home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон.

В дверь кабинета Джейка Роудса постучали.

– Да, – сказал он и опешил, увидев директора ФБР.

Тот подошел к роскошному кожаному креслу, сел и обратился к Джейку:

– Давление на нас становится невыносимым. Вот-вот начнут закрываться аэропорты, а когда их закроется достаточное количество, это вызовет взрыв в обществе. Ущерб, нанесенный авиакомпаниям, уже сейчас невероятно велик, а тот факт, что террористы не выдвинули никаких требований, означает, что они собираются еще кого-нибудь сбить, прежде чем вступят в переговоры.

Джейк покачал головой и вздохнул:

– Шеф, я не знаю, что еще мы можем предпринять сверх того, что уже делаем.

– Насколько далеко продвинулась в расследовании Кэт Бронски?

– Честно говоря, я не знаю.

– Так, но она считает, что идет в нужном направлении и это направление пока наиболее последовательное и результативное?

– Ну, расследование ведется по нескольким фронтам.

– Но Бронски единственная уверена, что она взяла след, правильно?

– Да, насколько мне известно.

– В таком случае мой приказ меняется. Когда ее найдете, не мешайте ей, а бросьте все силы ей в помощь. Предоставьте ей все ресурсы, которыми мы обладаем, поставьте ее во главе специальной группы. Но если она хочет работать в одиночку, дайте ей эту возможность.

Директор поднялся и направился к выходу, но Джейк остановил его:

– Могу я спросить, что стало причиной столь резкой перемены, сэр?

– Конечно. Вы можете спросить, а я могу не ответить. Но я отвечу – с условием, что эта информация останется тайной для всех, в том числе и для Бронски.

– Разумеется.

– Мне позвонил государственный секретарь Джордан Джеймс, который давно знает агента Бронски. Он долгое время был главой ЦРУ. Так вот, он строго-настрого велел отозвать наших ищеек и оставить агента Бронски в покое. Он сказал, что наши действия могут стать причиной ее смерти.

– Он хочет, чтобы мы прекратили ее поиски? В Сиэтле она едва избежала смерти! В следующий раз может и не повезти.

– Джейк, для меня этот звонок Джеймса означает – подозреваю, что ему она говорит больше, чем нам, – его звонок означает, что она работает в верном направлении. Я думаю, старые друзья Джеймса из ЦРУ ничего не имеют против того, чтобы мы нашли агента Бронски и отстранили от этого расследования, потому что она слишком близко подобралась к чему-то такому, что они хотят разгадать сами. Но Джеймс, кажется, желает успеха Бронски, а единственный способ помочь – не мешать ей.

– А если вы ошибаетесь?

Директор пожал плечами:

– Тогда мы все равно ничего не теряем, насколько я понимаю.

– А как насчет самой Кэт?

– Найдите ее, предложите помощь и предоставьте самой решать, что делать. Честно говоря, мне безразлично, кто разрешит эту проблему, ЦРУ или мы. Ставки слишком высоки, чтобы заниматься межведомственными разборками. Но все же хорошо бы лавры достались Бюро.


«Дэш-8» поднимался в затянутое тучами небо, и Кэт смотрела, как внизу исчезает Международный аэропорт Портленда и плавно проплывают зеленеющие холмы. Потом самолет поднялся выше границы облачности, и в иллюминаторах не стало видно ничего, кроме бескрайней молочной белизны.

Звонок сотового телефона вернул Кэт к действительности. Она приложила трубку к уху и напряглась, услышав голос Джордана Джеймса.

– Кэт, мне нужно как можно скорее поговорить с тобой с глазу на глаз. Я готов сегодня вечером вылететь к тебе, где бы ты ни была.

– Джордан, я тут должна отыскать и расспросить одного человека – на всякий случай не буду говорить кого и где.

– Кэт, доверься мне. Эта линия чистая. Где ты будешь?

Она посмотрела на Роберта. Некогда было ему объяснять. Ее ведь спрашивал Джордан Джеймс, а если она не может доверять Джордану, то кому вообще можно доверять?

– В Солнечной долине.

Она почувствовала, что Роберт осуждает ее, но было уже поздно.

– Хорошо. Я закажу самолет и буду там самое позднее завтра утром. Не отключай телефон. Я позвоню из аэропорта.

– Если эта линия достаточно безопасна, чтобы я тебе сказала, куда направляюсь…

– То почему она недостаточно безопасна, – перебил он, – чтобы я тебе сказал, что я выяснил? Она безопасна, просто слишком многое нужно объяснять. Положение очень серьезное.

– Дядя Джордан, ты знаешь про это оружие?

– Что ты имеешь в виду? – настороженно спросил он.

– Я имею в виду: знаешь ли ты, что «Сиэр» и «Меридиан» сбиты оружием, запрещенным указом президента?

– Кэт, об этом-то нам и нужно поговорить. Ты многого не знаешь, хотя я весьма впечатлен тем, что тебе удалось раскопать. На карту поставлена безопасность страны. Увидимся вечером или рано утром.

Она выключила телефон и, встретив полный тревоги взгляд Роберта, постаралась прогнать от себя мысль, что, возможно, только что совершила страшную ошибку.


Когда «Дэш-8» приземлился в аэропорту Хейли, штат Айдахо, пошел снег. Прогноз погоды обещал во второй половине дня сильный снегопад. Напряжение, которое они ощущали, не прошло и в такси по пути к дому доктора Томаса Мэверика. Жилище ученого – небольшая бревенчатая хижина – располагалось в густо заросшем лесом поселке.

Кэт расплатилась с шофером и отпустила его – под протестующий шепот Роберта.

– А если Мэверика нет дома? Мы недостаточно тепло одеты, чтобы его здесь ждать.

– Все будет хорошо, – ответила она.

На стук никто не ответил, но на заснеженной дороге видны были свежие следы шин. Кэт исследовала переднюю и заднюю двери – они были заперты, а сквозь окна не просматривалось ничего подозрительного.

– Если он и дома, то прячется, – сказала она Роберту.

– И что теперь? Твой верный друг замерзает.

– Ждем.

– Снаружи?

– Нет. Внутри.

Они вернулись к задней двери. Кэт сошла со ступенек и, выбрав в заботливо накрытой поленнице подходящее полешко, разбила дверное стекло и открыла замок.

– Натоплено. Это добрый знак. Не думаю, что он оставляет отопление включенным на всю зиму. Скорее, топит, только если сам здесь.

Кэт достала из багажа свой пистолет и, зарядив, переложила его в сумочку. За полуоткрытой дверью раздался голос Роберта:

– Посмотрю, чем можно заложить выбитое окно.

Он пошел рыться в кладовке, а она вернулась в крошечную кухоньку.

– Кэт, я осмотрел весь дом. Его здесь нет.

– Он придет. К пяти стемнеет. Уверена, он ждет темноты.

– Итак, мы просто ждем? – спросил Роберт.

– Да.

Она вошла в ванную, прихватив сумку, и через несколько минут вышли оттуда, переодетая в джинсы и свитер. Роберт стоял у окна и смотрел на снегопад, который становился все гуще.

– Кэт, если снег не перестанет, не знаю, сможет ли Джеймс сквозь него пробиться, – улыбнулся он ей.

– Он сказал, что прилетит к утру. Так или иначе, ждем.


Роберт принял душ, побрился и переоделся. Войдя в гостиную, он увидел, что Кэт задремала. При его появлении она вздрогнула и проснулась.

– Все в порядке, – сказал Роберт, – это всего лишь я.

Кэт потерла глаза.

– Хочешь есть? – спросила она. – Кладовые доброго доктора неплохо укомплектованы.

– Так что, будем есть его еду и чувствовать себя как дома?

– Такая уж у ФБР работа. Потом ему все компенсируют.

– Кстати, – заметил Роберт, – мне не хочется заводить этот разговор, но здесь только одна кровать.

– Ты слышал когда-нибудь о разделительной доске?

– Да. Это из времен американских первопроходцев. Если не связанной узами брака паре приходилось спать в одной постели…

– Именно, – сказала она. – То посередине постели клали доску, и обоим запрещалось пересекать эту границу руками, ногами и прочими частями тела.

– И чтобы никому из нас не пришлось спать на стуле в гостиной…

– Мы лучше воспользуемся разделительной доской – без доски.

Роберт улыбнулся. Слишком уж радостно, подумала она.

– У тебя возникли грешные помыслы?

– Нет, я просто улыбаюсь.


Импровизированный ужин закончился, и Кэт в неловком молчании встала и направилась в спальню. Роберт, не решаясь сделать первый шаг, занялся мытьем посуды. Она зажгла газовый камин и подошла к окну полюбоваться снегопадом.

Роберт незаметно возник у нее за спиной и нежно обнял. Несколько секунд она не шевелилась, потом высвободилась.

– Долой разделители, – почти прошептала она.

– Прости.

Он смутился, когда она взяла его руки и положила себе на бедра – он этого не ожидал.

– Вот, – сказала она. – Вот так.

Его объятие было нежным и осторожным, но Кэт решительно обняла его за шею и потянулась к его губам.


День седьмой. Аэропорт Бойса, штат Айдахо, 3.00.

Джордан Джеймс вздрогнул и начал медленно приходить в себя. Перед ним стоял командир экипажа самолета «Гольфстрим».

– Господин госсекретарь!

Майор, отметил Джордан. Но выглядит слишком молодо, чтобы командовать самолетом с высшими правительственными чиновниками на борту.

Джордан окончательно проснулся и выпрямился, удивленный неподвижностью самолета.

– Сэр, погода в Солнечной долине – хуже не придумаешь. Мы приземлились в Бойсе, чтобы переждать буран. К рассвету должно распогодиться.

– Который час, майор?

– Три часа по местному, сэр. Можно уютно устроиться и здесь, или, если хотите, мы найдем вам где-нибудь комнату.

– Нет, – покачал головой Джордан. – Я останусь на борту. Не хочу оказывать на вас давление, но мне нужно попасть на место как можно скорее.

– Да, сэр. Я дам вам знать, когда мы сможем вылететь. Теперь уже скоро.

Джордан поблагодарил пилота и выглянул в иллюминатор. Его внимание привлекла группа замерзших легко одетых мужчин, столпившихся на летном поле рядом с одномоторным гидросамолетом «сессна-караван».

Как же гидросамолет смог приземлиться? А, на поплавках есть убирающееся шасси. Но куда они летят в такой час?


В предрассветной темноте Кэт открыла глаза и пошевелилась. Теплой волной накатили воспоминания о восторгах прошлой ночи, воплотившихся в мужчине, который и сейчас обнимал ее и прижимал к себе. Электронные часы у кровати показывали 6.25.

Кэт осторожно выскользнула из постели и, не одеваясь, пошла в ванную. Перед дверью помедлила и выглянула в окно спальни. Снег перестал, небо было чистое.

Когда она на цыпочках вернулась в спальню, Роберт все еще спал. Она склонилась над ним и поцеловала в шею.

– О-у, – тотчас проснулся он.

– Разделительная доска не сработала, – сказала Кэт.

– Не сработала?

– Нет. Я оказалась плохой девчонкой.

Он улыбнулся и погладил ее по щеке:

– Чертенок.

– А теперь одеваться – и на службу, – сказала она, одним быстрым движением стаскивая с него одеяло.

– Эй! Звонил кто-нибудь?

– Нет, но позвонят.


Менее чем в двух сотнях метров от них в окошке невзрачного фургончика показалась одинокая фигура с биноклем ночного видения. В спальне хижины горел свет, потом свет зажегся на кухне, и фигура обратилась к своему закутанному в парку напарнику, сидящему на полу:

– Включай свои уши.

Тот надел наушники, настроил направленную антенну, навел ее на окна хижины.

– Что говорят? – спросил тот, что с биноклем.

– Говорят о яичнице с беконом и о том, кто где находится.

– Кто, например?

– Мы. И еще кое-кто.

– Доктор Мэверик, наверно.

Мужчина с наушниками наклонился и замахал рукой, призывая к молчанию, потом выпрямился и чуть слышно пробормотал:

– Господи боже! Вот Шону подарочек! Угадай, кого ждут к завтраку?

– Кого? – заволновался напарник.

– Всего лишь госсекретаря.

У них за спиной вспыхнули фары. По заснеженной дороге медленно прокладывал себе путь пикап с прицепом. Перед домом Мэверика он слегка притормозил, а потом снова дал газу и скрылся из виду.


Сначала Кэт показалось, что это лязгает что-то внутри хижины. Она взглянула на Роберта и пожала плечами.

Внезапный грохот распахиваемой двери застал их врасплох: в кухню ворвался тепло одетый человек с револьвером.

– Не двигаться! – Голос был мужественный, низкий – и угрожающий.

Кэт и Роберт одновременно вскочили на ноги, подняв руки вверх. Человек захлопнул за собой дверь и вошел в дом – глаза сверкают, рука с револьвером дрожит.

– Кто вы такие? – спросил он.

Кэт внимательно посмотрела на него:

– Доктор Томас Мэверик?

– Кто его спрашивает?

– Агент ФБР Кэт Бронски. Если позволите, я достану удостоверение.

Человек перевел взгляд на Роберта:

– А это кто?

– Я Роберт Маккейб, один из уцелевших во вьетнамской авиакатастрофе, корреспондент «Вашингтон пост».

Мэверик заглянул в гостиную, потом махнул револьвером в сторону Кэт.

– Давайте ваше удостоверение, – приказал он, внимательно глядя, как она выполняет приказание, и стал изучать жетон и ламинированную карточку.

– Доктор Мэверик, не надо размахивать револьвером, – сказала Кэт.

Он посмотрел на свой тридцать восьмой, кивнул и положил его на стул.

– Простите. Я увидел вас в своем доме и не знал, кто вы такие.

– Похоже, вы напуганы. На вас кто-то охотится?

Он не ответил на вопрос.

– Объясните мне, зачем вы оказались в моем доме?

– Вы знаете Уолтера Карнеги? – спросила Кэт, отметив, что лицо его на мгновение исказила гримаса страха.

– Почему вы спрашиваете?

– Потому что это он велел нам вас найти.

– Уолтер мертв.

– Мы знаем, – сказал Роберт. – Он был моим другом.

Доктор Томас Мэверик тяжело вздохнул.

– Нам нужно, – вмешалась Кэт, – начать с самого начала. Мы можем многое вам рассказать, но я думаю, вы нам расскажете еще больше.

– Нам нужно уйти отсюда. Несколько минут можно поговорить, но потом надо идти. Здесь небезопасно.


Сине-белый «Гольфстрим» совершил посадку в Хейли, штат Айдахо, пробежал по посадочной полосе и подкатил к зданию аэровокзала, где пассажиров самолета ожидала машина с заведенным двигателем.

Джордан Джеймс подхватил портфель и дорожную сумку и подумал, отпускать ли самолет. В Бойсе располагался аэродром Национальной гвардии, и первоначально предполагалось, что самолет с экипажем будет ждать там. Он решил, что этого будет достаточно. Даже если он сразу найдет Кэт, все равно им потребуется несколько часов.

Когда заглушили моторы и опустили трап, один из членов экипажа сбегал к шоферу, чтобы убедиться, что он – тот самый, кого наняли возить столь важную персону, и вернулся к самолету помочь выйти госсекретарю.

– Сэр, командир сказал, мы появимся здесь через два часа после вашего звонка. Мы будем ждать в Бойсе.

– Понятно. До скорой встречи.

Пилот отдал честь и скрылся в самолете.

– Куда прикажете, сэр? – спросил шофер.

– Подождите секундочку, – ответил Джордан. – Сейчас позвоню и узнаю. – Он набрал номер спутникового телефона Кэт и с облегчением услышал ответ.

Когда они свернули на шоссе, «Гольфстрим» над их головами устремился к западу. Тут же заходил на посадку гидросамолет «сессна».


Арлин Шон застегнул молнию пуховой куртки и спустился с трапа, за ним – его люди. Они наняли два джипа и устремились на юг Солнечной долины.


Кэт разглядывала Томаса Мэверика. Похожий на медведя, весом килограммов под сто двадцать, а ростом – под метр девяносто, с густой рыжеватой бородой и почти лысой головой, он был физиком с двадцатилетним опытом работы над «черными проектами» – такими, как бомбардировщик «Б-2», и многими другими.

– Мистер Маккейб, все это должно остаться в глубокой тайне. Если вы упомянете мое имя или представите меня как источник информации, я найду способ сделать вам больно.

Поймав стальной блеск в его глазах, Роберт понял, что это не пустые слова, и кивнул:

– Даю слово.

– Вот и хорошо. Мне кажется, какие-то властные структуры разыскивают меня – по той же причине, что и вы. Им кажется, что я знаю больше, чем я знаю на самом деле.

– Сначала скажите одну вещь, – сказала Кэт. – Если «глубоко законспирированный источник» Уолтера Карнеги – это не вы, то как вы думаете, кто бы им мог быть?

– Не знаю. Уолтер мне не говорил, но кто бы это ни был, он специалист в этой области.

– Вы упомянули о «черных проектах», – напомнила Кэт.

– Я не занимался разработкой лазерного или лучевого оружия. Знаю ли я о «черных проектах» по лазерному оружию? Да. Велись ли в интересах национальной обороны разработки такого оружия? Да. Принесли ли эти проекты огромные прибыли компаниям-исполнителям? Да. Подотчетны ли исполнители этих проектов кому-либо, кроме непосредственных руководителей? В большинстве случаев – да, но бывают исключения. Что и случилось, я полагаю, с исследованиями в области лазерного оружия, предназначенного для уничтожения живой силы противника.

– То есть как? Руководители проекта потеряли над ним контроль?

Томас покачал головой:

– Проект зажил собственной жизнью, неподконтрольной Конгрессу и даже Министерству обороны, благодаря троим людям в верхах, весьма умным, но достаточно безответственным.

– Я не вполне понимаю, – сказала Кэт.

– Для начала вы должны понять, что в этих «черных проектах» крутятся миллиарды долларов. С лазером, уничтожающим живую силу противника, было вот что: несколько лет назад на испытаниях произошел несчастный случай, о чем мне вообще-то знать не полагается. В результате аварии ослеп один молодой инженер, который оказался племянником главы администрации президента. Разъяренный глава администрации узнал о назначении этого проекта и убедил президента закрыть его и запретить все такого рода работы. Тем самым президент лишал подрядчика дохода в несколько миллиардов долларов.

– И тогда подрядчик «черного проекта» решил пренебречь запретом?

– Не так все просто. Пентагон встал на защиту подрядчика и позволил ему переориентировать проект – эти исследования нужно было пристегнуть к другим, не запрещенным программам разработки лазерного оружия. На самом деле руководители проекта обманывали даже министра обороны.

Кофеварка пискнула: кофе был готов. Кэт отказалась, Томас налил по кружке себе и Роберту и снова сел.

– Чтобы вызвать у властей твердую решимость развивать новый тип вооружения, нужно иметь постоянную военную угрозу со стороны. Если такой угрозы не существует, ее приходится выдумать.

– Так вы говорите… – сказал Роберт.

– Я говорю, что до последнего времени не существовало угрозы того, что кто-то разрабатывает ослепляющие пушки.

– Вы имеете в виду, – вмешалась Кэт, – «черный проект» выиграет от того, что украденные образцы будут использованы против гражданских самолетов?

Доктор Мэверик усмехнулся:

– Подумайте, какой будет реакция на известие, что эти катастрофы вызваны лазером. Правительство станет громогласно требовать международного запрета на разработку подобного рода оружия. Одновременно будет отдан секретный приказ произвести тысячи единиц такого оружия и хранить его на случай, если кто-нибудь нарушит запрет.

– То есть в интересах «черного проекта» было помочь этим лазерным пушкам потеряться?

– Косвенным образом – да. Если лазерное оружие было похищено и продано на черном рынке, как подозревал Карнеги, то руководители этого проекта, вероятно, поняли две вещи: во-первых, это были ранние образцы, количество которых весьма ограничено. И во-вторых, раньше или позже какая-нибудь военная или террористическая группировка воспользуется этими образцами и тем самым спасет их от того, что им страшнее преисподней, – от закрытия проекта.

– Мы думаем, – сказала Кэт, – что Карнеги знал, что после катастрофы «Сиэр» правительство США прилагало титанические усилия, чтобы скрыть факт похищения лазеров. Но вы полагаете, что руководители проекта, возможно, и не думали препятствовать краже?

– Им могли вообще не докладывать о пропаже оружия, – сказал доктор Мэверик.

– Тогда кто же, как вы думаете, за вами охотится? – спросил Роберт.

– Самые вероятные кандидаты – террористы, похитившие это оружие, но наверняка я не знаю. Это могут быть и террористы, и наши же люди.

– Что вы имеете в виду? ЦРУ?

Доктор Мэверик посмотрел в окно:

– Не знаю. Но кто-то боялся Уолтера Карнеги до такой степени, что убил его. Слушайте, давайте отсюда уйдем. Я бы хотел запереть дом и уйти.

Кэт побарабанила пальцами по столу:

– Доктор Мэверик, вы знаете Джордана Джеймса?

– Да. Несколько лет назад он возглавлял ЦРУ.

– А теперь он государственный секретарь. Через несколько минут он сюда приедет.

Казалось, Мэверик испугался:

– В мой дом? Зачем?

Послышался шум мотора и скрип шин по снегу, в окна гостиной проник свет фар. Из машины выбрался Джордан и быстро прошел к дому. Машина осталась на дороге, двигатель работал на холостых оборотах.

Кэт представила Джордана Томасу Мэверику и Роберту Маккейбу.

– Мне нужно поговорить с тобой наедине, Кэт, – сказал Джордан. – Если, конечно, твои друзья простят нас.

Кэт надела парку доктора Мэверика и провела Джордана к задней двери. В молчании они прошли полсотни шагов, и лишь потом Кэт заговорила:

– Что случилось, дядя Джордан?

– Кэт, внутри ФБР есть группа изменников, работающих на «Нюрнберг». Кто бы это ни был, их соблазнили обещанием огромных денег.

– Но как это может быть?

– Старинное изречение «каждый имеет свою цену» – горькая правда. И Бюро – не исключение.

– Сколько, ты говоришь, их человек?

– Два или три, причем, вероятно, на очень высоких должностях. Они помогают с удостоверениями, предоставляют лжеагентам нужную информацию, в том числе и данные прослушивания телефонов. Вот почему каждый твой звонок Джейку Роудсу помогал тем, кто старается заставить вас всех замолчать.

Она лихорадочно пыталась осмыслить то, что он говорит.

– Агенты «Нюрнберга» могут оказаться и здесь. Мы должны – ты, мистер Маккейб и доктор Мэверик – сесть в мой самолет. Он сейчас в Бойсе, экипаж ждет моего звонка. Пока вы на борту этого самолета, они вас не тронут. Напасть на пассажирский самолет или на правительственный – это все-таки огромная разница. Последнее поставит на ноги вооруженные силы США.

Вдруг Кэт схватила его за рукав и жестом попросила замолчать, глядя на дорогу, туда, где стоял «линкольн» Джордана.

– Что там? – тихо спросил он.

– Ш-ш-ш, – зашептала она в ответ. – Твоя машина.

Передняя дверца машины открылась, и кто-то скользнул за руль. За машиной шла непонятная возня, потом две фигуры вытащили на дорогу чье-то тело и поволокли в кусты.

– Стой здесь. Я сейчас приведу Роберта и доктора.

Кэт бросилась к задней двери дома. Он видел, как она вошла, как на минуту зажегся свет в задней части дома, потом – яркий – в гостиной, а потом все трое с сумками в руках выскользнули из задней двери и устремились к нему.

– Кто это? – пыхтя, спросил доктор Мэверик.

– Не знаю, – покачала головой Кэт.

У поворота дороги показалась еще одна машина и тоже подъехала к дому. Она остановилась в сотне метров от первой и погасила фары, но никто из нее не вышел.

– Прибыло подкрепление, – прошептала Кэт. – Им не потребуется много времени, чтобы понять, что мы сбежали. – Она обратилась к доктору Мэверику: – У кого-нибудь по соседству есть машина, которую можно угнать?

Он указал в противоположную от дороги сторону:

– Там, за деревьями, дом с отдельным гаражом, а в гараже – снегоуборщик.

– Идем, – решительно сказала Кэт.


В маленькой снегоуборочной машине уместились все четверо. Кэт прыгнула за руль и с облегчением увидела, что она заводится без ключа.

– Как отсюда выбраться? – спросила она.

– Поворачивайте налево. Разорим несколько садов, но там метрах в трехстах есть другая дорога.

– Фары включать не буду, – сказала Кэт, выезжая из гаража. – Все равно скоро солнце встанет.


Шум мотора в предрассветной тишине немедленно привлек внимание Арлина Шона, который прятался за одним из джипов. Он поднес к губам рацию:

– Что там такое?

– Не знаю, – ответили ему. – По звуку похоже на снегоуборщик.

Шон поразмыслил секунду, глядя на яркий свет в окнах хижины Мэверика, и снова включил рацию:

– Идиоты! Они удрали! Вперед, на звук мотора!

Сев в джип, он скомандовал:

– Проверьте дом. Живо!

Мотор джипа ожил, фары вспыхнули, и машина помчалась налево, то и дело тормозя на обледенелых участках дороги. Наконец машина въехала в рощу.

– Тупик, – буркнул Арлин. – Разворачивайся! Где-то же здесь должна быть дорога.


– Неподалеку отсюда есть дорога получше, – сказал доктор Мэверик. – Если мы на нее выберемся, то попадем прямо в город.

– А к аэропорту какая дорога ведет? – спросила Кэт.

– Та же самая.

Кэт полуобернулась к Джордану:

– Ты можешь вызвать свой «Гольфстрим»?

Джордан вытащил сотовый, набрал номер и сделал нужные распоряжения.

– Они будут здесь через полтора часа.

– Не так уж скоро.


Водитель джипа вырулил уже из третьего заваленного снегом тупика и газанул назад, к той единственной дороге, в которой был уверен.

– Может, это какой-нибудь снегоход, – сказал он.

Они помчались по вспомогательной дороге и сразу за поворотом заскользили и остановились – в свете фар что-то промелькнуло.

– Это снегоуборщик, – сказал Шон, глядя, как машина пересекла дорогу и помчалась направо, к роще. – За ними!

– Увязнем!

– Выполняй!

Водитель вывернул руль вправо и въехал в кювет. Джип тотчас увяз в снегу, колеса закрутились вхолостую.

Шон выпрыгнул из машины и, по пояс в снегу, устремился в направлении удаляющегося снегоуборщика. Догнать его, конечно, не удастся, но, может быть, удастся остановить метким выстрелом. Он подбежал к ближайшему дереву и, тщательно прицелившись, выпустил очередь из «узи».


Вызывающее дрожь дробное клацанье пуль по металлическому кузову было невозможно перепутать ни с чем. Кэт взглянула в зеркало заднего вида, ища, кто стреляет, и до пола вдавила педаль газа.

– Пригнитесь! – крикнула она.

Роберт оглянулся.

– Впереди аэропорт, чуть больше километра, – сказала Кэт. – Держитесь.


Арлин Шон поднес к губам рацию:

– Мы потеряли свою машину, пересаживаемся в вашу. Давайте сюда. Теперь они не уйдут.

Он сунул рацию в карман, поставил «узи» на предохранитель и пошел по сугробам к дороге встречать второй джип. Минуты через три машина подъедет, прикинул он, еще десять минут понадобится, чтобы кружным путем добраться до летного поля. Но там уже негде спрятаться – если не считать их «сессны», оно было совершенно пустынным.

– Роберт, я вспомнила, – сказала Кэт.

– Что, Кэт?

– В файле Уолтера говорилось, что военно-воздушные силы чинили препятствия его запросам об испытаниях с участием беспилотного «Ф-106», который они запустили из Ки-Уэста в тот самый день и час, когда упал «Сиэр».

– Ну и что?

– Не знаю, – ответила она. – Но ведь «Глобал экспресс» тогда еще не был угнан. Его угнали после катастрофы «Сиэр». Значит, оружие применялось не с него. Для этого они должны были использовать другой самолет, но Карнеги утверждает, что наземные службы не зафиксировали в том районе никакого другого самолета. А это означает, что радар пропустил не один, а два самолета: один атаковал «Сиэр», а еще какой-то военный самолет работал с беспилотным «Ф-106». Не могли же они лететь на беспилотнике, который сам служил мишенью! Стало быть, должен быть еще один радарный след – другого военного самолета. Но если верить Карнеги, он не зафиксирован.

– Ты думаешь, «Ф-106» тоже со всем этим связан? – спросил Роберт.

– Что я думаю? Они использовали «Ф-106» как мишень. Но кто в него целился и почему они старались спрятаться от радара?

– Погоди, – сказал Роберт. – Что ты имеешь в виду: кто целился в беспилотник или кто целился в «МД-11»?

– А что, если испытания прошли неудачно и вместо условленной цели был поражен пассажирский самолет?

В рассветных лучах летное поле поначалу показалось совершенно пустынным, если не считать рядов легких самолетов, которые целую ночь простояли под снегопадом. Не был засыпан снегом только гидросамолет «сессна».

– Ладно. Пора позаимствовать у кого-нибудь птичку.

– Может, вот этот гидросамолет? – предложил Роберт.

– К нему лучше не приближаться, – сказал Джордан. – Когда я вылетал из Бойса, он был там. Теперь он здесь, и здесь эти убийцы.

Кэт опешила:

– Ты думаешь, они прилетели на нем?

– Получается, что так.

Она заметила открытый ангар и устремилась к нему, пытаясь снаружи рассмотреть, что за самолет там стоит. Большой, крылья высокие… «Альбатрос»!

Кэт въехала в ангар, припарковала снегоуборщик у стенки, схватила сумку и, жестом показав остальным, чтобы они следовали за ней, помчалась к хвосту огромной амфибии. Трап был спущен, она быстро вскарабкалась по нему, добежала до кабины и включила компьютер, чтобы проверить уровень горючего. Слава богу! Почти полные баки!

Через окно кабины она позвала Роберта, Мэверика и Джордана:

– Поднимайтесь и втаскивайте трап.

Кэт запустила двигатель – не дыша, слегка нажала на газ и стала ждать. Оба мотора заработали, сначала потихоньку, а потом ровно загудели в полную силу.


Когда джип свернул на заснеженный бетон, Арлин Шон указал пальцем в направлении северной рулежной дорожки.

– Вот их следы! Они спрятались где-то в ангарах.

Когда из открытых ворот ангара наперерез джипу вырулил «альбатрос», Шон замер. Водитель совершенно растерялся:

– Что будем делать, Арлин?

– Нет! Это не они! У них не было времени! Быстро, в ангар!

Водитель джипа въехал в открытые ворота и резко затормозил у снегоуборщика с невыключенным мотором.

– Это все-таки они! – взвыл Арлин. – Скорее в самолет! Мы догоним их в воздухе!


– Кэт, куда летим? – спросил Роберт.

– В Бойс, если получится. Там воздушная база Национальной гвардии. Позвони в полицию Бойса и на эту базу. Пусть будут готовы нас защищать, когда приземлимся.

– Когда? Через час?

– Не раньше.


«Сессна» устремилась в погоню.

– Я их вижу, – сказал Шон своему пилоту. – Поднимись как можно выше, но не обгоняй.

– Мы быстрее, Арлин, но не настолько.

Они изменили курс, заходя наперехват громоздкой амфибии, и через десять минут ее нагнали. Шон тронул пилота за плечо:

– Заходи слева и сверху, чтобы они нас не видели.


Кэт успокоилась и откинулась в кресле, следя за приборами. Ее взгляд остановился на указателе скорости – и вдруг он разлетелся под градом пуль.

Она посмотрела налево и над левым крылом увидела «сессну» с открытой дверью, в которой виднелись две фигуры с автоматами. Пули летели в левый двигатель.

Кэт почувствовала, что самолет кренится влево, и выжала правую рулевую педаль. Вдруг до нее донесся голос Роберта:

– Кэт, мы горим!

Снова град пуль и громкий стон сзади. Огонь разгорался, и Кэт упала духом. «Альбатрос» слишком велик и тяжел, и ему нанесен значительный ущерб – маленькая мощная «сессна» куда маневреннее.

Внизу показалась узкая горная долина. Направив туда «альбатрос», она отключила правый двигатель и вошла в пике. В долине Кэт увидела озеро.

– Держитесь! Я буду садиться на воду! – закричала она.

Кэт резко сбросила газ сектором правого двигателя и до упора вдавила ручку закрылков. Над самой поверхностью озера она сделала еще усилие, слегка подняв нос самолета, когда он коснулся воды.

Но скорость была слишком велика – «альбатрос» врезался в берег, по инерции прополз по мелководью и застрял в пихтовых зарослях.

Кэт стукнулась головой о приборную панель, но сознания не потеряла. Помотав головой, взглянула на Роберта. Он стирал кровь с лица, но, казалось, был в полном порядке.

– Нужно выбираться отсюда, – сказала она. – Вон они садятся.

Роберт отстегнулся и, прежде чем помочь выбраться Кэт, выглянул в салон. Доктор Мэверик наклонился над распростертым на полу Джорданом Джеймсом.

– Он ранен, – сказал доктор Мэверик.

Кэт ринулась к Джордану:

– Дядя, в тебя попали! Надо отсюда выбраться.

Кэт, Роберт и Том Мэверик вынесли Джордана Джеймса из самолета.

– Пистолет у меня в сумочке, – сказала Роберту Кэт.

– Я возьму! И захвачу аварийный комплект.

Втроем они уложили Джордана около носа искореженного самолета. Роберт сбегал за сумочкой Кэт и комплектом первой помощи.

Вдруг их слуха достиг клацающий звук взводимого курка. Из-за носа самолета выступил Арлин Шон.

– Брось пистолет, Бронски, – скомандовал он.

Она со вздохом положила оружие на землю.

– Отбрось подальше, – приказал он.

Она подчинилась, а потом указала на Джордана:

– Вы знаете, кто это?

Арлин Шон улыбнулся. Рядом с ним стояли еще двое с оружием на изготовку.

– Наш уважаемый государственный секретарь. Как себя чувствуете, Джордан?

– Что? – лицо Джордана исказила гримаса боли.

– О, не надо, господин госсекретарь! Как один из директоров «Сигнит электросистемс», вы должны меня помнить. В конце концов, мы неоднократно беседовали.

Кэт обескураженно переводила глаза с одного на другого.

– Джордан, ты знаком с этим человеком?

Джордан Джеймс хрипло вздохнул и, не обратив внимания на вопрос, посмотрел на Шона:

– И что вы собираетесь делать? Убить нас всех?

– Конечно, – ответил тот. – А что мне еще остается?

Кэт опустилась на корточки рядом с Джеймсом:

– Дядя Джордан, что все это значит?

– Маккейб, доктор, – ткнул автоматом Шон. – Сядьте за мисс Бронски. Вы, ребята, отлично постарались. Вы думали, мы хотели вас убить, а мы хотели всего лишь получить назад документы по засекреченному проекту, украденные у нас человеком по имени Карнеги, которого, я думаю, вы знали. Если бы Маккейбу в Гонконге не посчастливилось уйти, нам не понадобилось бы сбивать тот самолет.

– То есть вы признаетесь в массовом убийстве? – спросила Кэт.

Не обращая внимания на ее реплику, он продолжал:

– О, я забыл представиться. Я – Арлин Шон, начальник службы безопасности «Сигнит электросистемс». Моя обязанность – хранить секреты, которые нам доверила Америка, от безответственных людей, подобных Карнеги и вам, мистер Маккейб. Позицию агента Бронски я более или менее понимаю. Она считает, что ловит преступников и пресекает расхищение секретных материалов. А у доктора Мэверика слишком длинный язык.

– Дядя, о чем он говорит?

Сердце у нее упало – на глазах у Джордана появились слезы, он смотрел на нее умоляюще:

– Кэт, я пытался его остановить.

Шон повернулся к вооруженным молодчикам:

– Стреляйте. Для исповеди у меня нет настроения.

Он отвернулся и пошел под огромное крыло «альбатроса», изломанное и искореженное.

– Шон, – собрав все свои силы, сказал Джордан. – Я изложил все на бумаге и оставил в надежном месте. Если кто-то из нас погибнет, все откроется.

– Хитрая уловка, Джордан, но я тебя слишком хорошо знаю. Ты служил десяти президентам. Ты скорее умрешь, чем поставишь под угрозу свою репутацию.

– Ты совсем не допускаешь такой возможности, Шон? – спросил Джеймс. – Если я заговорю, ты закончишь газовой камерой, а проект и компания отойдут в область истории. Уже наломано достаточно дров: неудачные испытания, халтурно сделанная пушка, сокрытие того, как был сбит «МД-11»…

– Чушь. Документов нет, потому что ты не ждал такого поворота событий. К тому же мы уже позаботились об остальных четырех свидетелях, несмотря на попытки мисс Бронски спрятать их.

– Если вы убили остальных, – немедленно откликнулась Кэт, – то где они были? Где я их спрятала? Я думаю, вы блефуете.

Не обращая внимания на вопрос Кэт, Арлин Шон снова вернулся под крыло и жестом подозвал к себе своих людей. Когда они подошли, Шон устремил взгляд на Джордана:

– Я думаю, ты лжешь. Так что все вы погибнете в авиакатастрофе в Айдахо и обгорите до полной неузнаваемости. – И он повернулся к своим людям: – Стрелять по моей команде. Приготовились.

– Ты совершаешь фатальную ошибку, Шон, – сказал Джордан.

– Фатальную для тебя? Да, конечно, – ответил Шон. – Цельсь.

Стрелки навели автоматы на Кэт и Джордана. Краем глаза Кэт увидела, что Роберт шевельнул правой рукой.

– Кстати, Бронски, – добавил Шон, – то место называется Стехекин.

Внутри у Кэт похолодело. Она открыла было рот, чтобы протестовать, как вдруг откуда-то со стороны Роберта раздался громкий хлопок ракетницы. Роберт целился в лужицу топлива под крылом – она сразу же вспыхнула.

Между автоматчиками и их жертвами выросла стена пламени. Один из автоматчиков завопил, когда пламя охватило его брюки, ступил на шаг назад, прямо в лужу пылающего бензина, и завопил еще громче.

Роберт поднял Джеймса с земли, позвал Кэт и Тома Мэверика за собой и бросился к опушке леса, под защиту деревьев.

Арлин Шон, не оглядываясь, поспешил к месту, пока еще не охваченному пламенем. Второй автоматчик не отставал от него. Но они так и не дошли до безопасного места – загоревшийся стрелок непроизвольно нажал на спусковой крючок и длинная очередь пробила топливный бак.

Чудовищный взрыв похоронил под собой крыло, фюзеляж, Арлина Шона и горящего автоматчика, беспорядочно палившего во все стороны.

Прошло несколько минут, прежде чем Кэт осмелилась поднять голову. Фюзеляж «альбатроса» превратился в груду горящих обломков. Сквозь огонь и дым она увидела невредимую «сессну», стоявшую у кромки воды.

– Роберт, – сказала она, – что это было?

– Я нашел в комплекте первой помощи ракетницу. Она похожа на авторучку. Больше ничего не смог придумать.

– Это было гениально, – сказала она.

– Агент Бронски! – Том Мэверик выпрямился, осмотрев Джордана Джеймса. – Кровотечение не утихает.

Джордан схватился за грудь и попытался откашляться. Чувствуя полную свою беспомощность, Кэт подалась к нему:

– Дядя Джордан, не надо говорить.

– Нет! Я должен все тебе рассказать. Он мертв? Шон?

Она кивнула.

– Хорошо. Они с Галлахером сошли с ума. Они решили любой ценой спасти проект.

– Проект?

– Да. Проект «Бриллиантовое копье». Лазеры, предназначенные ослеплять и убивать. Кэт, я вложил в «Сигнит электросистемс» сбережения всей своей жизни. Я думал, что это мое последнее назначение. Я думал, это порядочная компания, и тут «Сигнит» получила этот невероятно выгодный контракт. Считалось, что этот «черный проект» – самая большая удача нашей оборонной промышленности.

– Пока не ослеп племянник главы администрации?

Джордан, морщась, закашлялся.

– Я был в совете директоров. Никто мне не говорил, что работы продолжаются, но я это знал. Самонадеянность старого разведчика – мы лучше знаем, что делать, чем этот глупый президент.

– Так значит, оружие все-таки украли?

– Не было никакой кражи. Просто я позволил тебе прийти к такому заключению.

– И утечки из ФБР не было?

Он отрицательно покачал головой.

– Кто такой Галлахер? – спросила Кэт.

– Президент «Сигнит», – ответил он.

– Дядя Джордан, Шон упомянул о какой-то халтурно сделанной пушке. Так что, катастрофа «Сиэр» – это случайность?

– Да, – сказал он. – Они проводили серию секретных испытаний еще более мощной версии и поразили не ту цель.

– Так что военно-воздушные силы…

Он покачал головой:

– Впрямую не замешаны. В нашей власти было приказать не давать всему этому огласки. Все знали о падении «Сиэр», но ни у кого из испытателей не возникло подозрения, что они к нему причастны. Но на самолете-мишени не оказалось следов лазерного поражения, хотя камеры зафиксировали лазерную вспышку. Тогда они увеличили видеозапись того, что поразил лазер, и увидели двух гражданских пилотов в кабине самолета. Это невероятно мощное оружие. Я всегда опасался, что оно попадет не в те руки.

– В руки террористов? – подсказал Роберт.

Он кивнул.

– Но ведь террористической организации нет, не так ли, господин госсекретарь?

– Увы, есть. «Сигнит электросистемс». Мы стали весьма успешными террористами, даже придумали себе название: «Нюрнберг».

– Шонова идея? – спросила Кэт.

Джордан кивнул. Видно было, что это движение стоит ему огромных усилий.

– Под руководством – если можно это так назвать – президента компании Ларри Галлахера.

– Господин госсекретарь, – тихо сказал Роберт, – вы говорите, что Шон сделал все остальное – «Меридиан-5», закрытие аэропортов, катастрофу в Чикаго – только для того, чтобы не вышла наружу та ошибка с «Сиэр»?

Джордан на секунду прикрыл глаза:

– Я не знал, что он делает. Из телефонного разговора с ним я понял только, что готовится какая-то диверсия. Я пытался их остановить. – Он перевел дыхание. – Галлахер меня не слушал. Шон тоже не слушал. Я подозревал, что они что-нибудь устроят – или в Австралии, или в Гонконге, или даже в Токио. Вот почему я вытащил тебя с того рейса, Кэт. К тому времени я уже понял, что они сумасшедшие. Я вообще не хотел, чтобы ты летала самолетами.

– Он истекает кровью, и мы ничего не можем поделать, – сказал Роберт.

Джордан остановил взгляд на залитом слезами лице Кэт:

– Мне очень жаль. Я обманул твое доверие, я зачеркнул пятьдесят лет честной службы своей стране. Я просто не знал, что делать. Я вложил в эту компанию шестьсот тысяч, они превратились в двадцать миллионов – все в акциях. И теперь все это пропало…

– Мне так жаль, Джордан… – слезы бежали по щекам Кэт.

Еще полчаса, пока жизнь медленно уходила из тела Джордана, она сидела рядом с ним. Когда прибыл медицинский вертолет, было уже поздно.

– Роберт, нам нужно лететь в Стехекин, – сказала она.

– Думаешь, есть надежда, что он блефовал?

– Я очень хочу надеяться, что их там не тронули, но… Но в любом случае нужно знать точно. Я умею летать на «сессне».


С борта самолета они позвонили одному из лесников, и он в машине ждал их у причала. Они прыгнули в машину и помчались к дому.

Кэт дернула дверь – она была не заперта. Вытащив пистолет, она взвела курок и переступила порог. В нос ей ударил знакомый густой сладкий запах горящих поленьев.

– Стойте здесь, – сказала она Роберту и леснику, но Роберт не послушался и вошел. Лесник остался на пороге.

Дверь в спальню была приоткрыта. Она пыталась разглядеть, что там внутри, звала каждого по имени.

– Даллас? Грэм?

Скрипнула половица, и холодная дрожь пробежала у нее по спине, но она заставила себя двигаться вперед.

– Есть там кто-нибудь? Стив! Дэн!

Сквозь приоткрытую дверь она смогла рассмотреть пару ног на лежаке и руку, безжизненно свисавшую до пола. Сердце у Кэт остановилось.

– Ты кто, дорогой?

Кэт стремительно повернулась на звук знакомого низкого голоса. Даллас Нельсон стояла на пороге, удивленно глядя на молодого лесника, а Роберт, раскрыв объятия, мчался к ней из глубины дома.

– Роберт, господи боже ты мой! – закричала Даллас во весь голос.

Кэт снова заглянула в спальню. Ноги и рука зашевелились, и в дверях, протирая глаза, возник их обладатель, заспанный Стив Делейни. За ним – Грэм Тэш и Дэн Уэйд.

И тут по щекам у нее потекли слезы. Она старалась их удержать, но зачем?


Глава 8 | Обрыв связи | Эпилог