашла на государственном уровне поддержку 9 правительств (Великобритания, Канада, Чили, Саудовская Аравия, Египет, Австралия, Новая Зеландия, Пакистан, Голландия). Прямое давление Картера на НОК США вынудило Национальный комитет этой страны принять решение просить МОК о переносе летней Олимпиады 1980 года в другое место, отложить или отменить ее вообще.

Администрация Картера стремится также побудить другие страны поддержать идею бойкота. С соответствующими личными посланиями президент США обратился к главам правительств более ста стран.

Единственной организацией в олимпийском движении, которая может принять решение об отмене Игр или их переносе, является Международный олимпийский комитет (МОК). До настоящего времени ни один из его 89 членов не высказался в поддержку предложения Картера. Большинство из них, в том числе президент МОК Килланин, не видят никаких оснований для отмены или переноса Игр из Москвы.

С решительным осуждением нынешней враждебной кампании администрации США выступили Международный олимпийский комитет, руководители 21 международной спортивной федерации, национальные олимпийские комитеты подавляющего большинства стран, в том числе и тех, правительства которых публично заявили о поддержке идеи Картера. Правительство и НОК Франции первыми решительно высказались за участие в Московской Олимпиаде. Правительства ФРГ, Японии и некоторых других стран занимают выжидательную позицию. Вопрос бойкота предлагается обсудить в рамках НАТО и ЕЭС.

А после того, как сессия МОК в феврале еще раз подтвердила неизменность своего решения о сроках и месте проведения игр, политбюро приняло постановление «О мероприятиях в поддержку Олимпиады-80». Вся гигантская машина советской пропаганды и манипулирования, давления и принуждения была пущена в ход.

С целью нейтрализации враждебных олимпийскому движению действий администрации США провести работу в поддержку XXII Олимпийских игр с правительственными и деловыми кругами, общественностью зарубежных стран, международными организациями, уделив особое внимание: в Европе — ФРГ, а также Франции, Великобритании, Италии, Испании; в Африке — ОАЕ, Высшему совету спорта в Африке, а также Танзании, Нигерии, Кении, Замбии, Заиру, Тунису, Алжиру, Марокко; в Азии — Японии, Индии, Филиппинам, Индонезии; в Латинской Америке — Бразилии, Аргентине, Мексике, Колумбии, Венесуэле. (…) Усилить воздействие на НОК США, активизировать разъяснительную работу по Олимпиаде-80 на США и Канаду.

Провести в апреле с.г. совещание представителей ЦК коммунистических и рабочих партий социалистических стран по координации действии, направленных на поддержку Олимпиады-80 и усиление информационно-пропагандистской работы. (…)

Направлять в зарубежные средства массовой информации материалы, разъясняющие позицию прогрессивных сил по вопросам олимпийского движения и разоблачающие организаторов антиолимпийской кампании. (…) Приглашать в СССР известных представителей зарубежных средств массовой информации, мировых и национальных агентств для ознакомления с ходом подготовки к Играм ХХII Олимпиады, ее освещения, разъяснения ситуации, сложившейся в международном олимпийском движении. Организовывать льготные поездки журналистских групп из различных регионов мира.

Провести в ряде стран пресс-конференции, телеинтервью, другие мероприятия, направленные на разъяснение через зарубежные средства массовой информации современной ситуации, сложившейся вокруг Олимпиады-80, и на популяризацию проделанной работы в связи с Играми. Направить в этих целях советских представителей в соответствующие страны, организовать показ фильмов, выставки о подготовке к Играм XXII Олимпиады.

Организовать в марте-мае с.г. приглашения в Советский Союз влиятельных членов МОК, руководителей международных региональных и национальных спортивных организаций (до 40 чел.). (…) Направить в марте-июне с.г. советских представителей для участия в первенствах мира и Европы и других мероприятиях, проводимых международными спортивными федерациями, и проведения разъяснительной работы по актуальным проблемам олимпийского движения…

Использовать мероприятия, предусмотренные планами международных связей с породненными городами, столицами зарубежных стран, для пропаганды готовности Москвы к проведению Олимпиады, разъяснения наших позиций по вопросам олимпийского движения.

ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ, ССОД, Комитету советских женщин, Советскому комитету защиты мира, творческим союзам проводить через соответствующие международные и национальные организации работу, направленную на формирование общественного мнения в поддержку проведения Олимпиады-80 в Москве, аргументированное разоблачение позиций американской администрации и ее союзников.

Провести необходимую работу, направленную на организацию поддержки Олимпиады-80 зарубежными религиозными кругами как мероприятия, способствующего сближению народов, упрочению мира.

Детальные указания получили все совпослы в мире, с точными формулировками того, что и кому говорить.

Решение сессии МОК следует расценивать как серьезный успех прогрессивных тенденций в олимпийском и международным спортивном движении, как политическое и моральное поражение американской администрации. (…) Однако позитивные результаты 82-й сессии МОК не дают никаких основании для успокоения. По всему видно, что администрация США и лично Картер, потерпев поражение, будут продолжать использовать все средства для подрыва Олимпиады-80, - писало политбюро. — В первую очередь следует ожидать нового нажима США на правительства западных стран с целью побудить их оказать воздействие на национальные олимпийские комитеты и не допустить участия в Московской Олимпиаде. Эта работа, как показывают факты, уже активно начата американской стороной (использование турне С.Вэнса по европейским странам, выступление в парламенте М.Тэтчер и др.). Продолжается обработка американцами правительств стран Азии, Африки, Латинской Америки, в первую очередь исламских стран. (…)

В этой обстановке необходимо разоблачать деятельность администрации США и некоторых ее союзников и пособников как:

беспрецедентный политический нажим на международное олимпийское движение, вступающий в прямое противоречие с его правилами и принципами;

попытку не только сорвать Олимпиаду-80, но и подорвать в целом олимпийское движение как позитивное явление современной общественной жизни, способствующее сотрудничеству между странами и народами, созданию атмосферы дружбы и мира;

политическую спекуляцию, затеянную в интересах предвыборной кампании нынешнего президента США;

действия, прямо противоречащие содержанию и конкретным положениям заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки, нарушение прав человека.

Следует поддерживать деятелей спортивного движения, членов МОК, руководителей НОКов, граждан страны пребывания, выступающих за участие в Олимпиаде-80. В случае необходимости вносить аргументированные предложения по вопросам приглашения на Игры XXII Олимпиады общественных деятелей, ученых, других влиятельных лиц страны пребывания, имея в виду, что они окажут реальную поддержку Олимпиаде-80. (…)

ТОЛЬКО ДЛЯ ПАРИЖА. Отрадно отметить, что НОК Франции сохраняет верность заветам своего славного соотечественника Пьера де Кубертена и последовательно отстаивает принципы современного олимпийского движения…

ТОЛЬКО ДЛЯ ЛОНДОНА. В беседах с соответствующими спортивными деятелями скажите: мы понимаем, что надо обладать истинно английским спортивным духом, чтобы в нынешних условиях сохранить верность принципам олимпийского движения и интересам подлинного спорта и устоять перед тем нажимом, который оказывается на НОК Англии…

ТОЛЬКО ДЛЯ БУЭНОС-АЙРЕСА, БРАЗИЛИИ, КАРАКАСА, БОГОТЫ, МЕХИКО, МОНТЕВИДЕО. В беседах с соответствующими деятелями скажите: в Советском Союзе должным образом оценивают позицию страны пребывания в поддержку проведения летних Олимпийских игр в Москве. (…) Выразите надежду, что официальные лица, представители НОКа, спортивных организаций и печати страны пребывания используют свое влияние и традиционные связи, чтобы побудить другие латиноамериканские страны принять участие в Московской Олимпиаде.

ТОЛЬКО ДЛЯ КОНАКРИ, АККРЫ, БРАЗЗАВИЛЯ, ДАР-ЭС-САЛАМА, ЛАГОСА, ЛУСАКИ. В беседах подчеркните, что советские люди радуются успехам народов, ставших на путь подлинной национальной независимости, их достижениям в политической, экономической и социальной областях. Попытки западных кругов сорвать Московскую Олимпиаду есть не что иное, как продолжение их давних происков, нацеленных на разобщение народов и подрыв международного сотрудничества…

Это была фантастическая машина, равной которой не существовало за всю историю человечества. Невозможно даже объяснить, как она работала, человеку, никогда при коммунизме не жившему. Ну, можно ли себе представить, чтобы вся страна, а с нею — почти полмира служили целям, установленным дюжиной престарелых людей, которых никто не выбирал?

Уже через месяц в ЦК докладывали: в 60 странах показано свыше 140 выставок по Олимпиаде-80. Выпущено 20 документальных фильмов. Ведется подготовка международного фотоконкурса, посвященного играм в Москве. Состоялось более 1300 встреч с иностранными журналистами, в СССР и за рубежом проведено 90 пресс-конференций. Срочно отыскали американскую кампанию, пожелавшую сделать серию документальных фильмов о культурной программе Московской Олимпиады для некоммерческого телевидения США. Да и не только отыскали, а эта кампания («Форин трансэкшнз корпорейшн») им же еще и деньги заплатила за оказание «производственно-творческих услуг». Право показа самих игр тут же запродали американской телекомпании Эн-Би-Си, опять же за валюту и оборудование (все это, заметьте, при официальном бойкоте игр правительством США и сильном общественном неодобрении таких действий). В то же время совпослам сообщалось:

Для вашей информации сообщаем, что советская сторона оказывает помощь в виде обеспечения льготной (со скидкой 50 процентов и 100 процентов) транспортировки спортсменов значительного количества стран на Игры в Москву и оплаты их содержания в Олимпийской деревне.

Только согласитесь приехать, и самолеты «Аэрофлота» бесплатно доставят вас в Москву, где не придется тратить ни цента. Даже генерального директора ЮНЕСКО А.-М.М'Боу и «сопровождающих его лиц» привезли в Москву и содержали бесплатно.

Генеральный директор ЮНЕСКО М'Боу (гражданин Сенегала) выразил пожелание быть приглашенным на XXII Олимпийские игры на несколько дней, докладывал МИД. — В связи со складывающейся вокруг XXII Олимпийских игр обстановкой Генеральный директор ЮНЕСКО может оказаться старшим из прибывших на Олимпиаду руководителей специализированных учреждений системы ООН. Учитывая это обстоятельство, а также то, что М'Боу в прошлом неоднократно посещал СССР в качестве гостя Советского правительства, МИД СССР (Комиссия СССР по делам ЮНЕСКО) считает целесообразным и в этот раз принять Генерального директора ЮНЕСКО в СССР в период Олимпийских игр в качестве гостя Советского правительства. Иное решение, принимая но внимание повышенную чувствительность М'Боу к вопросам протокольного характера, может вызвать нежелательную для нас реакцию. К Советскому Союзу М'Боу относится с симпатией и придерживается — вопреки США — линии на участие ЮНЕСКО в борьбе за мир, разрядку и разоружение.

Вдруг — новая беда: расстроенный всеобщим осуждением, лорд Килланин, президент МОК и главная опора советских во всей кампании, решает уйти в отставку чуть ли не за месяц до начала игр в Москве. Этого допустить никак нельзя!

В связи с решением Килланнна уйти в отставку с поста президента МОК настоятельно рекомендовать ему воздержаться до сессии МОК в Москве от каких-либо заявлений по этому поводу, так как намерение Килланнна оставить пост президента воспринимается противниками олнмпизма как свидетельство развала и деморализации МОК, — срочно распоряжается ЦК.

А чтобы как-то подбодрить расстроенного лорда, решают наградить его орденом «Дружбы народов» «за активную деятельность по развитию международного олимпийского движения и большой вклад в подготовку и проведение Олимпийских игр 1980 года в Москве».

Думаете, он отказался? Никоим образом! Сам Брежнев торжественно приколол ему на грудь эту почетную награду по окончании игр. Не одни ведь сенегальцы имеют «повышенную чувствительность к вопросам протокольного характера».

Наконец уже в последний момент, буквально за пару недель до открытия, — еще одна возможность:

В связи с проводимым по согласованию с афганским правительством выводом на территорию СССР некоторых советских воинских частей, пребывание которых в настоящее время в Афганистане не является необходимым, представляется целесообразным использовать эту меру для оказания дополнительного влияния на НОК ряда стран с целью обеспечения широкого представительства на Играх в Москве.

И опять новый «план мероприятий» — указания всем совпослам, всем представителям и делегациям, послания и телеграммы: видите? мы уходим, уходим… Уникальная машина, не знавшая ни устали, ни преград, ни поражений.

ЦК КПСС с удовлетворением отмечает, что Московская Олимпиада явилась большим морально-политическим успехом Советского Союза, — постановило политбюро после завершения Игр. — Подготовка и проведение Олимпийских игр крупная внешнеполитическая акция нашей страны в борьбе за продолжение разрядки в мире. Она с новой силон подтвердила последовательность и плодотворность политики КПСС, советского народа, лично тов. Брежнева Л.И., направленной на упрочение мира, дружбы, сотрудничества и взаимопонимания между народами.

В ходе подготовки и проведения Игр Олимпиады были наглядно продемонстрированы преимущества советского образа жизни, нашей социалистической демократии, политическая сплоченность и идеологическое единство советского общества, дисциплина, высокие моральные качества советских людей, их гостеприимство, интернационализм и дружелюбие. На Олимпиаде было ярко проявлено уважение к гуманным принципам и идеалам олимпийского движения. Все это имеет широкий политический резонанс среди международной общественности, большой идеологический эффект во всем мире.

Успешное проведение Игр нанесло серьезный удар по амбициям администрации США, пытавшейся ради нагнетания международной напряженности сорвать Олимпиаду в Москве, развалить международное олимпийское движение. Важным политическим итогом борьбы вокруг Московской Олимпиады является тот факт, что большинство западноевропейских стран — союзников США по НАТО, вопреки грубому нажиму американской администрации, направили на Игры представительные спортивные делегации.

По общей оценке, идея бойкота Московской Олимпиады, которую пытались навязать администрация США и некоторые их союзники, практически провалилась, — сообщали братским коммунистическим и рабочим партиям. — В Олимпийских играх приняли участие национальные спортивные делегации из 81 страны, общей численностью более 8,3 тыс. человек. На Олимпиаду прибыли 3,5 тыс. почетных гостей и официальных лиц, а также 200 тыс. зарубежных туристов из 72 стран. Соревнования посетили около 5 млн. зрителей. (…) Олимпийские игры в Москве привлекли широкое внимание мировой общественности. На Играх было аккредитовано 5529 представителей средств массовой информации, в том числе 3,5 тыс. человек из-за рубежа. Телерепортажи об Играх передавались на все континенты мира, ежедневно их смотрело более 1,5 миллиарда человек.

Можно констатировать, что в целом удалось сбить антиолимпийскую и антисоветскую волну пропаганды Запада, прорвать «информационную блокаду» вокруг Игр. (…) Многие западные журналисты поначалу не жалели сил в поисках «негативных материалов», но вскоре оказались вынужденными говорить о четкой организации соревнований, первоклассном состоянии спортивных сооружений, оперативности советских информационных служб и т. д.

Характерно также, что подавляющее большинство участников и гостей Олимпиады из числа приехавших в СССР с предвзятым отношением к социалистической действительности впоследствии давало резкую отповедь клеветническим измышлениям буржуазной пропаганды.

В общем, в Кремле праздновали победу. Особо отличившихся наградили орденами и медалями: 5 тысяч рабочих и служащих, 300 военнослужащих, 1500 работников МВД и 850 из КГБ. И одного лорда — орденом «Дружбы народов».


7.  Временные меры | Московский процесс (Часть 2) | 9.  Спасательные меры