home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5. «Бархатная революция»

Впечатляющие перемены 1989 года в коммунистическом мире до сих пор остаются загадкой, которую почему-то упорно никто не желает разгадывать. Казалось бы, на наших глазах произошло грандиозное, в чем-то невероятное событие: практически бескровно и даже без особой борьбы распался могучий советский блок в Восточной Европе. Однако ни одно западное правительство или международная организация — НАТО, Европарламент, ООН — не расследовали, как и почему это произошло. Во всяком случае, мне неизвестно ни одного публичного отчета о таком расследовании, а стало быть, если оно и проводилось, то в глубокой тайне. Нам, простым смертным, полагается тихо радоваться результату, не задаваясь сложными вопросами.

Между тем, официальная, или, точнее, «общепринятая» версия этих событий настолько нелогична, если не сказать смехотворна, что ее теперь стараются не повторять, хотя и не оспаривают. О ней просто предпочитают забыть, не предлагая взамен никаких иных объяснений. В самом деле, справочная литература (The Statesman's Year-Book. Ed. by Brian Hunter. 131st Edition, 1994-95. London, Macmillan, 1994) без тени иронии сообщает, что, например, в Чехословакии:

«Массовые демонстрации с требованием политических реформ начались в ноябре 1989 года. После того, как власти применили силу для разгона демонстрации 17 ноября, коммунистический лидер ушел в отставку. 30 ноября Федеральное собрание лишило коммунистическую партию права единовластного правления, и 3 декабря было сформировано новое правительство».

А вот что сообщается о ГДР:

«Осенью 1989 года движение за политическую либерализацию и за воссоединение с ФРГ набрало силу. В октябре-ноябре были смещены Эрих Хонеккер и прочие надолго задержавшиеся у власти коммунистические лидеры. Берлинская стена пала 9 ноября».

Или о Польше:

«Вслед за серией забастовок и требований восстановления в правах „Солидарности“ правительство в сентябре 1988 года ушло в отставку. После выборов в парламент в июне 1989 года коммунисты уже были не способны сформировать правительство, чтобы противостоять оппозиции „Солидарности“, и член „Солидарности“ Тадеуш Мазовецкий на заседании сейма 24 августа был избран премьер-министром. Полностью свободные выборы в парламент состоялись в октябре 1991 года».

Даже о Румынии, где по сути ничего не изменилось, кроме того, что коммунист Илиеску сменил коммуниста Чаушеску, сказано:

«Предпринятая властями 16 декабря 1989 года попытка выселить протестантского пастора Пасло Токеша из его дома в Тимишоаре вызвала общественный протест, который вылился в массовую антиправительственную демонстрацию. Несмотря на то, что против демонстрантов была использована армия, восстание перекинулось на другие области страны. 21 декабря правительство собрало народ на официальный митинг в Бухаресте, который обернулся против правящего режима. Было объявлено чрезвычайное положение, однако армия примкнула к восставшим, Николае и Елена Чаушеску бежали из столицы. Национальный фронт спасения — группа диссидентов, развернувшая активность перед восстанием, — объявил себя временным правительством. Предложенное Советским Союзом вмегиательство было отвергнуто».

В общем, цепь случайностей и совпадений.

В то же время никто вроде бы не сомневается, что эти перемены произошли по решению Москвы и даже под определенным давлением из Кремля: Горбачев, как мы помним, даже стал лауреатом Нобелевской премии мира за проведение этой операции. Он, говорили нам тогда, распространил свою политику «гласности и перестройки» на «реакционные режимы» Восточной Европы. Однако остается без ответа вполне очевидный вопрос: коли это так, что же была тогда «бархатная революция»? Спектакль? Заговор Кремля?

Действительно, там, где обстоятельства революции 1989 года расследовались, этот вывод неизбежен. Заметим, что из новых правительств Восточной Европы такое расследование проводили только чехи, но они установили, что все начальные этапы волнений, приведших к падению руководства Якеша, осуществлялись чешской госбезопасностью, а организовывались под руководством генерала Алоиза Лоренца — главы управления разведки ЧССР — по распоряжению начальника разведуправления КГБ генерала Виктора Грушко. Например, выяснилось, что и демонстрация 17 ноября, и ее крайне жестокое подавление, в результате которого якобы погиб студент, были частью их плана, а «погибший студент» оказался вполне живым сотрудником чехословацкой госбезопасности. Сделанный по материалам этого расследования документальный фильм демонстрировался в Англии по Би-Би-Си еще в 1990 году. В пятую годовщину этих событий генерал Лоренц появился на наших экранах и подтвердил все это, добавив, однако, что они со своей задачей не справились: в результате «революции» им полагалось поставить у власти либерального коммуниста, а не Гавела.

Более или менее к таким же выводам пришли журналисты, расследовавшие события 1989 года в ГДР. Например, в показанном Би-Би-Си документальном фильме «Падение стены» все бывшие лидеры ГДР подтверждают, что Горбачев практически открыто требовал снятия Хонеккера и поощрял заговорщиков. Конечно, они многого не договаривают, однако не трудно заключить, что первые демонстрации, требующие «либерализации», были организованы ими с санкции Москвы. Бесспорно хотя бы то, что по их распоряжению не применялась сила для подавления этих волнений.

Даже румынские события, хотя их никто не расследовал, а новое руководство, как мы видели выше, «отвергло советское вмешательство», тем не менее крайне подозрительны. Например, ключевые фигуры этой «революции» были опознаны как агенты Москвы еще задолго до этих событий сбежавшим на Запад в 1978 году главой румынской разведки генералом Пачепой. Назвать их «группой диссидентов» можно лишь с известной долей иронии.

Итак, не остается сомнения, что «бархатная революция» 1989 года была советской операцией. Зачем же понадобилось кремлевским режиссерам устраивать такое грандиозное и опасное шоу, если они могли просто сменить руководство любого своего сателлита на сколь угодно «либеральных» деятелей по своему усмотрению? Механизм таких «перемен» был отработан за 40 лет до совершенства и никогда не требовал устраивать народные волнения: все делалось тихо, келейно и без риска. Мы видели, как решали в Москве, кого назначить правителем Польши, и как легко это осуществлялось. В сущности, они даже не притворялись между собой: Москва, скажем, назначала Ярузельского, а он благодарил Брежнева за доверие. Так кого же в данном случае хотели обмануть спектаклем «революции»? Запад? Свои народы? И тех, и других?

Наконец, трудно поверить, что результаты этой операции вполне соответствовали замыслу наших режиссеров. Мы только что видели, с какой тщательностью разрабатывался вывод советских войск из Афганистана, где советские вожди готовы были на любой обман, лишь бы сохранить там режим, «который, — пишут они, — во всем мире ассоциируется с нами». Однако Восточная Европа не просто «ассоциировалась» с ними, она была частью их самих. Невозможно поверить, чтобы Афганистан был для них важнее Польши, Чехословакии, ГДР, Венгрии, Румынии и Болгарии вместе взятых, тем более что разрыв между выводом войск из Афганистана и «бархатной революцией» — всего несколько месяцев. В случае Польши, например, — всего два месяца: из Афганистана «ушли» в феврале, а «круглый стол» состоялся в апреле-мае.

Да что говорить о Восточной Европе или Афганистане, если Москва продолжала финансировать все компартии мира вплоть до 1990 года, несмотря на трудности с валютой. Спрашивается, неужто какая-то чилийская компартия была им важнее всего социалистического лагеря? А ведь речь шла не только о деньгах — коммунистических братьев по всему миру продолжали тренировать, снабжать оружием и «техническими средствами». Вот, например, в феврале 1990 года, уже после падения Берлинской стены, в ЦК планируют работу с ними:

1. Удовлетворить частично просьбы руководства коммунистических партий Аргентины (КПА) и Чили (КПЧ) и принять в СССР в 1990 году сроком до трех месяцев для обучения вопросам обеспечения безопасности партии и ее лидеров, включая техническими средствами пять представителей КПА и четырех — КПЧ.

2. Прием и обслуживание указанных товарищей возложить на Международный отдел и Управление делами ЦК КПСС, а их обучение, содействие в документировании и специальной экипировке ш Комитет государственной безопасности СССР.

3. Расходы по проезду представителей КПА и КПЧ от страны пребывания до г. Москвы и обратно до места назначения, включая самолетами иностранных авиакомпаний, по их проживанию в СССР сроком до трех месяцев, специальной экипировке и другие расходы, связанные с выполнением просьб руководства этих партий, отнести за счет резерва в партбюджете.

Курьезная деталь: как раз в то время, как разрабатывается операция по «освобождению Восточной Европы», мой «подельник-побратим» Луис Корвалан, который, оказывается, с 1983 года жил нелегально в Чили «с измененной внешностью» и руководил подпольной борьбой чилийских коммунистов против режима Пиночета, обращается в ЦК с просьбой «легализовать» его. Прятаться более не имеет смысла: кровавый Пиночет провел выборы и ушел в отставку даже раньше, чем началась «перестройка» в СССР. Но — вот задача! — товарищ Корвалан так и застрял в подполье, а для легализации надо опять вернуться в СССР, заново изменить внешность, получить паспорт законным образом.

Руководство Коммунистической партии Чили (КПЧ) обратилось в ЦК КПСС с просьбой оказать содействие в поездке из СССР в одну из стран Западной Европы для получения чилийского паспорта с целью последующего легального возвращения на родину бывшему Генеральному секретарю КПЧ т. Луису Корвалану.

Тов. Л.Корвалан приедет в г. Москву в конце июля 1989 года на отдых и лечение в соответствии с имеющимся приглашением ЦК КПСС. Он выедет из Чили нелегально, с измененной внешностью…

Хватало же им времени и на такие детективные сюжеты: чего не сделаешь для мировой революции. Да ведь не одни чилийцы — и ливанские террористы, и турецкие подпольщики, и «трудовой народ Кипра» не были брошены на произвол судьбы. Их тренировка, снабжение, финансирование продолжались, несмотря на все катаклизмы советской империи. Вот планируется принять в 1989–1990 гг. «на специальную военную подготовку Министерством обороны СССР» по 20 ливанских террористов в год. И это не исключение, а правило, причем деньги, которые шли на эти расходы, получали от Запада — на «спасение перестройки».

Слышу негодующие возгласы: да это же все были происки «консерваторов» и «реакционеров» в политбюро против «либералов» и «реформаторов»! Нет, дорогие мои. Я могу привести копии документов со всеми подписями: они подписаны, например, главным «зодчим перестройки» Александром Яковлевым, коего даже на Западе в консерваторы не зачисляли.

Более того: похоже, эти «спецуслуги» планировалось расширять по мере перестройки. Вот еще один документ (тоже подписанный Яковлевым), где об этом сказано достаточно ясно.

Руководство ряда братских партий несоциалистических стран ежегодно обращается в ЦК КПСС с просьбами о приеме на спецподготовку своих активистов. За последние десять лет было подготовлено свыше 500 зарубежных партработников для 40 коммунистических и рабочих партий (в том числе члены Политбюро и члены ЦК). В соответствии с поручением ЦК КПСС их прием и обслуживание осуществляют Международный отдел и Управление делами ЦК КПСС, а обучение — Комитет государственной безопасности СССР, — писали Фалин, Кручина и Крючков в апреле 1989 года. — Спецподготовка зарубежных партработников, а также прием руководителей некоторых нелегальных партий, которые прибывают в СССР для переговоров или спецучебы, осуществляется на квартирах Управления делами ЦК КПСС. Использование квартир в этих целях требует их специального оборудования средствами защиты в интересах предотвращения возможной расконспирации и утечки информации, создания дополнительных соответствующих удобств для осуществления учебного процесса.

В связи с вышеизложенным считаем целесообразным принять дополнительные меры, направленные на совершенствование условий спецподготовки представителей братских партий. В частности, из имеющегося в распоряжении Управления делами ЦК КПСС жилого фонда предлагается выделить ряд квартир исключительно для проведения спецподготовки, оборудовав их необходимыми техническими средствами защиты, а также бытовой видеотехникой и радиоприемниками с широким диапазоном коротких волн.

КГБ СССР можно было бы поручить разработать и согласовать с Международным отделом ЦК КПСС комплекс мер по обеспечению безопасности и секретности мероприятий, проводимых на спецквартирах.

И ЦК постановляет выделить 12 таких «спецквартир» исключительно для проведения спецучебы и 5 — для приема руководителей нелегальных партий.

Так, значит, ни в 1989 году, ни даже в начале 1990-го советское руководство вовсе не собиралось отказываться ни от империи, ни от экспансии. Чего же тогда хотели они добиться «бархатной революцией»?


4.  Как «уйти» не уходя? | Московский процесс (Часть 2) | * * *