home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2. «Реформаторы» и «консерваторы»

Надо признать, они были уникальные мастера пудрить мозги. Невнятные слухи, полунамеки, в лучшем случае — туманные обещания нового генсека что-то «перестроить» тотчас превращались в будто бы свершившиеся «радикальные реформы». В реальности ничего не происходило: советские войска продолжали уничтожать афганские кишлаки, отсиживали свои срока политзэки, шпионы продолжали красть западную технологию, но как-то само собой получалось, что виноват теперь в этом Запад: не идет навстречу, не верит в добрые намерения, не уступает.

Даже катастрофа в Чернобыле обернулась почему-то не против Горбачева и его режима, а против всех остальных стран, где были атомные электростанции. Он же оказался ни при чем, хотя именно по его распоряжению информация о катастрофе держалась в секрете, прка не подняли крик шведы и финны. Уже за одно это любой политик был бы проклят общественным мнением, а на Западе — и посажен: ведь в результате радиоактивному заражению подверглось гораздо больше людей. Представим себе, что президент США или британский премьер-министр попытались бы скрыть факт утечки радиации на атомной электростанции, — и вообразить невозможно, какой поднялся бы крик. А тут даже не отменили первомайскую демонстрацию в Киеве — всё надеялись, что никто не узнает о случившемся. И в то же время партийные боссы Украины тайком отправляли свои семьи в Москву, подальше от Чернобыля…

Разумеется, все это было отлично известно западной прессе, но подавалось совсем иначе: бедные русские, как им не повезло с Чернобылем вот к чему приводят атомные электростанции. Роль же Горбачева в этой истории даже не обсуждалась. Особенность раздуваемой на Западе «горбомании» в том и состояла, что она строилась на пустом месте, на «кредите доверия» одному человеку, которого никто даже не знал толком. Она была столь же абсурдна, иррациональна, как и кампания за ядерное разоружение, да и осуществлялась в основном теми же силами. Разница была лишь в том, что на этот раз и все остальные приняли навязанную им игру, заботясь лишь о том, как бы «не помешать перестройке», а не о том, чтобы правдиво информировать публику Сомнение, скептицизм становились почти кощунством, на которое мало кто отваживался

«Поверим ему за недоказанностью», — твердили на Западе, хотя объяснить, на чем основана эта «недоказанность», никто не мог Ведь речь шла о человеке, прошедшем все ступени обычной партийной карьеры, а начиная с 1978 года в качестве секретаря ЦК и позднее члена политбюро принимавшем участие во всех преступлениях режима Оставалось только изобретать какие-то особенности новому генсеку Например, взахлеб сообщалось о том, какая у него «современная», «прозападная» жена, «философ» (преподаватель марксизма-ленинизма!) И не было предела восторгам по поводу того, что, будучи в Париже, она большую часть времени провела в магазинах, покупая драгоценности у «Картье» на кредитную карточку «Америкен экспресс» А в то же самое время, иногда на тех же газетных страницах с возмущением писали о жене филиппинского диктатора Фердинанда Маркоса вы только подумайте, страна голодает, а она скупает наряды, тысячи пар туфель!

Словом, это была хорошо рассчитанная кампания дезинформации А уж кульминацию своего усилия преодолеть сопротивление Запада — встречу в Рейкьявике — советские обставили по всем правилам высокой драмы Мир замер в ожидании казалось, само существование планеты висит на волоске Целые религиозные общины молились за успех встречи, словно перед концом света В сущности, ничего особенного не происходило сами по себе встречи в верхах уже стали к тому времени делом достаточно обычным Да и предполагавшаяся программа переговоров ничего нового не содержала — опять все те же мечты о ядерном разоружении, которое нужно СССР и не нужно Западу Но как-то так получалось, что теперь все вот-вот решится А если не решится, то только по вине Рейгана Удивительно, не правда ли кризис вроде бы в СССР, они обанкротились, им нужно спасаться, а уступать почему-то должны американцы.

И ведь что замечательно почти добились своего, совсем чуть-чуть не дотянули, но — перестарались, пожадничали Мало им было полного ядерного разоружения, на которое Рейган уже почти соглашался уперлись в программу «звездных войн» (СОИ) В результате остались с пустыми руками, а отношения с американцами только осложнились.

ГОРБАЧЕВ. Нам нужно обменяться мнениями о мерах в связи с новой враждебной акцией администрации США. Развитие событии после Рейкьявика показывает, что наши «друзья» в США не имеют никакой конструктивной программы и делают все для того, чтобы еще более накалить атмосферу. При этом действуют они предельно грубо, ведут себя по-бандитски.

СОЛОМЕНЦЕВ. Да, они ведут себя как бандиты с большой дороги.

ГОРБАЧЕВ. Ожидать от администрации США каких-либо конструктивных действии и предложении нельзя. В сложившейся ситуации нам надо набирать пропагандистские очки, продолжать вести наступательную разъяснительную работу, ориентированную на американскую и всю международную общественность. Вашингтонские деятели этого боятся. На таможне в течение грех суюк задерживаются материалы с моими выступлениями на пресс-конференции в Рейкьявике и по советскому телевидению.

ЯКОВЛЕВ. Мне звонил т. Бугаев и сказал, что эти материалы до сих пор американской таможней задерживаются.

ГОРБАЧЕВ. Нам нужно и дальше давить на американскую администрацию, разъясняя общественности наши позиции и показывая ответственность американской стороны за срыв договоренности по вопросам сокращения и ликвидации ядерных вооружении.

В последнее время Рейган и его окружение не нашли ничего лучшего, как предпринять еще одну враждебную акцию — выслать 55 советских дипломатов. Пять наших работников объявлены персоной нон-грата, как объясняют в Вашингтоне, в ответ на выдворение нами 5 американских дипломатов, а 50 высылаются под предлогом установления равного уровня численности американских и советских дипломатических представительств.

Эту враждебную антисоветскую акцию нельзя оставить без ответа. Мы не должны останавливаться перед самыми решительными мерами. Американцы выступают с угрозами и заявляют, что если мы предпримем ответные действия, то они осуществят дальнейшие шаги в отношении нашего дипломатического персонала в США. Ну что ж, думаю, что ввиду ограниченного характера советско-американских связен и в этом случае наше посольство в США справится со своими задачами.

Необходимо выработать серьезные предложения. Что конкретно можно сделать? Следует убрать из американского посольства наших людей, которые работают там в качестве обслуживающего персонала. Далее, нужно ограничить приезд американских представителей в посольство США в Москву в командировку. Ежегодно по этому каналу к нам приезжают до 500 американских граждан. Наконец, следует на основе равенства решать вопрос о разрешении на приезд к американскому послу в Москву гостей, которых в год набирается до 200 человек. Наши люди ездят в командировки и посещают посла в качестве гостей редко. Необходимо, чтобы такие поездки в дальнейшем осуществлялись на равной основе.

В общем, подтверждаются слова, сказанные мною президенту США в Рейкьявике о том, что, очевидно, нормализация советско-американских отношении — дело будущих поколении.

ШЕВАРДНАДЗЕ. Персонал нашего посольства в США составляет 243 человека и консульства в Сан-Франциско — 25 человек. В посольстве США в Москве насчитывается 229 человек и в консульстве в Ленинграде — 25 человек. Кроме того у американцев работает 250 наших граждан в качестве обслуживающего персонала. Предлагается их отозвать. Это ощутимо скажется на деятельности американских представительств. Что касается командировок, то в американское посольство ежегодно приезжают до 500 человек. Мы же такой формой поездок в США почти не пользуемся. Нужно ввести в эгом деле принцип взаимности. Американцы от этого потеряют больше, чем мы. Не пользуемся мы и такой формон, как личные приглашения посла. К американскому же послу приезжают до 180 человек в год.

ДОБРЫНИН. Причем многих из этих «гостей» посол лично даже не знает.

ШЕВАРДНАДЗЕ. В американском посольстве в Москве в качестве обслуживающего персонала работают 14 человек из Финляндии. Нужно потребовать выезда этих лиц, а также 8 американских дипломатов, подозреваемых в незаконной деятельности. Адекватно действиям американцев мы должны поступить в отношении военного атташата. В результате у нас останется одинаковое с американцами количество работников — по 251 человеку в посольствах и по 25 работников в консульствах.

О провокационном характере действий администрации США свидетельствует и то, что ранее американской стороной для наших представительств была установлена квота в 320 человек. Мы эту квоту никогда полностью не заполняли.

ГОРБАЧЕВ. Все это нужно аргументировании изложить и подготовить мощный политический документ.

ШЕВАРДНАДЗЕ. Новая враждебная акция потребовалась администрации США в связи с предстоящими выборами. В нашем документе нужно будет сказать и о том, что если американцами в связи с нашими действиями будут осуществлены ответные меры, то мы поступим так же.

ГОРБАЧЕВ. Нет ли у товарищей сомнений в связи с этими предложениями?

ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО. Нет.

ДОБРЫНИН. Было бы целесообразно определиться также с консульствами в Киеве и Нью-Йорке.

ГРОМЫКО. Может быть, в создавшейся обстановке не форсировать их открытие. Смысла сейчас в этом нет.

ГОРБАЧЕВ. Надо решение этого вопроса заморозить. Что касается общей линии нашего поведения, то действовать следует спокойно, но решительно. Это важно не только с точки зрения советско-американских связей, но и международных отношений вообще. Если американцы будут так разговаривать с Советским Союзом, то можно себе представить, что же они будут предпринимать в отношении других стран.

У меня был разговор с Николаем Ивановичем (Рыжковым). От закупки кукурузы у американцев сейчас следует воздержаться.

ГРОМЫКО. В нашем заявлении об этом, может быть, не стоит говорить, но осуществить де-факто.

СОЛОМЕНЦЕВ. В нашем документе нужно привести цифровые данные, о которых говорил т. Шеварднадзе.

ДОБРЫНИН. Действия американцев в отношении нашего военного атташата беспрецедентны.

ГОРБАЧЕВ. И нам нужно всех американских военных выслать.

ЧЕБРИКОВ. В нашем распоряжении есть еще один резервный ход, который при необходимости можно сделать. Как я уже докладывал Политбюро, мы обнаружили в наших представительствах в США много подслушивающих систем. Можно было бы предать этот факт гласности в целях разоблачения американского шпионажа, провести пресс-конференцию с демонстрацией американских шпионских средств подслушивания.

ГРОМЫКО. А сколько они обнаружили в своих представительствах наших подслушивающих устройств? /

ЧЕБРИКОВ. Одно устройство. Тут цифры в нашу пользу — 1:150.

ГОРБАЧЕВ. Это нужно будет иметь в виду.

ШЕВАРДНАДЗЕ. Когда нам нужно обнародовать заявление по данному вопросу?

ГОРБАЧЕВ. Как только документ будет готов. Посмотрим его и тут же передадим по радио и телевидению, а также опубликуем в печати.

ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО. Правильно.

ГОРБАЧЕВ. У меня было намерение выступить сегодня на пресс-конференции, показать, куда ведут дело американцы после Рейкьявика. Разоблачить их вранье и жульничество. Но, по-видимому, сейчас, после предпринятой администрацией США враждебной акции, время для этого неподходящее. Наверное, целесообразно выступить не на пресс-конференции, а по телевидению, обратиться к нашему народу.

РЫЖКОВ. Правильно.

ГОРБАЧЕВ. Каких-либо новых предложений в выступлении выдвигаться не будет. Поэтому вряд ли есть необходимость делать специальную рассылку текста выступления. В рамках той позиции, которую мы определили, следует показать, что администрация США несет полную ответственность за срыв договоренностей в Рейкьявике, предпринимает жульнические маневры для того, чтобы извратить факты и ввести в заблуждение общественность. Можно сказать и о том, что развитие событий после Рейкьявика показывает, что Рейган не может справиться со своей оравой.

ГРОМЫКО. Об этом сказать можно, но в такой форме, чтобы не выгораживать самого Рейгана.

ГОРБАЧЕВ. Да, Рейган выступает как лгун. Нужно по этому вопросу найти соответствующую формулировку.

Нет у товарищей других предложений?

ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО. Нет.

Кого же в результате винили на Западе? Прежде всего, разумеется, реакционера Рейгана, не пожелавшего «отказаться от ментальности холодной войны» и поступиться всем ненавистной программой «звездных войн». А во-вторых, «консерваторов» и «реакционеров» в политбюро, с которыми «реформатор» Горбачев все еще вынужден считаться.


1.  «Ускорение» | Московский процесс (Часть 2) | 3.  «Новое мышление»