home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Но сразу они домой не попали. Взбешенная Алиса заявила, что ей просто необходимо увидеть, как Оксана совращает Марика, они вычислили ресторан – с помощью мобильного телефона (Алиса вовремя подсуетилась еще в первый заход любви к Марику), заявились в «Бон» в своих вечерних нарядах и сразу же увидели их. Оксана была в белом и облегающем, в стиле восьмидесятых, Марик – в стильном ярко-синем джемпере, и выглядели они как похотливая влюбленная парочка.

Алиса присела, уставилась на них тяжелым взглядом, но только приблизился официант, встала и заявила:

– У нас тут друзья. Пойдем, поздороваемся.

Фая пыталась ее удержать, но Алису, как робота из «Войны миров», мог остановить только ядерный взрыв.

– Привет, – без выражения произнесла она, оказавшись рядом с Оксаной.

Они взглянули на нее не без удивления.

– Приве-ет... – протянула Оксана, которая, кажется, даже и не пыталась скрыть разочарования.

Марик смутился. И не потому, что его застукали, а потому, что застукала ревнивая баба-дура, думала Алиса, кусая губы.

– Ой, Марик, привет-привет! – набросилась на него Фая, которая изо всех сил пыталась разрядить атмосферу.

И отнюдь не потому, что это соответствовало ее личному кодексу чести, а потому, что она считала – Алисе сейчас не стоит лишний раз волноваться, тем более из-за бывшего парня. А Марик с ее точки зрения был стопроцентным бывшим – даже несмотря на то, что Алиса пару раз с ним переспала.

– Ой... – на лице у Фаи неожиданно (и к большому разочарованию Алисы) расцвела самая нежная и сладостная улыбка. – Я вас знаю... Вы Оксана Платонова?

– Да, – приосанилась Оксана. – Мы где-то встречались?

– Не совсем... – весь вид Фаи источал такой сахар, что у Алисы запершило в горле, и она без спросу налила в стакан для минералки вина. – Мне сказали, что вы устроили у меня в магазине на Тверской жуткий скандал, потому что вам не предложили скидку, и кричали, что придет Малахов и всем нам устроит черный пиар за то, что мы не хотим давать его лучшей подруге тридцатипроцентную скидку. Я спрашивала Андрея – он смутно припоминает, что вы знакомились на какой-то тусовке. А лицо я ваше помню потому, что вы у нас запечатлены на камере слежения.

Оксана побледнела и поспешно отпила вина.

– Ладно, – обратилась Фая к Алисе. – Я думаю, сегодня мы не настроены на европейскую кухню. Хочется чего-нибудь китайского. Пока-пока.

– Ну, ты даешь... – восхитилась Алиса, когда они с гордо поднятыми головами вышли из ресторана.

– Да меня просто озарило! – хвасталась Фая. – Мы всех таких буйных посетителей отслеживаем – много же попадается психов, которые орут: «Я племянница Пугачевой!».

– Слушай, но у тебя контингент вроде приличный, не базар же в Черкизове...

– Я тебя умоляю! Пришла одна девка, купила костюм за полторы тысячи, кожаный, и продавщица ей говорит: «Девушка, он вам мал!», а та уперлась, и ни в какую! А на следующий день возвращается с таким оскорбленным видом и показывает – на жопе треснул шов. Верните деньги, мол, я жена Самойлова, он вас съест! Евгений Самойлов был известным актером в восьмидесятые. В наши дни его забронзовевший лик уже немного покрылся патиной, но в последнее время актер много работал, скандалил и появлялся в обществе молодых женщин, что делало его одним из самых выгодных клиентов. Звоню Самойлову. Спрашиваю, Евгений Гаврилович, тут ваша жена у нас хочет новые брюки получить бесплатно... В общем, с этой «женой» он встречался несколько лет назад, никакого отношения она к нему не имеет, но мы все равно ей брюки поменяли, потому что там по шву зашить за двести рублей и заново продать – как не фига делать. Ладно, Оксану эту мы с тобой прищучили, что дальше будешь делать?

– Ну, поехали, разберемся с этим банком, – Алиса пожала плечами.

– Алиса! – Фая перегородила подруге дорогу. – Я не о том! Что ты тень на плетень наводишь с этим своим Мариком?

– В смысле? – насупилась Алиса.

– Алиса, я тебе сейчас скажу все, как есть! – Фая положила руку на грудь и сделала большие и честные глаза. – Чего ты в него вцепилась?

– Фаина! Я отказываюсь вас понимать! – Алиса сделала самый надменный вид, на который была способна.

Но Фая потащила ее в машину, усадила на заднее сиденье, закурила и сказала:

– Мне, если честно, твой Марик никогда не нравился.

– Вот это новости! – Алиса всплеснула руками.

– Да! – кивнула Фая. – Потому что он неприятный.

– Что значит «неприятный»? – воскликнула Алиса, которой уже хотелось броситься назад к Марику и рассказать ему, как она его любит.

– «Неприятный» – значит человек, который не вызывает приязни, – спокойно пояснила Фая. – Он скользкий, ушлый и себе на уме.

– Фая, что ты несешь?! Где ты этого нахваталась?

– Где-где! Ну, ты же его таскала за собой! И потом, если ты думаешь, что я одна такая, то Марьяне он тоже не нравится!

– Да ну!.. – расстроилась Алиса.

– Ну, давай ей позвоним... – Фая достала мобильный и набрала подругу.

– Алле! – раздался по громкоговорителю немного искаженный голос Марьяны.

– Ну, расскажи, почему тебе не нравится Марик! – велела Фая. – Мы тут с Алисой. Я раскололась.

– Да-а?.. – растерялась Марьяна. – Ну, ладно, раз уж я пьяная... Короче, Алиска, Марик твой – стремный тип. С тобой он лапусик, это понятно, но вот на нас он иногда так посматривал, как будто мы агенты ФСБ. Вроде и все в порядке, но что-то не так. И потом, не было в нем божьего огня – не горели у него глаза, когда он на тебя смотрел.

– Он просто не такой человек... – запротестовала Алиса, но Марьяна не дала себя перебить: – Вот поэтому мы и считаем, что этот «просто не такой человек» не совсем тебе подходит.

– Блин, девочки, да вы пургу гоните! – рассердилась Алиса.

– А Оксану мы тоже гоним? – разозлилась Фая. – Что он с ней по кабакам шляется?!

– Ну, да... – огорчилась Алиса.

– Ты дура, Алиса, набитая! – оживилась Марьяна.

– А ты где? – поинтересовалась Фая.

– Ну, сижу тут у себя с одной компанией...

– Ладно, пока! – крикнула Алиса, выхватила у Фаи трубку и отключила телефон.

Они перебрались на переднее сиденье – причем Алиса попыталась перелезть вперед с заднего, что заняло у нее втрое больше времени, чем у Фаи, которая вышла из машины и пересела.

– Слушай! – Фая побарабанила пальцами по рулю. Вспотевшая Алиса, которая два раза чуть было не порвала платье, кое-как попала задницей на сиденье и теперь запихивала ноги. – Что-то мне не понравился тон Марьяны...

– А уж мне как не понравился! – подтвердила Алиса. – Устроили Марику травлю...

– Я не об этом. Она, кажется, хотела сказать, что ей в той компании скучно и ее надо спасать.

– Точно! – оживилась Алиса. – Поехали?

И они поехали. Марьяна пьянствовала в «Жан Жаке» с незнакомой компанией телевизионщиков. Телевизионщики были довольно надменные и слишком уж интеллектуальные – тихо пили водку и вели медленные беседы про войну в Ираке и ядерный потенциал Ирана.

Марьяна, видимо, чувствовала себя прекрасно – самозабвенно строила глазки милому юноше с черными, как вороново крыло, волосами и совсем не обрадавалась явлению Скорой Психологической Помощи в лице сестер милосердия – Фаины и Алисы.

Но раз уж они приехали, тем более в вечерних платьях, то решили не уезжать – вдруг Марьяна в конце концов поймет, чем ей грозит эта скучнейшая тусовка – невыразительным сексом и тягостным похмельем, и остались. Закончилось тем, чем и положено в таких случах – Фая с Алисой напились больше всех и выплясывали посреди ресторана в своих шикарных нарядах, а потом ползали по-пластунски между столиками, так как у Алисы из уха вылетела серьга с брильянтом.

Марьяна делала вид, что она не с ними, но с юношей все-таки поругалась. Он наехал на программы о звездной жизни, которые Марьяша смотрела запоем, и той ничего не оставалась, как принести секс в жертву убеждениям.

– Послушай, если ты напыщенный сноб, это еще не значит, что другие люди не имеют права на собственное мнение! – заявила она, встала и гордо удалилась.

Причем удаляться ей было особенно некуда – кроме офиса, так что Фая с Алисой вцепились в нее мертвой хваткой и поволокли домой. По дороге выяснилось, что Марьяна забыла, куда положила ключи от машины, а в машине была шуба, которую она по неизвестной причине оставила там, так что всю дорогу она требовала топить как в бане и истошно орала, если они курили и открывали окна. Естественно, можно было бы вернуться в ресторан и поискать там ключи, но стравливать Марьяшу с несостоявшимся любовником хотелось меньше всего на свете – всю дорогу она объясняла им, почему он недостоин даже ногтя на ее мизинце.

Домой они явились совершенно невменяемые: Марьяна заснула на диване и так захрапела, что Фая с Алисой хохотали минут десять – стоило им посмотреть, как она шевелит губами и сучит ногами.

А потом позвонил Марк. Накрученная подругами Алиса ответила холодно.

– Ты где? – спросил он.

– Я у Фаи, – призналась она, но, хорошо подумав, прибавила: – И я не поняла, ты уже прешь эту Оксану или только собираешься?

– Алиса...

– Просто если ты собираешься устроить дружный гарем, то это без меня, пожалуйста... – вежливо, но уже сорвавшись на крик, произнесла Алиса.

– Алиса, какой гарем? Оксана – моя старая подруга...

– Марик! – осадила его Алиса. – У меня тоже есть старые подруги, но они не суют мне под нос свои сиськи. И не смотрят на моих молодых людей так, что у меня от одного их взгляда в желудке начинает образовываться цианистый калий и отравлять мне жизнь!

– Что?.. – Марик, видимо, запутался в сложном потоке Алисиного воображения.

– То, что, если ты собираешься втянуть меня в групповуху – мой ответ «нет», и я хочу, чтобы ты это ясно понимал!

– Ну, ладно... – буркнул он и повесил трубку.

– Вот так! – объявила Алиса и помахала телефоном.

– Слушай, ну, ты тоже загнула! – фыркнула Файка. – Мы это, будем упиваться в сиську или притормозим?

– Ну уж нет! – Алиса покачала головой. – Пьем!

И они выпили кашасы. Как и положено – с соком лайма, коричневым сахаром и толикой теплой водицы.

И кашаса не замедлила дать о себе знать. Алиса и Фая напялили парики, нацепили развратные Фаины халатики (была у нее такая слабость), и только собрались отправиться к Масику – им нужна была лояльная аудитория, тем более, Масик проболтался, что у него гостят друзья, как тут зазвонил дверной звонок. Звонок был препротивный – орал как пожарная сирена, так что даже Марьяна подскочила на диване, безумными глазами оглядела комнату и рухнула обратно, прикрыв голову подушкой.

– Кто там? – прокричала Фая с порога.

– Марик! Фай, открой! – донеслось с улицы.

– Не пускай! – велела Алиса.

– Сама не пускай! – Фая топнула ногой. – Я что, хабалка из Бутова? Что ты замерла? Шубу надевай!

Алиса надела шубу, Фая накинула белую норку до пола, выключила свет и потопала к калитке.

– Привет, – улыбнулась Фая. – Еще раз.

Марик в немом ужасе взирал на их наряды – а тут еще стоит упомянуть и макияж: синие тени до век у Алисы, красная помада и румяна во все щеки, зеленые, с блестками – у Фаи плюс люминесцентнорозовая помада и сердечко из стразов на правой щеке.

– Ты здесь постоишь или пойдешь с нами?

Марик поплелся за ними.

Дом Масика впечатлял – не дом, а дворец, комнат меньше сорока метров там не водилось. Масик собрал небольшую приличную компанию – двое мужчин в пуловерах с ромбами, семейная пара в «Армани», девушка с короткой стрижкой в бежевой водолазке и слаксах и еще довольно молодой человек, похожий на известного комика.

Фаю, Алису и даже Марика встретили с открытыми ртами.

– А здесь разве не костюмированная вечеринка? – распахнула глаза Алиса.

– Не волнуйся! – шикнула Фая всполошившемуся Масику. – Скандалить не будем. Мы сегодня тихие.

– Хочешь пирожок с лососем? – пролепетал Масик. – Горячий.

– Очень! – хором ответили девушки, которые только сейчас вспомнили, что так и не поужинали.

С прибытием Фаи и Алисы гости Масика стали быстрее напиваться, а через час все уже радостно отплясывали под «Синий, синий иней» и требовали караоке.

Под шумок – а точнее, под вопли девушки с короткой стрижкой, которая страстно исполняла «Червону руту», Марик уволок Алису на кухню, открыл дверь на балкон, закурил и спросил:

– Алиса, в чем дело?

– Дело в том, – вполне внятно начала Алиса, – что мне не нравится, наглые грудастые телки в брюках на размер меньше вешаются тебе на шею, а ты делаешь вид, будто этого не замечаешь, что выглядит глупо, потому что у тебя на нее стоит – и это очевидно. Если ты против – до свидания.

– Алиса, ты сама от меня ушла! – возмутился он.

– Но это еще не значит, что на моих глазах ты можешь лезть в трусы кому попало! – заорала Алиса.

– Я не лез! – проорал Марик.

– Только потому, что она не носит трусов!

Они скандалили красиво и самозабвенно. Наконец Алиса вымоталась и стала заламывать руки, моргать, вышибая слезу, и пару раз простонала:

– Я больше ничего не хочу... Уйди, а?

Но они ушли вместе – дворами прокрались к Фае и бросились друг на дружку, не дойдя до спальни. Точнее – до Алисиной спальни. И на то была причина – спальня Фаи была намного удобнее. Для секса, во всяком случае.

Фая вернулась под утро, устроила сцену, но из комнаты их не выгнала – она бы все равно не смогла сейчас сменить простыни.

Алиса вспомнила, как бойфренд ее подруги начал с того, что напился до розовых слонов, полез на подругу с кулаками, бросил в унитаз ее кольцо с аквамарином (и спустил), и все, конечно, говорили, что нужно немедленно его бросить, что он пьяница, сволочь и комнатный Наполеончик. Но подруга всех послала к чертовой матери, вышла за него замуж и зажила так счастливо, что на нее с мужем молиться ходили, как на икону. Кстати, муж бросил пить и стал совершенно другим человеком.

Так что нравится Марик девицам или не нравится – это их личное дело, а она будет делать то, что подсказывает ей сердце.


Глава 18 | Когда Бог был женщиной | Глава 20



Loading...