home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 10

Лисил, едва волоча ноги, поднимался по лестнице трактира с колчаном, полным арбалетных болтов, двумя бутылками масла и старым, протертым до дыр полотенцем, которое он отыскал в кухне. Открыв дверь комнаты, он увидел, что его спутницы сидят на полу вокруг «говорильной кожи».

По лицу Магьер невозможно было понять, что она сейчас чувствует. Это могло быть что угодно — разочарование, гнев, тревога и еще ворох чувств, о которых Лисил ничего не знал, да и не хотел знать. Она не сказала ни слова о том, каким образом Лисил очутился в кровати, а сам он этого просто не помнил. Ему некогда было стыдиться того, что он устроил прошлой ночью. По крайней мере он выспался. Хотя бы одну ночь его не мучили ни барон Прога, ни юная Хеди.

— Чеснока нет, — сообщил он, положив колчан на кровать. — И на рынке его сейчас тоже не сыщешь — не сезон. У меня, правда, есть мысль, чем его можно заменить.

— Садись, — сказала Магьер. Сама она сидела, привалившись спиной к кровати, но при этом слове подвинулась.

Она оделась так, как одевалась всегда, когда играла роль «охотницы», черные волосы были стянуты ремешком в конский хвост. Две лампы и несколько свечей озаряли ее теплым светом, зажигая в волосах багряные искорки. Лисилу всегда нравились ее волосы.

Но как же она сейчас сдержанна и бесстрастна… Натыкаясь на проблему, Магьер обычно справлялась с ней двумя способами — либо очертя голову бросалась в бой, кипя от ярости, либо же встречала все происходящее ледяным пренебрежением. Лисил не знал, как истолковать эту необычную для нее безмолвную настороженность.

Он рухнул на пол рядом с Магьер, и тут же к горлу покатила тошнота, как будто желудок сам по себе решил вывернуться наружу. Организм полуэльфа явно отвык от того, чтобы его усыпляли изобильной выпивкой.

После возвращения Магьер в присутствии Брета им как-то удавалось поддерживать ничего не значащий разговор, и вот теперь они наконец-то остались одни. Лисил испытывал смешанные чувства. С одной стороны, он всем сердцем жаждал хоть каких-нибудь сведений об участи отца и матери, с другой — все еще злился на Магьер, Винн и Мальца за то, что они не вняли его требованию держаться подальше от Дармута. Еще хуже было то, что сам он при этом оставался в тени. Другие делали то, что должен был делать он, и вместо него подставляли себя под удар.

— Мы не так уж много и увидели, — сказала Винн, — внутренний двор, лестничную площадку и зал совета. Напротив зала совета — большая трапезная, между ними — центральная лестница, которая ведет наверх. От основания лестницы расходятся в разные стороны два коридора.

— Ты был прав, — заметила Магьер, испытующе глядя на Лисила. — От самого Дармута мы ничего не узнаем, но вот этот лейтенант — Омаста — может нам пригодиться.

— Нет! — Лисил выкрикнул это так резко, что у него заболела голова. — Никому в окружении Дармута нельзя доверять. Он их всех держит на крючке, а иначе бы никогда к себе не подпустил. Этот Омаста на все пойдет, чтобы уберечь свою шкуру, а ты ничего и не узнаешь, пока он тебя не предаст.

В черных глазах Магьер полыхнул знакомый неукротимый огонь… но, прежде чем она успела возразить, Малец коротко гавкнул и принялся тыкать лапой в «говорильную кожу».

— Что такое? — спросил полуэльф.

Винн проследила взглядом за передвижениями собачьей лапы.

— Он говорит «три», — бормотала она, — и… «мысли» или «догадки». Какие еще догадки?

— Предположения, — ответил за Мальца Лисил. — О том, почему мои отец и мать бежали в замок.

Малец все так же тыкал лапой в эльфийские символы, и Винн, следившая за ним, напряженно наморщила лоб.

— Это трудно перевести, — созналась она. — Наиболее близкие по значению белашкийские слова — «орудие принуждения». Быть может, твои родители хотели добыть в замке нечто такое, что заставило бы Дармута сохранить им жизнь?

Лисил кивнул. В голове у него понемногу прояснялось.

— Да, но что именно? За годы своей власти Дармут натворил немало такого, что и словами не опишешь… И о том, что в ответе за это именно он, известно всем и всякому. Что могли они искать такое, что он боялся бы обнародовать?

Малец снова заработал лапой, и Винн подождала, пока он закончит.

— Следующее предположение — «побег» и… — Девушка поджала губы и досадливо вздохнула — Самый подходящий перевод — «путь». Путь к побегу?

— Замок окружен озером, — заметила Магьер. — Ты уверена, что правильно его поняла?

— Разумеется! — огрызнулась Винн. — Не моя вина, что выходит бессмыслица. Эльфийское наречие, которым владеет Малец, сильно отличается от того, что известно мне, а некоторые понятия невозможно перевести на другие языки.

Лисил сжался, ожидая, что Магьер затеет раздраженную перепалку, — и тогда горе его бедной голове, которая и так раскалывается от боли. Магьер, однако, просто вскинула руки, всем своим видом показывая, что спорить не намерена.

Винн вздохнула, не сводя глаз с Мальца, который опять тыкал лапой в эльфийские буквы, и вдруг выпрямилась, напряженно замерла.

— Третья и последняя возможность, — начала она, стараясь не смотреть на Лисила. — Они хотели убить Дармута. Мне кажется, эта идея не лишена здравого смысла. Если б Дармут был убит, то его подручные, почуяв свободу, растерялись бы… и тогда твои отец и мать могли бы беспрепятственно бежать из Веньеца.

На минуту в комнате воцарилась тишина.

В юные годы Лисила, в то время, когда он бежал из Веньеца, положение в провинции было вполне устойчивое. Угроза нападения извне была ничтожной, а угрозу мятежа в самой провинции Дармут — в том числе и руками Лисила — выкорчевал с корнем. Лисил подозревал, что его мать вполне могла рассматривать эту самую третью возможность, но вот отец наверняка предпочел бы действовать с наименьшим риском. Гавриел, скорее всего, выбрал бы шантаж.

Лисил покачал головой:

— Не думаю. Моим родителям пришлось действовать второпях, а убивать Дармута наскоро, без надлежащей подготовки — чересчур рискованный шаг.

— Погоди-ка! — воскликнула Винн: Малец опять целеустремленно тыкал лапой в буквы. — Он говорит, что в коридорах возле главного яруса были люди, которых там раньше не было… — Девушка осеклась, с подозрением воззрилась на пса. — Откуда ты мог об этом узнать? Мы не подходили настолько близко к…

Малец задрал морду и шумно, демонстративно принюхался.

— Нет, не мог ты их учуять! — возразила Винн. — Замок весь пропах потом, железом, стряпней и дымом. Ты никак не мог учуять людей в боковых коридорах!

— Думаю, что его носу мы можем доверять больше, чем твоему, — заметила Магьер. — Что значит — «раньше»?

Винн с недовольным видом следила за тем, как Малец отвечает на вопрос.

— Он говорит, что в конце обоих коридоров есть двери, которые ведут к проходам на нижние этажи, но сегодня там были… Когда ты спускался туда?

Малец продолжал молотить лапой по «говорильной коже».

— Он был там однажды вместе с Гавриелом, — перевела Винн. — Но сегодня, говорит он, в обоих коридорах были люди, вероятно, солдаты.

Лисил закрыл глаза. Все эти досужие домыслы никуда не ведут. Отчасти утешает то, что его спутники не жалеют усилий, задавая вопросы и обдумывая все возможные ответы. Ту же тактику они применяли вчетвером, разгадывая тайны из прошлого Магьер, но на сей раз, увы, им известно слишком мало.

Он открыл глаза и обнаружил, что Магьер открыто наблюдает за ним. До сих пор она старалась делать это украдкой, исподтишка поглядывая на него всякий раз, когда ей казалось, что он этого не заметит.

Она встала, подняла с пола лампу и водрузила ее на стол.

— Темнеет. Если мы хотим, чтобы нас и впредь благосклонно впускали в замок, — пора начинать охоту.

Лисил испытал такое облегчение, что даже похмельная головная боль притупилась. До чего же кстати будет вырваться из четырех стен Бретова трактира! Пускай он не в силах справиться с собственным прошлым, но с вампиром он, по крайней мере, способен справиться.

— Начнем с «Бронзового колокольца», — предложила Винн. — Лейтенант Омаста сказал, что в трактире есть свидетели нападения, и, быть может, Малец сумеет взять там след.

— Я думаю, что тебе лучше остаться здесь, — сказала Магьер, однако в ее тоне не было ни властности, ни прежней неприязни. — Дело не в тебе… не в том, что случилось в Древинке. У нас нет чеснока, чтобы пропитать арбалетные болты, а другим способом ты отбиться от вампира не можешь. Это будет самая настоящая охота, и если Малец возьмет след… — Магьер осеклась, помолчала, подбирая слова, но закончила по обыкновению прямо и откровенно: — Мы не сможем отвлекаться на то, чтобы защищать тебя.

Винн такая речь явно ошарашила, и Лисил затаил дыхание, ожидая, что девушка сейчас разразится ответной тирадой. Сам он был согласен с Магьер, но понимал, что ему придется долго убеждать Винн в ее правоте. Малец гавкнул один раз в знак согласия и ткнулся носом в шею Винн. Девушка шумно выдохнула и поглядела на Магьер.

— Да, конечно. Я была бы вам только помехой.

Лисил вынул несколько арбалетных болтов и принялся рвать старое полотенце на лоскуты, чтобы обмотать ими наконечники.

— Винн, — сказала Магьер, присев на корточки рядом с юной Хранительницей. — Просмотри еще разок чертежи, которые дал нам Брет. Может, теперь, после того как ты сама побывала в замке, тебе в голову придет какая-нибудь интересная идея.

— Да, конечно, — пробормотала Винн, не поднимая глаз. — Думаю, мне и впрямь стоит этим заняться.

Лисил откупорил бутыль с маслом и поочередно окунул в нее наконечники болтов, стараясь, чтоб тряпичная обмотка хорошенько пропиталась маслом.

— Что это ты делаешь? — спросила Магьер.

— Возьми себе несколько этих болтов и вторую бутылку, — ответил он. — Когда один из нас попадет в вампира горящей стрелой, второй просто швырнет в него бутыль с маслом. Если масло хорошенько пропитает его одежду или волосы, он займется огнем, как охапка хвороста.

Магьер насупилась: идея Лисила явно не пришлась ей по душе, но другого выхода у них все равно не было.

— Его надо сначала найти, — буркнула она.

Она зарядила арбалет, заправив оперенный конец болта под тонкий металлический зажим наверху ложа. Затем повесила арбалет на плечо, сунула остальные болты за пояс и убедилась, что сабля легко выходит из ножен.

Лисил закрепил на руках изогнутые клинки, приготовил свой колчан, арбалет и бутыль с маслом, а потом натянул на лицо капюшон и надел перчатки. И в завершение вынул из-под кольчуги цепочку с топазовым амулетом — чтоб висел на виду.

— Готова? — спросил он. Магьер кивнула.

— Как сказала Винн, начнем с «Бронзового колокольца».

Малец лизнул Винн в щеку и первым выскочил в коридор. Прежде чем закрыть за собой дверь, Лисил оглянулся с порога. Винн не подняла головы — так и сидела на полу, словно котенок, брошенный один в опустевшем доме.


* * * | Предатель крови | * * *