home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


71

В 6.30 Рой Грейс позвонил домой Дэннису Пондсу, старшему офицеру по связям с общественностью, извинился, что разбудил, и попросил явиться к нему во временный кабинет в четверть девятого.

Умудрился урвать два часа беспокойного сна, скорчившись в двух составленных креслах в комнате для допросов, прежде чем вскоре после шести вернуться к своему рабочему столу. Брэнсон устроился лучше, на диване в кабинете старшего суперинтендента. Николл на пару часов отправился домой, беспокоясь, что слишком надолго оставил беременную жену.

В двадцать минут восьмого Грейс стоял у входа в супермаркет через дорогу и, когда двери в 7.30 открылись, стал первым покупателем. Купил пачку бритвенных лезвий, крем для бритья, белую рубашку, семь банок «Ред булл» и две пачки кофеиновых таблеток «ПроПлюс».

В восемь позвонил Клио, попал прямо на голосовую почту, оставил короткое сообщение:

«Привет, это Рой. Извини, что пришлось убежать. Ты чудо! Позвони, когда сможешь. Крепко обнимаю».

Ровно в 8.15, когда Дэннис Пондс входил в маленький тихий кабинет напротив дверей оперативного штаба № 1, Грейс чувствовал себя грандиозно. Мытье, бритье, смена рубашки освежили его, две банки «Ред булл» и четыре таблетки «ПроПлюс» сработали. Только спину саднило – Клио здорово ободрала ее ногтями. Он глазам своим не верил, стоя в мужском туалете, разглядывая через плечо длинные свежие красные царапины. Но ухмыльнулся. Дело того стоит. Жжение в спине – ничто по сравнению с пылавшим в животе огнем при мысли о ней. Боже, в постели она сумасшедшая.

– Доброе утро, Рой, – поздоровался Пондс.

Сегодня он больше прежнего смахивал на городского хлыща, со смазанными гелем волосами, в кричащем костюме в меловую полоску, розовой рубашке без воротника, с синим галстуком, сшитом как бы из змеиной кожи.

Грей пожал ему руку, и оба уселись.

– Прости, что так рано тебе позвонил.

– Какие проблемы, – отмахнулся Пондс. – Я постоянно встаю с петухами: два ребенка, три собаки. – Он пожал плечами. – Ну что?

– Мне надо, чтобы ты поприсутствовал на нашем инструктаже в половине девятого. У нас там видеозапись, которую я должен тебе показать.

Несколько неуверенно на него глядя, Пондс пробормотал:

– Ну… у меня нынче утром довольно плотное расписание… организация пресс-конференции насчет Джейни Стреттон…

– Дело с ней непосредственно связано, – перебил его Грейс. – И еще кое с чем. Может, ты еще не слышал, что автомобиль, который моя бригада преследовала вчера поздно вечером, столкнулся с такси в Кейптауне.

У Пондса вытянулась физиономия.

– Не слышал.

– В результате попытки догнать фургон, пока он не скрылся, одна из моих лучших молодых офицеров лежит в больнице графства на аппаратах жизнеобеспечения. Я только что туда звонил. Она перенесла пятичасовую операцию, но по-прежнему в критическом состоянии. Рискнула жизнью, чтобы остановить проклятый фургон «форд-транзит». Слышишь, Дэннис, жизнью рискнула, будь я проклят. Ей двадцать четыре года, я редко встречал в своей жизни такую сообразительную и отважную девушку. Прицепилась сбоку к машине, а мешок дерьма, который ее вел, размазал ее о припаркованный автомобиль. Она пыталась делать свое дело, блюсти закон. Слышишь?

Пондс нерешительно кивнул.

– У меня офицер подключен к аппаратам. У меня подозреваемый мешок дерьма без сознания. У меня невинный пассажир такси со сломанной ногой.

– Не совсем понимаю, к чему ты клонишь, – проворчал Пондс.

Грейс понял, что излишек кофеина привел к излишней агрессивности.

– Я к тому клоню, Дэннис, что редактор «Аргуса» и редакторы прочих газет, радио- и телерепортеры, подхватившие эту историю, должны проявить ко мне снисхождение. Не хочу иметь дело с полным залом воющих стервятников, которые трезвонят о никчемной и бесшабашной полиции, угрожающей людям и обществу, тогда как мы на самом деле стараемся спасать чужие жизни, рискуя своими.

– Понял, – кивнул Пондс. – Но это нелегко.

– Поэтому ты и пойдешь на инструктаж. Я покажу тебе то, что сам уже утром видел. Потом выдам копию. По-моему, ты согласишься, что это сильно облегчит дело. – И он послал Пондсу почти демоническую усмешку.

Они прошли несколько ярдов по коридору к конференц-залу, который быстро заполняли члены бригады Грейса и новой команды, которую собрал вчера суперинтендент Дэйв Гейлор для расследования убийства Реджи д'Эта – оба случая кое в чем пересекались.

Грейс решил провести инструктаж в конференц-зале, а не в оперативном штабе № 1, отчасти потому, что зал просторней, но главным образом из-за большого плазменного экрана на стене, к которому сержант Джон Рай, которого он тоже вызвал, уже подключал ноутбук, найденный сержантом Николлом в разбитом фургоне.

Сидя перед дугообразным дисплеем, Грейс на миг побоялся, вдруг его команде не удастся прервать кровавую череду смертей, и угрюмо вспомнил, что Кэссиан Пью заступает сегодня на службу. Хорошо бы перебраться в Ньюкасл вместе с Клио. Уехать на другой конец страны, ко всем чертям, за триста миль. Иначе по уши нажрешься дерьма.

Предстоящий четырехминутный просмотр никому удовольствия, конечно же, не доставит. Начинать неделю с самого жуткого фильма ужасов, какого никто из них в жизни не видел, – не самое лучшее утреннее угощение для понедельника. Грейс понимал, что применяет шоковую терапию, друзей ему это не принесет. Впрочем, в данный момент старание завести друзей стояло в самом конце списка приоритетов. Грейс начал инструктаж, как всегда.

– Сейчас 8.30, понедельник, 6 июня. Это наш шестой инструктаж в ходе операции «Соловей» по расследованию убийства Джейн Сьюзен Аманды Стреттон, известной под именем Джейни, на пятый день после обнаружения ее останков. Кратко перечислю события, произошедшие после того.

Несколько минут он излагал обстоятельства, окружавшие смерть Джейни Стреттон, главным образом для новеньких из команды суперинтендента Гейлора, рассказывал о следствии, о предпринятых соответственно действиях, главных событиях. Упомянул о краже компьютерного диска, очевидно позволившего Тому Брайсу наблюдать за смертью Джейни Стреттон; об открытии, что Джейни Стреттон пополняла заработок практикантки-юристки, занимаясь проституцией; об обнаружении связи между компьютером Тома Брайса и компьютером Реджи д'Эта; об исчезновении Келли Брайс; о вчерашней находке ноутбука в разбитом фургоне, о его содержимом, которое все только что видели.

Потом посмотрел на часы:

– О любых других планах работы на ближайшие тридцать шесть часов и сорок пять минут прошу забыть. В конце инструктажа поймете почему. Хорошо. Теперь слушаю вас, каждого в отдельности.

Сначала взгляд на Нормана Поттинга.

– Можно спросить, есть какие-то новости об Эмме Джейн? – спросил Поттинг.

– Нет, она по-прежнему на аппаратах, – кратко ответил Грейс. – Я приказал послать в больницу цветы от нашей бригады. Что нового о двух агентствах знакомств, в которых была зарегистрирована мисс Стреттон?

– Вчера вечером в 19.30 я снимал официальные показания с мисс Клэр Портер, совладелицы агентства. Он нее почти столько же пользы, как от чашки шоколада. Ничего не узнал.

– А от ее клиентов?

– Я как раз действовал через клиентов и девушек, – объяснил Поттинг.

Еще бы, грязный ходок, мысленно хмыкнул Грейс, видя по выражению лиц некоторых других коллег, включая двух сотрудниц отдела семейных проблем, Мэгги Кемпбелл и Ванессы Ритчи, приставленных к Дереку Стреттону, что не он один придерживается подобного мнения.

– Пока ничего.

– А во втором агентстве?

– Джейни там только что зарегистрировалась, к ней еще не посылали клиентов.

Грейс заглянул в свои заметки:

– А мужчина по имени Антон, который четырежды встречался с Джейни Стреттон через агентство Клэр?

– Я проверил телефонный номер. Одноразовая карта с повременной оплатой, которую можно купить в любом магазине, на бензоколонке. Покупатель не регистрируется, тут мы никаких сведений не получим.

Грейс раздал членам обеих бригад десяток фотографий Джейни Стреттон с клиентом в баре «Карма». Изображения распечатали с камеры видеонаблюдения, отпечатки невысокого качества, но лицо девушки и физиономия ее мускулистого спутника с торчавшими, как иголки, волосами вышли вполне четко.

– Это было снято в пятницу, 27 мая, на третьем вечернем свидании мисс Стреттон с тем самым Антоном. По-моему, можно предположить, что это он. Я велю разослать их в каждый полицейский участок в стране, и мы постараемся показать снимки вечером в среду в «Криминальном дозоре». Кто-нибудь должен его узнать. – Грейс знал, что в будущем могут возникнуть проблемы с идентификацией, но ему уже доводилось преодолевать их в суде. – Он обратился к Мэгги Кемпбелл и Ванессе Ритчи: – Вы говорите, отец мисс Стреттон подумывает о денежном вознаграждении?

– Он подтвердил это вчера вечером, – кивнула Мэгги. – Сто тысяч фунтов за сведения, которые помогут арестовать и обвинить убийцу.

– Хорошо, – сказал Грейс. – Это полезно. Позволит кое-кого проверить на искренность и честность. – Он взглянул на двух новых офицеров, рекрутированных из команды Дэйва Гейлора: Дона Баркера, который ему нравился, крепко сбитого сержанта лет тридцати пяти, с бычьей шеей и буйной копной светлых волос, одетого в голубую рубашку, на которой трещали пуговицы; и на слишком самоуверенного констебля гораздо моложе, которого раньше никогда не видел. – Что нового насчет владельца белого фургона?

Отвечал Альфонсо Дзаффероне, державшийся дерзко и самонадеянно, отчего Грейс почти сразу его невзлюбил. Констебль всем своим видом показывал, что скроен для важных дел – мелочь, вроде проверки фургонов, ниже его достоинства.

– Как нам уже известно, он принадлежит некой компании. Ее адрес – лондонский почтовый ящик. Я проверил, в Торговой палате компания не зарегистрирована.

– Что это значит? – спросил Грейс.

Дзаффероне пожал плечами.

Проявляя от усталости меньше терпимости, чем обычно, Грейс рявкнул на него, нарочно исковеркав фамилию, – один из лучших способов, усвоенный за долгие годы практики, эффективно поставить любого на место.

– Расследуется убийство, констебль Забальоне. Мы тут не пожимаем плечами, а отвечаем словесно. Попробуйте еще раз.

Юный констебль испепелил его взглядом, словно собираясь ответить в том же тоне, но потом передумал. И несколько покорней сказал:

– Это значит, сэр, что компания либо зарегистрирована за границей, либо название фальшивое.

– Спасибо. К следующему инструктажу я хочу знать, какой вариант соответствует истине.

Дзаффероне мрачно кивнул.

Недалеко пойдешь, сынок, подумал Грейс. Кто-нибудь обязательно дернет цепочку и смоет тебя в унитаз, полный дерьма.

– Что насчет личности водителя фургона?

– Он начал приходить в себя минут десять назад, Рой, – доложил Дон Баркер. – Ни в карманах, ни в фургоне никаких документов. Не похож на англичанина, скорее из Центральной Европы. Я отправлюсь к нему сразу же после инструктажа.

– Хорошо, – кивнул Грейс и снова обратился к Поттингу: – Норман, тебе на сегодня другая задача. Заканчивай обход оптовых поставщиков серной кислоты в округе.

– Закончу, – пообещал Поттинг.

Грейс повернулся к Нику Николлу:

– Ник, напомни, во сколько мы просматривали базу данных из Уимблдона?

– В половине двенадцатого, сэр.

– Ты вылавливаешь прочие случаи по всей стране, где на месте убийства оказывались жуки-скарабеи?

– Да, сэр, я над этим работаю.

– Перестань величать меня сэром, черт побери!

Сержант вспыхнул.

Грейс устыдился, что окрысился на него. Ни на кого не надо орать. Следует сдерживать пар под крышкой. Он с улыбкой осмотрел свою команду.

– Хорошо, теперь посмотрим короткое кино. Извините, попкорна не будет.

Суперинтендент хрипло посмеялся.

После того, что вы сейчас увидите, вам не захочется никакого попкорна. Хорошо еще, если завтрак обратно не вылетит, думал он, кивая сержанту Раю, чтобы тот опустил жалюзи и включил видео.

Когда Рай закрыл жалюзи, Грейс сказал:

– Видеоклип обнаружен в ноутбуке, изъятом вчера вечером из фургона «форд-транзит». Мы вытащили жесткий диск, который теперь хранится в отделе высоких технологий как вещественное доказательство. Вы увидите копию.

Джон Рай застучал по клавиатуре, пустил запись, Грейс притушил свет.

На экране появились титры:

«Скарабпродакшн»

Специальный подарок для наших клиентов

«ВАННА ДЛЯ РЕДЖИ»

Герой – убежденный педофил

Приятного просмотра!

Через мгновение слегка дрожащая ручная камера показала в широком ракурсе маленькую, довольно старомодную ванную цвета авокадо, любовно запечатлела саму ванну. Потом в дверь с трудом втиснулся человек в полном костюме химической защиты, в перчатках, сапогах, с дыхательным аппаратом и в маске, держа что-то в руках.

Через секунду стало видно, что это голые мужские ноги, туго связанные веревкой.

Второй человек, точно в таком же защитном костюме, лицо которого скрывало темное стекло маски, держал за плечи голого мужчину – Реджи д'Эта.

Его положили в пустую ванну.

Крупный мужчина с младенческой физиономией, редевшими волосами и дряблым телом дергался в ванне, как вытащенная из воды рыба. Лицо превратилось в маску страха, но сказать он ничего не мог – рот был заклеен липкой лентой. Руки привязаны вдоль тела. Он мог только извиваться, отталкиваясь ягодицами, бешено вертясь и вращая выпученными глазами. Маленький тоненький пенис болтался между безволосой мошонкой и неопрятным кустиком лобковых волос.

Мужчины вышли и вернулись с большим черным пластиковым химическим бачком емкостью галлонов в десять, по прикидке Грейса. Никаких этикеток и надписей на нем не было.

Реджи д'Эт забился так сильно, что на миг показалось, будто он действительно выпрыгнет из ванной.

Мужчины поставили бак. Один придержал д'Эта, другой вытащил моток проволоки, дважды обернул вокруг его шеи, прикрепил конец к вешалке для полотенец, висевшей высоко на стене, и крепко затянул.

Глаза д'Эта выпучились еще сильнее. Через несколько секунд движения его стали другими – он уже не трепыхался, а судорожно подергивался.

Мужчины слегка его приподняли, так что он теперь скорей полусидел, чем лежал плашмя. Петлю на шее перевязали так, чтобы она его просто удерживала в очень неудобном положении, врезаясь в шею, но уже не удушая.

Невидимая рука бросила на грудь д'Эта ворочавшегося жука-скарабея, который почти комично перевернулся на спину, приземлился на гениталиях, начал выправляться, но было уже поздно.

Мужчины, не тратя зря времени, подняли химический бачок, осторожно отошли от камеры, чтобы не закрывать обзор, и вылили на гениталии д'Эта добрый галлон жидкости, которая, как уже было известно Грейсу, представляла собой серную кислоту.

Пошел дым.

Грейс никогда в жизни не видел, чтобы человеческое тело так сотрясалось и корчилось. Голова дергалась в разные стороны, словно д'Эт старался перерезать проволокой сонную артерию; глаза совсем вылезли на лоб. Грейс с максимальной осторожностью огляделся, проверяя реакцию коллег. Пондс зажимал рот руками. Все остальные окаменели, потеряв дар речи.

Он снова повернулся к экрану. Мужчины продолжали лить жидкость, полностью опустошив бачок. Через несколько секунд тело д'Эта перестало шевелиться. Ванная комната медленно наполнялась химической дымкой.

Пленка потемнела. Потом появилась надпись:

«Дорогие, любимые клиенты! Надеемся, вам понравился наш небольшой подарок. Не забудьте включиться во вторник в 21.15 в следующий грандиозный аттракцион с участием супружеской пары – мужа и жены. Наше первое двойное убийство!»

Грейс включил свет.


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава