home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


59

Линду Бакли сменил худощавый и вежливый молодой констебль лет двадцати пяти по имени Крис Уиллингем. В руке он держал маленький чемоданчик, в котором было все для ночного бдения, и через несколько минут водворился в гостиной с наушниками и «Путеводителем по Хорватии» на коленях.

Гленн Брэнсон сообщил по телефону, что снова зайдет через час. Тома интересовало, не появилась ли у него какая-нибудь информация. Он также решил спросить детектива, почему тот не сказал ему, что узнал в Увальне из поезда Реджиналда д'Эта.

Оставив Криса Уиллингема с черным кофе и тарелкой шоколадного печенья, Том вернулся в кабинет к «Санди таймс», которую еще не открывал. Обычно в воскресенье вечером он и Келли располагались на диване в гостиной, разложив все секции «Санди таймс» и «Мейл он санди» на ковре. Том всегда начинал с деловых страниц, ища преуспевающие компании в качестве потенциальных клиентов. Келли начинала с журнала «Мейлс ю».

Но читать газету сегодня было тратой времени, так как буквы расплывались перед глазами. Том чувствовал себя одиноким и испуганным. Его терзал страх за Келли.

Реджиналд д'Эт – Увалень из поезда, оставивший компакт-диск, – найден убитым в своем доме. Задушенным в собственной ванне.

Кем?

Теми же людьми, которые угрожали убить семью Тома? В новостях сообщили, что д'Эт – сменивший имя на Рон Докинс – заключил сделку с обвинителями в предстоящем процессе педофилов. Выходит, это «профессиональное» убийство? Или месть родителя изнасилованного им ребенка?

Или же, думал Том, это наказание за потерю диска? Такое же наказание, каким угрожали ему и его семье за то, что он нашел этот диск?

Двадцать четыре часа тому назад они пили шампанское в гостиной дома Филипа Ангелидиса. Не бог весть какой вечер, но, по крайней мере, жизнь была нормальной. Теперь же Том просто не знал, что делать. Он пытался думать о завтрашнем дне – понедельнике, – но был не в состоянии заглянуть вперед даже на несколько минут. Том не мог отменить презентацию для «Лендровера», значит, ему придется послать вместо себя кого-то из своей команды. Это означало выплату этому человеку комиссионных, если дело выгорит, и уменьшение его доли. Но сейчас это казалось наименьшим из зол.

Внезапно он ощутил приступ гнева на Келли. Он понимал, что это чувство иррационально, но ничего не мог с ним поделать. «Как она могла так поступить со мной в такое время?»

Почти сразу же гнев сменили угрызения совести.

«Господи, дорогая, где же ты?»

Том закрыл лицо руками, пытаясь ясно мыслить в этом ночном кошмаре и ненавидя себя за собственную беспомощность.


Через час с небольшим голубой седан подъехал к дому. Выглянув из окна кабинета, Том увидел Гленна Брэнсона, вылезающего из водительской двери, и другого мужчину – белого, лет под сорок, с коротко стриженными волосами – копа с головы до ног.

Он сбежал вниз, чтобы не дать им позвонить и взбудоражить детей, и открыл дверь. Леди выбежала в прихожую, но Том смог успокоить ее, не позволив ей лаять. Очевидно, она полностью оправилась от болезни – или от отравления.

– Еще раз добрый вечер, мистер Брайс. Простите, что беспокоим вас.

– Что вы! Я рад вас видеть.

– Это детектив-суперинтендент Грейс, который руководит расследованием, – представил Роя Брэнсон.

Брайс посмотрел на суперинтендента, удивляясь, что тот так небрежно одет, но все, что он знал о полиции, было почерпнуто из сериалов, где детективы также нередко появлялись одетыми небрежно. У суперинтендента было приятное лицо с проницательными голубыми глазами и властным выражением.

– Спасибо, что приехали, – сказал Том Брайс, впуская их и провожая в кухню.

– Никаких новостей, мистер Брайс? – спросил Гленн Брэнсон, придвигая стул к столу.

– Одна, но думаю, вы ее уже знаете. Человек в поезде был педофилом, которого сегодня нашли убитым. Реджиналд д'Эт – я узнал его лицо в теленовостях.

Грейс окинул взглядом кухню с детскими рисунками на стенах, холодильником с встроенным телевизором, дорогим оборудованием и сел, глядя на Тома.

– Мне очень жаль, что такое случилось с вашей женой, мистер Брайс. Я просто хотел задать вам несколько вопросов, которые могли бы помочь нам в поисках.

– Конечно.

– Не могли бы вы сообщить, – продолжал он, внимательно наблюдая за Томом, – когда вы купили «ауди», который сожгли?

Глаза Брайса тотчас же скользнули вправо.

– В марте.

– У местного продавца?

Взгляд снова двинулся вправо – значит, память располагалась в правой стороне его мозга. Таким образом, если перед ответом глаза скользнут влево, то их обладатель обращается к творческой стороне мозга, намереваясь солгать. Но сейчас он говорит правду.

– Да, у Каффинса.

Грейс достал записную книжку.

– Я бы хотел уточнить хронологию. Не могли бы мы пробежаться по событиям, предшествующим исчезновению вашей жены?

– Разумеется. Хотите что-нибудь выпить? Чай или кофе?

Суперинтендент выбрал черный кофе, а Гленн Брэнсон – стакан воды из-под крана. Том включил чайник и начал описывать детали вчерашнего вечера.

Когда он закончил, Грейс осведомился:

– Вы не ссорились с женой перед выходом из дому или по дороге домой?

– Нет, – ответил Том, снова передвинув глаза вправо.

Он думал о поездке домой от Ангелидисов. Келли была в немного странном настроении, но такое часто случалось раньше, и она после этого не исчезала.

– Могу я задать довольно личный вопрос?

– Задавайте.

– У вас счастливый брак? В ваших отношениях были какие-нибудь проблемы?

Том Брайс покачал головой:

– У нас был не просто счастливый, а великолепный брак.

Чайник начал кипеть. Том приподнялся, но следующий вопрос Грейса пригвоздил его к стулу:

– С вашими финансами все в порядке, мистер Брайс?

По выражению глаз, похожих на лазеры, Том понял, что Грейсу кое-что известно о его проблемах.

– Откровенно говоря, их великолепными не назовешь.

– Миссис Брайс застраховала свою жизнь?

Том сердито выпрямился:

– К чему вы клоните?

– Боюсь, мне придется задать вам несколько весьма личных вопросов, мистер Брайс. Если вы не хотите отвечать на них в отсутствии вашего адвоката, это ваше право.

Когда чайник отключился, Том откинулся на спинку стула.

– Я не нуждаюсь ни в чьем присутствии.

– Благодарю вас. Итак, у вас имеется страховой полис, выписанный на миссис Брайс?

Глаза опять метнулись вправо.

– Нет. Я застраховал нас обоих – ради детей, – но потом был вынужден аннулировать страховку из-за ее стоимости.

Том встал, чтобы приготовить кофе и налить стакан воды для Брэнсона. Грейс ждал, пока он снова сядет, чтобы видеть лицо.

– За последние месяцы вы замечали какие-нибудь перемены в поведении миссис Брайс?

Теперь Грейс заметил неуверенность в глазах Брайса, которые устремились влево. Он собирался солгать.

– Нет, никаких.

Произнеся это, Том сразу же подумал, не пора ли рассказать им о водке и о странностях Келли? Но он боялся, что они могут потерять интерес к делу.

Грейс поднял чашку с кофе, но тут же поставил ее, не поднеся к губам.

– Вы боитесь, что у жены может быть связь на стороне? – спросил он, снова глядя Брайсу в глаза.

На сей раз глаза сдвинулись вправо.

– Вовсе нет. У нас крепкий брак.

Рой Грейс задавал вопросы еще полчаса, и Тому казалось, что детектив-суперинтендент опытно и тщательно его препарирует.

Он чувствовал себя вконец измотанным, когда почти в одиннадцать наконец закрыл за ними дверь. По вопросам суперинтендента и по его реакции на ответы казалось, что Том является для полиции главным подозреваемым. Это нужно было срочно изменить, так как, подозревая его, они сосредотачивают энергию в ошибочном направлении. Том вспомнил, что забыл спросить сержанта Брэнсона, почему он скрыл от него личность Увальня.

Просунув голову в дверь гостиной, Том увидел полисмена из отдела семейных проблем, погруженного в книгу. Он сказал Уиллингему, чтобы тот брал в кухне, что захочет, и извинился за отсутствие свободной кровати. Детектив-констебль ответил, что поспал днем и не собирается ложиться всю ночь.

Потом Том поднялся в кабинет, слишком возбужденный, чтобы спать. Ему нужно было отправить по электронной почте несколько писем насчет утренней презентации и найти силы сосредоточиться на них.

Том включил ноутбук и нажал клавишу приема почты. Вскоре на экране появились письма. Двадцать, тридцать, сорок… Фильтр отсеял большинство, оставив полдюжины. Три письма были от друзей и, несомненно, шутливого содержания. Одно было от Оливии – его сверхкомпетентной секретарши, – перечислявшее намеченные на будущую неделю встречи и напоминавшее, что утром он должен присутствовать на презентации. Еще одно пришло от «Айвенго» – медицинского веб-сайта, на который он подписался, но редко успевал его прочитывать.

Отправителем последнего был postmaster@scarab.tisana.al. Заголовок выглядел просто:

«Лично и конфиденциально».

Том дважды нажал на клавишу, чтобы прочитать письмо. Текст был кратким и неподписанным:

«У Келли есть для вас сообщение. Оставайтесь на линии».


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава