home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

– В Вайкинге ветер северо-западный, пять-шесть в секунду, постепенно ослабевающий до трех-четырех, осадки, – бормотал Прогноз. – В Северном и Южном Атшире ветер северозападный, осадки…

Он сидел за рулем своей машины – маленького, насквозь проржавевшего «фиата-панды». По радио какой-то зануда, сам толком не врубавшийся, что за ахинею несет, расписывал, как легко сделать по Сети покупку за чужой счет. В общем, сегодня во время поездки по дороге, тянувшейся вдоль Шорэмской гавани – коммерческого порта Брайтона и Хоува, – скверный прогноз погоды звучал вполне уместно.

Слева промелькнул Суссекский яхт-клуб, а за ним – ангар, справа – ряд домов с террасами. Прогноз вновь ехал к Джонасу Смиту, или, как его звали на самом деле, Карлу Веннеру. Этот толстяк начинал ему надоедать. Вообще-то он с ним связался, чтобы отомстить людям, на которых работал, тем, кто достал его по-настоящему. А теперь, видите ли, бросай все дела по первому свистку Веннера и лети к нему, поскольку этот самый чертов Веннер отказывается общаться по телефону или электронной почте, как все нормальные люди. А вдобавок вечно устраивает какие-то идиотские шпионские игры: опасаясь слежки, заставляет тащиться либо, как в прошлый раз, в отель, либо, как сейчас (что случается гораздо реже), к себе в офис.

Оставив позади дома и сухой док для ремонта яхт, Прогноз включил указатель правого поворота и, дождавшись просвета в потоке машин, так дал по газам, что мотор взвыл от неожиданной нагрузки. Теперь он катил по промышленной зоне Портелэйд-Юнитс. Отсюда было легко разглядеть здание, куда он держал путь: то самое, где на крыше стоял похожий на черное насекомое-мутанта вертолет – личный вертолет Веннера.

Миновав древний терминал, Прогноз затормозил на стоянке возле огромного современного ангара рядом с большим черным «мерседесом» – одной из тачек Веннера. Вывеска на стене ангара гласила: «Оушиэник & Оксидентл импорт/экспорт».

Прогноз выключил мотор, но еще некоторое время продолжал слушать «Радио файв лайв», раздумывая, не позвонить ли им по мобильнику и не поставить зануду на место. Однако время поджимало – скоро надо было возвращаться на работу. Бормоча про себя: «В Фортиз, Кромарти, Тайне и Доггере ветер северо-западный, семь-восемь в секунду…», он вылез из машины, запер ее, методично проверил все дверцы и направился к боковому входу. Встав лицом к объективу камеры видеонаблюдения, он нажал на кнопку переговорного устройства.

Почти сразу зажужжал зуммер, и послышалось негромкое «клинк!», означавшее, что замок открылся. Прогноз толкнул тяжелую дверь и вошел в ангар размером с футбольное поле, заставленный массивными серыми контейнерами. Двое здоровяков в комбинезонах со славянскими физиономиями – один с татуированной бритой башкой, другой – с длинной черной гривой – посмотрели на него, кивнули (дескать, узнали) и вновь занялись контейнером, установленным на передвижном подъемнике.

Прогноз, успевший взломать защиту компьютерной системы компании и порыться в накладных, знал, что находится в этих контейнерах. Примерно половина из них содержала вполне легальные товары – в основном запчасти к сельхозтехнике и удобрения, зато другая… Угнанные экзотические машины для России и Среднего Востока, военное снаряжение для Сирии и Северной Кореи, просроченные лекарства для Нигерии…

Однако Прогноз не собирался сообщать Веннеру о своих открытиях. Все, чего он хотел, – это по-быстрому встретиться с ним, рассказать, что узнал, и вернуться на работу. А вечером у него свидание с Моной… на одном интересном чат-сайте в Интернете, уже третье по счету. Мона работала в американской компании «IТ» в Бойзе, штат Айдахо, и беседовали они в основном о проблемах окружающей среды.

Самым крутым в Моне было то, что она тоже читала Роберта Энтона Уилсона, да и вообще у них было много общего. Она была согласна с Прогнозом, что очень скоро люди научатся загружать свои мозги в компьютеры и вести виртуальное существование, освободившись от всей этой бренной шелухи в виде биологической плоти.

Огромный грузовой лифт вознес его на второй этаж.

– В Фортиз и Доггере давление постепенно падает, – сообщил он поджидавшему его у дверей лифта Мику Брауну в сером спортивном костюме от Прады и белых туфлях.

Этот проклятый албанец никогда не слушал о погоде. Он не имел ни малейшего понятия, о чем глаголет Прогноз, да и плевать на это хотел. Некоторое время он жевал резинку – как обычно, с полуоткрытым ртом, выставив напоказ свои крошечные, но острые зубки и равнодушно глядя на Прогноза: его смущенное выражение лица, нечесаные патлы, мятую белую рубашку, бежевые брюки, нечищеные серые ботинки… Албанца интересовало лишь одно: нет ли у него при себе оружия. И вовсе не потому, что он в чем-либо подозревал этого чокнутого мистера Фроста, – просто ему за это платили, вот он и проверял всех подряд.

Фигура у Фроста была хлипкая, и выглядел он слабаком. Такого будет легко прибить, когда придет время. Но и кайфа никакого. Албанец предпочитал бойцов, потому как приятно немного поразвлечься, когда тебе пытаются дать сдачи, особенно бабы.

– Мобильник? – спросил он со своим утробным акцентом.

– Не захватил.

– Оставил? В машине или на работе?

– На работе, – солгал Прогноз. – Как мне и велели.

Прямо напротив лифта находилась массивная дверь с электронным замком и видеокамерой. Албанец достал карточку из кармана, прижал ее к замку и, толкнув тяжелую дверь, жестом пригласил Прогноза пройти внутрь.

Войдя, Фрост мгновенно уловил знакомую вонь застоялого сигарного дыма. Они зашли в маленькую, голую комнатку без окон, застеленную дешевым ковролином. Из мебели здесь был лишь старый металлический стол, по-видимому купленный на распродаже старого конторского оборудования, вращающееся кресло, плазменный телевизор на штативе, по которому шел футбольный матч, и пять мониторов: один показывал пространство перед дверью офиса, а четыре других давали круговой обзор здания.

– Жди здесь, – приказал албанец и, пройдя в дальний конец офиса, скрылся за дверью.

Почти сразу Прогноз услышал возбужденные голоса. Веннер что-то кричал, но звук был слишком глухим, чтобы можно было разобрать слова.

Прогноз уставился на телеэкран. Было время ленча – еще одна причина для раздражения, он пропускает уже второй ленч на этой неделе только потому, что его выдергивает к себе Веннер. Прогноз опустил голову и, сосредоточив взгляд на крошечном кусочке фольги, застрявшем в волокнах ковра, стал раздумывать, как бы ему набраться смелости, чтобы объявить толстяку, что он больше не желает на него работать. Потом вновь глянул на экран и пожалел, что вместо этого дурацкого футбола не показывают «Стар трек». «Стар трек» придавал ему смелости и вдохновения. Время от времени он представлял себя в роли некоторых персонажей. Идти вперед, не ведая страха…

– Мм… – промычал Неробкий Прогноз, прочищая горло и по-прежнему размышляя, как бы набраться смелости.

Карл Веннер будет чертовски недоволен…

Его размышления прервал звук открывающейся двери и визгливый выкрик с луизианским акцентом:

– Чтоб глаза мои больше не видели эту гребаную маленькую сучку! Эта дрянь, мать ее так, меня укусила!

Через секунду из двери вылетела маленькая, до ужаса перепуганная девочка. Судя по всему, она была уроженкой Восточной Европы. Стройная фигурка, длинные каштановые волосы растрепаны, яркая помада размазана по подбородку… На ней были туфли на высоком каблуке, блузка с глубоким вырезом и мини-юбка – настолько короткая, что едва вписывалась в рамки приличий. Под правым глазом у нее набухал свежий рубец, вполне готовый вскоре превратиться в лиловый фингал, на левой скуле виднелся след от такого же удара, но здесь кожа лопнула и кровоточила, обе руки – сплошь в синяках.

Прогноз никак не дал бы ей больше двенадцати.

На секунду девочка посмотрела ему в глаза, словно собираясь взмолиться о помощи, но он поспешно отвернулся, вновь уставившись на кусочек фольги. Прогнозу было безумно жаль бедняжку, но он остро чувствовал свою беспомощность и от этого только еще сильнее захотел послать Веннера подальше. Впрочем, не раньше, чем тот ему заплатит.

Албанец заговорил с девочкой на непонятном Прогнозу языке. Та отозвалась возмущенно-визгливым тоном, слишком сварливым для ее юных лет, и вновь, обернувшись, с отчаянием посмотрела на Прогноза, но тот продолжал пялиться на ковер и что-то бормотать себе под нос.

Затем он почувствовал на плечах чью-то тяжелую лапу, и его обдало привычной сигарной вонью, смешанной с испариной и лишь чуть-чуть смягченной запахом одеколона «Ком де гарсон зом» (Прогноз знал это, поскольку недавно, коротая время перед полетом, запомнил ароматы всех одеколонов в магазине «дьюти-фри» Гатуикского аэропорта).

– Представляешь, Джон, ей, видите ли, не хочется в задницу! – негодующе пропыхтел Карл Веннер. – Что ты на это скажешь?!

Казалось, каждая складка его слоновьей туши трясется от ярости, на щеке красовалась свежая царапина. Его обычно безупречно уложенная серебристая шевелюра на сей раз была растрепана, а «хвост» почти вылез из-под резинки. Изумрудного цвета рубаха, лишившаяся половины пуговиц, неопрятно болталась на валиках бледного жира, нависавших над блестящим поясом. На побагровевшей от злости и возбуждения физиономии четко проступали сухие пятна псориаза, которые Прогноз замечал и раньше. Толстяк дышал с таким свистом, словно его вот-вот хватит удар.

– Эта дрянь, видите ли, не любит, когда ее трахают в жопу! – издевательским тоном продолжал Веннер. – Поверить не могу!

Своего мнения на этот счет у Прогноза не было, а потому, чувствуя, как вся масса Карла Веннера поворачивает его вокруг своей оси, лишь пробормотал нечто неопределенное.

На секунду оба застыли, а затем Веннер свирепо зыркнул на мистера Брауна.

– Делай с этой сучкой все, что хочешь, а потом избавься от нее!

То, что его втянули в эту мерзость, по сути, заставили в ней участвовать, не входило в условия договора, но тогда Прогноз не понимал подлинной натуры своего работодателя – до тех пор, пока, будучи опытным хакером, не изучил прошлое Веннера, залезая в его личные файлы.

Впервые Прогноз столкнулся с Веннером в Интернете на чат-лайне для технарей, которые обменивались информацией и подсовывали друг другу всевозможные коварные головоломки. Веннер бросил ему вызов, поставив перед ним задачу, которая по тем временам считалась чисто гипотетической. Вопрос заключался в следующем: возможно ли разместить в Интернете веб-сайт таким образом, чтобы непосвященный никоим образом не сумел его обнаружить. У Прогноза такая система уже была, и он подумывал предложить ее британской разведке, но его чертовски напугала война с Ираком. В любом случае, он не доверял никаким правительственным учреждениям.

Веннер втащил его в свой похожий на пещеру офис, занимавший большую часть верхнего этажа ангара. Это было огромное и бездушное помещение без окон с таким же дешевым напольным покрытием, что и на охранном посту, и почти столь же скудно обставленное, не считая небольшой секции в глубине с несколькими набитыми компьютерами стойками, знакомыми Прогнозу от и до, поскольку он сам же их и монтировал.

Рабочий стол Веннера, где помимо четырех ноутбуков были только стеклянные пепельница с двумя сигарными окурками и ваза шоколадных батончиков, ничем не отличался от собрата по соседству. Рядом стояли старое кожаное кресло и длинный диван, обитый довольно потрепанной коричневой кожей. Прямо перед ним на полу валялись крошечные кружевные трусики. Над головой по металлической крыше ангара барабанил дождь.

Как всегда, словно из ниоткуда, материализовались двое молчаливых и неулыбчивых русских коллег Веннера и, заняв места по обе стороны толстяка, едва заметно кивнули Прогнозу.

– Слушай, а ведь она, мать ее, и впрямь цапнула меня до крови! Смотри! – Выдохнув густую струю сигарного дыма, Веннер показал ему толстый, как сарделька, указательный палец с обгрызенным ногтем.

Внимательно рассмотрев глубокие пунктирные отметины на первой фаланге, Прогноз нахмурился:

– Вам нужен укол против столбняка.

– Столбняка?

Прогноз, вперив взгляд в лежавшие на ковре трусики, начал раскачиваться взад-вперед, словно в трансе.

– Столбняка? – обеспокоенно переспросил американец.

По-прежнему пялясь на валявшиеся у него под носом трусики, Фрост медленно заговорил:

– Содержание бактерий в человеческой слюне в значительной степени превышает аналогичные показатели у любого другого животного. Именно поэтому оральные контакты смертельно опасны. Вы представляете, сколько микроорганизмов обитает на слизистой оболочке человеческого рта?

– Нет.

– Более миллиона на квадратный миллиметр, – продолжая раскачиваться, сообщил Прогноз. – При этом свыше ста девяноста различных видов.

– Потрясающе. – Веннер с сомнением уставился на ранку. – Ну ладно, к делу! – Он возбужденно описал небольшой круг по комнате и потер жирные ладони. Судя по выражению лица, его настроение полностью изменилось, а интерес к бактериальной теме угас. – Ты раздобыл информацию?

– Мм… – Прогноз, по-прежнему раскачиваясь, не сводил глаз с трусиков. – А что… мм… с этой девочкой? Что с ней будет?

– Мик отвезет ее домой. А тебе-то что?

– Мм… нет, со мной… все о'кей.

– Ты принес то, о чем я просил? То, за что, мать твою, я плачу тебе деньги?

Расстегнув задний карман брюк, Прогноз достал маленький, сложенный вдвое листок в клеточку, вырванный из блокнота, и передал его Венеру. Тот утробно хмыкнул:

– Уверен на все сто?

– Да.

Похоже, такой ответ толстяка вполне устроил, ибо он, переваливаясь, как утка, направился к столу, чтобы его прочесть.

На листке был записан адрес Тома и Келли Брайс.


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава