home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Валентин Кравцов в мрачной задумчивости сидел возле окна. «Бесплатных пирожных не бывает... бесплатных пирожных не бывает», – беспрестанно вертелись в голове слова Васильева. Василек встретил Кравцова с высокомерным презрением, как китайский император нищего рикшу, и сразу объявил:

– Деньги, одолженные у покойного Михая, отдашь теперь мне, с процентами.

– Я... думал, – забормотал ошарашенный Кравцов.

– Индюк думал да в суп попал, – отрезал Николай. – Еще вопросы есть?!

– Нет.

– Тогда катись. Срок выплаты, так и быть, удлиню. На месяц. Я добрый...

Кравцов вылетел за дверь как ошпаренный. Теперь он горько раскаивался. Нет, не в том, что обрек на смерть Вадима. Гнилая торгашеская душонка Валентина никогда не терзалась угрызениями совести.

Кравцов сокрушался, что попал «под крышу» к Васильку и согласился помочь в ликвидации Михайлова. Ведь с тем, в конце концов, можно было как-нибудь договориться, а Василек ничего не желает слушать. Если же рыпнешься – то или прикончит, или под ментов подставит.

Надрывно зазвонил телефон.

– Алло, – хмуро произнес Кравцов, сняв трубку.

– Валентин Олегович! Тут ребята из «крыши» приехали, – донесся с другого конца провода взволнованный голос продавщицы Люси. – Товар забирают, а денег не платят!

– Погоди, сейчас спущусь! – Валентин выбежал из квартиры. Его магазин «Маргаритка» располагался в том же доме, на первом этаже.

В торговом зале хозяйничали Луна и два обкурившихся анаши молокососа. Луна критически осматривал полки, выбирал выпивку, лучшие сигареты и сваливал в здоровенную хозяйственную сумку.

– Чего надо?! – грубо спросил он разинувшего в изумлении рот Кравцова.

– З-зачем? – заикаясь, пролепетал тот.

– У нас намечается небольшой сабантуй, – нехотя объяснил Луна. – Запасаемся. Кстати, почему в твоем говенном магазинишке нет дури,[7] хотя бы из-под полы? Непорядок! Я недоволен!

– Р-ребята! Т-так нельзя! Т-товар денег сто-ит! – осмелился проблеять Валентин, в порыве жадности обретший нечто вроде мужества.

– Че-его? – опешил Луна. – Чего ты вякнул?

– Т-товар... без денег... нельзя!..

– Оборзел, сука, – сипловатым тенорком заметил один из молокососов. – Место свое забыл!

– Точно! – согласился Луна и неожиданно резко ударил Валентина ногой в пах.

Торгаш, взвыв от боли, согнулся пополам.

– Еще хочешь? – участливо осведомился Луна.

– Не-е-ет!

– Ладно, живи, а впредь не разевай пасть без разрешения, усек?

– Д-а-а!!!


* * * | Замусоренные | * * *