home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 29

Они спустились на первый этаж, а оттуда, через потайную дверь, в подвал. В подвале было тепло и сухо – там тоже имелся холл, из которого вело несколько дверей. В одну из них Елена и пригласила Алису. В комнате уже хозяйничала Фрося. «Значит, имел место преступный сговор», – подумала Алиса, все же несколько обеспокоенная столь быстрым течением событий. Ее уложили на стол с мраморной столешницей, на котором лежала махровая простыня. Фрося протерла ей спину едким раствором, пахнувшим, как смесь нашатыря и перекиси водорода. Екатерина самолично преподнесла ей стакан с горячим напитком, который выглядел так, словно его сделали из смеси толченой древесной коры и прокисшего молока. Напиток практически вырубил Алису – она расслабилась и погрузилась в сладкую дрему, но краем глаза все же увидела жуткий предмет – длинную острую деревянную иглу.

– В чернилах содержится яд анчара, так что, извини, будет больно, – предупредила ее Екатерина.

И было больно. Хорошо, что ее напоили этой дрянью – она все же не так остро реагировала на то, что все вены и артерии горели пламенем – изнутри жгло так, что хотелось убежать отсюда и прыгнуть в холодное море. Алиса скрипела зубами, кусала полотенце, орала, капризничала, просила стакан яду, чтобы не мучиться, но Екатерина только бубнила «ничего-ничего», а сволочь Фрося держала ее за ноги.

И вдруг все кончилось. И боль, и пытка. Екатерина плюхнула ей на спину банку мази, которая впитывалась полчаса, но впиталась без остатка, и сказала, что можно посмотреть. Ее поставили перед одним зеркалом, сзади Фрося держала другое, и Алиса увидела наконец что на правой лопатке у нее теперь черный тигр, у которого на шкуре вместо полосок – загадочные знаки.

– Он защитит тебя, – убеждала Екатерина.

Но у Алисы уже не осталась сил, чтобы верить или не верить. Она устала, хотела спать и ни о чем не думать.

Екатерина не пустила ее домой – уложила в огромной спальне на такой огромной кровати, что к ней в самый раз было бы лестницу приставить, чтобы легче забираться. Кровать оказалась крейсером, который увез Алису в мир самых сладких в ее жизни снов. Без всякой Елены.

Екатерина держала ее у себя неделю. Учила. В основном тому, как ее, глупую Алису, могут облапошить. Алиса не жаловалась – с Екатериной было интересно.

Но однажды, в солнечный вторник, Екатерина сообщила, что наступила пора расставаться.

– Я скоро уеду отсюда, – заявила она. – Это место засвечено. Хочется туда, где никто меня не найдет. Может, в Тибет. Может, в Индию. Подальше. Ты хорошо запомнила то, чему я тебя учила?

– Лучше не бывает! – поклялась Алиса, которой действительно казалось, что за семь дней она поумнела лет на двадцать.

– Тогда прощай.

– Прощайте.

Они не пожали рук, не обнялись, не поцеловались. Но Екатерина смотрела ей вслед, пока машина не скрылась за поворотом.

Фрося отвезла Алису к Татьяне, открыла багажник, где лежал Он. Екатерина сказала, что Алиса должна познакомиться с Сердцем Дьявола лишь тогда, когда узнает о нем все, что знает Екатерина, но и этого будет мало, так как всего о камне не знает никто. А знакомство должно состояться без посторонних. Это традиция.

Поэтому Алиса спешно попрощалась с Фросей, схватила ларец из платины и закрылась в доме. Был уже вечер, стояла полная луна – лучшего времени и не придумаешь. Алиса зажгла побольше свечей, выключила свет, открыла окно, села на ковер, скрестив ноги, поставила ларец перед собой и с трудом перевела дыхание. Она волновалась.

Как и учила Екатерина, преклонила голову и произнесла – по мере возможности почтительно и уверенно:

– Призываю тебя на правах законной владелицы, по завещанию, с полного согласия завещателя – дай мне свою силу!

С этими словами Алиса нажала на хитрые застежки – и они открылись. Значит, все верно.

Дрожащими руками Алиса подняла крышку – и ее сердце замерло!

На серебристой бархатной подушке лежал самый красивый камень в мире. Казалось, ему не нужен солнечный свет – лучи переливались и искрились будто сами по себе, а изнутри шло удивительное красное сияние. Он не был алым. Вранье. Не был красным, как кровь. Не был и вишневым, как большинство рубинов. Он был странного красного, с синеватым отливом, с чернотой цвета – и завораживал, манил, на него хотелось смотреть бесконечно, как на костер.

Алиса все же вышла из оцепенения и протянула к алмазу руки. Почувствовала тепло. Он не был холодным – он действительно был живым, хранил жар Преисподней и страстную натуру первого владельца. Дьявольский камень. Алиса задумалась: а хочет ли она иметь его, несмотря на всю эту невозможную красоту, готова ли она стать одной из тех, кого отметил сам Сатана?

«Вот на этом ее и поймают!» – отозвалось в душе. Елена ведь обязательно скажет, что она, Алиса, не готова, что это не честь, а жертва... Ух ты! Какая она стала проницательная! Интересно, это алмаз уже действует?

Она вынула его из ларца. Камень крепился к изящной, почти незаметной оправе из платины, а к оправе, в свою очередь – кожаный ремешок. Глаза не видят – руки делают: Алиса и сама не заметила, как надела его на шею и устремилась к зеркалу. Вот черт, как же красиво!!! Сколько она там стояла? Год? Но оно того стоило – это было так прекрасно, что ни в сказке сказать, ни пером описать! Чистая, концентрированная красотища! Она будет с ним спать, мыться и заниматься любовью! Кстати, Екатерина сказала, чтобы она именно так и делала – не ради безопасности, а чтобы постоянно поддерживать с талисманом контакт.

Алису переполняла неудержимая радость: она сделала это, получила алмаз, всех обыграла! Так стоит ли ей, победительнице, оставаться в этой дыре? Спать ничуть не хотелось – тем более, она сегодня проснулась в четыре, так что в путь! Накидав вещи в чемодан, подхватив ларец, Алиса бросилась к машине.

Бедная Света, кажется, не очень поняла, почему ее будят в третьем часу ночи, но ключи забрала – а это главное, и Алиса отправилась в путь.

Обратная дорога уже не казалась такой долгой – знакомые места, да и она не спешила.

Через три дня, чистая и выспавшаяся, в половине двенадцатого ночи она въехала в Москву.

Ее терзали предчувствия. Добрые. Казалось, весь мир у ее ног!

Минут за сорок – в Москве даже ночью пробки! – добралась до больницы, и осторожно, накинув невидимые чары (конечно, она была вполне видимой, просто ее никто не замечал и не слышал – что-то вроде светоотражающего крема), подкралась к палате. Интересно, Марк уже жив? То есть не в коме? В палате слышались голоса. Наверное, медсестры по двое ходят.

Алиса только было собралась скинуть чары, но что-то ее остановило. Конечно, медсестрам она быстро внушит, что имеет право находиться в это время в больнице... Но... Присутствовало тут некое непонятное «но». Может, открыть дверь? Персонал ее уж точно не увидит. Но вместо этого Алиса прокралась в ординаторскую, похитила стакан, приложила его к двери – осторожно-осторожно, и прислушалась.

Это Марк! Точно Марк! Сердце подпрыгнуло и зависло в полете.

– И куда она делась? – сердился Марк.

– Да вроде выехала оттуда! Я звонила!

Голос точно принадлежал Лизе. Алиса не могла ошибиться. Свободной рукой она непроизвольно вцепилась в алмаз. Исходящее от него тепло успокаивало.

– Как ты думаешь, она его достала? – Марк казался обеспокоенным.

– Откуда я знаю?! – шипела Лиза. – Я волнуюсь не меньше твоего! Что ты делаешь? – она захихикала. – Черт! Здесь? А если она где-то рядом и сейчас завалится сюда? А?

Марк бурчал что-то невнятное, но Алиса уже не хотела слушать, потому что все и так было ясно. Они были в сговоре! Вот кто ее заговорил! Вот кто подстроил аварию и это якобы проклятие! Ну, Саша Лемм! Лахудра! Не догадалась!

Думать было больше не о чем. Алиса распахнула дверь и вошла в палату.

Немая сцена.

Он задрал Лизе майку, а Лиза вцепилась ему в причинное место.

– А вот и я, – сказала Алиса и села на вторую кровать. – Как поживаете?

Она никогда не думала, что выражение «позеленел» – это буквально. Лизина кожа приобрела страшный зеленый оттенок, кровь отлила от лица, а глаза будто запали внутрь. Марк же, наоборот, раскраснелся.

– Надеюсь, ты все это делаешь, не приходя в сознание, – сказала ему Алиса.

– Дело в том, что... – промямлил он.

– Ты достала алмаз? – Лиза неожиданно пришла в себя.

– А как ты считаешь, стоишь ты того, чтобы тебе отвечать? – поинтересовалась Алиса.

– Нет? – у Марка вдруг прорезался голос.

– Вы, наверное, думаете, что все так просто – я пришла к Екатерине, мы вежливо поболтали, она передала мне алмаз и проводила до аэропорта? – съязвила Алиса.

– Понятно! – буркнула Лиза и схватила сумку.

Алиса решила, что та уходит, но она лишь вытащила из сумки папку, из папки листок, нашла ручку и положила все это на тумбочку рядом с Алисой.

– Что это за хрень? – спросила та.

– Завещание, – усмехнулась Лиза. – Все творческое наследие, все права и все долги ты передаешь Елене, без вести пропавшей, когда бы она ни появилась, чтобы забрать их.

– Очень мило, – кивнула Алиса. – И с какой же стати?

– Извини, тебе не повезло. – Лиза всплеснула руками. – Как и многим другим. Нам нужна новая наследница.

– Лиза, не подумай, что я тебя отговариваю, или хочу на тебя, не дай бог, повлиять, но неужели ты не думала о том, что Елене не нужна столь бездарная, недалекая и глупая помощница, как ты?

– Зато я верная. И это ты в жопе, – хмыкнула Лиза. – К тому же у меня есть Марк.

С этими словами она прижалась к нему, и на лице у нее появилось отрешенное выражение по уши влюбленной женщины. Некая мысль сверкнула в голове Алисы, но, к сожалению, быстро исчезла.

– А с какой стати мне подписывать этот документ? – Алиса указала на завещание. – Что мне это даст?

– Все как в кино, моя хорошая, – произнес Марк. – Ты можешь принять смерть быстро и без боли, а можешь умирать – долго и мучительно. Просто за такую вульгарную развязку, но это работает.

– Сейчас, – Алиса подняла вверх указательный палец, – то есть ты со мной нарочно познакомился...

– Познакомился ненарочно, – перебил ее Марк. – Это судьба. Нам просто повезло. А вот дальше все развивалось по плану.

– Подожди! – воскликнула Алиса. – А это... проклятие?

Марк усмехнулся.

– Твоя Саша – пытливая девица, я даже испугался. Но магия слишком древняя и неизученная наука, поэтому кое-чего она все-таки не поняла. Проклятие было, но оно – лишь маскировка. Это удивительная техника, и владеет ею один-единственный демон. Мой крестный. Так что я всего лишь спал, а все считали, что я в коме или проклят – как угодно.

– Круто! – оценила Алиса. – А кто из вас навел на меня любовные чары?

– Я! – Марк широко улыбнулся и поцеловал Лизу в макушку.

И снова Алисе показалось, будто что-то тут не так.

– Подписывай! – Лиза указала на завещание.

– Слушайте, я что, и правда, умру? – спросила Алиса.

– Это не страшно. Ведь есть же загробный мир, – утешил ее Марик.

– Черт! Что у вас тут так душно?! – Алиса сделала вид, что волнуется.

А они лишь молча смотрели на нее.

И тут она резко расстегнула кенгурушку. И они замерли. Обомлели. Впали в транс.

– Твою мать! – заорал Марик и бросился к ней.

Чуть было не схватил алмаз, но вдруг согнулся пополам, словно от удара в дых.

– Даже и не думай, – посоветовала Алиса.

Лиза же просто тихо скулила.

– Он мой! – как самый настоящий псих заорал Марк.

– Я все понимаю, но формально он мой, – с подлой ухмылкой разуверила его Алиса.

Эти слова привели его в бешенство. Честное слово, более невменяемых людей Алиса не видела.

– Формально?!! Формально?! – бушевал Марк. – Это мой, наш алмаз! Он принадлежит нашей семье! И тебе, сука, и той твари он не достанется!

Марик с корнем выдрал из стены железный держатель для телевизора – все это сопровождалось страшным грохотом, так как ящик упал, и, разумеется, разбился – хорошо хоть этот псих случайно вырвал штепсель из розетки – и попер на Алису. Но она уже чувствовала силу талисмана. И, конечно, ничего у него не вышло. Марк размахнулся, но держатель улетел в окно.

– Я так и знала – тут что-то не так! – воскликнула Алиса. – Ты принадлежишь к роду того самого демона, который подарил камень Елене? А она знает?

Лиза покачала головой.

– На что вы рассчитывали? – расхохоталась Алиса. – Что я размякну от чувств и подарю ему алмаз? Вот этому? – И она ткнула в Марка, который, действительно, выглядел ужасно – лицо у него побагровело, в уголках губ скопилась запекшаяся слюна, а руки тряслись, как у заправского алкаша. – Неужели, ты, дурища, не понимала, что он ведет свою игру. Что он бы тебя бросил или уничтожил, как только я добыла бы алмаз? А если бы алмаз достался Елене, он бы метнулся к ней – думаю, на меня он не рассчитывал – умом не вышла, а вот Елена имеет необъяснимую слабость к мужчинам его рода! Так? – прикрикнула Алиса на Марка, который успел побледнеть и только глаза таращил. – Хороший план! – Алиса похлопала его по плечу. – И он бы, возможно, удался. Правда, есть кое-что, о чем вы не знаете, и это кое-что сильно вам помешало. А во-вторых, зачем вы развели шуры-муры в больнице? Здесь?!

– Я звонила, и мне сказали, что ты выехала сегодня днем, – произнесла Лиза. – Женщина с жутким голосом. Света, кажется.

Наверное, это было озарение.

Номер Светы все еще был у Алисы в трубке, так что она позвонила и осведомилась, все ли в порядке.

Света хрипела, сипела и гундосила. Она заболела, и вместо нее вчера в доме была Фрося – она и сказала как надо.

Алиса усмехнулась. Бонус от Екатерины.

– Ребята, вы упали в собственную яму! – сообщила Алиса и ушла, на прощание порвав завещание в клочья.

Конечно, обидно было потратить столько времени ради Марка, который оказался мерзавцем и скотиной. Но, с другой стороны, у нее есть алмаз. И она, кажется, первый раз в жизни хоть в чем-то уверена. В ком-то. В себе. На все девяносто девять и девять десятых процента. У нее есть все для счастья, и она не позволит себе все обгадить. И главные демоны – не те, что ждут нас снаружи, а те, что внутри нас, те, которых мы сами в себе взрастили.

– Фай! – прокричала она в трубку, когда ее, наконец, соединили. – Ты была права. Марк – презерватив!

– Ура! – возопила подруга. – Вернулась! Ты живая-здоровая?!

– Более чем! Я на коне и со щитом!

– А эта штука?

– При мне!

– Ух ты!.. – восхитилась Фая. – Ну ты даешь! Слушай, ты ко мне или сразу поедешь уничтожать этот долбаный банк, мать его?

– Ну, уж нет! Сначала к тебе! Я хочу есть, пить и веселиться!

– Тогда я позвоню Масику – он быстро все организует на высшем уровне!

Они распрощались, и Алиса поехала домой. Потому что дом – это не то место, где ты родился, женился и прописался. Дом – это там, где тебя любят.


Глава 28 | Когда Бог был женщиной |



Loading...