home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Уже в коридоре Саша сделала странный жест рукой – будто начертила знак на входе в палату, и повела Алису в закуток, где сидели медсестры.

– Девочки! – обратилась к ним Саша. – Нам поговорить нужно. Наедине. – Медсестры молча встали и вышли – правда, глаза у них были стеклянные.

Саша села спиной к окну, усадила Алису напротив, отвинтила крышку от бутылки и протянула Алисе. Та с большим сомнением сделала первый глоток, но выяснилось, что это всего лишь фруктовый коктейль.

– Обалденная вещь! – кивнула Саша. – Мне клиентка сделала, знает, что я это люблю. Значит, так. Слушай. Вообще-то это не в моих правилах – навязываться с добрыми советами, но все-таки ты сама по себе – исключение из правил, так что, надеюсь, ты со всем вниманием отнесешься к тому, что я тебе скажу. Готова?

Алиса кивнула.

– Тамара, Лиза и прочие дамочки из их круга – это все шушера.

– Шушера? – переспросила Алиса.

– Да. Знаешь, чего стоит обмануть человека? Да ничего! – Саша сама ответила на свой вопрос. – Как два пальца... об асфальт. Нужна какая-то начальная практическая магия...

– Подожди! – перебила Алиса. – Ты не права! – И она рассказала, как хотела надуть магната, выклянчить деньги, но у нее не вышло.

Саша некоторое время думала, после чего откинула прядь со лба и высказала свое мнение:

– Значит, кто-то поставил защиту. Какой-то твой «друг» хотел, чтобы у тебя ничего не вышло.

Если честно, то такое объяснение вписывалось в схему. Некто (Лиза) желала принудить Алису к определенным действиям и спокойно, без нервов, перекрывала другие выходы. Без нервов – потому, что Алиса была до примитива предсказуема.

– Н-да... – буркнула Алиса.

– Я просто хочу рассказать тебе о том, что такое настоящая магия. Наверняка тебе уже жаловались, что люди – глупы, что мы, ведьмы, нечисть, как нас называют, узники совести... – Саша усмехнулась. – И что где-то в будущем мир станет нашим, потому что иначе и быть не может, ведь мы – высшие существа...

Алиса с большим подозрением уставилась на Сашу: она что, была рядом, когда Елена говорила ей все это?

– Послушай, я не читаю твои мысли, просто это очень популярная теория, и даже наша любимая шушера готова присоединиться к такой точке зрения – при том, что они напрочь лишены какой бы то ни было общественной активности.

Саша выдвинула ящик тумбочки, вынула оттуда чистую чашку, налила в нее фруктовый коктейль и закурила.

– Я просто хочу, чтобы ты поняла кое-что, – продолжила она. – Мы, ведьмы, отнюдь не высшие существа. Земля была создана для людей, и они идут своим путем, который не мы выбираем. Мы, подруга, и правда, нечисть, мы прокляты в тысячном поколении, но у некоторых из нас есть шанс заслужить прощение. Мы действительно можем помогать людям, но для многих из нас самопожертвование равно самоубийству, поэтому сестер милосердия ты не найдешь среди своих. Знаешь... Ко мне вчера пришла женщина, ее двадцать лет бил муж, а когда выросла дочь, стал и ее бить. У женщины родился мальчик-инвалид, год назад она на седьмом месяце выкинула ребенка и, наконец, развелась. И ко мне она пришла не потому, что верит в проклятия, нет. Она просто хочет понять, как ей жить с грузом всего этого за плечами. Ты можешь мне сказать, она глупа? Несчастна? Труслива? Нет. Нет. И нет. Проклятие было. Но я почти не могу снять его, если человек сам этого не хочет. Ко мне разных приводят: наркоманов, шизофреников, мазохистов, и я способна заглянуть к ним в душу, увидеть, что там, внутри, но я не могу сломать волю, а человек, увы, волен желать страданий. Эта женщина, с которой я начала, хотела начать новую жизнь, и ей почти не нужна была моя помощь – она все уже решила и сделала. Но ты знаешь, я бы и не смогла ей помочь, если бы не в состоянии была пропустить через себя ее боль. Потому что либо ты помогаешь другим, как самой себе, либо ты ни черта не понимаешь в жизни. Скажи... ты хочешь помочь этому своему парню?

– Да.

– А ты уже знаешь, что помощь, хоть мы и берем за нее деньги, в основе своей бескорыстна? Что мы не должны помогать ради тебя, ради того, чтобы твой...

– Марк, – подсказала Алиса.

– Чтобы твой Марк проснулся и полюбил тебя?

– Да он вроде любит... – Алиса пожала плечами.

– А если разлюбит? Вдруг передумает? Будешь ли ты винить его в том, сколько для него сделала, будешь ли проклинать?

– Чего ты от меня хочешь?! – разозлилась Алиса.

– Я хочу, чтобы ты поняла: принцип «добро возвращается к добро дающему» для нас не работает. Мы же прокляты, помнишь? Это работает только с людьми. Ты всегда должна быть готова к тому, что за добро тебя возненавидят, и что все будет не так, как ты предполагаешь.

– Я готова, – усмехнулась Алиса.

– Уверена? – настаивала Саша.

– Послушай, давай не устраивать тут «Поле чудес»! – отрезала Алиса. – В конце концов, именно ты получишь за это деньги.

– Ладно! – неизвестно чему обрадовалась Саша. – Просто я хотела... В общем, меня бабушка попросила тебе сказать, что если вдруг с тобой что-то случится, ты всегда можешь обратиться за помощью. Бесплатной, – ухмыльнулась она.

– Пойдем? – предложила Алиса.

И они вернулись в палату. Саша расстегнула свою огромную сумку, вытащила серебряное блюдечко, испещренное арабской вязью, достала бутылку с водой, налила ее в блюдечко – и на глазах изумленной Алисы надписи исчезли. В воде они стали не видны. Над блюдечком Саша поставила треногу с зеркалом, повернутым лицом к воде, на треноге расположила три черные свечи и на каждой вырезала ножом какое-то слово, видимо, имя, так как слова начинались с большой буквы.

– Духи огня, земли и воздуха, – пояснила Саша, краем глаза заметив, что Алиса смотрит во все глаза.

Наконец, Саша выключила свет, закрыла окно, перетянула руку Марика жгутом и взяла кровь из вены. По капле крови досталось каждой свече. Выдавив несколько капель себе на палец, Саша соединила свечи затейливым узором. Остальное вылила в воду. После чего распустила волосы, достала небольшую книгу в черном кожаном переплете и принялась читать с первой страницы до последней. Всего страниц было пятьдесят, и, несмотря на то, что текста на каждой было с гулькин нос, на одно заклинание ушло часа два. Наконец Саша замолчала и поднесла руки к свечам – так, чтобы пламя поджарило ладони.

И вдруг огни дрогнули. В комнате не было ни малейшего ветерка – в платной палате установлены отличные стеклопакеты и хорошие двери, но пламя накренилось и остановилось параллельно полу. Лицо у Саши было напряженным – словно она не была уверена в результате. Минут через пять пламя выправилось, вспыхнуло с невероятной силой – языки достигли полуметра, после чего заискрились, будто бенгальские огни. А потом вдруг ушли внутрь свечей, которые плавились с такой скоростью, словно их бросили в костер. Причем свечи не просто расплывались – они испарялись, а когда последняя капля воска (или чего там) исчезла, Саша быстро перевернула зеркало и уставилась на отражение странного знака, которое совершенно точно не было в самом начале – Алиса видела своими глазами!

Треногу Саша отодвинула, достала из сумки другую книгу – не очень большую, но необычайно толстую, обтянутую зеленым сукном, и принялась листать ее с бешеной скоростью. Из своего угла Алиса увидела знаки – похожие на те, что показало зеркало. Наконец Саша остановилась – это был тот самый символ! – положила книгу на колени, обхватила руками блюдце и зачитала сопроводительный текст.

И они принялись ждать. Ожидание длилось с полчаса, после чего вода в блюдце медленно закрутилась. А когда успокоилась, любопытная Алиса, которой велено было держаться подальше, не выдержала – на цыпочках подкралась к Саше, заглянула через ее плечо и увидела, что на воде появились красные надписи. Это что, кровь Марка?..

Читала Саша не быстро – около часа она что-то бормотала себе под нос, а потом так резко вскочила, что Алиса едва успела отпрыгнуть.

– Это надо вылить на землю, – распорядилась Саша, протянув блюдце Алисе. – И ни капли не пролей мимо, пока не выйдешь на улицу. Не под дерево, просто во дворе где-нибудь.

Алиса вернулась минут через двадцать: перемещаться с блюдцем, полным воды, оказался нелегким делом – выяснилось, что весь мир состоит из сплошных препятствий – неровный линолеум, трясущийся лифт (пришлось идти вниз по лестнице), корявый асфальт...

Саша сидела, подперев голову рукой.

– Сегодня это третье дело, – пожаловалась она. – И никому нельзя было отказать, у всех срочно. Я, кажется, уже готова поменяться с ним местами... – она кивнула на Марка. – По крайней мере, высплюсь.

– Ты выяснила, что с ним?! – набросилась на нее Алиса.

– Ага! – с сарказмом ответила Саша. – Только тебе это не понравится.

– То есть? – Алиса схватилась за сердце и села на кровать.

Саша как-то странно посмотрела на нее.

– Ты, и правда, так его любишь? – спросила Саша.

– Ты можешь мне сказать, что с ним?! – кипятилась Алиса.

– Ты его любишь?! – заорала Саша.

Она побледнела, ногти заострились, глаза загорелись страшноватым желтым светом. Ведьма... Алиса порядком струхнула и побледнела, наверное, еще больше Саши.

К той быстро вернулся человеческий облик – и она даже взяла Алису за руку.

– Ни разу не видела, что ли? – удивилась она.

Алиса покачала головой.

– Ничего, привыкнешь... – и Саша потрепала ее по плечу.

И тут Алиса почувствовала, как же она устала!

Опустив голову, сдерживая слезы, она пробормотала:

– А я не уверена, что хочу привыкать...

– Ну-ну-ну... – Саша обняла ее и прижала к себе. – Не расстраивайся, это со всеми бывает... У меня так было, и у сестры моей тоже... Мы все спрашиваем себя, даже люди: а почему мы такие, какие есть, за что нам все это, мы хотим быть слабыми, чтобы нас кто-то защищал, только ведь на самом деле никто слабых не защищает – просто некоторые используют их слабость для каких-то своих темных целей. Ты пока не хочешь верить, что ты все можешь, что ты сильная, настолько сильная, что тебе никто не нужен для того, чтобы выжить, но чтобы жить, тебе нужны подруги, друзья, мужчина – все это делает твою жизнь еще лучше! Давай сядем...

Она усадила Алису на свободную койку и взяла за руки.

– Я не могу помочь твоему парню, – глядя ей в глаза, произнесла Саша. – К сожалению, помочь ему можешь только ты.

– Как?! – воскликнула Алиса.

– Не знаю. Стой! – она пресекла все вопросы. – Дай я тебе все поясню, и не перебивай меня. Заклятие, наложенное на твоего друга, находится под покровительством древнего демона. Демон до сих пор жив, но настолько стар, что уже стал частью природы – он живет в торфяниках, так как у него огненная природа и для жизни ему нужно тепло, много тепла. Последняя активность демона связана с лесными пожарами – помнишь, торф горел в Подмосковье?

Алиса энергично закивала.

– Не все проклятия патронируют демоны. Это очень редкое, почти уникальное явление. И всегда связано с жертвой. Тот, кто налагает проклятие, договаривается с демоном, а это значит, что он, во-первых, является носителем древнейшей магии, а, во-вторых, у него достаточно сил, чтобы встретиться, собственно, с демоном. Суть в том, что спасти кого-то... например, Марка... можно, если ты сделаешь нечто, чего хочет демон.

– А чего он хочет? – поинтересовалась Алиса.

– Я не поняла, но ключевыми словами были «сердце» и «черт».

– Дьявол?

– Может, и Дьявол, не важно, – отмахнулась Саша.

– Не важно? – воскликнула Алиса, вставая с дивана. – Очень даже важно!

Она принялась мерить палату шагами.

– Сердце Дьявола! – остановившись, она топнула ногой. – Твою мать!

– Сердце Дьявола? – расхохоталась Саша. – Что за бред? Не хотят же они, чтобы ты достала Сердце Дьявола?

– Мы говорим о камне, ага? – вспыхнула Алиса. – Это не настоящий дьявол, и не настоящее сердце – мы ведь все это понимаем?

– Да куда уж мне! – Саша развела руками. – С нашим-то свиным рылом да в калашный ряд!..

– Прости, – смутилась Алиса. – Я только не поняла, а что в этом смешного?

– Смешно то, что это все равно, что послать тебя за луной, за солнцем... Нечто заранее невозможное.

– Но почему?! Я же наследница Елены...

– Екатерина и Елене сердце не отдаст! – перебила Саша. – Только, если ее убить.

– Ха! – фыркнула Алиса. – А кого лучше убить: Марика или Екатерину? Хороший у меня выбор, да?

– А тебе не интересно, кто его проклял?

– Лиза? – предположила Алиса.

И тут Саша опять захохотала – да так звонко, задорно, что даже повалилась на кровать и схватилась за живот.

– Не могу... – она, наконец, вытерла слезы. – Извини... Знаешь, предположить, что Лиза вошла в связь с демоном, это все равно, что представить, будто Валуев – гомосексуалист.

– Валуев, который боксер? – уточнила Алиса.

– Да...

– То есть это нереально?

– На сто процентов! – заверила ее Саша.

– И кто же тогда его?..

– Выясни, и полдела будет сделано.

Наконец, одна из них догадалась, что продолжать разговор в палате не имеет смысла, суши неблагодарная Саша отнесла медсестрам, они еще немного потрепались и разъехались.

За рулем, двигаясь в неизвестном направлении, Алиса поняла, что догадывается, кто все это затеял. Цель была не очень ясна, отчего Алисе померещилось, что ее просто хотят свести с ума – и это единственная цель анонимных интриганов. Но если она права, выхода у нее нет. Другого выхода – кроме того, через который ее, в кандалах и под конвоем, ведут к решению проблемы, что устраивает ее невидимого врага.

Ладно. В конце концов, хватит строить из себя идиотку. У нее пока еще есть шанс всех их переиграть. Потому что у нее есть фора – ее держат за дурочку, а она, на самом-то деле, не дурочка.

Черт! А если они правы, и она все-таки дурочка?

Нет. Она не даст им себя в этом убедить. Сами они... дурочки.

Алиса сменила направление и вернулась на квартиру к Марику. Здесь все им пахло. Духи. Гель для душа. Одежда.

Может, он и не нравится Фае, но он нравится ей, Алисе, – и это именно тот мужчина, с которым она хочет быть так долго, чтобы даже не задумываться – сколько. И это мужчина, который принял ее такой, какая она есть – ведьмой. Он все о ней знает, и даже если бы под человеческой кожей скрывался бледно-зеленый инопланетянин, он все равно бы ее любил. В этом она уверена. Уверена первый раз в жизни. Это нельзя объяснить, понять – можно только чувствовать, и она знала – раз Марика подставили, чтобы добиться от нее того, чего они хотят, то она готова к войне. Она не пойдет у них на поводу, она сначала спасет любимого, а потом отомстит.

Алиса вытащила из сумки телефон, который, как всегда, выскочил из специального кармашка и затерялся среди всевозможного барахла, и позвонила Лиле.

– Ты ведь знаешь, где живет Екатерина? – поинтересовалась Алиса.

Лиля тяжело вздохнула.

– Я все равно узнаю! – пригрозила внучка.

– Ты не думала, что лучше оставить все как есть? – спросила Лиля.

– Думала. И пришла к выводу, что это самый плохой вариант среди худших.


Глава 25 | Когда Бог был женщиной | Глава 27



Loading...