home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 16

Хеди не сводила глаз с бледного незнакомца, который стоял на четвереньках, заслоняя собой Винн. Руки его были по локоть в крови. Хеди до сих пор мутило при одном воспоминании о том, как этот человек расправился со стражником. Стараясь сдержать дрожь, она направила на него кинжал.

Это бледное лицо показалось Хеди смутно знакомым, но она так и не сумела припомнить, где его видела. Незнакомец был в добротном, изысканного покроя плаще, черты лица, искаженного хищной гримасой, тем не менее отличались правильностью. Если б он не стоял, как зверь, на четвереньках, его можно было бы назвать красавцем. Хеди красавцам не доверяла.

— Ты еще хочешь жить? — спросил он.

Этот вопрос был задан хриплым, сорванным голосом.

— Кто ты такой? — прошептала Хеди, стараясь не выказать испуга и неуверенности. — Что тебе нужно от нее?

Незнакомец глянул на Винн. Когда он опять перевел взгляд на Хеди, та похолодела. Его глаза, странно притягательные, походили на осколки льда.

— Ты — леди Прога, — просипел он, и это был не вопрос, а лишь констатация факта. — Ты хочешь пробраться на нижние ярусы, чтобы бежать из замка. На том берегу озера тебя должен ждать трактирщик по имени Брет. Ты, видимо, полагаешь, что с ним будет и барон Милеа.

Хеди опустила кинжал — самую малость, на полпальца, не более.

— Ты знаешь Брета? Это он послал тебя?

На бледном лице незнакомца отразилось такое презрение, что надежда, вспыхнувшая было в ней, тотчас погасла. Хеди попятилась, отгоняя нарастающий страх.

— Ваши замыслы для меня — пустое место! — прошипел он. — Помоги мне доставить Винн к ее спутникам, и я помогу тебе спастись.

В его тоне прозвучала плохо скрытая угроза: если Хеди заартачится, то спасать ее придется уже от этого человека. Хеди не терпела угроз, но бледный незнакомец преграждал ей путь к дверям, а она сомневалась, что с одним кинжалом сумеет одолеть его.

— Что с ней было? — Он снова поглядел на Винн, и его сиплый шепот смягчился.

— Ее доставили в замок связанной и избитой. Я помогла освободить ее, и мы вместе пришли сюда. Стражника, который ее охранял, мы оглушили, но он может в любой момент очнуться… или же его обнаружат и поднимут тревогу.

Он вздернул подбородок, и вновь на бледном лице мелькнули презрение и злоба.

— Оглушили? Почему не убили?

— Потому что твоя подруга не захотела убивать беззащитного человека, хотя рискованно было оставлять его в живых.

Ничего не сказав на это, он наклонился и вытер окровавленные руки о штаны убитого солдата. Правда, без особого успеха.

Хеди всей душой сожалела, что никак не может обойтись без помощи этого человека. Она испугалась за Винн еще тогда, когда осознала, что Дармут намерен сделать девушку приманкой для человека, убившего отца Хеди и обрекшего на голодную смерть ее мать и сестер. Винн должна была стать следующей жертвой убийцы, и Дармут, заточив ее в замке, надеялся таким образом заманить сюда Лисила. Хеди не могла допустить, чтобы Винн разделила участь ее отца.

Да и Лисил, который погубил все, что ей было дорого, Лисил, который разрушил ее жизнь, тоже не должен попасть в руки Дармута.

Хеди найдет его первой.

Темные желания вскипали в ее душе, и казалось, что исполнение их так близко — рукой подать. Когда наемные убийцы Брета придут по душу Дармута, они принесут тирану дар, особый дар от Хеди. Мерзавец поймет, какова ее месть, когда эльфы вручат ему голову Лисила.

— В письме трактирщику ты упоминала проводника, — сказал загадочный защитник Винн. Стоя на коленях, он без труда поднял на руки обмякшее тело девушки. — Где он? Я никого не вижу.

Хеди вздрогнула, очнувшись от своих мстительных мечтаний.

— Ты знаешь о моем письме?

— Где проводник? — требовательно повторил он. Хеди очень не хотелось показывать этому человеку Кори, но выбора у нее, похоже, не было. Без помощи Кори им потайного хода не найти. Присев на корточки, Хеди развязала холщовый мешок.

Из мешка выскочила черно-бурая кошечка. Она зашипела на бледного незнакомца, и шерсть на ее спине встала дыбом.

— Что за чушь? — презрительно спросил он.

— Все в порядке, — сказала Хеди, обращаясь к кошечке. — Он нам поможет. Превращайся.

Кори попятилась, спряталась за юбку Хеди. Шерсть ее начала редеть, кошачье тельце росло и преображалось. Незнакомец зачарованно следил за тем, как Кори превращается в десятилетнюю девочку. Едва превращение завершилось, Хеди выхватила из мешка сорочку и набросила на Кори.

— Он плохой! — прошептала девочка. — Он холодный и очень, очень плохой!

— Нам придется долго идти, — сказала Хеди. — Этот человек будет нести Винн и к тому же защитит нас от погони.

Кори ничего не ответила, но все так же старалась укрыться за спиной Хеди.

Бледный человек легонько тряхнул Винн, прошептал ей на ухо:

— Очнись, Винн! Ты можешь пошевелиться? Очнись!

Девушка даже не шелохнулась. Она дышала ровно и размеренно, и вид у нее был совершенно здоровый — если не считать разбитого лица.

— Она придет в себя, — сказала Хеди.

Незнакомец поднялся с коленей, выпрямился, прижав к груди Винн, — с такой легкостью, точно она ничего не весила. Хеди подобрала мешок и приблизилась к новому спутнику. Он оказался выше ее на добрую голову.

— Забери у стражников ключи, — распорядился он. С этим делом Хеди справилась не сразу, быть может, потому, что, обыскивая солдат, старалась не смотреть на их изуродованные смертью лица. Добыв ключи, Хеди почувствовала прилив сил. Теперь у них есть защитник, сильный и безжалостный воин, — о такой удаче Хеди даже не могла мечтать. Лишь бы только эта удача не обошлась им слишком дорого…

В глубине души Хеди все не могла отделаться от чувства, что заключила сделку с демоном.

Чейн дождался, пока Хеди отопрет дверь.

— Я пойду первым, — сказал он.

И шагнул через порог под неприязненным взглядом девчонки, которая все так же пряталась за юбку Хеди. Держа Винн на руках, он спускался по лестнице в темноту, и спуск оказался длиннее и дольше, чем он ожидал.

— Тебе хорошо видно? — спросила из-за спины Хеди.

— Да.

Чейну была глубоко безразлична эта Хеди Прога, обычная аристократка, которая пришлась бы по вкусу только Вельстилу. У нее хватило духу ввязаться в драку с солдатами и даже ранить одного, но все же она была чересчур похожа на высокородных пустышек, на которых он немало насмотрелся в юности. И к тому же она совершенно точно не тавматург.

С тавматургией, магией физического мира, Чейн был плохо знаком и никогда не видел, как ее применяют. Впрочем, если даже Хеди Прога и тавматург, она чересчур молода, чтобы овладеть таким сложным искусством, как трансмогрификация — превращение одного живого существа в другое. А стало быть, девчонка проделала это сама.

Винн на руках у Чейна что-то пробормотала, и он крепче прижал ее к себе. Даже сейчас, в темноте он без труда различал черты ее полудетского лица, распухшую щеку и заплывший глаз… и засохшую струйку крови в уголке рта.

Чейн изнывал от тревоги и надеялся, что Винн скоро очнется. Ей нужно учиться, исследовать, познавать, развивать свою уже сейчас незаурядную личность. Она не такая, как весь двуногий смертный скот. Ее надо сберечь.

На последней ступеньке лестницы Чейн остановился, прислушался. Не уловив никаких подозрительных звуков, он двинулся дальше по коридору и остановился только у ряда арочных проемов, за которыми находилось длинное, тускло освещенное помещение — судя по всему, склад. В дальней стене и в торцевых стенах склада Чейн разглядел несколько дверей, и еще одна, массивная и прочная, располагалась в стене самого коридора.

Чейну вдруг почудилось, что вблизи кто-то есть.

Девчонка Кори обогнала его. Ее распирал восторг, с которым дети обычно встречают всяческие приключения.

— Ой, да мы на дальней стороне! — воскликнула она и важно покивала. — Папа приводил меня сюда по другой лестнице… этой… как ее… южной. Только мы сейчас на другой стороне.

Чейн пристально вгляделся вглубь коридора и увидел вторую лестницу, ведущую наверх.

— Что мы, собственно, ищем? — спросил он.

— Портал, — ответила девчонка таким тоном, словно это все объясняло. — Я знаю, где он.

Чейн хотел уже двинуться вперед — и опять на самой границе восприятия уловил нечто.

Запах леса и свежей земли… Палых листьев? Дерева и пота? Запахи, смешавшиеся в здешнем затхлом воздухе, были тонкими, почти неуловимыми. И постепенно слабели, как будто те, кто их оставил, прошли здесь совсем недавно. И сильнее — намного сильнее — пахло кровью.

Восприятие Чейна обострилось, и он медленно повернулся. И понял, что смотрит на массивную, обитую железом и кожей дверь в стене коридора. Дверь выглядела прочной и явно запертой, но в секунду тишины Чейну показалось, будто он слышит за ней размеренный стук сердца.

— Мы не одни, — прошептал он. — Идите вперед, только тихо.

Хеди взяла Кори за руку, и, сделав несколько шагов, Чейн увидел на полу и каменных стенах коридора темные пятна крови.

Лисил и Магьер сейчас должны были искать потайной ход на дальнем берегу озера. Чейн хотел отправить к ним Винн, но они, судя по всему, уже отыскали путь в замок. Здесь был бой, и Чейн явственно различил запах пса и еще какого-то зверя, какого — он не сумел определить.

Хеди замедлила шаг, обходя следы крови. Кори обогнала их, вбежала на склад и показала пальцем на дверь в дальнем конце помещения:

— Вон та! Теперь я вспомнила.

Чейн направился к ней, искоса глянув на Хеди:

— Проверь дверь.

Женщина подчинилась, и на лице ее мелькнуло удивление, когда она обнаружила, что дверь открыта. Холодок тревоги пробежал по спине Чейна, однако он без колебаний переступил порог, и Хеди бесшумно прикрыла за ними дверь.

Они оказались в коротком коридоре, по обе стороны которого располагались на равном расстоянии друг от друга дощатые двери. В каждой двери был глазок, прикрытый металлической заслонкой. Это были тюремные камеры, но без узников — Чейн не учуял за дверями ничего живого.

— Куда теперь? — спросил он.

Кори подбежала к самой последней камере слева.

— Вот сюда.

Вслед за ней Чейн подошел к камере. Дверь была заперта на засов.

— Открывай, — сказал он.

Кори отперла засов, дернула дверь на себя — и из двери, чуть выше засова, вывалился кусок дерева.

Чейн попятился. Кори озадаченно уставилась на неровный обломок, валявшийся у нее под ногами. Затем наклонилась, подняла обломок и с любопытством заглянула в отверстие.

— Что это значит? — пробормотала Хеди, взяв у девочки кусок дерева.

Чейн не знал, что ответить. Он поднял Винн повыше, осторожно, боком подступил к приоткрытой двери и заглянул в камеру. В тесной клетушке не было ни души.

Теперь уже было ясно, что Магьер и Лисил в самом деле смогли пробраться в замок — и с ними, конечно, пес, чей же еще запах мог остаться в коридоре? Чейну стало не по себе. Вряд ли они, проникнув сюда, тут же вернулись обратно, тем более — без Винн. Это значит, что все трое еще здесь и обшаривают замок в поисках Винн. Впрочем, рано или поздно им придется выбираться отсюда, иначе несдобровать. Как можно быть уверенным, что они найдут Винн, если он оставит ее на берегу озера?

Чейн вошел в камеру и огляделся. Никаких следов потайного входа он не заметил. Тогда он вернулся в коридор, осмотрелся — и обнаружил, что на полу у двери стоят два закрытых фонаря. Чейну стало немного полегче.

Лисил и Магьер собирались вернуться тем же путем, но, судя по всему, еще этого не сделали. Чейн надеялся, что их планам ничто не помешает. Ему надо будет лишь оставить Винн недалеко от выхода, под присмотром Хеди Прога, — а там либо вернутся Лисил и Магьер, либо за Хеди явится барон Милеа.

— Кто-то здесь уже прошел, — заметила Хеди, которая все еще вертела в руках обломок дерева.

— Верно, — отозвался Чейн. — А теперь пройдем мы.

— Дверь вон там, — сообщила Кори, тыча пальцем в дальнюю стену камеры.

— Где? — просипел Чейн.

Кори хлопнула ладошкой по стене и, хмурясь, поглядела на него.

— Толкай стену. Вот тут.

Чейн налег плечом на стену, толкнул — и та чуть подалась. Он толкал и толкал до тех пор, пока часть стены не повернулась вокруг собственной оси и по обе стороны от нее не образовались два узких прохода.

— А теперь мне надо вернуться, — сказала Кори.

— Нет! — Чейн развернулся к девочке, затем бешено глянул на Хеди. — Займись этим.

Не хватало еще, чтоб девчонку перехватили по дороге и допросили!

— Меня слишком долго не было, — простодушно продолжала Кори, не подозревая, что если Хеди не помешает ей уйти, это придется сделать Чейну. — Папа на меня ужасно рассердится.

Хеди мельком покосилась на Чейна и присела перед девочкой.

— Кори, ты должна пойти со мной. Оставаться в замке опасно. Если ты убежишь, твои мама и папа тоже смогут уйти отсюда. Твоему отцу известно про этот потайной ход. Он поймет, где надо тебя искать.

— Нет! — почти выкрикнула Кори. — Мне нельзя, понимаешь? Папа сказал, что, если я уйду из замка, я больше никогда не увижу его и маму.

Голос Хеди отвердел:

— Да, а Дармут сказал твоим папе и маме, что, если они уйдут, он убьет тебя.

Глаза Кори округлились.

— Теперь понимаешь? — схватив девочку за плечи, напористо продолжала Хеди. — Если ты уйдешь из замка, они будут свободны. Все вы сможете уехать со мной и с Эмелем далеко-далеко отсюда. Тебе больше не нужно будет сидеть одной целыми днями, и с тобой всегда будут папа и мама.

Губы девочки задрожали.

— Но ведь у меня нет ни башмаков, ни одежды, только эта вот сорочка!

— Эмель возьмет с собой мои вещи, — заверила ее Хеди. — А еще у меня в мешке есть одежда Винн. Вот, давай наденем на тебя ее куртку. Когда мы выберемся отсюда, подыщем тебе и другие вещи.

— Пора идти, — нетерпеливо бросил Чейн.

Хеди, кутая девочку в овчинную куртку Винн, с подозрением глянула на него.

— Ты же говорил, что только проведешь нас на нижние ярусы, чтобы помочь нам бежать.

— Я передумал. Пошли.

Чейн знал, что Вельстил будет в бешенстве. Ну и пусть. Все равно у него нет выбора. Если в замке сейчас Малец и Магьер, он туда не вернется. Хеди выпрямилась, вперила в него гневный взгляд.

— Ну и?.. — просипел Чейн. — Хочешь что-то сказать?

— Хочу взять фонарь, — заявила она.

— Фонари не трогай. Мне свет не нужен.

— Зато нам нужен.

Эта парочка уже изрядно раздражала Чейна.

— Пошарьте в карманах у Винн. В куртке. Проверьте, нет ли там кристалла.

Хеди озадаченно сдвинула брови, но подчинилась. К облегчению Чейна, она достала из кармана небольшой кристалл холодной лампы.

— Потри его между ладонями, — посоветовал он. Хеди так и сделала и, когда кристалл засветился, от неожиданности выронила его.

— Ой! — воскликнула Кори изумленно и тотчас подобрала кристалл. — Какой хорошенький!

Чейн не сумел сдержать стона. Ох, какие же они все дуры — что знатные дамы, что крестьянки!

— Вот вам и свет, — бросил он, — а теперь пошли.

Кори, крепко сжимая в руке кристалл и подметая пол полами куртки, первой протиснулась в отверстие. За ней, мрачно покосившись на Чейна, последовала Хеди. Они долго спускались по узкой лестнице, с двух сторон зажатой скользкими от сырости стенами, и, когда лестница закончилась, дорогу им преградила плита из дубовых брусьев.

— А вот и портал! — объявила Кори. — Нам надо пройти на ту сторону.

При свете кристалла обнаружилась цепь, которая свисала из отверстия в каменном потолке. Чейн кивком указал на цепь, Хеди ухватилась за нее обеими руками и всем своим небольшим весом потянула вниз. Заслон приподнялся ровно настолько, чтобы Чейн смог проползти под ним. С другой стороны болталась еще одна цепь. Удерживая Винн одной рукой, он взялся за цепь и поднял выше дубовую плиту. Тотчас в отверстие прошмыгнула Кори, за ней последовала Хеди. Чейн разжал руки, и портал, со скрежетом проехавшись по боковым желобкам в стенах, встал на место. Чейн повернулся и окинул взглядом темный проход. В свете кристалла на стенах блестели капли воды.

— Каменный туннель! — прошептал Чейн почти со священным трепетом. — Под озером!

Кори бодро двинулась вперед, но Хеди схватила ее за руку, прежде чем та успела уйти слишком далеко. Туннель постепенно поворачивал, и скоро дубовый заслон исчез из виду. Чем дальше уходили они от замка, тем чаще Чейн слышал, как Кори стучит зубами от холода. Туннель проходит под озером, то есть под гигантской толщей ледяной воды, а девочка легко одета и босая…

— Уже, должно быть, недалеко, — сказал он.

Чейн не знал, сколько они уже прошли, и хотел лишь одного — двигаться дальше. Хеди Прога, похоже, мерзла еще сильнее, чем девочка. На ней, правда, были башмаки, но из одежды — только бархатное платье. Винн была одета в миткалевое платье служанки, и Чейн запоздало сообразил, что не может согреть ее своим телом. Тем не менее он плотнее прижал девушку к себе и постарался накрыть ее своим плащом.

Туннель завершился камерой — едва ли шире, чем сам ход. Свет кристалла выхватил из полумрака ряд железных скоб, вмурованных в стену. Хеди ухватилась за нижнюю скобу и первой начала подъем. На секунду Чейн усомнился, что Кори сможет последовать ее примеру, но девочка, хотя и неуклюже, полезла наверх. Чейн переложил Винн к себе на плечо и двинулся за спутницами.

Кори, которая поднималась перед ним, вылезла в какое-то отверстие. Добравшись до верхней скобы, Чейн с изумлением обнаружил, что находится внутри ствола громадного дуба Он выглянул в темноту, прислушался, но не почуял рядом никого, кроме Хеди и девочки. Чейн выбрался наружу и снова взял Винн на руки.

Все так же падал редкий снег. Там, где снежинки смогли проникнуть сквозь гущу лесного полога, земля была белой. Хеди растирала ладонями руки Кори, пытаясь хоть немного согреть девочку. Потом взяла ее на руки, чтобы той не пришлось идти босиком по снегу.

Неся Винн на руках, Чейн углубился в лес. Он отыскал старую ель, у которой не осталось нижних веток. В этом месте на земле не было снега. Чейн устроил там Винн и велел Хеди и Кори сесть рядом с ней.

— Придвиньтесь к ней поближе и следите, чтобы она была хорошо укрыта, — сказал он и, сняв свой плащ, набросил его сверху на всех трех. — Я поищу растопку для костра.

Чейн порыскал под соседними деревьями, набрал несколько горстей опавшей хвои и листьев. Потом отправился уже за хворостом и скоро прибавил к своей добыче груду сравнительно сухих веток. И только сейчас сообразил, что у него нет даже кремня, чтобы чиркнуть по лезвию меча.

Если он немедля что-нибудь не придумает, Винн замерзнет. Чейн сосредоточенно воззрился на горстку прелых листьев и хвои.

— Они слишком сырые, — сказала Хеди. — Не загорятся.

— Помолчи.

Чейн начал тщательно и не спеша вычерчивать в мыслях светящиеся линии нужных знаков. Сначала — круг, потом очертить его треугольником, потом разместить в углах нужные значки и символы. И все это — медленно, осторожно, черточку за черточкой. Наконец перед глазами его возник сложный узор, и Чейн устремил сквозь него пристальный взгляд на груду хвороста.

Вспыхнул крохотный огонек — и тут же зашипел, затрещал, грозя погаснуть. Удерживая огонь силой воли, Чейн подсунул ему несколько веток посуше и подождал, пока пламя не займется как следует.

— Спасибо тебе, — осторожно проговорила Хеди, все еще дрожа от холода. — Костер поможет Эмелю найти нас, когда он будет обшаривать берег озера.

Чейн присел на корточки и поправил плащ, которым были накрыты его спутницы. Винн пока еще не пришла в себя, но ее устроили посередине, ей тепло. Чейн порылся в мешке, достал короткую мантию и в дополнение к плащу укрыл ею Винн.

— Полагаю, что твой барон отправился искать тебя в замок, — наконец отозвался он, положив рядом с Хеди груду наломанных веток. — Он считается в замке своим, так что от него не станут скрывать ваш побег. Как только ему станет известно, что ты исчезла, он отправится на поиски. Следи за выходом из туннеля. И присматривай, чтоб огонь не разгорелся слишком сильно, не то его заметят со стен замка.

— Ты уходишь? — спросила Хеди.

Он не смог определить, как именно это было сказано — с тревогой или с облегчением. А впрочем, и не важно. Если он останется здесь, ему снова придется с мечом в руках защищать свое вновь обретенное существование.

— Присматривай за Винн, — сказал он.

— Я о ней позабочусь, — заверила Хеди Прога. И после долгой паузы повторила: — Спасибо тебе.

Чейн повернулся и вышел из круга света, который очертило в гуще леса зыбкое пламя костра. Несколько раз он обернулся, чтобы бросить взгляд на безмятежное лицо Винн, а потом костра не стало видно за деревьями, и Чейна со всех сторон обступила стылая тьма.


* * * | Предатель крови | * * *