home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Масик был дома, но порывался звонить Фае – Марьяна с Алисой едва его отговорили. Загнали «Ренджровер» в гараж, пересели в машину Алисы и, проехав квартал, оказались у дома Фаи. Ворота были открыты – Фая ждала их.

Дома у нее были Лиза, Нина – видимо, недавно приехали, Маша и, разумеется, Фая. Все они заметно волновались и смотрели на Алису так, словно ожидали в лучшем случае эпилептического припадка.

– Я уже почти не мечтаю покончить жизнь самоубийством, – Алиса всплеснула руками. – Не надо вот этого! И я хочу есть.

Фая бросилась на кухню и вернулась с кастрюлей жареных креветок.

– Слушай... – мямлила Лиза. – Я понимаю, тебе надо дать время, но в этом загвоздка – его у нас нету, поэтому, может, мы хотя бы поговорим?

Алиса взглянула на нее. Странное чувство. Не то чтобы она действительно подозревала Лизу, но тут было нечто, чего она не понимала. Какой-то знак... И ей хотелось в этом разобраться.

– Лиза, давай отложим разговоры до завтра. В конце концов, они не имеют права вот так со мной поступать. Есть клуб, и мы рассчитаемся с долгами.

И тут Марьяна как-то сдавленно хрюкнула и выбежала из комнаты.

– Что?! – воскликнула Алиса.

Лиза подошла к ней, заглянула в глаза, положила руки ей на плечи и сказала – точнее, приказала:

– Сядь.

Алиса хмыкнула, но села.

Фая быстро подлила ей коньяку, сунула рюмку, и Алиса на автопилоте выпила все до дна. Облегчения и расслабления не наступило.

– Ну, выкладывайте... – устало произнесла она.

Лиза села рядом и взяла ее за руки.

– Алиса... Клуб сгорел.

Снова появился туман – он сгущался, чернел, но Алиса вынырнула – просто потому, что все было настолько нереально, что она поверить не могла.

– То есть? – прошептала она.

Она хотела произнести это громко, но с голосом что-то случилось – он пропал.

– Алиса, больше нет никакого клуба, так что в банке быстро подсуетились и...

– Как они могли подсуетиться?! Нужен суд!

– Не нужен. Если ты внимательно читала контракт... – бубнила Лиза, но Алиса ее не слушала.

Ей было дурно. Очень дурно! Такого просто не может быть! С другими – возможно, но не с ней! Это все ужасно, совершенно ужасно... Несправедливо. Гнусно.

Очень хотелось схватить кастрюлю с креветками и швырнуть в стену, но она сдержалась. Однако все услышанное просто не умещалось в голове – и она все-таки разревелась. Лиза попыталась ее обнять, но Алиса с силой оттолкнула ее.

– Отвали! – завопила она. – Это все ты!.. Затеяла всю эту историю, впутала меня! Это твоя сука, блядь, Наташа сейчас купается в моих деньгах! Видеть тебя не могу! Уйди!

Сквозь рыдания она слышала Лизу – та уверяла Фаю, что все в порядке, что Алисе просто надо на ком-то сорвать зло, а она – Лиза – действительно, виновата...

Когда Алиса оторвалась от подушки, Лиза уже ушла. Девочки сидели как на похоронах.

– Я в ванную, – Алиса поднялась с дивана.

Она приняла душ – хотелось смыть все ужасные впечатления, закуталась в ярко-голубой Файкин халат, расчесала волосы и вернулась в комнату. Если у тебя трагедия, в этом есть один плюс – можно капризничать, сколько угодно, и близкие тебя поймут.

– Фай! Можно подогреть креветки? – осведомилась она, забравшись с ногами на диван. – И прошу вас об одном – не ведите себя так, словно у меня обнаружили рак в последней стадии. Все очень плохо, но я жива и здорова.

– Ладно, – кивнула Нина. – А тебя уже можно спрашивать, что ты будешь делать?

Алиса задумалась.

– Да, – разрешила она. – Я буду спать и искать выход. Что-то здесь не так. Ощущение такое, словно все было спланировано. Как будто то, что сейчас происходит – и даже вы, и креветки, и коньяк... – некто все это предусмотрел. Хотя, возможно, я просто в шоке и брежу.

Фая принесла заново разогретые креветки, Алиса набросилась на них – никто из подруг даже не притронулся, а, наевшись, поняла – единственное, чего она хочет – спать. Долго.

Правда, на следующее утро она проснулась в семь – решила, что это настоящий нервный срыв, пока не вспомнила, что легла часов в десять. Первый раз лет за десять.

Она написала записку, села в машину и отправилась в клуб. Зрелище было страшное. Алиса даже из машины не вышла, но провела напротив входа не меньше сорока минут.

А потом поехала в банк.

В банке сказали, что все понимают и очень ей сочувствуют, но перед тем, как пустить ее в квартиру за личными вещами, они должны убедиться, что ей выплатят страховку, которая пойдет на погашение кредита. Поэтому Алисе в первую очередь нужно обратиться в свою страховую компанию.

Алиса обратилась, но выяснилось, что полис поддельный. Конечно, Алиса закатила страшный скандал: она подозревала страховщиков в махинациях – им просто не хочется выплачивать взнос, но те предложили подать на них в суд – потому что больше они ничем не могут помочь – у них нет копии контракта либо других свидетельств о том, что они когда-либо заключали взаимные обязательства с представителями Алисы. Черт! Как она могла быть такой дурой? Все же люди страхуются: с банковского счета ни копейки нельзя снять без подписей генерального директора, финансового и главного бухгалтера! А она, дура, выдала этой прощелыге, управляющей, доверенность, и у нее даже устава нет! Чем она думала?!

Что делать?! Она подаст в суд, банк все равно не вернет квартиру, судиться они будут бесконечно, и это ей не поможет. Может, годам к шестидесяти суд признает ее правоту, а Наташу с бухгалтером, подcевших на героин и потративших все деньги на наркотики, арестуют в Арабских Эмиратах – но будет уже поздно...

Какая-то дичь. Все настолько нелепо, что этого просто не может быть. Никогда. Не могла она так опростоволоситься. Она же не идиотка. Честно слово!

С Мясницкой Алиса резко свернула в Златоустьинский, припарковала машину в ближайшем дворе и впала в ступор. Пыталась здраво размышлять, но не получалось – все было таким абсурдным, словно ее засосало в сценарий, который отклонило двадцать киностудий.

Банкротство, пожар, предательство – и все сразу, три по цене одного...

Зазвонил телефон, Алиса дернулась так, словно ее ужалила змея, вытащила трубку, успела заметить, что звонит Лиза – за секунду до того, как телефон перекувырнулся, упал на пол и закатился под сиденье.

Алиса неловко согнулась, противоестественно скрючила руку и засунула ее под сиденье. В ладони у нее оказалось что-то теплое, мягкое – она схватила это, потянула и вытащила книгу. Наверное, завалилась во время переезда – когда Алиса вперемешку распихивала по машинам все самое ценное.

Это был дневник. Дальней родственницы, которая жила двести лет назад. Алиса закурила сигарету, приоткрыла окно, нашла бутылку колы и только после этой несложной церемонии приступила к чтению. Она волновалась. Это была часть истории – истории ее семьи, в которой не забывали, кем была твоя прабабушка – и даже прапрабабушка, семьи, которая из поколения в поколение передавала знания и ценности, семьи, в которой не теряли связи друг с другом.

Алиса чертовски растрогалась, пока не обнаружила запись от одиннадцатого января 1803 года.

Что за?..

Имеет это к ней какое-то отношение?

Разум говорил – «нет». Интуиция – «да».

И еще она убедила себя, что ей нужен совет. И не один. Набрала номер.

– Фай! – крикнула она в трубку. – Тут у меня немного странные новости! Можешь говорить? Ну, слушай! Я нашла дневник своей... сейчас лень вычислять, кем она мне приходится... в общем, какой-то родственницы... Ну, когда мы с Марьяной обокрали мой дом, то эта штука завалилась под сиденье... Не в том суть! Там всякие милые детали ее жизни, и вдруг я нахожу интригующую запись о моей благодетельнице – ну, о Елене, то есть. Когда-то давно Елена придумала Кодекс – законы для ведьм, но придумала не одна – у нее была подельница, Екатерина. Двести лет назад выяснилось, что Кодекс они сочиняли с разными целями – Елена хотела спасти ведьм от преследований, а Екатерина – наоборот, обезопасить людей от нас! Когда была инквизиция и все такое – ну, ты понимаешь – это все произошло не только потому, что к власти в церкви пришли сплошные параноики, но еще и потому, что ведьмы типа вышли из подполья. Они слишком широко заявили о себе – во-первых, не вовремя, а, во-вторых, некоторые решили, что им все можно и причиняли людям боль. В общем, двести лет назад Екатерина и Елена поругались. Причем, на тот момент чисто теоретически. Елена настаивала, что люди – жалкие твари, которые если что-то и изобретают, то лишь для того, чтобы им легче было есть, пить и меньше двигаться. Типа скоты. В общем, такая вот у нее была гуманная политика. Ты слушай-слушай, не сопи и не вздыхай! Короче, Елена считала, что светиться не надо, а люди – всего лишь материал, уважать их интересы нет никакого смысла. А Екатерина еще тогда, после инквизиции, считала, что люди имеют право возмущаться разгульным поведением ведьм, много лет обсасывала эту идею и решила в итоге, что ведьмы должны тихо и скромно нести людям знания. На этой высокой ноте они с Еленой и пацапались. Но! Тут есть параллельная завязка. Елена считалась самой сильной ведьмой, хотя, в принципе, они с Екатериной были бы равны, если бы не одна история, которая случилась с Еленой. В нашем, колдовском, мире существует легенда о красном алмазе – огромном, в сто карат, алом, как кровь, алмазе, который находился в недрах преисподней... Ты это, обращай внимание на стиль изложения – я стараюсь! Так вот, в недрах преисподней его нашел сам дьявол и тысячу лет носил на шее как медальон. Считается, что алмаз обладает необыкновенной силой, которой его наделил Сатана. Сатана камень вроде подарил какому-то особенно преданному слуге, типа Азазелю, но Азазель любил подниматься на Землю, чтобы от души здесь у нас нагадить, и он тоже камень подарил – точнее, дал в качестве взятки Александру Македонскому, который, бедолага, не знал, что его блистательный поход с самого начала обречен на провал. Алмаз Македонский подарил любовнику, который, конечно, был демоном, но демон камень Азазелю не вернул – хотя должен был. Демон, разумеется, был проклят, но он остался при алмазе – хоть и на земле – вход в Ад ему был заказан – и распрядился своими новыми возможностями разумно. Но его наследники были один хлеще другого – последний, тот еще идиот, связался с Еленой, все ей рассказал о камне, и она его выклянчила. Алмаз, кстати, называется «Сердце Дьявола». Но все же удача от нее отвернулась – спустя много лет потомок того демона, что подарил Елене алмаз – талантливый и смелый потомок, начал ее преследовать – и она отдала алмаз Екатерине – они тогда еще дружили. Нотабене – не подарила, а отдала на хранение. Демон потом куда-то делся, Елена поссорилась с Екатериной и начала плести против той интриги. И когда Екатерина узнала, что Елена каверзничает за ее спиной, у нее случился приступ бешенства – она заявила, что Елена опасна для общества, и загнала ее в потусторонний мир. Кстати, с помощью того самого демона. Алмаз, понятно, она не вернула. Пользоваться камнем Екатерина не может – он должен быть передан по всем правилам, но она вроде как хранительница – прячет камень от Елены, если та вдруг – чего только не бывает? – вернется. Как тебе история?

– Ну, для нормального человека звучит как полный бред, – призналась Фая. – У меня вопрос. Екатерина жива?

– Не уверена... Ей же лет пятьсот. Не знаю, – засомневалась Алиса.

– А скажи... Если камень у нее, то она теперь его от тебя прячет?

Алиса задумалась.

– Я... – начала было она, но запнулась. – Хороший вопрос... Понятия не имею! Надо узнать.

– Знаешь, меня, конечно, все эти твои истории просто с ума сводят! – неожиданно воскликнула Фая. – С ума сойти... Я, кажется, до сих пор не могу поверить, что ты – ведьма, а тут еще и сам дьявол объявился со своими дарами... Вот ведь блин!.. Алиса, скажи, что ты просто сошла с ума, и я оплачу твое лечение в лучшем дурдоме!

– Каком дурдоме? – заинтересовалась Алиса. – Ты думаешь, бывают «лучшие» дурдомы?

– Не знаю... – сникла Фая. – Ладно, я чего-то просто размякла. Слишком много всего навалилось. Ты когда приедешь?

Алиса не представляла, когда окажется у Файки за городом – на этом и расстались.

Следующий звонок был Лизе.

– Ты слышала про «Сердце Дьявола»?

Лиза молчала. Если бы Алиса знала, чем она занимается в эту секунду – выбросила бы телефон из окна и уехала из страны, но она не знала, поэтому окликнула подружку:

– Эй, ты все еще там?!

– Почему ты спросила? – отозвалась Лиза.

– А что, не должна была?

– Ну... Понимаешь, это все равно, что спросить, слышала ли я о Бритни Спирс. Улавливаешь?

– Спасибо, что напомнила, какая я невежественная! – с напускным воодушевлением поблагодарила Алиса. – Но раз уж мы установили, что я ни черта не знаю о нашем мире, снизойди, ответь мне просто – «да» или «нет»?

– Да! – разозлилась Лиза. – А в чем дело? Тебе что, заняться нечем... – она не договорила. – Алиса! Как же это я сразу не подумала! Черт! Я дура, дура, дура! Ты где?

– Я в полной жопе! – буркнула Алиса. – Ты же в курсе.

– Нам немедленно нужно встретиться! – вопила Лиза. – Это ключ! Как это я не сообразила?!

В итоге Лиза сломила Алисино сопротивление и вынудила ту подождать ее в ресторане «Ходжа Насреддин».

Алиса полчаса ковыряла долму, прежде чем в зал ворвалась растрепанная Лиза.

– С ума сойти! Пробка на Кольце просто нереальная! – возмущалась она, предупреждая упреки. – Ну!

– Что «ну»? – насупилась Алиса.

– Ты что, не поняла?

– Лиза, я понимаю только одно – у меня все очень плохо, я не знаю, как выбраться из долгов, ненавижу тебя за то, что ты втянула меня в эту аферу... Йес, я это сказала! И еще тут дикая история с «Сердцем Дьвола», которая смахивает на бред сумасшедшего – возможно, безумие у меня в генах... Что мне теперь думать? За мной гоняется психованный демон, который хочет получить свой алмаз, потому что все долги Елена свалила на меня? Так?

– Ну... – Лиза посерьезнела. – Кстати, вполне возможно... Но я не об этом! У тебя же появился шанс!

Алиса откинулась на спинку стула, сложила руки на груди и уставилась на Лизу.

Та легла грудью на стол и тихо произнесла:

– Алиса, тебе просто нужно забрать алмаз.

– И что? Я его продам и буду жить долго и счастливо в своей квартире? – нарочито громко сказала Алиса.

– О-о... – Лиза закатила глаза. – Зачем я с тобой связалась? Честное слово, если бы только знала, что ты такая тупая... Стой! – она вцепилась в Алису, которая уже вставала из-за стола. – Алмаз дает могущество – не всемогущество – закатай губу! – но все-таки огромную силу, по сравнению с которой твои сегодняшние возможности – ничто. И мои возможности – ничто. Поняла?

У Алисы все еще был такой вид, словно ничего она не поняла, так что Лизе пришлось объяснить:

– Ты разберешься со всеми своими проблемами. Потому что у владельцев алмаза не бывает проблем. У них все получается. Тебе нужно просто его взять – раз ты наследница Елены, то имеешь право забрать его у Екатерины.

– Знаешь, Лиза, я, пожалуй, пойду. Ничего личного. Просто я устала, – отмахнулась Алиса, которой больше всего хотелось опять стать затюканным главным редактором «Глянца», сидеть себе в недрах офиса и редактировать очередную статью об изменах или ревности.


Глава 15 | Когда Бог был женщиной | Глава 17



Loading...