home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10. Кампания наступательного характера

Послание «доверительному сотруднику» К.Сорса содержало те же идеи, а часто — и выражения, с той лишь разницей, что походило на инструкцию:

Свою роль может здесь сыграть международная социал-демократия. Известно, что на днях в Вене состоится встреча лидеров социал-демократических партий, на которой т. К.Сорса будет выступать с докладом. Учитывая доверие, которое сложилось за последние годы в отношениях с Вами, не сочтете ли Вы возможным использовать в этой связи, разумеется по своему усмотрению некоторые нижеследующие соображения.

И дальше, по пунктам, изложено, чт т. К.Сорса должен сказать своим коллегам:

1. Хотя вряд ли оправданно говорить о «конце десятилетия разрядки» (как это делают ее противники), трудно отрицать, что процесс разрядки застопорился.

2. Особую озабоченность вызывает то, что нет никакого продвижения вперед именно в сфере военной разрядки: переговоры в Вене в тупике, ратификация ОСВ-2 отложена Картером, решение декабрьской сессии совета НАТО делает для СССР продолжение переговоров о сокращении ядерных средств средней дальности в Европе невозможным.

3. Обе сверхдержавы — США и СССР — по-разному объясняют причины обострения международной обстановки, но важно то, что они предлагают. Картер, ссылаясь на несуществующую советскую угрозу, упорно ведет дело к наращиванию военной мощи США и НАТО.

Он принял решение об увеличении военного бюджета, о разработке новых систем оружия, о создании корпуса быстрого реагирования. В сочетании с планами размещения американских ракет в Западной Европе и согласием стран НАТО автоматически увеличивать свои военные расходы в течение ближайших пятнадцати лет все это может вызвать ответную реакцию СССР и Варшавского договора.

В результате советско-американские отношения значительно ухудшились, что отражается на общем климате отношений. СССР же …воздерживается от драматизации обстановки, подчеркивая, что политика разрядки имеет глубокие корни. Л.И.Брежнев заявил о готовности СССР продолжить политику разрядки, вести честные и равноправные переговоры по разоружению при соблюдении принципов равной безопасности.

4. Как бы по-разному ни оценивали в Европе причины обострения ситуации, «однако преобладающим является мнение о необходимости сохранить разрядку».

5. Необходимо использовать богатый, накопившийся за десятилетие политический потенциал разрядки, чтобы сдвинуть ее с мертвой точки, и уж во всяком случае:

…было бы опрометчивым так или иначе способствовать, а тем более подогревать обострившуюся конфронтацию двух великих держав.

6. Реальной, конструктивной альтернативы разрядке и разоружению нет. Западная Европа могла бы в этот решающий момент внести свой позитивный вклад в «охлаждение страстей» на международной арене. Как представляется, наиболее эффективное средство, к которому она могла бы прибегнуть, состоит в том, чтобы не «выбирать между США и СССР» и не пытаться быть арбитром в их отношениях. Следует выбирать не между ними, а между «холодной войной» и разрядкой, а выбор в этом отношении Европой уже сделан в пользу последней.

Конечно, это потребовало бы проведения более активной политики и в вопросах разоружения, и в иных сферах сотрудничества.

7. Международная практика подтверждает, что линия Социнтерна на более активное участие в рассмотрении и решении проблем разоружения была верной. Эта линия (…) показала, что социал-демократия располагает большими возможностями и для оказания позитивного влияния на правительственные круги тех стран, от которых, прежде всего, зависит успех в продвижении по пути военной разрядки.

В заключение политбюро писало:

Анализ сложившейся ситуации позволяет сделать следующие рекомендации:

Социнтерну было бы целесообразно продолжать вести свою линию в вопросах разоружения. Особо важным представляется завершение разработки позиции по всему комплексу проблем разоружения и принятие ее Социнтерном в качестве его документа;

социал-демократия могла бы активизировать свои действия (используя при этом богатые возможности, которыми она располагает, в том числе в профсоюзах и в средствах массовой информации) для преодоления пассивности и растерянности части общественного мнения, которое явно обескуражено и обеспокоено резким поворотом событии на международной арене;

наконец, Социнтерну (…) было бы полезно продолжать контакты с Москвой и Вашингтоном. Тем более что, как известно, в Москве проявляется готовность и впредь продолжать сотрудничество с международной социал-демократией по конкретным вопросам, в первую очередь по вопросам разрядки и разоружения.

Нужно ли говорить, что «доверительный сотрудник» т. К.Сорса добросовестно исполнил поручение своих московских товарищей. Его речь в Вене 5 февраля 1980 года содержит практически все их советы, а иногда и фразы:

«Товарищи! — начал он. — Международное положение самого последнего времени не может не вызывать растущей тревоги. Отношения между сверхдержавами сделались весьма и весьма напряженными. Взаимные обвинения и подозрения стали обычной практикой, подрывая тем самым основы сотрудничества и добрых отношений. С неменьшей тревогой мы стали отмечать признаки наращивания гонки вооружений, а также явное снижение критериев применения военной силы.

Всего семь месяцев тому назад здесь, в Вене, состоялась яркая встреча на высшем уровне, и сами участники семинара имели возможность наблюдать одинаковую атмосферу разрядки как в Вашингтоне, так и в Москве. Теперь, спустя всего полгода, вновь задули ветры „холодной войны“, и на глазах у человечества надежды, связанные с мирным разрешением международных проблем, перечеркиваются одна за другой.

Пока применение силы остается нормой жизни, а ястребы на нашей земле вскармливают друг дружку, задачей Социалистического Интернационала становится возвысить голос разума и решимости во имя мира.

Необходимо осознать, что ради достижения конкретных результатов в решении всемирных проблем безопасности и социально-экономического развития надо в целом восстановить нормальные контакты и атмосферу разрядки во взаимоотношениях сверхдержав.

Я убежден, что нынешние международные проблемы только укрепят нашу решимость найти социалистический путь выхода, а именно путь мира, из сегодняшней грозной ситуации»

Ну, как тут не вспомнить теплоту и дружелюбие недавней встречи с Брежневым?

«Нас принимали тепло и сердечно и в то же время строго по-деловому. Президент Брежнев проявил к нам, я бы сказал, необычайно пристальное внимание. У нас состоялась длительная и обстоятельная дискуссия с рядом советских экспертов, обнаруживших глубокие знания, реализм, открытость и явную заинтересованность в вопросах разрядки. (…) Советские лидеры и эксперты подчеркивали свою готовность к дальнейшему обмену мнениями и сотрудничеству ради достижения мира во всем мире, разрядки и разоружения.

Товарищи! — продолжил он, представляя лидерам социал-демократии „рекомендации“ своей группы. — Мы, финские социал-демократы, разделяем всеобщую озабоченность по поводу международной ситуации. В то же время мы подчеркиваем, что сейчас как никогда нам требуется решительная и последовательная политика мира. Мы считаем Социалистический Интернационал одной из весьма немногих международных организаций, которая в нынешних обстоятельствах способна и готова выступить с конструктивной инициативой. Более того, мы видим условия и для новых шагов — надо лишь отчетливо понимать свои позиции и осознавать свои цели.

Когда более десяти лет тому назад перед нами открылась дорога к разрядке, отправной точкой — общей для всех, как на Востоке, так и на Западе и в нейтральных странах, — была необходимость предотвратить войну, в частности кошмарную атомную войну между крупнейшими державами и их союзниками. Это и по сей день остается наивысшей нашей целью. Сегодня как никогда у этой цели нет альтернативы.

Наиболее опасным знамением текущей ситуации является резкое увеличение международной напряженности, трагическая утрата политического доверия и, по сути, провал диалога между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Все это явилось результатом длительной серии политических просчетов, а также растущей с обеих сторон тенденции прибегнуть к военному решению проблем. Положение еще усугубилось за счет того, что международная напряженность используется как средство в борьбе внутренних сил.

Мы оказались в той самой тяжелой ситуации, которой так пытались избежать: политическая разрядка не продвинется вперед без одновременного прогресса в военной области. С точки зрения перспективы разоружения, на сегодня главной для нас темы, эти тенденции представляют для нее явную угрозу. Мы оказались перед вероятностью абсолютно бесконтрольной гонки вооружений в определенных отраслях новейшей технологии вооружения. Я имею в виду стратегическое вооружение в Европе. Из-за прекращения переговоров об ограничении стратегических вооружений это вооружение теперь будет в лучшем случае контролироваться посредством односторонних обязательств. А одновременно с этим военные конструкторы будут создавать все новые виды вооружения.

Будучи реалистами, мы допускаем, что нынешние события являются ярким отражением глубоких разногласий между Востоком и Западом в самой трактовке природы разрядки и методах ее осуществления. Однако американо-советские встречи по обмену мнениями в отношении разрядки так никогда и не вылились в сближение взглядов. Это всегда была четко обозначенная реальная политика, основывавшаяся на общем интересе Мы, финны, считаем, что настоящая встреча должна стать мощным призывом к великим державам вновь взять на себя ответственность за жизнь международного сообщества.

Мы, финны, глубоко сожалеем о том, что две мощных державы, несмотря на взаимные заверения в своей заинтересованности в переговорах, не сумели достичь соглашения по вопросу стратегического вооружения в Европе, что могло бы спасти Европу от нового опасного витка гонки вооружений, который, как видно, теперь неизбежен.

В ближайшей перспективе нам представляется жизненно важным, чтобы предельные уровни ограничения и методы контроля, принятые договорами ОСВ-1 и ОСВ-2, соблюдались обеими сторонами. Что касается более отдаленной перспективы, то этот процесс необходимо продолжать. Следующий рубеж — это 1981 год, когда истечет срок некоторых положений ОСВ-2. Совершенно очевидно, что крайне необходимо учитывать в процессе переговоров и европейское стратегическое вооружение, чтобы в отношении него заинтересованные стороны также пришли к обоюдному соглашению.

В целом мы попытались обозначить кратко-среднесрочную программу Социалистического Интернационала и его членов на 80-е годы. В одиночку социалисты и социал-демократы осуществить ее не сумеют, однако они отражают политическую силу миллионов политически активных людей, которая способна либо впрямую влиять на ход политики, либо действовать как международная или общенациональная группа натиска на правительства, требуя от них принятия необходимых мер.

Товарищи! — завершил он. — Я считаю, что, собравшись здесь, мы имеем все основания напомнить самим себе и всему миру, что социал-демократия всегда была и будет движением к миру. Теперь широкая деятельность за мир и разоружение требуется гораздо в большей степени, чем при благоприятной международной обстановке. Наше движение стратегически направлено на то, чтобы оказывать влияние как на процессы внутри наших собственных государств и обществ, так и на взаимоотношения между нашими странами. В настоящем положении, отмеченном напряженностью, мы должны действовать так, чтобы это никоим образом не отразилось пагубно на наших интересах в дальнейшем. Прежде всего, мы должны действовать в интересах общественности, признающей возможность и необходимость мира и разоружения и не отступающей перед прагматизмом политических актов и демонстрацией политики силы. (…) Мы должны подчеркивать ответственность всех и вся, будь то отдельный человек, политическое движение или государство. Теперь политическая воля должна встать в центре наших усилий разрешить нынешнюю нелегкую ситуацию».

Нам не дано знать, о чем думали лидеры европейской социал-демократии, слушая страстные речи своего финского коллеги, — догадывались они или нет, чьи пожелания он исполняет с таким жаром. Даже итальянские коммунисты уже осудили к тому времени вторжение в Афганистан, а из социалистов этого не сделал только греческий ПАСОК. К тому же многие из них были тогда в правительствах стран — членов НАТО. Таким образом, резолюции, призывающей к выводу советских войск из Афганистана не удалось избежать и в Вене. Но в чем они были единодушны, так это в стремлении «спасти детант», альтернативы которому — для них — действительно уже не было. «Рекомендации» Сорса приняли почти без обсуждения.

«Партии-члены должны создать необходимые организационные и финансовые условия эффективной и продолжительной деятельности по разоружению.

Партии-члены должны сотрудничать с соответствующими организациями, такими, как профсоюзы и прочие родственные организации, в особенности в области просвещения и образования, а также в сфере мобилизации общественности.

Партии-члены должны вести активную работу по пропаганде разоружения также и на общегосударственном уровне, сотрудничая наряду с другими неправительственными организациями в соответствующих институтах своих собственных стран. (…) Организуемая ООН неделя, посвященная разоружению, должна превратиться в широко отмечаемое по всей стране событие с привлечением различных политических, гражданских и научных организаций, охватывающее все стороны жизни. Социалисты и социал-демократы активно работают, чтобы успешно провести это недельное мероприятие».

«Граждане! — говорилось в их воззвании. — Социалистический Интернационал, свободное объединение социалистических и социал-демократических партий мира, призывает людей всех стран к работе (…) на благо разоружения, мира и прогресса.

…Мы обращаемся к каждому независимо от его политических убеждений с призывом внести свой вклад в общие усилия на благо разоружения, мира, разрядки и международного сотрудничества».


9.  Спасательные меры | Московский процесс (Часть 2) | * * *