home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 23

– Форчен! – закричала Клер, подбежав к нему и опускаясь на колени. Положив руку ему на шею она почувствовала, как от вида всей этой крови у нее закружилась голова.

– Бадру, он жив!

– Мэм, давайте я подниму его. Мы должны отвезти хозяина к доктору.

Вся в слезах, Клер отступила назад. Слуга поднял О'Брайена на руки. Они вышли к коляске, и он осторожно положил Форчена на заднее сиденье.

– Миссис О'Брайен, необходимо остановить кровотечение.

Бадру снял с себя рубашку и скрутил ее.

– Приложите это к ране на боку. Кажется, она наиболее опасна… Его ранили дважды, но я думаю, что рана на плече не так уж серьезна.

Клер кивнула и опустилась на пол коляски рядом с лежащим без сознания Форченом. Бадру занял место на козлах.

– Миссис О'Брайен, я поеду очень быстро, а вы скажите мне, где остановиться.

– Гони! – выкрикнула Клер. Она молилась, чтобы Форчен выжил.

Кони понесли коляску с той же сумасшедшей скоростью, как и по дороге на завод. Клер вцепилась в сиденье и прижалась к нему всем телом, чтобы Форчен не соскользнул на пол. Темная кровь просачивалась сквозь рубашку Бадру, и ее страх стал еще сильнее.

Слуга остановился перед двухэтажным кирпичным домом. Клер спрыгнула на землю и смотрела, как Бадру выносит Форчена.

Бегите в дом и скажите доктору, что мы идем.

Клер бежала по ступенькам, вспоминая, как однажды Форчен вызывал доктора Ньюсема, когда у Майкла была ангина. Она постучала в дверь. Когда подошел Бадру, она еще раз постучала и заметила, как в прихожей загорелся свет.

Дверь открылась, и на пороге появился доктор Ньюсем. Его темные волосы были взъерошены, на плечах накинут халат.

– Несите его сюда, – сказал он таким спокойным и ровным голосом, словно каждую ночь принимал раненых пациентов. – Пройдите в холл, миссис О'Брайен.

– В него стреляли…

– Садитесь, пожалуйста. Я осмотрю его. Доктор Ньюсем ушел. Клер осталась одна, потрясенная событиями прошедшего часа. Мысли, которые не давали ей покоя все это время, сейчас с отчетливой ясностью нахлынули на Клер. Форчен был прав. Тревор Венгер – настоящее чудовище… Он украл Майкла ради личных целей. Клер ходила по комнате, не зная, как вернуть мальчика.

Сейчас ей хотелось быть рядом с Форченом. Она подумала об Аларике. Если она бросится в погоню за Венгером, он поедет вместе с ней. Но, взглянув на дверь, за которой доктор Ньюсем пытался спасти Форчена, она поняла, что не может подвергать его такому риску. Если О'Брайен ранен серьезно, ей придется остаться с ним, а поиски Венгера и Майкла начать позже, потому что она не сможет бросить мужа одного.

Слишком возбужденная, она не могла сидеть на месте и еще раз обошла холл, глядя на картины на стенах и не видя их. Казалось, время остановилось. Она посмотрела на свое платье, забрызганное кровью Форчена, и паника охватила ее. Он был прав относительно Венгера! Клер сжала кулаки и, опустив голову, молилась о том, чтобы он выжил.

Через полчаса дверь открылась и из комнаты вышли доктор Ньюсем и Бадру. Доктор подошел к Клер.

– Вы можете отвезти его домой. Оба ранения сквозные… Жизненно важные органы не пострадали. На запястье глубокая ссадина. Он ранен в плечо и в правый бок. Если в раны не попадет инфекция, ваш муж скоро поправится. А если начнется заражение, то будет трудно что-либо предпринять…

Облегченно вздохнув, Клер на минуту закрыла глаза.

– Спасибо, доктор Ньюсем. Боже, какой он бледный! Бадру, подготовь, пожалуйста, коляску, чтобы мы могли положить его.

– Вот настойка опия, – сказал Ньюсем. – Давайте ему, чтобы снять боль.

– Спасибо, – поблагодарила Клер, взяв пузырек.

Бадру вышел из дома готовить коляску. Через час они подъехали к дому к уложили Форчена в спальню на первом этаже.

– Бадру, съезди, пожалуйста, за майором Хемптоном. Ты знаешь, где найти его…

– Хорошо, мэм, – ответил он.

Клер смотрела на повязки на плече и животе Форчена. Правая кисть тоже была перебинтована. Он выглядел неподвижным и беззащитным. Клер никогда не видела его таким. Это еще больше увеличило ее страх за мужа и беспокойство, что они не смогут вернуть Майкла. Если такое случится, Форчен перевернет мир в поисках сына.

Она ближе подошла к кровати. Как долго ей удастся скрывать от Форчена, что Тревор Венгер похитил Майкла? Ему нужно поправиться… Ведь в тот момент, когда он услышит, что случилось, он тут же бросится на поиски мальчика.

Услышав голоса, она вышла из комнаты и, закрыв за собой дверь, побежала в гостиную. В холле она увидела Бадру и Хемптона. Аларик был одет в хлопчатобумажные брюки и голубую рубашку. Его волосы были взлохмачены, и весь его вид говорил о том, что он только что проснулся и тут же ринулся на поиски Майкла и помощь Клер.

– Бадру, побудь, пожалуйста, с Форченом, пока я поговорю с майором Хемптоном.

– Хорошо, мэм. Пенти ушла к себе… Клер кивнула ему, когда он проходил мимо.

Затем она взглянула на Аларика.

– Бадру сказал, что он выживет.

– Доктор предупредил, что если в раны не попадет инфекция, то все будет хорошо… Тревор Венгер похитил Майкла. Я не знаю, в котором часу это произошло, но, думаю, что часа два или три назад. Но не раньше.

– Черт побери, – произнес Аларик, глядя на дверь, за которой лежал раненый Форчен. – Он придет в ярость и не станет ждать, пока заживут раны.

– Если я останусь здесь…

– Клер, ты не можешь отправиться за Венгером. Если он приехал на завод и стрелял в Форчена, то без колебаний убьет и тебя.

Аларик подошел к Клер и обнял ее за плечи.

– Пообещай мне, что не бросишься в погоню за Венгером.

– Я не могу! Он нахмурился.

– Послушай! Форчен умрет, если встанет с постели; разорвет на себе бинты и занесет инфекцию в раны. Ты останешься здесь и будешь как можно дольше скрывать от него то, что произошло. Я возьму пару своих людей и сейчас же начну поиски. Уверен, что отыщу дюжину свидетелей.

– О Аларик, слава Богу! Пожалуйста, постарайся выяснить, куда они направились, – слезы выступили на глазах Клер, и она глубоко вздохнула.

– Он такой маленький мальчик…

– Венгер не причинит ему вреда, во всяком случае, физического. Попроси Бадру прийти сюда. Я хочу взять его с собой. Он знает почти всех в округе. Кто-то наверняка видел карету Венгера с приметными желтыми колесами. Бадру знает всех слуг, а они распространяют сплетни быстрее ветра. И, ради Бога, давай Форчену опий… Это поможет ему забыться и успокоиться.

Клер подозвала Бадру. Он взглянул на Форчена и вышел из комнаты.

– Ты можешь сейчас поехать с майором Хемптоном? Я постараюсь пока ничего не говорить мистеру О'Брайену.

– Да, мэм. Правильно, мэм.

Как только Аларик и Бадру ушли, Клер вернулась к Форчену. «Как долго удастся скрывать от него правду?» – думала она, глядя на мужа.

Она провела у его кровати четыре часа. Несмотря на заверения доктора Ньюсема, тревога не покидала ее: Форчен лежал такой неподвижный и ужасно бледный. Когда он немного пошевелился, она приготовила опий и стакан воды. Но О'Брайен снова уснул.

В ожидании Аларика она выглянула в окно. «Когда же он вернется?» – стучала в висках беспокойная мысль. Ее взгляд упал на колени, и она увидела, что на ней платье, забрызганное кровью мужа. Клер посмотрела на Форчена, который спал, и, накрыв его, поспешила наверх переодеться и умыться.

Когда она вернулась, О'Брайен все так же неподвижно лежал на кровати. Она села в кресло рядом с ним, и в этот момент появился Бадру. Надеясь получить сведения о Треворе Венгере, она поспешила ему навстречу.

– Я посижу с ним, мэм. Майор Хемптон ждет вас в гостиной.

– Слава Богу… Опий стоит на столике рядом со стаканом воды.

– Хорошо, мэм. Пенти готовит завтрак…

– Как она?

– Хорошо. Она немного нервничает, но все пройдет… И ни на минуту не перестает плакать о Майкле.

– Она не виновата. Я тоже была дома, когда это произошло…

Клер нашла Аларика в гостиной. Он сидел в кресле, откинувшись на спинку и закрыв глаза. Когда она вошла в комнату, он тут же поднялся и подошел к ней. Клер хотелось поскорее узнать, где они были и что узнали.

– Мы выяснили, по какой дороге они выехали из города… Они направились в Саванну. Полагаю, что Венгер хочет уплыть в Европу. Форчен однажды говорил мне, что у него есть дом во Франции, где он жил во время войны.

– Ты уверен?

– Да. Бадру нашел человека, который видел его карету. Один из моих людей тоже обнаружил кое-что. Я послал человека по дороге в Саванну. Полагаю, Венгер думает, что убил Форчена, а от тебя он не ожидает никаких действий. Тревор рассчитывает, что у него в запасе целая ночь…

– Значит, если я поеду…

– Черт побери, Клер, ты не поедешь за ним. Ты должна обещать мне, что в случае твоего отъезда ты предупредишь меня. Я поеду с тобой.

– Я не хочу подвергать риску…

– Пообещай мне, – настаивал Аларик, глядя на нее. – Ведь я прошел всю войну, переживу и погоню за Венгером.

– Хорошо.

– Кроме того, ты не можешь уехать. Как только ты сделаешь это, Форчен тут же поднимется с постели и отправится за вами. Это убьет его… Я разговаривал о доктором Ньюсемом.

Клер сжала губы.

– Я должна остановить Венгера, пока он не отплыл в Европу.

– Я поеду и возьму с собой несколько человек. Возможно, нам удастся догнать его.

– Нет, – сказала Клер, глядя ему в глаза. – Если тебе придется убить его, чтобы вернуть Майкла, ты сделаешь это?

– Я стреляю в человека только в целях самозащиты… Но в данном случае… Я смогу убить Венгера.

– Аларик, это не твое сражение… Я должна подумать, что можно предпринять. Так же как и Венгер, я могу нанять людей из агентства «Пинкертона». У них повсюду сыщики… Агент в Саванне проследит, когда они приедут туда. За неделю можно добраться до Саванны?

– Если хочешь, я поеду туда.

Клер улыбнулась Аларику и, встав на цыпочки, поцеловала его в щеку.

– Спасибо. После Форчена ты мой самый близкий друг.

– Хорошо, мне бы хотелось взглянуть на Форчена. Если хочешь послать телеграмму в агентство, я отвезу тебя на почту.

– Спасибо. Думаю, это единственное, что я могу сделать сейчас, – ответила Клер, направляясь в прихожую. Аларик на секунду задержался и сказал ей вслед:

– В него и раньше стреляли… И он выживал! Доктор сказал, что он поправится, если тебе удастся скрыть правду о Майкле.

Они прошли через холл, и Клер указала ему на комнату. Хемптон открыл дверь, подошел к кровати Форчена и с минуту смотрел на него.

Когда он вышел из комнаты, они вновь прошли в гостиную.

– Ему нужен абсолютный покой. С каждым часом ему будет становиться лучше. А сейчас я заложу коляску и мы отправимся посылать телеграмму.

Клер сидела рядом с Алариком. Она забыла одеть шляпку и взять зонтик, и сейчас чувствовала, как жаркое солнце припекает ее плечи. Хемптон был очень спокоен. Клер подумала о том, что наверняка он очень устал за эту ночь. Аларик терпеливо ждал, пока она отбивала телеграмму в «Пинкертон» и запрашивала ответ.

Когда Клер получила сообщение, она сделаю знак Хемптону.

– Они отвечают, что займутся этим делом и завтра же отправят своего человека в Саванну.

– Почти триста миль отсюда… Возможно, Венгер едет очень быстро, а может быть, наоборот, выжидает. Он ведь думает, что Форчен мертв.

– Я хочу послать вторую телеграмму и передать им описания Венгера и Майкла.

– А я знаю в лицо кучера Венгера и одного из его слуг… Возможно, он взял их с собой. Я дам тебе их приметы…

Клер кивнула головой, и они вдвоем подошли к стойке. Через полчаса они вышли из здания телеграфа и вернулись домой. Клер почувствовала себя лучше, зная, что агент «Пинкертона» постарается найти Венгера раньше, чем тот отплывет во Францию.

Перед домом Хемптон спрыгнул на землю и помог Клер выйти из коляски. Они вдвоем подошли к оседланной лошади Аларика, которую он привязал к столбу.

Хемптон повернулся к Клер.

– Как только тебе понадобится помощь, сразу посылай за мной Бадру. Если захочешь, чтобы я сменил тебя у постели Форчена ночью, я обязательно приеду. Могу помочь тебе удержать мужа в доме, если возникнет такая необходимость.

– Аларик, спасибо тебе за все. Теперь, когда я знаю, что агент будет искать Венгера, мне стало намного легче. Спасибо за то, что выяснил, куда они направились. Мне не удалось бы этого сделать.

– Попозже я заеду.

Взявшись за луку седла, Аларик прыгнул в седло. Клер отступила назад и смотрела, как он скачет по дороге. Взглянув на дом, она поспешила к Форчену.

Когда Клер вошла в комнату, Бадру помогал Форчену снова лечь в постель.

– Он встал? – с волнением в голосе спросила она.

– Да, мэм, но только для того, чтобы сходить в туалет. Пенти принесла ему миску супу.

– Форчен? – позвала его Клер, наклоняясь над ним. С остекленевшим взглядом, весь в бинтах, он сидел на краю кровати. О'Брайен повернул голову, и Клер поняла, что действие опия еще не прекратилось.

– Где Майкл?

– С ним все в порядке. Он с Алариком. Форчен кивнул головой. Клер видела, что он был слишком слаб, чтобы ясно мыслить. Она взяла настойку опия в руки, чтобы после еды вновь дать ему несколько капель.

– Думаю, доктор Ньюсем не предполагал, что ты встанешь сегодня.

– Мне нужны силы, – пробормотал Форчен. Появилась Пенти, и Бадру, придвинув к кровати Форчена стол, поставил на него тарелку супа.

– Спасибо, Пенти. Спасибо Бадру. Я сама помогу мистеру О'Брайену, – поблагодарила их Клер и, повернувшись к мужу, добавила:

– Позволь мне покормить тебя.

Форчен совершенно безучастно смотрел на нее, и Клер поняла, что он еще не совсем пришел в себя.

Он съел половину тарелки супа и выпил горячего чая, заваренного Пенти на различных травах. Клер предположила, что он был приготовлен, видимо, по старинному семейному рецепту. Когда Форчен лег, она услышала стон.

Он что-то говорил, но Клер не могла разобрать ни слова.

– Майкл, – услышала она, наклоняясь к нему. – Майкл… Вернуть его… Подонок… Венгер…

– Тише, Форчен, спи, – произнесла Клер, убирая со лба его густые волнистые волосы.

Она повернулась и подошла к окну. Клер не могла сидеть на месте, беспокойно ходила по комнате. Ей хотелось отправиться на поиски мальчика; если бы Форчен был здоров, они поехали бы в Саванну.

Часы, даже минуты казались ей бесконечными. Она сидела у постели Форчена и ждала. На смену дня пришел вечер. В шесть часов заехал доктор проверить состояние О'Брайена и перевязать его.

Подойдя к кровати, он посмотрел на Клер.

– Клер, вымойте руки. Будете помогать мне. Вы должны научиться делать перевязки… Пока раны не затянулись, я буду приезжать каждый день. А потом вы сможете обходиться без меня… Вы легко теряете сознание?

– Нет. Но я никогда не видела ничего подобного.

Когда доктор приступил к работе, Форчен открыл глаза.

– Что вы сделали? – спросил он слабым голосом.

– Заштопал тебя. Кто-то пытался проделать в твоем теле много дыр… Разве во время войны ты не привык к таким ранениям?

– Это сделал Венгер.

– Знаю. Клер рассказала мне.

Доктор продолжал обрабатывать раны. Он попросил Клер держать бинты. Она стояла рядом и внимательно следила за его движениями.

Услышав стон Форчена и увидев его исказившееся от боли лицо, Клер вздрогнула. И все же она следовала указаниям доктора Ньюсема. Когда они закончили перевязку, О'Брайен снова уснул.

– Завтра он почти полностью придет в себя. Придется отказаться от опия, иначе он не сможет встать и набраться сил. Старайтесь не волновать его. Я оставлю бинты… Завтра утром вы сможете сами сделать перевязку. Повторяйте все то, что мы делали сегодня. Можете попросить Бадру помочь вам. Он знает, как перевязывать раны.

– Да, сэр. Спасибо.

– Я приеду завтра утром… Нет, вечером, и проверю его состояние.

Клер проводила Доктора Ньюсема до двери и еще раз поблагодарила его. «Как далеко от Атланты отъехали Венгер и Майкл?» – думала она, закрывая за ним дверь.

Поздно вечером Бадру помог Форчену сходить в туалет. Затем Клер накормила его легким ужином, который был более существенным, чем суп. Он съел жареного цыпленка и одну картофелину. Клер понимала, что завтра ей будет нелегко убедить Форчена в том, что ничего не произошло.

Она сидела в кресле. В доме стало тихо.

Пенти и Бадру ушли к себе. Клер посмотрела на свое муслиновое платье. Было бессмысленно одевать ночную рубашку для того, чтобы всю ночь просидеть в кресле.

Голова Форчена лежала на подушках, и сейчас уже он казался сильнее. Перемены в его состоянии были едва ощутимы: он стал больше двигаться, хотя и стонал иногда. Клер посмотрела на опий и решила, что, когда он проснется, она даст ему несколько капель.

Она проснулась после полуночи. Выпрямившись в кресле, Клер не могла прийти в себя после сна. Повернув голову и увидев Форчена, она вспомнила все, что произошло.

Он пристально и неотрывно смотрел на нее.

– Где Майкл? – спросил он холодным голосом.


* * * | Атланта | ГЛАВА 24