home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


29

Как обычно по пятницам, к четырем офис Тома начал пустеть. В Лондоне стоял прекрасный солнечный денек, а метеорологи обещали отличную погоду. Один за другим его сотрудники приводили свои столы в порядок, весело прощались и чуть ли не вприпрыжку скакали к двери.

Он завидовал их беспечным уик-эндам и сейчас старался припомнить, когда сам в последний раз в выходной чувствовал себя расслабленным и не думал о работе, не сидел за компьютером, нависнув над распечатками таблиц расходов и доходов, не всматривался беспокойно через плечо Келли на экран, перед которым она сидела с клавиатурой на полу гостиной.

Его окно было приоткрыто, несмотря на шум машин, и Том с удовольствием вдыхал теплый и ароматный ветерок. Может быть, сегодня удастся немного отрешиться от забот – если только позволят тучи, поднятые этим проклятым компакт-диском. То, что Келли нашла работу, просто отлично! Зарплату предложили так себе, но, по крайней мере, это должно было хоть отчасти покрыть стоимость ее новых приобретений. Впрочем, лишь до той поры, пока наличие работы не позволит ей тратить еще больше.

В четыре пятнадцать Том решил: «Черт с ним!» Если он выйдет прямо сейчас, то успеет на следующий экспресс на 16.36, который быстро и удобно домчит его домой как раз ко времени, когда будет приготовлено мясо на купленном ею чудовищном новом гриле.

При одной мысли о мясе Том покачал головой. Безумие. Впрочем, ему было интересно, как выглядит этот чертов гриль и как любой гриль может стоить почти пять тысяч фунтов.

В приступе расточительности – куда менее разорительной, чем у Келли, – вместо автобуса он взял такси до вокзала Виктория, где оказался всего за несколько минут до отхода поезда. Том схватил «Ивнинг стандард» с газетного лотка, швырнул деньги и, не дожидаясь сдачи, рванул по платформе, вскочив в вагон всего за пару секунд до отправления.

Исполненный решимостью отыскать Увальня, Том протолкался по всем вагонам, заглянув во все до единого купе переполненного поезда, однако безрезультатно. К тому времени, когда он закончил, с него ручьями тек пот – как от духоты, так и от усилий. Заметив одно из немногих пустующих мест, он достал из сумки ноутбук и интернет-карту, закинул сумку и пиджак в багажную сетку, а затем сел, положил ноутбук на колени и глянул на первую страницу газеты.

Тридцать погибших в Ираке во время взрыва.

Том просмотрел статью об очередной начиненной взрывчаткой машине с фанатиком-самоубийцей за рулем, взорвавшем целый отряд полиции. И с легким чувством вины внезапно осознал, что стал почти равнодушным к подобного рода репортажам. Их было так много, все время… К тому же сам он так и не успел составить собственное мнение насчет событий в Ираке. Ему были до лампочки Буш и Блэр, и каждый успешный теракт все больше вызывал у него сомнения в том, что после начала вторжения мир стал более спокойным и уютным. Порой, заглядывая в спальни детей, Том смотрел на них беспомощно и виновато, лишь сознавая, что именно он в ответе за их жизнь. Однако с точки зрения политиков, правящих миром, где малыши оказались по его милости, это не имело ни малейшего значения.

Том перевернул страницу и тотчас ощутил себя так, словно чья-то рука из иного измерения с силой стиснула его внутренности.

На третьей странице красовалась фотография молодой женщины, над которой шел заголовок:

«Обезглавленная жертва убийства опознана».

Это было ее лицо!

Лицо девушки, так напомнившей ему Гвинет Пэлтроу, когда он впервые увидел его у себя в кабинете во вторник вечером.

Это была она. На все сто. Том был абсолютно в этом уверен.

Он перевел взгляд на статью под фотографией.

«Сегодня полиция Суссекса подтвердила, что изуродованное тело молодой женщины, обнаруженное в среду на поле в районе Писхейвена, графство Восточный Суссекс, принадлежит пропавшей без вести студентке Джейни Стреттон, 23 года.

Старший офицер суссекского уголовного розыска, отвечающий за проведение расследования, детектив-суперинтендент Рой Грейс заявил: „Это одно из самых жестоких убийств, с которым мне довелось столкнуться за двадцать лет работы в полиции. Джейни Стреттон была скромной, трудолюбивой и всеми любимой молодой женщиной. Мы делаем все возможное, чтобы отыскать ее убийцу“.

Дерек Стреттон, убитый горем отец девушки, в своем кратком заявлении, написанном в его прибрежном поместье возле Саутгемптона стоимостью 3 миллиона, написал: „Джейни была самой замечательной дочерью из всех, какую только может пожелать отец, и она оказывала мне огромную поддержку с тех пор, как моя жена и ее мать скончалась. Я умоляю полицию поймать убийцу как можно скорее, прежде чем он смог бы погубить еще одну невинную жизнь“».

Том перевел взгляд на лицо Джейни. И тотчас же у него в памяти всплыли слова из электронного послания с угрозами:

«Если вы сообщите полиции о том, что видели, или попытаетесь проникнуть на сайт еще раз, то же, что случилось с вашим компьютером, произойдет с вашей женой Келли, сыном Максом и дочерью Джессикой…»

Том нервно огляделся, но никто из пассажиров не обращал на него внимания. Молодой человек, сидящий напротив, был полностью поглощен портативным компакт-диск-плеером – Том даже слышал ритм из его наушников: раздражающий, какой-то царапающий звук, слишком тихий, чтобы уловить мелодию, но тем не менее перекрывавший стук колес поезда. Двое других соседей читали газеты, женщина – захватанный томик «Кода да Винчи»[17], а человек в полосатом костюме работал на ноутбуке.

Том перевел взгляд на фотографию. Существует ли возможность, что он ошибся и это не она? Хотя бы малейшая?

Нет, не существует. Это была она.

«И что же, черт возьми, мне теперь делать?» – подумал Том.


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава