home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


П. Лумумба

Но, несмотря на напряженную обстановку, эти собрания многое дали ему, и он понял, какое важное значение для карьеры имеет образование. В 1946 году Лумумба, которому уже исполнился 21 год, переехал в столицу Леопольдвиль (ныне Киншаса) и поступил в школу почтовых служащих. После ее окончания он получил работу почтового служащего и писаря в Восточной провинции. В свободное от работы время Лумумба готовился к поступлению в юридический институт и занимался изучением политической экономии, новейшей истории Африки и юриспруденции. Через несколько месяцев его труды увенчались успехом: он поступил на заочное отделение Антверпенского юридического института. Примерно с этого же периода началась активная общественно-политическая деятельность Патриса Лумумбы. Он вступил в Содружество почтовых работников и в Ассоциацию конголезского персонала для Восточной провинции, а через некоторое время стал руководителем этих организаций. Кроме того, молодой специалист начал писать книгу о своей стране, которую назвал «Конго: земля будущего под угрозой?». Кроме того, он писал статьи, в которых развивал идею создания «Бельгийско-конголезского общества».

Переломным моментом его жизни следует назвать один из дней июня 1955 года, когда Лумумба встретился с бельгийским королем Бодуэном, совершавшим трехнедельную поездку по колонии. Он был представлен королю как один из молодых журналистов и общественных деятелей Конго и даже получил возможность побеседовать с ним. В ходе беседы Лумумба высказал мнение, что в Бельгийском Конго, по примеру соседних британских и французских колоний, пора разрешить официальную деятельность различных общественно-политических организаций.

Беседа осталась без последствий, но молодой и активный конголезец произвел на короля благоприятное впечатление, и через год ему было направлено приглашение посетить Бельгию. Лумумба привез королю в подарок рукопись своей книги, содержащей анализ политического, экономического и социального положения в стране и проблемы расовой дискриминации.

Встреча с Лумумбой, проблемы, которые он затрагивал, и, конечно, рукопись не могли не повлечь за собой последствий. Вероятно, молодой африканец показался королю слишком активным, угрожающим его собственной власти. Когда Лумумба вернулся в Конго, его уже ждали и арестовали прямо в аэропорту, обвинив в растрате государственных денег. Такое обвинение, разумеется, ставило крест и на его карьере почтового служащего, и на карьере юриста. Патрис очень тяжело переживал арест и впоследствии признавался: «Я думал, что умру от стыда». Ему пришлось некоторое время провести в заключении.

Но примененные к Лумумбе репрессии только усилили интерес к нему. Многие, особенно те, кто его хорошо знал, не верили в правдивость предъявленного обвинения. В связи с этим арест и тюремное заключение отразились на его общественной деятельности скорее положительно.

Выйдя из тюрьмы, Патрис Лумумба объявил о том, что его идея создания «Бельгийско-конголезского общества» является утопической, не применимой к жизни, и заявил о необходимости образования общенациональной партии. Такая партия была в скором времени создана и получила название НДК – Национальное движение Конго. Главным пунктом ее программы было предоставление Конго независимости. В октябре 1958 года Патрис Лумумба был избран ее руководителем.

Влияние НДК в стране быстро росло, что вскоре начало настораживать правительство Бельгии. Оно понимало, что партия приобретает все большее влияние только благодаря активности ее лидера, и вскоре Лумумба снова оказался в тюрьме. В конце октября 1959 года, после окончания конгресса НДК, сопровождавшегося массовыми демонстрациями, Лумумба был арестован «за подстрекательство к общественным беспорядкам» и приговорен к 6 месяцам заключения.

В январе 1960 года началась Брюссельская конференция круглого стола, в которой принимали участие представители бельгийского правительства, лидеры главных политических партий и вожди Конго. Главной задачей конференции являлось определение направления, в котором должна была развиваться колония в будущем. Однако члены НДК отказались принимать участие в конференции по той причине, что их лидер находится в тюрьме. К ним присоединились многие представители других партий Конго, и правительство Бельгии было вынуждено пойти им навстречу: Лумумбу освободили и на самолете доставили в Брюссель.

В ходе конференции было принято решение о провозглашении независимости Конго, с которым правительство Бельгии было вынуждено согласиться. Провозглашение независимости было назначено на 30 июня 1960 года. Однако между самими конголезцами произошел раскол по вопросу будущего устройства независимого Конго. Лумумба и члены его партии считали наиболее оптимальным унитарное, при котором территория Конго была бы разделена на административно-территориальные единицы. Оппозиция, представленная лидером региональной партии «Конакат» Моизом Чомбе, при поддержке бельгийцев высказывалась за федеративное устройство, при котором каждая административно-территориальная единица имеет свою конституцию, а также органы законодательной, исполнительной и судебной власти. После долгих споров участники конференции приняли точку зрения Лумумбы и представителей его партии: Конго решено было объявить унитарным государством, но предоставить провинциям широкую автономию, то есть право самостоятельного управления, закрепленное конституцией. При этом Бельгия оставляла за собой право выступать в роли арбитра во внутренних конфликтах Конго и координировать военную помощь, которую она обязалась предоставлять государству. Таким образом, несмотря на провозглашение независимости Республики Конго, Бельгия имела возможность по-прежнему оказывать сильное влияние на внутреннюю политику страны.

В июне того же года Патрис Лумумба был избран премьер-министром правительства. Однако в состав правительства вошли и многие оппозиционеры, в частности министром финансов стал Бомбоко, представитель партии «Конакат». Главой Конголезской национальной армии (КНА) оставался генерал Янсенс, бельгиец. Президентом страны стал Жозеф Касавубу, лидер этническо-региональной партии «Абако», выражавшей интересы партии народности баконго (преобладающей в стране).

Все эти люди по-разному представляли себе будущее Конго, что не могло не привести к внутренним проблемам в правительстве. И проблемы возникли очень скоро. Лумумба сместил генерала Янсенса, но ему было некого поставить на его место: в то время офицеров конголезцев в стране еще не было. По приказу премьер-министра главой армии был назначен сержант, которому присвоили звание генерала. Начальником штаба тоже стал конголезец, сержант Жозеф Дезире Мобуту, получивший звание полковника (его он заслужил за то, что во время круглого стола в Бельгии показал себя активным сторонником Лумумбы). Вообще, в армии были произведены многие перестановки, конголезцам были присвоены офицерские воинские звания, что привело к волнениям: офицеры-бельгийцы, занимавшие эти посты ранее, не желали покидать армию.

Стремление изгнать из страны бельгийских офицеров стало ошибкой Лумумбы, которая привела к плачевным результатам: в ночь с 7 на 8 июля бельгийские войска при поддержке белых наемников начали военные действия против правительства Конго. 11 июля Чомбе ввел в провинции Катанга чрезвычайное положение и объявил эту местность независимым государством, а Лумумбу обвинил в том, что он является «агентом международного коммунизма».

В тот же день во внутреннюю ситуацию в африканской стране вмешалось правительство СССР. В заявлении говорилось о тяжелой ответственности, которая ложится на руководящие круги западных держав, развязавших вооруженную агрессию в Конго, и выдвигалось требование ее немедленного прекращения.

Правительство Конго в лице президента Касавубу и премьер-министра Лумумбы обратились к Генеральному секретарю ООН Хаммаршельду с просьбой оказать военную помощь, что стало второй ошибкой. В Конго были направлены «голубые каски», которые, вместо того чтобы помочь правительству подавить военные выступления, потворствовали бельгийским военным.

В этот период, невзирая на сложную внутреннюю обстановку в Конго, Патрис Лумумба получил приглашение приехать в Соединенные Штаты, на которое ответил согласием. Но в Америке ему был оказан очень странный прием. Так, поездка началась с посещения ООН, но его секретарь ограничил свое общение с премьером лишь завтраком, после чего вылетел в Конго, даже не обсудив с Лумумбой план действий войск ООН в этом африканском государстве.

Затем премьер провел переговоры с госсекретарем США Гертером и его заместителем Диллоном, но они не принесли желаемого результата. По поводу переговоров Лумумба, давая интервью газете «Франс суар», заявил: «Они считают меня коммунистом, потому что я не позволил империалистам подкупить себя». Вероятно, во время переговоров Лумумбе было предложено следовать политическому курсу, выгодному Соединенным Штатам. Но премьер Конго не захотел принять точку зрения американского правительства, заявив, что он добивается только полной независимости для своей страны.

Патрис Лумумба был патриотом, а благодаря своему стремлению к независимости стал национальным героем не только Конго, но и других стран Африки. Многие конголезцы уважали его как ученого человека, восхищались им, любили его, называли «наш Патрис». По всей стране цитировали его стихи, которые он писал, еще будучи юношей.

Пусть испарятся в солнечных лучах

Те слезы, что твой прадед проливал,

Замученный на этих скорбных Нивах!

Пусть наш народ, свободный и счастливый

Живет и торжествует в нашем Конго,

Здесь, в самом сердце Африки великой!

Мог ли Патрис Лумумба оставаться на своем посту, не противясь тому, чтобы Конго фактически попало под экономическое и политическое влияние США, и не имея других союзников, которые также неизбежно стали бы вмешиваться во внутреннюю и внешнюю политику страны?

Через полтора месяца после возвращения из США, 5 сентября, Лумумба по приказу президента Конго был смещен с поста премьер-министра. Вместо него был назначен «более лояльный по отношению к Западу» Жозеф Илео. Парламент назвал действия президента антиконституционными и выступил в поддержку законного премьера. Это показало, насколько Лумумба популярен в стране, и от него решили избавиться, применив силу. Через пять дней полковник Мобуту начал разоружение сторонников Лумумбы, а еще через несколько дней, 14 сентября, он совершил военный переворот и захватил власть в стране.

Между тем Америка не ограничилась простым смещением Лумумбы со своего поста. В Америке его считали чрезвычайно опасным, а его политику – представляющей угрозу США. Директор ЦРУ Аллен Даллес как-то назвал Лумумбу «вроде Кастро или даже похуже». В связи с этим в США приняли решение, что наилучшим выходом из сложившейся ситуации будет физическая расправа над Патрисом Лумумбой.

Лумумбу и его семью – жену Полин и четверых детей – держали под домашним арестом на вилле в Леопольдвиле. Вилла находилась под охраной войск ООН. В то же время руководство ЦРУ занималось подготовкой его убийства. Решено было отравить Лумумбу сильнодействующим ядом, так чтобы симптомы смерти напоминали симптомы одного из распространенных в Конго заболеваний – таких, как оспа, бруцеллез, венесуэльский конский энцефалит и некоторые другие. Биохимик С. Готтлиб подготовил яды и направил их в Конго, объяснив, что их можно впрыснуть в пищу или нанести на зубную щетку Лумумбы. В Конго начали готовить человека, который смог бы выполнить эту операцию, но за это время яды начали терять свои свойства. От отравления пришлось отказаться. После этого начали рассматривать вариант покушения с использованием огнестрельного оружия.

Тем временем Лумумба отправил троих детей – сыновей Патриса, Франса и дочь Жюлиану – в Каир. Жена и младший сын Ролан остались с Лумумбой на вилле. В декабре Полин родила дочь Кристину. Роды были преждевременными, и ребенок умер. Лумумба обратился к властям ООН с просьбой разрешить похоронить дочь по местным обычаям, для чего просил позволения покинуть виллу и отправиться в места, откуда он был родом. Однако он получил отказ.

Несмотря на это, Лумумба и Полин решили рискнуть и под предлогом похорон покинуть виллу. В ночь с 27 на 28 ноября во время сильного тропического ливня Лумумба с женой и ребенком бежали из виллы на машине. Чтобы их было сложнее отыскать, они ехали с погашенными фарами. Лумумба направлялся на восток, в Стэнливиль, где он работал в молодости и где ждали своего часа его сторонники. Объединившись с ними, он планировал начать борьбу против Мобуту и Касавубу.

Отъехав на значительное расстояние от виллы, Лумумба продолжал передвигаться по стране открыто. Он делал остановки, беседовал с населением, организовывал митинги, проводил агитационную работу, а также сделал официальное заявление для прессы, в котором объяснил свой отъезд с виллы смертью дочери.

В действительности у Лумумбы были более важные причины для того, чтобы попасть в Стэнливиль. Бывший заместитель по кабинету министров Антуан Гизенга, сторонник Лумумбы, образовал там оппозиционное правительство. Кроме того, ему удалось установить связь с правительством СССР. Он направил телеграмму председателю ЦК КПСС СССР Н. С. Хрущёву, в которой просил советское правительство оказать срочную помощь. В телеграмме говорилось: «Посадка ваших самолетов в Стэнливиле будет обеспечена. Предупредите нас о дне и часе прилета. Просим обеспечить по возможности внеочередное рассмотрение этой просьбы. Просим ответить нам в Стэнливиль не позднее чем через два дня, иначе попадем в плен». Телеграмма была направлена 14 декабря 1960 года, когда Лумумба еще находился на свободе. Советское правительство откликнулось на просьбу и начало оказывать помощь правительству под руководством Гизенга.

СССР поддерживало режим Лумумбы и выступало против президента Конго, который стремился проводить в стране политику Запада. Однако этой поддержки оказалось недостаточно. Американцы уже проиграли на Кубе, когда к власти пришел Фидель Кастро, и не хотели, чтобы то же самое произошло в Конго. Они решили действовать быстро и сделать все возможное, чтобы Лумумба не устроил в Конго вторую Кубу.

Таким образом, у Лумумбы оказалось множество врагов: американское правительство, опасавшееся влияния Лумумбы, бельгийцы, не желавшие терять свои рабочие места в Конго, и сам президент страны, не согласный с политикой Лумумбы.

Противники Лумумбы сделали все, чтобы поймать его. Войска, подчинявшиеся Мобуту, выследили его и попытались арестовать прямо во время митинга. Лумумба попытался бежать, но был схвачен вместе с двумя сторонниками – председателем сената Окито и министром по делам молодежи Мполо.

Полин и Ролану удалось остаться на свободе. Лумумбу, Окито и Мполо отвезли в военный лагерь «Арди» в Тисвиле, где они находились под арестом до января 1961 года. Затем из-за волнений среди военных их перевели в Катангу.

Перед отправкой Лумумба сумел передать письмо для жены, больше напоминавшее обращение к своим товарищам по партии, в котором Лумумба не удержался от того, чтобы еще раз показать свою жизненную позицию: «Моя дорогая жена, пишу тебе эти строки, не зная, получишь ли ты их и буду ли я еще жив, когда ты их будешь читать. Единственное, что мы хотели для своей страны, – это право на достойное человека существование, на достоинство без лицемерия, на независимость без ограничений. Ни жестокости, ни издевательства и пытки не заставят меня молить о пощаде, потому что я предпочитаю умереть с поднятой головой, с несокрушимой верой и твердой надеждой на лучшее будущее нашей страны, чем жить покорным и отрекшимся от священных для меня принципов. Не плачь обо мне, жена. Я знаю, что моя многострадальная страна способна защитить свою свободу и независимость. Да здравствует Конго! Да здравствует Африка!».

Лумумбу и двух его сторонников Мполо и Окито доставили на самолете в город Моанду, расположенный на побережье Атлантики. Там их пересадили на другой самолет и отвезли в Катангу. Во время полета пленных избивали. Наконец, самолет совершил посадку в аэропорту Луано в Элизабетвиле. Вот как описывает дальнейшее один из шведских офицеров войск ООН, находившийся в здании аэропорта и рассматривавший происходившее в аэропорту в бинокль: «…Неизвестный самолет подрулил прямо к ангару военно-воздушных сил Катанги. Его окружила цепь бронемашин, грузовиков и джипов. Бронемашина, стоявшая напротив самолета, навела пушку на его трап.

Дверь отворилась, и на нее вытолкнули троих с повязками на глазах и со связанными за спиной руками. У одного была бородка (бородку носил Лумумба). Когда они спускалась, их били прикладами, затем посадили в джип. В это время один из заключенных испустил пронзительный крик. Кавалькада машин с моторизованной охраной выехала через заранее проделанную в ограде аэродрома дыру».

Тринадцатого февраля власти провинции Катанга опубликовали официальное заявление, в котором говорилось, что Лумумба, Мполо и Окито бежали из заключения и были убиты местными жителями.

Однако эта официальная версия не соответствовала правде. В последующие десятилетия было проведено несколько расследований, целью которых было установить обстоятельства гибели Патриса Лумумбы. Комиссия ООН провела расследование, в ходе которого было установлено, что Лумумбу действительно убили 17 января, через несколько часов после того, как самолет совершил посадку в Элизабетвиле. В 1965 году в журнале «Жен Африк» была опубликована фотокопия приказа Чомбе от 17 января 1961 года, в котором говорилось: «С получением сего приказа капитан Жюльен Гат в европейский состав первой роты полиции, находящийся в настоящее время в Колвези, должен немедленно прибыть в Элизабетвиль. Они привезут трех политических заключенных – Лумумбу, Поло и Кито и без промедления казнят их. Это должно быть сделано в государственных интересах».

Таким образом, было установлено, что Патрис Лумумба и его соратники были убиты по приказу Чомбе, захватившего власть в провинции. Но кто стоял за ним – правительство Бельгии или ЦРУ? Долгое время считалось, что в смерти Лумумбы виноваты американцы, и их косвенно обвиняли в этом.

И только в последние годы появились новые данные, подтверждающие, что на самом деле в Чомбе действовал по указанию Брюсселя. Фламандский социолог Лудо Де Витте издал книгу «Убийство Патриса Лумумбы», в которой называл главной виновницей всего происшедшего именно Бельгию. После выхода книги в Брюсселе началось подробное расследование обстоятельств смерти конголезского премьер-министра, в ходе которого предположения Витте подтвердились. Вероятно, в скором времени правительство Бельгии официально возьмет на себя ответственность за смерть первого премьер-министра независимого Конго Патриса Лумумбы. Более того, власти настолько боялись Лумумбу, даже мертвого, что отдали приказ растворить его тело в серной кислоте. Таким образом они пытались избежать паломничества к месту его захоронения и поклонения его останкам, так как Лумумба сделался национальным героем. Сведения об этом также стали известны совсем недавно, в 2000 году, почти четыре десятилетия спустя после его смерти. Один из исполнителей данной процедуры, бельгийский полицейский Жерар Соэте, признался в этом.

В 1960 годах Соэте служил в полиции Конго, где занимался организацией национальной полиции Катанги. Он знал о приказе Чонга и об убийстве на территории провинции Лумумбы и его товарищей. После этого он по приказу вышестоящего начальства перевез тела убитых на расстояние 220 километров от места расстрела и закопал в муравейник. Однако вскоре он получил приказ от министра внутренних дел Годфруа Мунонго уничтожить тела так, чтобы от них не осталось никаких следов. После этого он вернулся к муравейнику, извлек сильно изъеденные муравьями тела троих убитых и растворил их в серной кислоте.

В 2000 году Cоэте исполнилось уже 80 лет, он доживал свои дни в городе Брюгге на севере Бельгии. Что заставило его признаться в содеянном? Сам он уверял, что все это время он не переставал думать о том, что ему пришлось совершить в 1961 году, когда он служил в Конго. Соэте пытался оправдать себя, заявлял: «Это требовалось для того, чтобы спасти тысячи жизней и сохранить спокойствие во взрывоопасной ситуации, и я думаю, что мы поступили верно».

Убив Лумумбу, бельгийские власти рассчитывали сохранить Конго в сфере западного влияния. Однако первый премьер-министр был так популярен, что его смерть вызвала массовые демонстрации протеста по всему миру. Поспешили высказать свое мнение и многие коммунистические страны. Наиболее активно проявили свое отношение к случившемуся в СССР. В Москве Лумумбу объявили героем и назвали его именем институт Дружбы народов.

В СССР была крылатой фраза: «Ленин умер, но дело его живет». Так произошло и с Лумумбой: он умер, но спокойствия в стране не наступило. Его последователи продолжали бороться за власть. В стране шла гражданская война. В 1964 году в провинции Квила на юго-западе страны началось вооруженное восстание, во главе которого стоял бывший министр образования в правительстве Лумумбы Пьер Мулеле. Несмотря на пост в правительстве, который ему приходилось занимать, Мулеле являлся опытным воином: он имел практику ведения партизанской войны в Китайской социалистической республике.

На стороне Мулеле в течение нескольких месяцев активно сражались кубинские отряды под руководством легендарного революционера Эрнесто Че Гевары. Но, несмотря на богатый боевой опыт Че, хорошую подготовку Мулеле и военную поддержку, которую ему оказывал Китай, им не удалось одержать победу. Восстание было подавлено.

Но оно было не последним. Власть в Конго еще неоднократно менялась. Во главе правительства оказывались то приверженцы коммунизма, то люди, проводящие политику Запада. Это происходило до тех пор, пока социалистический режим в СССР, а затем и в других странах, окончательно не рухнул.


Последний романтик. Патрис Лумумба | Фантасмагория смерти | Глава 4 Раздвигающие пространство…