home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


35

Около половины восьмого, приняв душ, позавтракав овсянкой и, несмотря на субботу, облачившись в темный костюм, белую рубашку и галстук (никогда не знаешь, что принесет новый день и с кем доведется встречаться), Грейс примчался в оперативный штаб № 1 отдела тяжких преступлений в таком отвратительном настроении, что был готов спустить шкуру с первого встречного.

Бригада в полном составе дожидалась шефа, и по выражению лиц подчиненных Грейс понял, что сегодняшний «Аргус» видели все.

На тот случай, если кто и упустил этот выпуск, он швырнул газету на стол и вместо приветствия грозно вопросил:

– О'кей, мать вашу, чья это работа?

Гленн Брэнсон, Ник Николл, Белла Мой, Эмма Джейн Бутвуд, Норман Поттинг и остальные, не спуская с него глаз, дружно промолчали.

Грейс обвиняющее посмотрел на Нормана Поттинга, как на первого вероятного подозреваемого.

– Какие-нибудь соображения по этому поводу, Норман?

– Автор этой пачкотни – молодой журналюга Кевин Спинелла, – сердито прорычал тот. – От это засранца всегда только одна головная боль, верно?

Неожиданно Грейс понял, что в припадке ярости забыл взглянуть на фамилию автора статьи. А все потому, что устал, не мог заставить себя работать на полную катушку после бессонной ночи. Длительная пробежка обычно освежала его, но в этот момент он чувствовал себя выжатым досуха и страшно хотел крепкого кофе. Тем более, что аромат этого напитка, мучительно щекоча ноздри, поднимался сразу из нескольких стаканчиков на столе.

Кевин Спинелла был в газете новичком: молодой, ретивый и не слишком опытный криминальный репортер, быстро создавший себе репутацию за счет суссекской полиции. Грейсу и раньше доводилось сталкиваться с этим щелкопером. Как, впрочем, и большинству его коллег.

– Ладно, Норман, первая твоя задача на сегодня – взять этого щенка за шкирку и вытрясти из него, где он раздобыл эти сведения.

Детектив-сержант, скорчив недовольную гримасу, отхлебнул кофе.

– Он наверняка упрется и завизжит, что защищает свои источники информации, – заявил тот с уверенностью, лишь еще больше разозлившей Грейса.

Он почувствовал, что едва сдерживает желание заорать на Поттинга, поскольку вся беда заключалась в том, что сержант, скорее всего, прав.

– Проблема в том, Рой, – вмешался Брэнсон, – что в поисках недостающей головы жертвы у нас задействована, наверное, сотня спецагентов. Это мог быть один из них. Или кто-нибудь из судмедэкспертизы. Или из конторы коронера. Или из морга.

Грейс понимал, что крыть ему нечем. Все дело было в серьезности преступления. И всем было безумно интересно, как у них идут дела, – уж такова человеческая натура. Достаточно было одному-единственному болтуну что-нибудь случайно ляпнуть – и слух разнесся бы в считаные минуты.

Но какой же ущерб это могло нанести следствию! Если уже не нанесло!

По-прежнему хмурясь, Грейс взял со стола подготовленный Беллой Мой и Эммой Джейн Бутвуд бюллетень, пополняемый новыми сведениями дважды в день в ходе операции, но тут его отвлек Норман.

– Знаешь, Рой, кажется, я придумал, как нам прищучить этого самого Кевина Спинеллу.

– Например? – поинтересовался Грейс.

– Ну… до меня доходили слухи, что почти наверняка он – педик… в общем, ты меня понял.

С упавшим сердцем Грейс почувствовал, что на этом Норман не остановится.

– Мы здесь пользуемся словом «голубой».

– Совершенно верно, друг мой.

Грейс с изумлением уставился на него, не веря, что Норман Поттинг настолько далек от реального мира.

– И чем же именно это нам поможет?

Достав из кармана пиджака вересковую трубку с изрядно изгрызенным мундштуком, Поттинг сложил губы в куриную гузку и хитро прищурился.

– Интересно, как отнесется главный редактор «Аргуса» – так сказать, рупора Брайтона и Хоува, – к тому, если узнает, что у него работает педик?

Грейс не верил своим ушам.

– Видишь ли, Норман, поскольку в Брайтоне и Хоуве обитает самое большое по численности сообщество «голубых» чуть ли не во всем Соединенном Королевстве, то, полагаю, он будет только рад, если из этих ребят у него будет состоять вся редакция.

Поттинг повернулся к Эмме Джейн, многозначительно ей подмигнул и, потыкав себя большим пальцем в грудь, заявил:

– Видишь, милашка, как вам повезло, что настоящие мужики еще не все перевелись. Вот с такими и надо иметь дело.

– Как только встречу такое чудо, то так и поступлю, – отрезала та.

– Норман, – сказал Грейс, – твоя лексика здесь совершенно неприемлема. Сразу после оперативки будь любезен зайти ко мне в кабинет. – И, обращаясь к остальным членам бригады, продолжил: – О'кей, давайте сосредоточимся. У нас с Эммой Джейн сегодня в одиннадцать встреча с импортером насекомых в Бромли. Норман, ты весь день посвящаешь Спинелле и прослушиванию автоответчика Джейни Стреттон…

Зачитывая список заданий на сегодня для каждого члена бригады, он не без удовольствия подумал, что сумеет выкроить часовое «окошко», чтобы встретиться с Гленном в центре Брайтона и всерьез заняться покупкой одежды.

И постарался хотя бы на время избавиться от чувства вины. Да, сейчас все его помыслы должна занимать Джейни Стреттон, но, черт возьми, может он хоть иногда позволить себе поблажку после стольких-то лет этой адской работы?

А затем, словно черная туча, затмившая небо, ему вновь пришла в голову мысль о Сэнди. Она всегда незримо присутствовала рядом с ним. Казалось, ему постоянно требовалось ее одобрение во всем, что бы он ни делал. Грейс пристыженно подумал, как всего пару часов назад запихнул ее вещи в черный пластиковый мешок для мусора. Неужели лишь на тот случай, если он привезет сегодня вечером домой Клио Мори?

Или просто попытался избавиться от прошлого, чтобы расчистить дорогу будущему?

Скоро, едва у него появится свободная минутка, он отправится к торговцу недвижимостью и выставит этот чертов дом на продажу.

Даже сама мысль об этом словно снимала тяжкое бремя с его плеч.

Зазвонил мобильник Гленна Брэнсона. Сержант вопросительно глянул на Грейса, и тот кивком разрешил ответить.

– Оперативный штаб номер один, сержант Брэнсон. Чем могу вам помочь?

– Знаете, почему большинство мужиков помирают раньше своих жен? – неожиданно спросил Норман Поттинг.

Все замотали головой. Грейс, старательно прислушивавшийся к разговору Брэнсона, мучительно напрягся, заранее готовясь к тому, что должно было последовать.

– Потому что бабы входят во вкус! – хмыкнул Поттинг и заржал.

Все женщины дружно издали громкий стон. Гленн Брэнсон прижал телефон к уху покрепче, а второе прикрыл ладонью, пытаясь блокировать звук.

Поттинг, единственный, кому его шуточка показалась смешной, продолжал хихикать, не в силах угомониться.

– Спасибо, Норман, – сказал Грейс.

– У меня в запасе еще полным-полно, – с гордостью заявил сержант.

– Готов поспорить, – кивнул Грейс. – Однако сейчас четверть девятого субботнего утра. Может, ты поделишься с нами своими запасами чуть попозже, после того как мы арестуем убийцу?

– Отличный план, – малость поразмыслив, кивнул Поттинг. – А знаешь, Рой, у тебя с юмором тоже все в порядке.

Грейс подозрительно уставился на сержанта. Порой было трудно понять, то ли он тайком над тобой издевается, то ли и в самом деле непроходимый тупица. По своим прошлым встречам с детективом-сержантом он сделал вывод, что тут имеет место и то и другое.

Брэнсон, сегодня вырядившийся в дорогую на вид кожаную куртку без воротника поверх черной футболки, записывал в блокнот какой-то номер.

– Через десять минут, – кивнул он. – Я вам перезвоню. Нет, не волнуйтесь. Абсолютно. Спасибо.

Неожиданно все замолчали, пристально глядя на него.

– Возможно, еще одна зацепка, – сказал тот, завершив разговор.

– Что-нибудь интересное? – тут же спросил Грейс.

– Звонил мужчина, причем из таксофона, поскольку по домашнему телефону говорить боялся. Толком побеседовать мы не успели, потому что его вдруг обеспокоила какая-то машина, припарковавшаяся неподалеку от телефонной будки, и ему захотелось взглянуть на нее поближе. Я должен перезвонить ему ровно через десять минут. – Брэнсон посмотрел на часы: массивный стальной квадрат – предмет его великой гордости и мучений окружающих. Сержант на полном серьезе утверждал, что такие часы (купленные им в одном из брайтонских «стильных» магазинов) надевают русские подводные пловцы, уходя на задание. По его словам, это были самые большие часы на свете. Грейсу и впрямь доводилось видеть напольные часы с циферблатами поменьше.

С того момента, когда в среду днем было опубликовано сообщение об убийстве, им позвонили свыше двухсот пятидесяти человек. Все их сообщения были тщательно проверены, но это ничего не дало. Теперь же, после этой гадкой статьи о скарабее в сегодняшнем «Аргусе», – несомненно, завтра эту заметку перепечатают все национальные газеты – количество звонков, скорее всего, угрожающе возрастет, и им придется пролить семь потов, чтобы отделить полезную информацию от «липы».

– Очередной трепач или что-то стоящее? – спросил Грейс.

– Видишь ли, он утверждает, что, по его мнению, был свидетелем убийства Джейни Стреттон.


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава