home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

– Мистер Стреттон, вчера агентство недвижимости, владеющее квартирой, которую снимает ваша дочь в Брайтоне, позволило нам ее осмотреть и взять пару принадлежащих девушке вещей для проведения анализа ДНК, – объяснял Грейс. – Мы взяли образец ее волос со щетки в ванной и жевательную резинку из мусорной корзины.

Дерек Стреттон, так и не сделав ни глотка, сидел, застыв с чашкой в руке, и неотрывно смотрел на него.

– Мы отправили эти образцы в полицейскую лабораторию в Хантингдоне и сегодня утром получили результаты. ДНК из жевательной резинки и волос принадлежат одному человеку и полностью совпадают с ДНК жертвы убийства, обнаруженной нами в среду. Боюсь, сэр, что мы можем прийти к единственному возможному выводу: погибшая молодая леди – это ваша дочь Джейни.

В комнате надолго повисло молчание, и Грейсу на миг показалось, что сейчас Дерек Стреттон откинет голову назад и разразится гомерическим хохотом. Вместо этого он услышал, как чашка задрожала на блюдце, все громче и громче, пока хозяин дома не подался вперед и поставил ее на стол.

– Я… я понимаю, – хрипло выдавил он.

Стреттон вновь посмотрел на Грейса, потом – на Брэнсона. А затем медленно, как шезлонг, сложился пополам.

– Она – это все, что у меня есть на свете, – пробормотал он. – Пожалуйста, скажите, что это ошибка. Она должна сегодня приехать – у меня день рождения, и мы собирались на праздничный ужин. О боже. Я… я…

Грейс уставился прямо перед собой, избегая взгляда Брэнсона и отчаянно желая, чтобы сказанное им и в самом деле было ошибкой, неправдой… Однако он не мог добавить ни слова, облегчить хоть чем-нибудь страдания Стреттона.

– Я потерял жену… ее мать… три года назад. Рак. А теперь я потерял Джейни. Я…

– Сэр, а какой дочерью она была? – немного выждав, спросил Грейс. – То есть вы были близки?

– Мне говорили, что между отцом и дочерью всегда особые отношения, – после долгой паузы ответил Стреттон. – И у нас это действительно было так.

– Она была заботливой?

– Невероятно. Никогда не забывала поздравить с днем рождения… с Рождеством или Днем отца[14]. Она была… само совершенство… – Голос Стреттона становился все тише.

Грейс встал.

– У вас есть ее недавние фотографии? Я хочу поместить ее фото в розыск как можно скорее.

Стреттон вяло кивнул.

– И… вы не будете возражать, если мы осмотрим ее спальню?

– Вы хотите, чтобы я вас сопровождал или?…

– Мы справимся сами, – мягко сказал Грейс.

– На первом этаже… вторая дверь от лестницы направо.

Это была обычная комната молодой девушки, аккуратной и организованной. Вдоль диванных подушек рядком выстроены набивные игрушки, на стене – постер группы «Ю-ту», на туалетном столике – коллекция морских раковин. Книжные полки были заставлены преимущественно детскими книжками – в основном о приключениях храбрых девчонок, – однако с ними соседствовало несколько триллеров: Скотта Турроу, Джона Гришэма и еще нескольких американских писателей. На полу стояли шлепанцы, а с дверного крючка свисал старомодный халат.

Грейс и Брэнсон открыли все шкафы и перерыли всю одежду: белье, майки, блузки, свитерки, но не нашли ничего, даже отдаленно намекающего, в каком облике девушка могла предстать перед жестоким убийцей.

Затем Грейс, взяв бархатную коробочку для драгоценностей, откинул крышку. Внутри оказались изящные аметистовые серьги, серебряный браслет с брелоками, золотое колье и перстень-печатка с гербом. Рой закрыл крышку и задумчиво повертел коробочку в руке.

Через пятнадцать минут они спустились вниз. Казалось, за это время Дерек Стреттон не шелохнулся и не притронулся к чаю.

Грейс протянул ему коробочку и открыл крышку, показывая хозяину дома ее содержимое.

– Мистер Стреттон, это все принадлежит вашей дочери?

Бегло оглядев драгоценности, тот молча кивнул.

– Могу я одолжить у вас один из этих предметов? – спросил Грейс, не обращая внимания на удивленный взгляд Брэнсона. – Что-нибудь из того, что она недавно надевала.

– Лучше всего – перстень-печатку, – посоветовал Стреттон. – Это наш фамильный герб, и она носила его почти все время – до недавнего времени.

Грейс достал из кармана прихваченный с подобной целью целлофановый пакетик для улик и, обмотав руку платком, аккуратно опустил в него перстень.

– Мистер Стреттон, как по-вашему, могли у кого-нибудь быть причины желать зла вашей дочери?

– Ни у кого, – прошептал тот.

Усевшись напротив осиротевшего отца, Грейс подпер подбородок ладонями и, подавшись к нему, спросил:

– У нее был бойфренд?

– Нет, – уставившись в ковер, пробормотал Дерек Стреттон, – ничего такого, на что стоило бы обращать внимание.

– Но у нее был постоянный парень?

Стреттон посмотрел на Грейса, как будто пытаясь вернуть себе самообладание.

– Джейни была очень красивой девочкой с замечательным характером, и у нее никогда не было недостатка в поклонниках. Но она очень серьезно относилась к учебе. Не думаю, что у нее было много времени на развлечения.

– Она адвокат?

– Студентка юридического. Получила диплом Саутгемптонского университета и последние несколько лет изучала право в Гилдфордском юридическом колледже. Недавно она стала стажером – или как это сейчас называется? – в адвокатской конторе в Брайтоне.

– Вы поддерживали ее во время учебы?

– Как только мог. Правда, в последние несколько месяцев было немного трудновато. Некоторые сложности. Я…

Грейс сочувственно покивал.

– Сэр, не могли бы мы вернуться к ее поклонникам? Вы не знаете имени ее последнего кавалера?

Казалось, за прошедшие двадцать минут Дерек Стреттон постарел на столько же лет. Несколько секунд он задумчиво морщил лоб.

– Джастин Ремингтон – она встречалась с ним год или около того. Очень обаятельный молодой человек. Он… Джейни привозила его сюда несколько раз. Торгует недвижимостью в Лондоне. Мне он, в общем, понравился, но не думаю, чтобы интеллектуально ей соответствовал. – Стреттон грустно усмехнулся. – Джейни соображает… соображала, как никто. Лет с девяти ее уже было не оторвать от «скраббла»[15].

– А вы не знаете, где можно найти этого Джастина Ремингтона?

Некоторое время Стреттон, задумчиво прищурившись, молчал, а затем сказал:

– Он был фанатом тенниса… не думаю, что есть много таких игроков. Я знаю, что он играл в Лондоне… по-моему, где-то в Куинсе.

Рою Грейсу становилось все яснее, что больше ничего полезного он из этого человека не вытянет.

– Вам есть кому позвонить? – спросил он. – Родственник или друг, который бы мог приехать?

– Моя сестра Люси, – подумав, вяло сказал Стреттон. – Она живет не так уж далеко. Я ей позвоню. Она будет в ужасе.

– Сэр, почему бы вам не позвонить ей, пока мы здесь? – участливо предложил Брэнсон.

Они подождали, пока он поговорит, деликатно отойдя в самый дальний конец комнаты. Грейс слышал, как Стреттон всхлипывает, затем он ненадолго вышел, а вернувшись, вручил им продолговатый конверт из плотной коричневой бумаги.

– Я отобрал для вас несколько фото Джейни. Но хотел бы получить их обратно.

– Разумеется, – кивнул Грейс, отлично зная, что бедняга в ближайшие месяцы будет сам названивать им, чтобы вернуть карточки побыстрее, ибо в управлении их неминуемо запихнут куда-нибудь не туда.

– Люси уже выехала… моя сестра. Она будет здесь примерно через полчаса.

– Хотите, мы ее дождемся вместе с вами? – предложил Грейс.

– Нет, со мной будет все в порядке. Мне нужно время подумать. Я… я могу… могу я увидеть Джейни?

Грейс покосился на Брэнсона.

– Я бы не советовал, сэр.

– Мне очень нужно увидеть ее еще хотя бы раз. Понимаете? Попрощаться. – Стреттон с силой сжал плечо Грейса.

Рой понял, что из газет хозяин дома так и не узнал, что голова жертвы до сих пор не обнаружена, а сообщать ему об этом сейчас было явно неуместно. Он решил предоставить это двум дамам из отдела семейных отношений. Пусть Ванесса Ритчи и Мэгги Кемпбелл отрабатывают жалованье и средства, вложенные в их обучение.

– Здесь как раз неподалеку дежурят две женщины-детектива. Скоро они будут у вас и сумеют помочь.

– Спасибо. Для меня это много значит. – Стреттон печально усмехнулся. – Вы знаете, господа, я… я никогда не говорил о смерти с Джейни. Я даже понятия не имею, хотела бы она быть похороненной или кремированной. – В глазах у него мелькнуло затравленное выражение. – И конечно, ее кот… как его?… – Он почесал затылок. – Ах да, Обжорик! Джейни привозила его ко мне, когда надолго уезжала. Я даже не знаю… это все так…

– Они помогут вам во всем: собственно, для того они сюда и приедут.

– Понимаете, мне никогда не приходило в голову, что она может умереть.

Выйдя из дома, Грейс и Брэнсон зашагали к машине в таком угрюмом молчании, что не смели взглянуть друг на друга.


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава