home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


60

В четверть двенадцатого ночи Эмма Джейн Бутвуд и Ник Николл все еще работали. Остальные члены команды ушли домой, один за другим, кроме Нормана Поттинга, который только что поднялся, поправил галстук и стал надевать пиджак.

Столы были завалены пустыми кофейными чашками, банками из-под безалкогольных напитков, картонными коробками для пищи, а мусорные корзины переполнены до краев. Утром в комнате всегда был свежий воздух, подумала Эмма Джейн, а к концу дня в ней пахло как в столовой какого-нибудь учреждения – карри, лапшой, картофельным супом, гамбургерами и кофе.

Поттинг зевнул и рыгнул.

– Прошу прощения – эта индийская дрянь всегда на меня так действует. – Не дождавшись никакой реакции, он добавил: – Ну, я пошел. – И не сдвинулся с места. – Никто не хочет выпить по дороге домой? Я знаю место, где нас обслужат.

Оба детектива покачали головами. Ник Николл был поглощен трудным личным разговором по мобильнику. По нескольким словам Эмма Джейн поняла, что он вроде бы пытается умиротворить свою жену, которая чем-то расстроена. Вероятно, тем, что муж все еще на работе так поздно в воскресенье. Хотя Эмме Джейн не хватало бойфренда – прошел уже год, как она порвала с Олли, – она чувствовала облегчение из-за того, что сейчас в ее жизни нет мужчины. Это позволяло полностью сосредоточиться на карьере.

Игнорируя тот факт, что Николл продолжает разговор, Поттинг наклонился к нему и спросил:

– Ты, случайно, не слышал, какой счет в крикете? Я не нашел его в Интернете.

Николл посмотрел на него, покачал головой и продолжил беседу.

Поколебавшись, Поттинг сунул руки в карманы брюк и повторил:

– Ну, я пошел.

Эмма Джейн помахала рукой:

– Пока. Желаю приятно провести вечер.

– Едва успею добраться домой, как снова придется тащиться на службу, – проворчал он. – Увидимся в половине девятого.

– Жду с нетерпением! – весело отозвалась Эмма Джейн.

Потягивая минералку из бутылки, она наблюдала, как бесформенный мужчина в мятом костюме идет к двери. Хотя Эмма Джейн находила Поттинга вульгарным, она жалела его, так как он казался таким отчаянно одиноким, и решила попытаться завтра быть с ним полюбезнее.

Привинтив крышку к бутылке, Эмма Джейн возобновила просмотр показаний соседей Реджи д'Эта, взятых ранее во время опроса. Она также пробовала найти побольше сведений о белом фургоне «форд-транзит», который один из соседей видел стоящим у дома Реджи накануне вечером.

Хотя убийство д'Эта расследовала другая команда, Грейс считал, что оно достаточно связано с операцией «Соловей», поэтому им следует быть в курсе всех его аспектов.

На ее столе лежала бумага с номером фургона GU03OAG. В качестве владельца была зарегистрирована компания «Борнхолт интернешнл лимитед» с адресом и почтовым индексом, которые было невозможно проверить до утра. Когда Эмма Джейн показала их Норману Поттингу, он сказал ей, что, по всей вероятности, это всего лишь адрес до востребования. Это походило на правду, так как ничего, связанного с подобным названием, в Интернете обнаружить не удалось.

Зазвонил один из телефонов. Ник все еще разговаривал по мобильнику, поэтому Эмма Джейн взяла трубку.

Голос на другом конце провода звучал торопливо, но вежливо:

– Привет, это Эдам Дейвис из Южного резервного центра. Не могли бы вы позвать к телефону детектива-суперинтендента Грейса? – Южный центр занимался ответом на звонки, не являющиеся особо срочными.

– Боюсь, сейчас его нет. Могу я вам помочь?

– Мне нужно поговорить с кем-нибудь, участвующим в операции «Соловей».

– Я детектив-констебль Бутвуд – член команды, проводящей эту операцию, – не без гордости ответила Эмма Джейн.

– У меня на линии джентльмен по имени мистер Зайлер – он звонит насчет белого фургона. Я проверил номер, который он мне назвал, и выяснил, что детектив-суперинтендент Грейс внес его в общенациональный полицейский компьютер. Поэтому я подумал, что он может захотеть побеседовать с этим джентльменом.

– Он владелец фургона?

– Нет. Очевидно, фургон стоит у его дома. Он жаловался на него сегодня вечером – жалоба зарегистрирована в 18.40.

– Вот как? – Эмма Джейн удивилась, что на жалобу никто не обратил внимания. – Пожалуйста, соедините меня с ним.

Вскоре она уже разговаривала с пожилым сердитым мужчиной с гортанным немецким акцентом.

– Алло! Вы не тот полисмен, с которым я говорил раньше?

Прижимая трубку к уху, Эмма Джейн быстро нажимала клавиши компьютера. Вскоре она нашла жалобу, принятую в 18.40 детективом-сержантом Джоном Раем из отдела высоких технологий.

«Провоцирование войны. Сержант Рай разобрался по телефону».

Что все это значит?

– К сожалению, сэр, сейчас воскресный вечер, и большинство сотрудников ушли домой.

– Но человек в белом фургоне снова у моего дома и ворует мой Интернет. Было бы неплохо, чтобы он тоже пошел домой.

«Ворует мой Интернет»… Что это может означать? Но сейчас ее больше интересовал фургон.

– Можете прочитать мне номер фургона, сэр?

После паузы мужчина произнес мучительно медленно:

– G – гольф, U – ухо, ноль, три, О – Оскар, А – альфа, G – гольф.

Она записала номер.

GU03OAG.

Эмма Джейн вскочила.

– Сэр, назовите мне ваш номер телефона, и я вам перезвоню. Ваш адрес – Фрешфилд-роуд, 138, квартира Д?

Мужчина ответил утвердительно и сообщил номер телефона, который Эмма Джейн ввела в свой мобильник.

– Пожалуйста, не выходите и не спугните его. Я положу трубку и позвоню вам через две минуты.

– Большое спасибо.

Ник все еще был поглощен своим разговором и игнорировал бешеную жестикуляцию Эммы Джейн. В отчаянии она оторвала мобильник от его уха.

– Пошли со мной! Немедленно!


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава