home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 11

Дармут предавался размышлениям в Зале Предателей, когда в дверях появился Фарис. Мондьялитко нерешительно замер на пороге, и Дармут сделал вид, что не заметил его.

Он не любил, когда его беспокоили в такие минуты. Сейчас он размышлял о том, как лучше подступиться к Хеди.

Дармуту доводилось иметь дело со многими женщинами, но такие, как Хеди, ему еще не попадались. Аристократичная, учтиво-отчужденная, она не проявляла ни малейшего интереса к тому, что он ей предлагал. Это было совершенно не похоже на поведение женщин, которых он знал в молодости, — женщин, жадно и навязчиво добивавшихся его внимания. Дармут мог бы попросту велеть Хеди стать его женой — так, собственно, он и собирался поступить во время зимних праздников, — но ему хотелось большего. Ему хотелось, чтобы будущая мать его детей и наследников избрала его в мужья по собственной воле. Ему хотелось, чтобы у него была настоящая, истинно королевская семья.

— Ну, что еще? — наконец отрывисто буркнул он.

Фарис, бесшумно ступая, шагнул в зал, прошел между каменными гробницами деда и отца Дармута. Остановившись в двух шагах от своего повелителя, он окинул быстрым взглядом дальнюю стену зала. Лоснящиеся черепа безрадостно скалились в темных каменных нишах, куда не проникал свет пылающих жаровен.

— Прошу прошения, мой лорд, — сказал Фарис, покорно склоняя голову. — Я, как ты приказал, следовал по пятам за охотницей. Произошло еще одно нападение. Случилось это недалеко от «Бронзового колокольца» и привлекло гораздо больше внимания. Убита любовница лорда Гейрена, Марианна а'Ройс.

Дармут резко повернулся к Фарису, загораясь гневом.

Марианна а'Ройс была испорченной и пустоголовой девицей, но, впрочем, выгодно выделялась на фоне прочих «дам». Лорд Гейрен относился к ней с безмерным обожанием, а Гейрен, между прочим, собирал налоги и пошлины на трети земель к северу от Веньеца. Смерть Марианны угрожала последствиями, которых Дармут никак не мог допустить.

— Об одном из своих спутников охотница сказала правду, — продолжал Фарис. — Пес действительно учуял запах убийцы и шел по его следу. Однако к тому времени, как я нагнал их — в проулке на задах «Хмельной лозы», — дампир упустила убийцу.

Дармут в упор уставился на него.

— А девушка в овчинной куртке?

— Ее с ними не было, — ответил Фарис, и, судя по тону его голоса, этот факт подтверждал некие его подозрения. — Вместо нее был мужчина, носивший на груди ярко светящийся амулет. Лица его я разглядеть не смог, но он проворен, ловок и хорошо знает город. Когда они направились назад, в свой трактир, я двинулся следом.

— Ты был… в другом обличье?

— Разумеется, и, как выяснилось, они остановились в трактире того самого человека, который нашел для нас охотницу, — Брета, одного из давних твоих соглядатаев. Удобно, правда?

Дармут не любил совпадений, хотя Брет за долгие годы не раз доказал свою полезность и преданность. Впрочем, подобное поведение часто оказывалось знаком готовящегося втайне предательства.

— Что еще? — спросил он вслух.

— Я подумал, что ты, мой лорд, захочешь как можно скорее узнать о смерти любовницы лорда Гейрена.

Дармут выхватил кинжал и шагнул вплотную к Фарису.

— Возвращайся немедля в трактир, тупица, и во что бы то ни стало проберись в дом! Ты сможешь уменьшиться?

Фарис замер, почти не дыша, но не отшатнулся.

— Да, смогу… Брет питает слабость к бездомным кошкам. Он не обратит внимания на то, что их в доме прибавилось.

— Ну так за дело! — буркнул Дармут. — На рассвете вернешься с докладом.

Фарис поклонился и, отступая к двери, исподлобья обжег его ненавидящим взглядом. Вот на это Дармуту было решительно наплевать: пусть ненавидят, лишь бы подчинялись.


* * * | Предатель крови | * * *