home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

С точки зрения Роя Грейса, профессор Ларс Йоханссон больше походил на банкира международного класса, нежели на ученого, который в поисках редких насекомых провел большую часть жизни, ползая по пещерам, болотам и неприветливым джунглям всего земного шара. Во всяком случае, этот высоченный англичанин шведского происхождения, с аккуратно подстриженными светлыми волосами, в вечно съезжающих на кончик носа полукруглых очках в роговой оправе и облаченный в модный, но неброский костюм, производил впечатление человека, не слишком склонного отказываться от городского комфорта.

Он встретил Грейса, сидя за большим столом в своем захламленном кабинете на самом верхнем этаже лондонского Музея естественной истории в окружении стеклянных ящичков, пузырьков с редкими экспонатами, микроскопов, медицинских инструментов и весов. Рой усмехнулся: комната живо напоминала декорации к очередному фильму об Индиане Джонсе.

Они познакомились и подружились несколько лет назад на Международной конференции Ассоциации специалистов по раскрытию особо тяжких преступлений, ежегодно проходившей в различных американских городах, которую Грейс посещал постоянно. В обычных обстоятельствах он отправил бы к Иоханссону кого-нибудь из подчиненных, но знал, что сам получит ответы быстрее.

Энтомолог достал целлофановый пакетик с жуком из плотного, снабженного ярлычком пакета для улик и, оглядев его со всех сторон, спросил с легким шведским акцентом:

– Рой, он прошел дезинфекцию?

– Конечно.

– Стало быть, его можно оттуда вытащить?

– Совершенно верно.

Иоханссон осторожно извлек пинцетом двухдюймового жука и положил на блок гигроскопической бумаги. Пока он молча разглядывал насекомое сквозь большое увеличительное стекло, Грейс с благодарностью прихлебывал кофе, грустно думая о так и не состоявшемся свидании с Клио, которое пришлось отменить, поскольку сначала надо было мчаться сюда, после чего предстояло вернуться в управление на необычно поздний инструктаж с членами бригады. Он так долго ждал этой встречи, что теперь, лишившись возможности увидеться с Клио, чувствовал сосущую пустоту внутри. Но во всяком случае, они договорились о новом свидании на субботу, то есть через два дня. Что ж, нет худа без добра: по крайней мере, он успеет решить вопрос с одеждой.

– Хороший образец, Рой, – одобрительно кивнул Иоханссон. – Очень хороший.

– Что ты можешь о нем сказать?

– Где именно ты его нашел?

Грейс объяснил, где именно, но энтомолог, к его чести, и глазом не моргнул.

– Тогда все сходится. Донельзя извращенно, но вполне понятно.

– Понятно? – переспросил Грейс. – Что тебе понятно?

– В частности, его местонахождение – по причинам, которые сейчас станут ясны и тебе. – Ларс хитро усмехнулся.

– Я весь внимание.

– Тебе прочесть лекцию по биологии для второго курса об этом маленьком приятеле? Или достаточно краткого описания?

– Изложи самую суть – мне придется пересказывать все это людям, еще менее восприимчивым, чем я.

Энтомолог хмыкнул:

– Его латинское название – Copris lunaris, и этот экземпляр более-менее достигает своей обычной длины, то есть примерно от пятнадцати до двадцати пяти миллиметров. Ареал распространения – Южная Европа и Северная Африка.

– Но у нас не водится нигде?

– Разве что в зоопарке.

Грейс нахмурился, обдумывая услышанное.

– Древние египтяне считали его священным, – продолжал профессор. – Также он известен как жук-навозник или скарабей.

И тут Грейса осенило.

– Навозник?!

– Это его самое распространенное название. Головой и передними лапками он сгребает навоз и лепит из него шарик, а потом катит в поисках подходящего места, где его можно закопать, чтобы вылупившееся потомство сразу получило пищевой запас.

– Замечательное лакомство, – фыркнул Грейс.

– Лично я предпочитаю шведские фрикадельки.

Рой на мгновение задумался.

– Стало быть, то, что его засунули в ректальный проход убитой женщины, имеет какой-то скрытый смысл?

– Весьма извращенно, но ты прав.

Под окном, завывая сиреной, промчалась патрульная машина.

– Думаю, будет логично предположить, что мы имеем дело с кем-то, придерживающимся совершенно иной системы ценностей, нежели наша, – морщась от отвращения, сказал Грейс. – Но, Ларс, какое отношение это имеет к Древнему Египту?

– Сейчас я тебе все распечатаю, это весьма любопытно.

– Это поможет мне найти убийцу?

– Несомненно. Во всяком случае, не каждому известно о символическом значении жука. На мой взгляд, именно из этого тебе и стоит исходить. Рой, ты никогда не был в Египте?

– Нет.

– Нет? – Профессор заметно оживился. – Если попадешь в Луксор, в Долину царей или в любой другой храм, то увидишь их изображения повсюду: скарабеи были неотъемлемой частью культуры Верхнего и Нижнего Египта. И конечно, им придавалось огромное значение в погребальных обрядах.

Пока Йоханссон искал в компьютере нужные сведения, Грейс отхлебнул еще кофе, прикидывая, что ему еще предстоит сегодня сделать.

Двадцать минут назад ему позвонила детектив-констебль Эмма Джейн Бутвуд и сообщила, что пришел отчет об анализе ДНК: ни в каких файлах данные жертвы не значатся. За последний час еще одну пропавшую женщину удалось вычеркнуть из списка. Образцы ДНК, взятые с вещей остальных, с курьером отправлены в лабораторию. Что ж, будем надеяться, что один из них совпадет. Если нет, то тогда придется немедленно расширять зону поисков.

Неожиданно принтер выплюнул лист бумаги буквально в паре дюймов от локтя Грейса, изрядно его напугав.

– Погребальные обряды?

– Да.

– Ларс, но каково в этих обрядах значение самого жука?

– Их клали в могильники как гарантию вечного возрождения.

Несколько минут Грейс осмысливал эту новость. С кем они имеют дело? С религиозным фанатиком? С обладателем извращенного чувства юмора? Это явно был человек образованный – во всяком случае, достаточно начитанный, чтобы иметь представление о культуре Древнего Египта… и чтобы ввести в анус покойной жука именно этого вида. Такое встретишь не часто.

– А где можно раздобыть скарабея в Англии? – спросил он. – Только в зоопарках?

– Нет, у нас есть – правда, немного, – импортеры, которые могут их достать. Не сомневаюсь, что их можно заказать по Интернету.

Грейс тут же взял на заметку, что нужно поручить кому-нибудь из подчиненных составить список таких торговцев по всей Англии и методично допросить каждого. А также пошарить в Интернете.

Энтомолог убрал жука обратно в пакетик.

– Рой, я могу тебе еще чем-нибудь помочь в этом деле?

– Уверен, что можешь, просто сейчас я не знаю, о чем спрашивать. Прости, что тебе пришлось из-за меня задержаться.

– Нет проблем. – Ларс Йоханссон кивнул на окно, за которым открывался прекрасный видна Эксибишн-роуд. – Наоборот, славный выдался вечерок. Ты возвращаешься в Суссекс?

Грейс кивнул.

– Тогда позволь тебя угостить – так сказать, на дорожку.

Грейс посмотрел на часы. Следующий экспресс до Брайтона отправлялся через сорок минут, и хотя он чувствовал настоятельную необходимость промочить горло, времени на выпивку практически не оставалось. Однако, учитывая, сколько раз профессор помогал ему в прошлом, отказаться было бы невежливо.

– Всего одну кружку, а потом мне пора бежать.

В итоге, полчаса спустя, сидя за вынесенным на улицу столиком возле битком набитого паба, Рой подумал: почему в его жизни все идет наперекосяк? Сегодня у него должно было состояться свидание с одной из красивейших женщин на свете, а вместо этого он пьет вторую пинту теплого пива, прослушав за первой пятнадцатиминутную лекцию об особенностях пищеварительной системы скарабеев. Он знал: еще чуть-чуть – и стремительно пьянеющий Ларс Йоханссон разразится слезливым монологом о том, чем для мужчины чреват законный брак.


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава