home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

День второй. Консульство США в Гонконге.

Кэт Бронски остановилась у входа на территорию американского консульства. Ее уже ждали. Совещание по поводу преступления, в котором был замешан один из сотрудников консульства, назначили, идя ей навстречу, на семь утра. Если повезет, она успеет на дневной рейс в Лос-Анджелес.

Потом Кэт проводили в апартаменты для гостей, где ее ждали мягкая постель и роскошь шестичасового сна.


На борту «Меридиана-5».

– Кто это, черт возьми, был? – спросил Дэн Уэйд, когда Пит Кавано выровнял «боинг», и сразу нажал кнопку связи с землей: – Гонконг, прием, говорит «Меридиан-5». Нам наперерез слева направо пролетел какой-то самолет, мы едва не столкнулись. Разминулись всего метров на триста.

– Вас понял, «Меридиан». Перед вами никого нет.

– А минуту назад кто-нибудь был?

– С минуту назад мы получили неустойчивый радарный сигнал, но наш компьютер не распознал воздушного судна, и мы не стали вас вызывать. У нас в том районе только «Глобал экспресс».


Диспетчер тронул начальника смены за рукав:

– Исчез «два-два-зулу».

Начальник смены глубоко вздохнул: если самолет исчезает в воздушном пространстве Китая, это чревато политическими осложнениями.

– Вы наблюдали снижение высоты?

– Нет, сэр. Высота была стабильной, пока он не исчез.

Диспетчер показал на пятнышко на экране:

– Вот посмотрите. Сигналов не подает, на запросы не отвечает.

Начальник посмотрел на смутно вырисовывавшийся на экране объект. Диспетчер подкрутил ручку, чтобы усилить сигнал, и точка загорелась ярче. Она явно направлялась прямо к «семьсот сорок седьмому».

Старший нажал кнопку связи:

– «Меридиан-5», это Гонконг. Мы снова видим неизвестный объект, движущийся перпендикулярно вашему курсу. Высота неизвестна.

Дэн прижался лицом к боковому стеклу кабины:

– Пит, я ничего не вижу.

Снова раздался голос начальника смены:

– Мы потеряли из виду самолет, который шел впереди вас. У вас есть связь с «Глобал экспресс два-два-зулу»?

Дэн и Пит переглянулись.

– Как ты думаешь, что с ними случилось? – спросил Дэн Пита, но тут опять возник голос начальника смены:

– Мы потеряли этот объект. Сейчас проинформируем об этом военных.

– Дэн, найди координаты нашей военно-воздушной базы на Тайване.

Второй пилот вытащил справочник и принялся искать соответствующую страницу. Он листал справочник, когда мир вдруг взорвался. Вспышка чудовищно яркого пламени, озарив кабину, обожгла Дэну глаза. Невыносимая боль отбросила его на спинку кресла. С левого кресла раздался отчаянный, нечеловеческий крик. «Семьсот сорок седьмой» сильно тряхнуло.

Глаза жгло как огнем, веки словно сплавились. Дэн ничего не видел, в глазах – только бесконечная белизна и страшная боль.

С левого кресла донесся сдавленный хрип. Дэн протянул руку и понял, что тело Пита сползло влево.

– Пит? Пит! Ответь же!

Ни звука. «Семьсот сорок седьмой» болтало – он остался без управления. Дэн дотянулся до верхнего пульта, нащупал кнопку автопилота, нажал и почувствовал, как машина начала выравниваться.

Что происходит? Разгерметизации нет. Стекло кабины пилотов не повреждено.

Дэн вспомнил, что автопилот, пока Пит не отключил его, был поставлен на набор высоты, и перевел его в режим горизонтального полета, моля Бога, чтобы не перепутать кнопки. Потом нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, что-то взорвалось прямо перед нами. Вероятно, у нас повреждения. В кабине нас только двое, и командир не отзывается. Лечу на автопилоте. Мне сильно обожгло глаза. Я ослеп. Нужна ваша помощь.

Голос с земли звучал не менее потрясенно:

– Вы летите курсом ноль-восемь-два, высота четыре километра, скорость триста сорок узлов. Что думаете предпринять?

– Нужно возвращаться. Сейчас объявлю аварийную ситуацию.

– Вас понял, «Меридиан». Предупреждаю, над Гонконгом гроза. На востоке погода более благоприятна. Сохраняйте тот же курс. Есть у вас на борту сменный пилот?

– Нет. Нас только двое.

«Надо позвать сюда кого-нибудь», – сказал себе Дэн. Он долго не мог нащупать нужную кнопку, но наконец нажал «общий вызов» и стал слушать, как из разных отсеков самолета отзываются стюардессы.

– Бритта, куда ты запропастилась?

– Я здесь. Это Дэн? У тебя странный голос.

– Пожалуйста, быстрее сюда. Подожди! Сначала спроси по громкоговорящей, нет ли на борту пилотов.


Нажимая кнопку громкоговорящей связи и поднося к губам микрофон, Бритта Франц чувствовала, как у нее холодеет в груди:

– Леди и джентльмены, говорит старшая стюардесса. Если на борту есть лицензированный пилот, пусть даст знать о себе, нажав кнопку вызова.

Сказав это, она побежала вверх по лестнице и дальше к кабине. Дверь туда была не заперта.

Бритта инстинктивно закрыла за собой дверь. Глаза ее не сразу привыкли к полумраку. Она увидела Пита в командирском кресле, но что-то с ним было не так. Он неестественно завалился влево, голова запрокинулась.

– Дэн! – вскричала Бритта. – Что случилось?

– Посмотри, что с Питом. Скорее!

Бритта подошла к командиру. Его глаза были открыты. Она нащупала сонную артерию: пульса не было.

– Дэн, он не дышит! Я не могу найти пульс!

Она повернулась ко второму пилоту:

– Дэнни, что с тобой?

– Я ничего не вижу. У нас перед носом что-то взорвалось.

– Ты ослеп? Я пойду за помощью.

Бритта распахнула дверь, выискивая среди пассажиров первого класса того, кто был ей нужен. Умение запоминать имена пассажиров всегда было ее гордостью, а сейчас оно оказалось как нельзя кстати.

– Доктор Тэш!

Врач не сводил глаз с двери кабины с того самого момента, как она туда вбежала. Он сразу поднялся с кресла:

– Я здесь.

– Нужна ваша помощь. Командир экипажа не дышит.

Бритта отступила, впуская врача в кабину. Роберт Маккейб прошел вслед за ним.

– Могу я чем-нибудь помочь? – спросил он.

– Может быть, – ответила Бритта.

Врач начал осматривать командира, и его глаза расширились, когда он проверил пульс и дыхание.

– Как откинуть это кресло? – спросил он.

– Кнопка спереди на левом подлокотнике, – ответил Дэн.

Роберт помог Грэму Тэшу вытащить командира из кресла и вынести из кабины в салон.

– Мне нужна аптечка, – бросил Тэш Бритте.

Она метнулась в служебный отсек и вернулась с белой металлической коробкой. Грэм открыл ее.

– Помочь? – спросил Роберт.

– Лучше посмотрите, что там со вторым пилотом.

Пассажиры первого класса повскакивали с мест. Бритта успокаивающе подняла руку:

– Не волнуйтесь, через минуту мы все объясним. Самолетом управляет второй пилот.

Она опустилась на колени рядом с Питом.

– Совсем плохо? – спросила она врача.

– Пока не знаю, – покачал головой тот, пытаясь через стетоскоп расслышать сердцебиение. Безуспешно. Тогда он начал делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца.

Роберт тем временем подошел ко второму пилоту.

– Кто здесь? – спросил Дэн.

– Роберт Маккейб. Что произошло?

Глаза пилота были зажмурены, а лицо искажала боль.

– Прямо перед нами что-то взорвалось. Я из-за этой вспышки временно лишился зрения. Вы врач?

– Нет, но здесь есть врач, он сейчас занимается другим пилотом. Сейчас я его приведу.

Роберт вышел из кабины в полном смятении. Что там могло взорваться? Ракета? В голове даже пронеслась мысль о нападении со стороны китайцев.

– Доктор, второй пилот говорит, что ничего не видит. Ему нужна ваша помощь.

– Продолжайте реанимацию, – сказал Грэм Тэш Бритте и поспешил в кабину. Роберт посторонился, давая ему дорогу.

– Дайте-ка я взгляну на ваши глаза, – сказал Грэм.

Дэн повернул голову на его голос:

– Очень больно, доктор. Не знаю, смогу ли я их открыть.

Грэм наклонился и дотронулся пальцами до его левого глаза:

– Постарайтесь, насколько возможно, расслабить веки.

– Стараюсь. Ох! Свет! Это ужасно!

Грэм отпустил веки летчика:

– Сейчас подберу обезболивающее.

– Это надолго, доктор? Я имею в виду, слепота?

Грэм Тэш пожал плечами:

– На несколько дней. В лучшем случае.

– Док, с нашим запасом топлива у нас нет нескольких дней. Есть часов восемь – в лучшем случае.


В салоне гул обеспокоенных голосов перекрывал шум двигателей. Пассажиры испуганно смотрели друг на друга, стараясь понять, что происходит.

В этот гул ворвался голос стюарда Билла Дженкинса: он попросил прошедших летную подготовку нажать кнопку вызова. Эта настоятельная просьба окончательно напугала пассажиров. Некоторые, растерянно оглядываясь, вскочили с кресел. Билл Дженкинс тотчас кинулся к тем, кто встал.

– Вы прошли летную подготовку, сэр? Мадам, вы можете вести самолет? Вы встали в ответ на мой вопрос? – с надеждой спрашивал он, но лишь один дал утвердительный ответ.

– Простите, тут просили откликнуться того, кто прошел летную подготовку. Я немного летал.

Стюард соединился с кабиной экипажа:

– Дэн, это Билл. Нашел одного англичанина с опытом полетов времен войны в Корее. Говорит, что потом брал уроки вождения гражданских самолетов.

– Спасибо. Пришли его сюда.

– «Меридиан-5», как там ваши дела? – пророкотало из динамика.

Дэн Уэйд с трудом перевел дыхание и нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, сейчас положение стабильное. Пытаемся найти среди пассажиров кого-нибудь с летным опытом. Я совсем плох.

– Не могли бы вы повторить, что у вас случилось?

– Прямо перед нами что-то взорвалось. Не знаю, что это было. Это случилось сразу после того, как нам наперерез пролетел неопознанный самолет.

– «Меридиан», мы потеряли «Глобал экспресс два-два-зулу». Может так быть, что вы с ним столкнулись?

Дэн представил себе, как «семьсот сорок седьмой» таранит самолет поменьше. Пожалуй, это единственное логичное объяснение.

– Или в нас кто-то выпустил ракету, которая взорвалась перед носом, или мы его задели. Если он исчез, скорее всего, мы его задели.

– Вы в силах посадить самолет?

– Гонконг, – хрипло сказал Дэн, – я здесь один, и я ничего не вижу. Но автопилот работает. Надеюсь сесть на автопилоте.

В кабину вошел доктор Грэм Тэш и тронул Дэна за плечо.

– Кто это? – спросил Дэн.

– Дэн, это врач. Мне очень жаль… Пит умер.

– О господи! Как? От чего?

– Не знаю. Или коронарная недостаточность, или инсульт.

Несколько секунд Дэн молчал.

– Доктор, мне нужно болеутоляющее. Не такое, чтобы совсем отключиться, но надо снять боль.

– Сейчас, – ответил Грэм, закатал ему левый рукав и ввел в вену обезболивающее. – Подействует почти мгновенно.

В дверях показался Билл Дженкинс с каким-то человеком:

– Дэн, я привел мистера Джеффри Сэмпсона.

Пилот кивнул.

– Мистер Сэмпсон, сядьте, пожалуйста, в левое кресло – в кресло командира, – сказал Дэн.

– Хорошо, – сказал тот, усаживаясь. – Только называйте меня, пожалуйста, Джеффри.

– Ладно. Чтобы управлять самолетом, мне понадобится ваша помощь.

– Боже мой! Командир, у меня совсем нет опыта.

– Зовите меня Дэном.

– Дэн, я брал уроки пилотирования одномоторного самолета давным-давно, в пятидесятые. Тогда не было ничего похожего на такие кабины.

– Основы вы знаете? Скорость, высота, курс, координаты?

– В общем, да.

– О'кей, как следует осмотритесь и определите, что вам знакомо.

– О'кей.

– Поскольку я ослеп, мы вынуждены вернуться в Гонконг и приземлиться на автопилоте.

– Дэн, вы хотите сказать, вы совсем ничего не видите?

– В этом-то и дело. Вы разобрались с приборами?

– Нет. Я не смогу управлять этой машиной.

Роберт ободряюще сжал плечо Сэмпсона, а Дэн поднял руку, призывая англичанина замолчать:

– Джеффри, вам не надо управлять этой машиной. Самолет летит сам. Вы просто будете моими глазами – будете считывать показания основных приборов и следить, чтобы не выключился автопилот. Смотрите на эту панель. Пока эта кнопка светится, самолет летит самостоятельно. Если она выключится, нужно снова ее включить. Теперь, Джеффри, видите красное поле на экране радара? Это область грозы, куда попадать не хотелось бы.

– Большое красное поле слева, – ответил Сэмпсон. – Так. До него около девяноста километров.

– Отлично!

Дэн наклонил голову и осторожно потрогал воспаленные веки. У него кружилась голова, его мучила боль, ему было страшно, но план действий начинал проясняться. Я смогу! Самолет новый, приборы работают, в Гонконгском аэропорту достаточно длинные взлетные полосы. Я смогу это сделать!

Он нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, это «Меридиан-5». Наш курс правильный?

– Поверните в направлении два-восемь-ноль. Мы вас выведем в спокойную зону на высоте трех с половиной километров.

– О'кей. Взять влево, курс два-восемь-ноль. Джеффри, видите это окошко?

– Да.

– Что там?

– Ноль-восемь-ноль.

– Джеффри, в этом окошке – курс, который мы задаем автопилоту. Найдите под ним ручку и поверните против часовой стрелки, пока не покажет два-восемь-ноль.

– Понял. Поворачиваю.

«Семьсот сорок седьмой» начал левый поворот. Теперь осталось установить параметры для системы посадки по приборам, и самолет плавно снизится до километровой высоты. Они справятся!

Дэн нажал кнопку вещания на салон:

– Говорит второй пилот Дэн Уэйд. Я буду говорить откровенно – надеюсь, вы сохраните спокойствие. Несколько минут назад у нас под носом произошел взрыв непонятного происхождения. Для командира нашего самолета он оказался смертельным. Я с прискорбием сообщаю, что капитан Пит Кавано погиб – вот почему мы попросили откликнуться летчиков из числа пассажиров. Я остался единственным пилотом, что при нормальном ходе вещей не составило бы проблемы, но вспышка ослепила меня, я лишился зрения. Однако самолет не пострадал, и наш «Боинг-747» вполне может сесть по приборам. Рядом со мной несколько человек, которые мне помогают. Так что все будет в порядке.

Дэн, на глазах которого была повязка с мазью, наложенная доктором Тэшем, чувствовал панический страх, который мешал сосредоточиться, отвлекая от главной задачи – постараться благополучно приземлиться. Он обратился к англичанину, сидевшему в командирском кресле:

– Джеффри, наш план таков. Когда Гонконг даст мне курс на посадочный маяк – его радиосигнал выведет нас на посадочную полосу, – я возьмусь за рычаг выбора курса… вот здесь, – палец Дэна угодил в блестящую поверхность панели управления.

– Дэн, как вы себя чувствуете? – спросил Роберт Маккейб, легонько тряхнув пилота за плечо.

Тот тяжело перевел дыхание:

– Страшно больно, но я постараюсь справиться. Джеффри, задав нужный курс, я начну снижение.

– Понятно, – ответил Джеффри Сэмпсон.

– Потом я сброшу скорость – вот этой ручкой – и перейду в режим посадки. Вот здесь мне понадобится от вас точное чтение показаний приборов – я должен быть уверен, что нажимаю нужные кнопки.

– И тогда самолет приземлится сам?

Ответ с правого кресла раздался не сразу:

– Если я установлю все правильно, то он благополучно приземлится. Все сделает автопилот. От вас потребуется только отключить его, когда я скажу.

– Понял, – ответил Джеффри.

Дверь кабины открылась, вошла Бритта с бутылкой воды и вложила ее в руку Дэну.

– Дэн, мне нужно знать, в каком мы положении, точнее, что я должна делать.

– Минут через десять мы пойдем на посадку. Все должны пристегнуться. Пусть соберутся с духом и держат себя в руках. Подробно проинструктируй насчет аварийных люков.

– Все будет сделано. – Бритта поцеловала Дэна в щеку. – Кто тебе нужен в кабине? Здесь мистер Маккейб. Пусть останется?

– Бритта, ты должна быть в салоне. Мистер Сэмпсон пусть остается на месте. Мистер Маккейб, сядьте на откидное сиденье. Да, Бритта, если найдется еще один пилот, веди сюда.

– Обязательно, Дэн.

Бритта вышла в салон и сделала знак стюардессам собраться в среднем коридоре на короткий инструктаж.

– Вы знаете правила. Как только я скажу по громкой связи: «Эвакуируйтесь», так и делайте. Как-нибудь сядем. Хоть Дэн и ранен, он нас посадит.

Одна из пассажирок догнала ее уже на лестнице:

– Простите! Простите, я говорю!

Перед самой кабиной Бритта обернулась, едва не столкнувшись с негритянкой.

– Я пыталась вас поймать внизу. Ведь это вы наша мамуля, надсмотрщица над остальными прислужницами?

– Я – старшая стюардесса, если вы это имеете в виду.

– Именно это я имею в виду, лапочка. Простите за своеобразный словарь – черномазая, что с меня взять, – но ведь мой цвет кожи не испугает тех, кто спрашивал насчет запасных пилотов и все такое?

– Простите, а кто вы?

– Я Даллас Нельсон, лечу в первом классе. На прическу не обращайте внимания.

– Мисс Нельсон, вы лицензированный пилот?

– Я? Господи, конечно, нет! У меня нет лицензии на управление такими самолетами, но я хорошо их знаю, так что, может, я поднимусь наверх и помогу? Как вы считаете?

Бритта отрицательно покачала головой:

– Только не сейчас, мисс Нельсон. Если вы не пилот.

– Зовите меня Даллас. А когда, если не сейчас? Когда мы врежемся в землю, потому что бедняге из репродуктора некому прочесть показания приборов? Я хочу предложить помощь. Я знаю, что надо делать.

– Откуда вы знаете, что надо делать, если вы не летчик?

– Потому что у меня за плечами сотни часов чтения приборов «Боинга-747» в качестве бортинженера.

Бритта раскрыла рот от удивления:

– Бортинженера? Ну…

Не бортинженера, лапочка, подумала Даллас, а просто радиоинженера, от скуки играющего в компьютерные игры типа майкрософтовских летных симуляторов, но тебе об этом знать не обязательно.

– Тогда идемте со мной, и побыстрей! – Бритта, войдя в кабину, в двух словах объяснила Дэну, кого она привела.

– Вы умеете считывать показания приборов? – спросил он у Даллас.

– То есть индикатора отклонения пространственного положения, планового навигационного прибора, альтиметра, указателя вертикальной скорости, воздушной скорости и компаса?

– Ответ на пять с плюсом, мисс…

– Просто Даллас.

– Хорошо, Даллас. Мистер Маккейб, уступите ей, пожалуйста, свое сиденье. Там есть другое. Даллас, садитесь, и будете нас подстраховывать. Перед вами сидит Джеффри Сэмпсон. Слушайте, о чем я его спрашиваю, и быстро говорите, если что не так.

– Есть, шеф.


Глава 1 | Обрыв связи | Глава 3