home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 18

Хеди следила, чтобы огонь не разгорался слишком ярко, и плотнее кутала в плащ Кори и Винн.

Девушка вдруг закашлялась и открыла глаза. Повернула голову, чтобы осмотреться по сторонам, и на лице ее отразился испуг.

— Ты в безопасности, — сказала Хеди. — Мы все в безопасности.

— Че… Чейн?.. — пролепетала, заикаясь, Винн. — Что произошло?

— Твой странный друг вывел нас из замка, — ответила Хеди. — Он всю дорогу нес тебя на руках. Я дала ему слово, что присмотрю за тобой, пока не появятся твои друзья. Он оставил нас здесь и ушел. Как тебя угораздило подружиться с таким типом?

— Так это все было на самом деле! — проговорила Винн. — Он был там, в коридоре… там, где солдаты?

Малышка Кори насупилась.

— Он плохой человек… холодный, — пробормотала она и под плащом плотнее прижалась к Винн.

— Откуда ты его знаешь? — спросила Хеди. — Он — иноземный солдат, наемник? Мне кажется, я уже где-то видела его, только не могу вспомнить, где и как.

— Где мы? — вместо ответа спросила Винн и огляделась по сторонам с таким видом, будто только сейчас заметила, что находится в лесу. — И где твой барон?

Хеди призвала на помощь все свое терпение.

— Твой друг полагал, что Эмель отправился в замок искать нас. Я же надеюсь, что он этого не сделал и скоро придет за нами.

Если б только бедный Эмель знал, что произойдет! Оглядываясь в прошлое, Хеди сожалела, что с самого начала не сказала ему всей правды. Брет, должно быть, отыскал выход из потайного туннеля, иначе Эмель — он всегда был рыцарем, что большая редкость во владениях Дармута, — не сумел бы отправиться за ней в замок. Очень скоро Брет отправит своих союзников покончить с Дармутом… но не раньше, чем Хеди разберется с, Лисилом.

— А папа и мама тоже придут? — спросила Кори.

— Может быть, не сегодня, но скоро, — ответила Хеди. Из леса позади нее донеслось ритмичное поскрипывание.

Прислонившись к стволу дерева, Хеди глянула на отверстие в мертвом дубе. И приподнялась, выбравшись из-под плаща.

Из отверстия вылез рослый человек в сером плаще с капюшоном. Нижняя половина его лица была скрыта повязкой, и на плече он нес другого, точно так же одетого человека. Рослый повернул голову, озираясь по сторонам, и Хеди едва разглядела в темноте огромные глаза на смуглом треугольном лице. Незнакомец пошатывался от изнеможения — похоже, ему стоило немалых усилий держаться на ногах, да еще нести свою ношу.

Хеди поспешно отпрянула назад и прижала палец к губам, жестом показывая Кори и Винн, чтобы не издали ни звука.

Кинжал, который был отобран у солдата, охранявшего Винн, лежал сейчас рядом с Хеди, и она поспешно стиснула его рукоять. Потом глянула на скромный костерок — и вдруг испугалась еще сильнее. Вблизи отсвет этого костра просто невозможно не заметить. Если этот эльф — один из тех убийц, с которыми заключил договор Брет, значит, они добрались до Дармута даже быстрее, чем считала возможным Хеди. И тогда ему, быть может, не понравится, что его видели в лесу три свидетельницы.

Хеди осторожно подвинулась назад, снова глянула на выход из туннеля.

Эльф исчез, как будто его и не было. Хеди долго, пристально вглядывалась в темноту между деревьев и наконец позволила себе вздохнуть с облегчением.

— Что это было? — прошептала Винн.

— Мне показалось, что… Да нет, ничего особенного.

Не стоило тревожить Кори или Винн рассказом о том, что они едва не столкнулись с убийцами Дармута. Три беглянки смолкли, теснее прижавшись друг к другу и глядя, как угасает огонь. Винн, судя по всему, погрузилась в размышления. Хеди злилась и досадовала на то, что Лисил теперь не умрет раньше Дармута. И тут она вновь услышала тихий скребущий звук, который донесся от мертвого дуба.

Из отверстия выбралась высокая женщина в кожаном доспехе и с саблей в ножнах у бедра. Рукава ее были то ли изодраны, то ли изрезаны — в такой темноте не разберешь. На левом плече виднелись какие-то темные пятна, левую же руку она прижимала к груди, как ребенка. Хеди, не поднимаясь с коленей, развернулась и крепче стиснула в руке кинжал.

Следующим выбрался Эмель, весь запыленный и грязный, и Хеди, выскочив из укрытия, бросилась к нему:

— Эмель, я здесь! Я здесь!

Он увидел Хеди и протянул к ней руки. Женщина уткнулась лицом в его грудь, и Эмель крепко обнял ее, прижав к себе.

— Магьер! — радостно закричали сзади.

Краем глаза Хеди увидела, что Винн, опираясь одной рукой о шершавый ствол, выбралась из-за дерева, за которым скрывался их костер.

— Винн? — не сказала, а выдохнула высокая женщина, и ее голос дрогнул от безмерного облегчения. — Так ты все же выбралась…

Прежде чем женщина по имени Магьер успела сделать хоть шаг, из недр мертвого дуба выскочил крупный серебристо-серый пес. Он стремглав понесся к Винн, и девушка опустилась на колени. Пес, поскуливая, облизал ее распухшее от побоев лицо.

Из отверстия в мертвом дубе поднялся еще один человек.

Стройный, гибкий, со смуглой кожей и очень светлыми волосами, с глазами цвета янтаря. Эльф, смятенно подумала Хеди. Неужели Эмаль сговорился с убийцами Брета? Лицо светловолосого было совершенно бесстрастно, и одной рукой он прижимал к груди какой-то сверток.

— Лисил! — вскрикнула Винн. — Ты жив!

Хеди похолодела.

Лисил. Сын Гавриела и Нейны. Тот самый, что убил спящим ее отца. Что за злая ирония судьбы… Значит, Винн — его друг, а не будущая жертва?

Он ни словом не отозвался на восклицание девушки и лишь пристально, то и дело моргая, смотрел в темноту. Зато все остальные заговорили разом.

— Что с твоим лицом? — воскликнула Магьер, опускаясь на колени рядом с Винн. — Что это на тебе надето? Где твоя куртка? Ты же замерзнешь!

— Магьер, у тебя кровь! — перебила ее Винн. — Дай я осмотрю твое плечо! Что случилось с Лисилом?

Эмель что-то шептал на ухо Хеди, но она не слышала ни слова. Из-за дерева появилась Кори, край овчинной куртки Винн волочился вокруг ее босых ножек.

— А мама и папа с вами?

Хеди краем сознания ощутила, как Эмель открыл рот и тут же закрыл. Потом он присел на корточки и исчез из поля зрения Хеди. Теперь она видела только Лисила.

— Нет, — услышала она голос Эмеля. — Они не с нами.

— У нас там костер. — Это уже Винн. — Магьер, я должна осмотреть твои раны!

— Потом, — отмахнулась она. — Да сядь же ты!

Хеди все еще сжимала в руке кинжал — и лишь сейчас ощутила, как ноют от боли и напряжения сомкнувшиеся на его рукояти пальцы.

Кто-то прошел мимо нее, быть может, Эмель, который нес на руках Кори? Она услышала, что и остальные двинулись к костру — все, кроме Лисила. Его руки и одежда были в темных пятнах крови — чужой крови.

Он поморгал, точно просыпаясь, и повернул голову к Хеди. И снова застыл, вперив в нее свой неподвижный взгляд. Хеди поняла, что это значит, — Лисил ее узнал.

— Убийца! — прошипела она и бросилась на него. Лисил не сделал попытки отразить ее удар, только отступил назад и споткнулся. Острие кинжала чиркнуло по кольчуге. Лисил упал на землю, но тут же сел, прижимая к себе сверток.

Хеди навалилась на него, занесла кинжал.

— Лисил! — закричали издалека, и вдруг этот крик стал похож на хриплое рычание. — Прочь от него!

— Убийца! — прошептала Хеди. Она вырвала из рук Лисила дурацкий сверток и закричала, срывая голос: — Знаешь, как умерла моя мать? А мои сестры?

С этими словами она с силой опустила кинжал.

Глаза Лисила ожили, блеснули, однако смотрел он не на Хеди. Взгляд его был устремлен на сверток, катившийся по земле.

— Хеди, нет! — На сей раз это был полный ужаса крик Эмеля.

Лисил потянулся за свертком, вывернувшись из-под Хеди. Лезвие кинжала прорезало край его доспеха и рукав рубашки. Он ударил наотмашь другой рукой, и Хеди откатилась прочь, а Лисил бросился за свертком. Хеди поднялась на колени, глядя на единственного человека, которому она желала смерти еще сильнее, чем Дармуту.

Лисил упал на колени, спиной к ней, вновь лихорадочно увязал плащ в сверток, прижал к себе. И так застыл, даже не оглянувшись на Хеди, даже не попытавшись защитить себя. Хеди встала и, повернув кинжал острием вниз, двинулась к Лисилу.

Темный силуэт метнулся ей наперерез, приземлился, как зверь, на четвереньки и прорычал, невнятно цедя слова меж оскаленных зубов:

— Не смей… его… трогать!

Хеди преграждала путь женщина по имени Магьер. Ее бледное лицо белело пятном в темноте, но глаза были непроглядно черны — черны, как и спутанные, слипшиеся от пота волосы. И во рту выделялись две пары клыков.

Большой серебристо-серый пес выскочил из кустов позади Лисила и приблизился, низко опустив голову и не сводя с Хеди прозрачных глаз.

По бледным щекам Магьер текли слезы, но в ее хищном лице не было и тени жалости или горя — лишь безумная, нерассуждающая ярость.

Хеди смотрела в лицо чудовищу — и не испытывала ни малейшего страха. Для нее сейчас было важно только одно — убить Лисила. Она медленно двинулась вперед, намереваясь вцепиться этому чудовищу в глаза.

— Назад, Хеди! — закричала Винн. — Магьер! Не трогай ее!

Хеди бросилась на Магьер, и тут кто-то схватил ее за запястье.

— Прекрати! — рявкнул Эмель и, рывком притянув Хеди спиной к своей груди, крепко обхватил ее обеими руками. — Ты ничего не понимаешь.

— Все я понимаю, все! — выкрикнула Хеди, но, как она ни извивалась, не могла вырваться из стальных объятий Эмеля. — Это он! Он отнял у меня мою жизнь и при этом даже не потрудился меня прикончить!

— Он был рабом, — сказал Эмель. — Как и все, кто служил Дармуту. Как его родители, Гавриел и Нейна, как та девочка, которую ты привела с собой. Что стало бы с отцом и матерью Лисила, если бы он отказался исполнить приказ Дармута? Ты знаешь ответ. Ты, как никто другой, знаешь, как действовал Дармут, — ведь он столько лет использовал тебя против меня.

Хеди перестала вырываться, но ненависть бурлила в ней, не находя выхода.

Лисил съежился на земле, спиной к ним, неподвижный и безучастный ко всему.

Чудовище… нет, женщина по имени Магьер пятилась к нему, грудь ее судорожно вздымалась и опадала, из оскаленного рта со свистом вылетало неровное дыхание. Двигаясь, она понемногу преображалась и, когда губы ее сомкнулись, почти обрела человеческий облик. Она склонилась над Лисилом, обняла его за плечи. К тому времени как она подняла Лисила на ноги, Хеди уже видела только бледную высокую женщину в кожаном доспехе и с длинными черными волосами.

Хеди не сводила глаз с Лисила, пока Магьер не увела его за дерево, заслонявшее костер. Затем она увидела Кори — девочка, охваченная ужасом, свернулась клубком на руках у Винн. Хеди могла сейчас думать только об одном, о том, что она потеряла много лет назад.

— Хватит убийств, — прошептал Эмель. — Скоро, очень скоро прольется столько крови, что все мы захлебнемся в ней.

Хеди не понимала его, да и не хотела понимать.

Силы вдруг оставили ее. Жаркий гнев, ненависть, боль — все пролилось потоком слез, и Эмель молча, крепко обнимал ее в стылой темноте леса. Жить во власти Дармута означало обманывать и предавать. Рабы тирана убивали друг друга, чтобы прожить на свете еще один день.

Но Хеди не чувствовала ни малейшего сострадания к Лисилу и желала, чтобы жизнь его была исполнена тех же мук, какие она столько лет носила в своей груди.


* * * | Предатель крови | * * *