home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


77

Отъезжая от дома Гарри Фрейма, Рой Грейс вдруг почувствовал полный упадок духа и страшную усталость, несмотря на последнюю банку «Ред булл» и таблетки кофеина, проглоченные меньше получаса назад. Больше так скоро нельзя принимать. Он чертовски надеялся, что ясновидящего вдруг осенит вспышка вдохновения.

Зазвонил телефон, Рой с надеждой ответил. Это был Брэнсон, как всегда веселый.

– Держишься, старый бродяга?

– На последнем пределе, – признался Грейс. – Что нового?

– Кто-то из ребят Гейлора просматривал бумаги Реджи д'Эта. Нашли поручение о ежемесячном перечислении сумм с его «Баркли-кард» на счет компании под названием «Скараб энтертейнмент». Сумма составляет тысячу фунтов.

– Тысячу? В месяц?

– Угу.

– Откуда же у такого субъекта, как д'Эт, столько денег?

– Побочный бизнес: поставлял богатым клиентам детишек.

– Где эта компания зарегистрирована? – спросил Грейс.

– Плохая новость – в Панаме.

Грейс на секунду задумался. Есть в мире страны, где закон гарантирует любой компании полную безопасность. Панама относится к их числу.

– В ближайшей перспективе эта информация нам не слишком поможет. Тысячу в месяц?

– Крупный бизнес, – согласился Брэнсон. – Нельзя ли получить судебное предписание всем компаниям кредиток сообщить нам, кто еще платит «Скараб энтертейнмент» по тысяче в месяц?

– Можно, когда на кону стоит жизнь двух человек, только это ничего не даст. Получим от какой-нибудь панамской юридической фирмы список номинальных директоров, потом она пошлет нас в задницу, как только мы к ним на шаг подойдем.

Сколько у них подписчиков? Для солидных доходов слишком много не требуется. Требуется один с очень длинной рукой, способный обеспечить прикрытие.

«Дорогие, любимые клиенты! Надеемся, вам понравился наш небольшой подарок. Не забудьте включиться во вторник в 21.15 в следующий грандиозный аттракцион с участием супружеской пары – мужа и жены. Наше первое двойное убийство!»

За тысячу в месяц охотно бросишь даровую подачку, не правда ли? Просто окуни случайно попавшего под руку педофила в ванну с серной кислотой.

– Слушаешь меня, бродяга?

– Слушаю. Что еще?

– На видеокамере нашли одно изображение мистера Брайса в «эспейсе». Вскоре после полуночи он заправлялся на бензоколонке «Тексако» в Пайкомбе.

– Другие машины есть на пленке?

– Нет.

– В «эспейсе» ничего?

– Эксперты обшаривают. Пока ничего.

– Я возвращаюсь в отдел, – предупредил Грейс. – Буду приблизительно через двадцать минут.

– Позабочусь приготовить кофе.

– Мне нужен четверной эспрессо.

– Мне тоже.

Он ехал дальше, свернул с прибрежного шоссе, продолжая путь по верхней дороге через Кемптаун, мимо шикарной девичьей школы, муниципалитета Сент-Мэри, Королевской больницы графства Суссекс, викторианского готического фасада совместной школы, брайтонского колледжа. Впереди слева неподалеку увидел мускулистого мужчину, резво и бодро направлявшегося к газетному киоску. Что-то в нем показалось знакомым, но сейчас вспоминать было некогда.

Впрочем, и мимолетного воспоминания оказалось достаточно, чтобы Грейс развернулся дугой, остановился на противоположной стороне улицы, заглушил мотор и принялся наблюдать.

Не больше чем через минуту мужчина вышел из киоска с сигаретой в зубах, с пластиковым пакетом, битком набитым торчавшими из него газетами, и направился к черному автомобилю «фольксваген-гольф», стоявшему двумя колесами на тротуаре с включенной аварийной сигнализацией.

Грейс пристально вглядывался в переднее стекло. Походка решительно своеобразная, размашистая, развалистая, вроде походки крутых свихнувшихся армейских вояк, которым как будто принадлежит тротуар.

У мужчины в майке, белых джинсах и белых мокасинах были короткие волосы, смазанные гелем, торчавшие иглами, и массивная золотая цепочка на шее. Проклятие, где он мог его раньше видеть? Почти фотографическая – время от времени – память щелкнула, и Грейс точно вспомнил, где и когда его видел. Вчера вечером. На видеозаписи из бара «Карма».

На свидании с Джейни Стреттон!

Сердце гулко заколотилось. «Фольксваген» отъехал. Запечатлев в памяти номер, Грейс дал мужчине пару-тройку секунд, пропустив перед собой такси и фургон «Бритиш телеком», потом подал назад, вновь круто развернулся и поехал за ним, набирая на мобильнике номер отдела тяжких преступлений. На первый же звонок ответила Дениз Вудс, очень серьезная и толковая молодая женщина.

– Привет, это Грейс. Мне надо быстро навести справки. Я преследую автомобиль. «Фольксваген-гольф», регистрационный номер папа – лима – заяц – тройка – фокстрот – дельта – оскар.

Дениз обещала сразу же перезвонить.

«Фольксваген», по-прежнему державшийся неподалеку, перед такси и фургоном, остановился на красный свет.

Когда загорелся зеленый, «фольксваген» свернул влево на Нижние Рок-Гарденз, направляясь к побережью. Две другие машины поехали прямо. Грейс секунду помедлил, потом тоже свернул налево, держась как можно дальше. Давай, Дениз!

Внизу, на пересечении с бульваром Приморский парад, горел зеленый светофор, и «фольксваген» свернул вправо на прибрежное шоссе. Грейс проскочил на желтый, не смея приближаться к «фольксвагену», пропустив вперед «форд-фокус», а потом и старый «порше», но не теряя его из виду.

Когда «фольксваген» преодолел кольцевую развязку перед пирсом, у суперинтендента зазвонил телефон. Это была Дениз. Официально машина принадлежит компании под названием «Бурнхолт интернешнл лимитед» с адресом на почтовом ящике в Брайтоне. Не сообщалось ни о ее пропаже, ни об угоне, поэтому в полиции нет о ней ничего интересного.

– «Бурнхолт интернешнл лимитед», – пробормотал Грейс. – Знакомое название. – Потом вспомнил, почему знакомое. – Дениз, быстро проверь регистрацию фургона, разбившегося вчера вечером. Жду.

«Фольксваген» двигался дальше на запад вдоль берега моря, мимо недавно перекрашенного фасада отеля «Ройял Альбион», а поблизости от отеля «Олд шип» занял крайнюю полосу, мигая красным поворотником.

К облегчению Грейса, синий «мерседес» тоже сигналил о повороте вправо. Он пристроился за его внушительным корпусом, видя впереди «фольксваген», проехавший сначала мимо отеля, а потом свернувший направо на огромную подземную стоянку на Сивик-сквер. То же самое сделал и «мерседес». Грейс держался прямо у него на хвосте, притормозив на пандусе.

Дениз снова сказала в трубку:

– То же самое, Рой. «Бурнхолт интернешнл лимитед».

Грейс восторженно сжал кулаки:

– Превосходно!

Открылся автоматический шлагбаум. Грейс подвел машину, обождал билетика из автомата, схватил его, воскликнув:

– Отлично!

Но сигнала не последовало.

Когда барьер вновь поднялся, он провел «альфу», и в тот самый момент с места стронулся БМВ, загородив дорогу.

Пятился он медленно, нервный водитель полз дюйм за дюймом.

– Давай! – завопил Грейс.

Кажется, через целую вечность БМВ подался вперед, свернув на въездной пандус. Грейс нажал на акселератор. На том уровне все места были заняты, и он спустился ниже. Там тоже полно. Он рванулся на следующий, но поперек встал «форд-гэлакси», набитый детьми, с неуравновешенной матерью за рулем.

Боже мой, женщина, прочь с дороги!

Кроме ожидания, выбора не оставалось. Он ждал и ждал.

Наконец, попав на четвертый уровень, увидел несколько свободных мест. Прибавил скорость, высматривая «фольксваген», и наконец увидел. Стоит в «кармане».

Водитель исчез.

Грейс тормознул, сыпля проклятиями.

Сзади взревел гудок, в зеркале заднего вида маячил «ренджровер». Он поднял палец, продвинулся на несколько ярдов, свернул на первое пустое место, попавшееся на глаза, выключил мотор и выскочил из машины. Помчался к выходу, прыгая через две ступеньки, выбежал на просторную открытую площадь с японским ресторанчиком посередине, отелем «Сисл» с одной стороны и торговыми рядами с двух других.

Никаких следов мужчины с походкой вразвалку и торчащими волосами.

Есть еще три выхода, через которые он мог уйти. Грейс пробежался вокруг, осмотрев каждый. Мужчина исчез.

Он ругался, отчаянно соображая, стоя у первого выхода, ближайшего к «фольксвагену» и к его машине. Вряд ли водитель заметил за собой слежку. Но когда вернется, можно только гадать – через пять минут или через пять часов.

Тут возникла идея.

Грейс набрал номер своей прежней конторы, попросив соединить его со старым приятелем, инспектором Майком Хопкерком, и с огромным облегчением услышал, что тот на месте.

Хопкерк – мудрый филин с многолетним служебным стажем, весьма уважаемый и любимый коллегами и подчиненными. Грейс очень тщательно выбирал, кому звонить в подобной ситуации. Только Хопкерк – если согласится – сможет раскочегарить людей до необходимой суперинтенденту степени.

– Рой! Как поживаешь? Постоянно вижу твое имя в прессе. Рад, что перевод в Суссекс-Хаус не отбил у тебя охоты всех заставлять кипятком писать!

– Очень остроумно. Стой, потом поболтаем. Я прошу об огромной услуге, которая мне требуется прямо сейчас. Речь идет о двух человеческих жизнях – у нас есть основания думать, что люди похищены, им грозит гибель в ближайшее время.

– Том и Келли Брайс? – догадался Хопкерк, к удивлению Грейса.

– Откуда ты знаешь, черт побери? – Он уже позабыл о редкостной сообразительности Хопкерка.

Ответ заглушил рев проезжавшего грузовика. Заткнув одно ухо и крепко прижав к другому телефон, Грейс заорал:

– Не слышу! Повтори!..

– Они красуются на первой странице чертова «Аргуса»!

Значит, офицер по связям с общественностью сумел обстряпать дело. Блестяще!

– Хорошо. Слушай, Майк, мне надо, чтобы ты на час перекрыл Сивик-сквер, дав мне время обыскать машину.

В ответ послышался шумный вдох.

– Перекрыть Сивик-сквер?

– На час.

– Там стоянка, крупнейшая в Брайтоне, а сейчас середина дня. Перекрыть Сивик-сквер – ты рехнулся?

– Нет. Прошу сделать это сию же минуту, немедленно.

– На каких основаниях, Рой?

– Заложенная бомба. Звонок террористов.

– Что за хреновина? Ты серьезно?

– Слушай, нынче понедельник, тихое утро. Поднимай войска!

– А если накроемся?

– Сам отвечу.

– Ответишь не ты, а я, Рой, как тебе отлично известно.

– Сделаешь?

– Перекрою ли Сивик-сквер?

– Сивик-сквер.

– Ладно, – сдался Хопкерк, хоть сомнения не оставили его. – Проваливай ко всем чертям с моего телефона, он мне сейчас понадобится.

Грейсу тоже. Он позвонил в Суссекс-Хаус, срочно вызвав на место бригаду в сопровождении какого-нибудь представителя дорожной полиции, способного вскрыть замки и отключить сигнализацию «фольксвагена-гольф».

Потом звякнул инспектору Биллу Анкрему, возглавлявшему местную службу прослушивания и наблюдения. По редкостной удаче у Анкрема были хорошие вести.

– Мы сегодня вели одного типа в центре Брайтона и быстро управились. Я как раз готовился снимать ребят, посвятить остаток дня повышению квалификации.

– Быстро смогут накрыть автостоянку на Сивик-сквер? – спросил Грейс.

– В течение часа. Мы неподалеку.

Он дал подробные указания, сообщил регистрационный номер и точное местонахождение «фольксвагена». Связался с отделом тяжких преступлений, приказав отправить Анкрему по факсу и по электронной почте фотографию водителя.

Поговорил с Николлом, сказав, что, в конце концов, хотел бы лично встретиться с офицером из Столичной полиции. Во время этого разговора раздался оглушительный вой.

Возникло впечатление, будто все машины экстренных служб Брайтона и Хоува одновременно включили сирены.


предыдущая глава | Убийственно красиво | cледующая глава