home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Консульство США, Гонконг.

Закрыв дверь отведенной ей комнаты, Кэт сбросила с себя одежду и скользнула между роскошными простынями на кровать поистине королевских размеров. И тут зазвонил телефон. На другом конце провода был встречавший ее консульский служащий – с новостями о чрезвычайном положении на борту «Меридиана-5».

Ошеломленная Кэт на несколько секунд застыла с трубкой в руках. На Роберта охотились и до полета, а теперь самолет, на котором он летит, подвергается серьезной опасности.

– Мне срочно нужно в аэропорт, – сказала она, протирая глаза.


На борту рейса «Меридиан эрлайнс-5».

Из громкоговорителя раздался измученный, но четкий голос:

– Говорит ваш пилот. Мы приближаемся к Гонконгу. Здесь со мной несколько человек, они помогают мне контролировать приборы и считывать с них информацию. Если автоматика не откажет, приземление будет легким. Если же с ней что-нибудь произойдет и мне придется взяться за ручное управление, нас ждет изрядная болтанка. Я сделаю все возможное.

Когда трансляция отключилась, в пассажирском салоне установилась оглушительная тишина. Двести человек сделали одно и то же движение – пристегнули ремни. Люди пытались ободрить друг друга, некоторые молились, склонив голову.

В кабине Дэн Уэйд перевел рычаг выпуска шасси в нижнюю позицию.

– Что показывают индикаторы шасси?

– Они все зеленого цвета, – ответил Джеффри Сэмпсон.

– А что в окошке, где расстояние?

– Вы имеете в виду ДМО – дальномерное оборудование? – спросила Даллас Нельсон.

Дэн повернул голову к ней:

– Вы знаете, что такое дальномерное оборудование?

– Конечно. Там – семнадцать тысяч шестьсот метров. Слева молнии, над аэропортом темные облака. Высота по-прежнему тысяча метров.

– Километра через три войдем в глиссаду. Этот дисплей будет реагировать на снижение. Скажете, когда и как именно. В этот момент скорость понизится, и мы пойдем вниз. Мне нужно будет знать скорость снижения.

– Дисплей меняет цвет, Дэн, – сказал Джеффри.

– Мы снижаемся, Дэн, – добавила Даллас. – Со скоростью сто шестьдесят – двести метров в минуту.

Над северным концом взлетно-посадочной полосы блеснула молния, но что оставалось делать? Обойти грозу не было никакой возможности.

В кабине раздался голос гонконгского диспетчера:

– «Меридиан-5», полоса для вас свободна.

– Вас понял, – отозвался Дэн. – Высота? Скорость?

– Восемьсот пятьдесят метров, – сказала Даллас. – Сто шестьдесят узлов.

– Перевожу рычаг управления закрылками еще на деление. Скажите, когда он будет в положении двадцать пять градусов.

Впереди снова сверкнула молния, и на приборной панели зажегся сигнал тревоги: зрячий пилот понял бы, что отказал передатчик системы посадки по приборам.

– Что-то случилось, Дэн! – сказала Даллас. – На приборах маленькие красные глазки, но продолжайте снижаться. Полоса прямо перед нами. Нет, Дэн! Левее!

Дэн Уэйд отклонил штурвал влево, отчего стопятидесятитонная махина резко накренилась, конец левого крыла оказался всего в десятке метров от земли.

– Теперь правее и тормози! – заорала Даллас.

Левое крыло чиркнуло по земле, колеса шасси с оглушительным визгом прошлись по траве с левой стороны от взлетно-посадочной полосы. Однако ослепший пилот налег на штурвал, и лайнер выровнялся.

– Дэн, впереди какая-то башня! – сказал Джеффри.

Дэн резко взял штурвал на себя. Послышался металлический скрежет, машина содрогнулась, двигатели взревели, и нос самолета устремился вверх.

– Дэн, мы ее задели!

– Даллас, ты можешь сказать мне угол подъема? Насколько у меня задран нос?

– Сейчас посмотрю. Думаю, градусов десять.

– Помоги мне удержать этот угол! Нам нужно уйти к западу и подняться на полтора километра.

Он нажал кнопку связи с землей:

– Гонконг, говорит «Меридиан-5». Кажется, мы вывели из строя вашу башню посадки по приборам. Мне понадобятся векторы безопасной высоты, пока мы пытаемся понять, что делать.

Ответа не последовало. Радио молчало, надолго умолк и Дэн. Тишину нарушил Роберт Маккейб:

– Почему они не отвечают?

– Если мы повредили башню посадки по приборам и потеряли свой передатчик, значит, мы лишились единственного средства нормально приземлиться. У нас нет радио, нет автопилота. Ничего нет.

– У тебя левое крыло кренится, Дэн, – сказала Даллас. – Подай вправо. Нос немного опусти.

– Скорость? – еле слышно прохрипел Дэн.

– Двести семьдесят, – отчеканила Даллас.

Дэн сбросил газ.

– Высота?

– Забрались на два триста.

– Я не смогу сесть! – воскликнул Дэн. – Без автопилота, без связи…

– Должен быть какой-то выход! – сказала Даллас. – Возьми себя в руки.

– Думаешь, я не понимаю? – Дэн повернулся влево: – Джеффри, спасибо за помощь. Будьте добры, освободите это кресло для мисс Нельсон. Даллас, ты поведешь самолет.

– Ни за что в жизни, лапочка!

– Бритта сказала, что ты была бортинженером на «семьсот сорок седьмом»!

– Нет. Я радиоинженер, просто я много сотен часов провела за компьютерными симуляторами. Это был всего лишь компьютер, и вместо штурвала – клавиатура.

– Так вот почему ты умеешь читать показания приборов. Если разбираешься в приборах, сможешь и вести самолет.

– Черта с два! Мне еще охота пожить.

Джеффри Сэмпсон спокойно положил руки на рычаги:

– Разрешите, Дэн.

– Вы хотите вести самолет?

– Именно. Мисс Нельсон, вы мне поможете с приборами?

– Конечно, помогу, задница ты английская, – ласково ответила она.


Когда в носовой части лайнера что-то хрустнуло, Бритта обежала нижний отсек от носа до хвоста, но видимых повреждений не обнаружила. Она повернула к хвостовой кухне, но тут кто-то схватил ее за руку.

– Что такое? – обернулась она. О! Тот самый дерзкий мальчишка с радиоприемником. – Что тебе нужно?

– Этот парень не справляется! – сказал подросток. – Вам требуется пилот?

Бритта посмотрела на него с сомнением:

– Ты хочешь сказать, что ты – пилот?

Он кивнул.

– Это «Боинг-747», да?

– Да.

– Значит, я могу им управлять.

– Послушай, мне трудно поверить, что в твоем возрасте допускают к тренировкам на таких больших самолетах. Как ты научился летать?

– У моего отца компания по обучению пилотов на тренажере. Я умею летать на всех моделях. Лицензии у меня нет, но я могу управлять «семьсот сорок седьмым».

– А приземляться умеешь?

– Иногда у меня получалось.

– Твое «иногда» звучит не слишком утешительно.

– Что-то я не вижу здесь других пилотов.

– Повтори, как тебя зовут? – спросила Бритта.

– Стив Делейни, – буркнул он оскорбленно.

– Я сообщу пилоту и выясню, сочтет ли он твою квалификацию достаточной. Если да, я быстро вернусь за тобой.


– Перед нами молния, Дэн, – предупредила Даллас.

– Я совсем забыл про грозу. Радар действует?

Даллас покачала головой:

– Нет, Дэн.

– Значит, нам предстоит изрядная болтанка.

Дэн повернулся к левому креслу:

– Джеффри, держите ровнее.

Джеффри Сэмпсон изо всех сил боролся с самолетом, который то взмывал вверх, то нырял вниз.

– Я стараюсь, Дэн. Очень тяжело. У меня не получается.

Взявшись за штурвал, Дэн инстинктивно выровнял самолет, и болтанка уменьшилась.

– Даллас, есть нулевой уровень набора высоты?

– Почти, – ответила Даллас, скосив глаза на возникшую в дверях кабины старшую стюардессу. – Нос чуточку опусти.

Бритта вошла в кабину:

– Дэн, это я, Бритта.

– В салонах все в порядке? – спросил Дэн.

– Я слышала твое обращение. Все очень напуганы, но никто не пострадал. – Глаза у нее расширились. – Как ты можешь вести самолет? Я думала, это будет делать мистер Сэмпсон.

– Он пытается, но у него нет опыта. – Дэн глубоко вздохнул. – Бритта, мы в отчаянном положении. Радиосвязь вышла из строя. Мы теперь глухонемые и слепые. Я не сумею выполнить указания другой диспетчерской, даже если долетим до другого аэропорта. Возможно, лучше посадить самолет на воду. Если я ничего другого не смогу сделать, полагаю, мы могли бы сесть на воду.

– Но ты же…

«Семьсот сорок седьмой» мощно тряхнуло, и уже через несколько секунд реактивный лайнер, пробив стену града, устремился в самый центр грозы. Бритту с Робертом бросило друг на друга, громадный «боинг» швыряло и крутило мощными воздушными потоками, сверкали молнии, удары грома были слышны даже через обшивку самолета.

– Держитесь, Джеф! – подал голос Дэн. – Какой у нас курс? – спросил он, но вопрос утонул в грохоте.

– Что? – заорал кто-то в ответ.

– Курс! Какой у нас курс?

– Двести сорок градусов! – прокричала Даллас.

Град, дождь, молнии и сильнейшая тряска заставили их забыть обо всем на свете. Высота падала. Джеффри отчаянно старался сохранить высоту и выровнять самолет.

– Мы идем вниз! Мы падаем! – взвизгнула Даллас. – Джеф, поднимайся вверх!


Станция управления заходом на посадку Гонконгского аэропорта.

Начальник смены уселся рядом с одним из диспетчеров и, не отрывая глаз от монитора, покачал головой:

– Он начал снижаться, а затем вы потеряли сигнал?

– Да, сэр.

– Где вы его потеряли? На какой высоте?

– Семьсот метров, а снижался он со скоростью почти восемьсот метров в минуту.

– Когда это случилось?

– Семь минут назад. Я сразу позвал вас.

Начальник смены покачал головой: на лайнере больше двухсот пассажиров, и если самолет на большой скорости ударился о воду, шансы на спасение людей минимальны.

– Хорошо. Вы знаете, что делать.

Диспетчер принялся оповещать службы спасения и весь мир о том, что «Меридиан-5» рухнул в море.


Поблагодарив начальника смены, Кэт Бронски толкнула дверь станции управления, за которой ее ожидала консульская машина. Она была ошеломлена, и в ушах у нее все еще звучало: «Ужасающий взрыв… Говорят про ядерное оружие, но это невозможно. Второй пилот ослеп, командир погиб. Еще один самолет пропал в том же районе… Возможно, они столкнулись в воздухе».

Она подумала о Роберте Маккейбе и о том, что рядом с ним сидела бы и она, если бы не вмешалась судьба в образе консульства, затребовавшего агента ФБР.

Ответчик «Глобал экспресс» отключился, когда самолет находился в тринадцати километрах перед «Меридианом-5», однако диспетчер разглядел на экране эхо-сигнал смазанного радарного импульса, отразившегося от металлической оболочки объекта, летевшего в пяти километрах от «семьсот сорок седьмого».

Экипаж «Глобал экспресс» дважды отключал свой ответчик и заходил наперерез «Меридиану-5». Во второй раз, в тот самый момент, когда пилот «Меридиана» потерял зрение, на экране появилось еще несколько отраженных импульсов, которые начальник смены счел свидетельством столкновения в воздухе.

Скользнув на заднее сиденье машины, Кэт вынула спутниковый телефон и набрала номер Джейка.


Агентство национальной безопасности, штат Мэриленд.

Срочный звонок из ЦРУ с просьбой о спутниковой поддержке терпящего бедствие «Меридиана-5» вызвал переполох в центре наблюдения АНБ. Трое мужчин и одна женщина собрались в маленькой комнате перед огромным видеоэкраном. Главный аналитик Дженис Уошберн держала в руках указку.

– Гонконг у нас здесь, в правом углу, – сказала она. – Используемый нами спутник находится почти точно над ним. Взгляните.

Она показала на крохотную белую точку к юго-западу от Гонконга, затем щелкнула переключателем, чтобы увеличить картинку. Внезапно экран заслонила громадная тень, которая могла быть только «Боингом-747».

– Мы можем быть уверены, что это «Меридиан»? – прошептал ее начальник Джордж Беркли.

Дженис кивнула:

– Мы следили за лайнером с того момента, как он сделал попытку приземлиться. Это действительно «Меридиан». И, как видите, летит себе как ни в чем не бывало.

Джордж с улыбкой поднес к уху телефонную трубку:

– До чего приятно передавать хорошие новости. Почаще бы так.


На борту рейса «Меридиан-5».

Дэн Уэйд не сомневался, что погиб. Он понял, что «семьсот сорок седьмой» вышел из пике, лишь тогда, когда в сознание его ворвался голос Даллас Нельсон:

– Ну вот, выровнялись! Нет. Мы поднимаемся!

За тремя ужасными вспышками молнии грома не последовало – самолет вышел из грозы, впереди перед ним возникло чистое ночное небо.

Бритта связалась с оставшимися в салоне стюардессами.

– В салонах никто не пострадал. Все в ужасе, но повреждений нет, – передала она их слова.

Дверь кабины открылась, и Бритта с неудовольствием увидела на пороге юного Стива Делейни.

– С чем это мы столкнулись? – спросил он, и голос его предательски дрогнул от страха.

– А ты кто такой, дорогуша? – осведомилась Даллас.

– Нахальный мальчишка, который уверяет, будто научился летать на тренажере, – ответила Бритта, собираясь выпроводить Стива за дверь.

– Спокойно, Бритта, – сказала Даллас. – От наплыва пилотов мы здесь явно не страдаем. Как тебя зовут, лапочка?

– Я… ну, Стив Делейни.

– Сумеешь вести самолет?

Мальчик повторил то, что уже говорил Бритте о тренажерах своего отца.

– Это он тебя научил? В смысле, твой папка?

– Нет. Он мне запретил подходить к тренажерам, но я все равно занимался по ночам.

– Ну, ты даешь! Самоучка, значит, – сказала Даллас.

Повернувшись, она взглянула на приборы:

– Дэн, раз Джеффри не может, подними-ка самую чуточку нос и поверни вправо примерно на десять градусов.

– Спасибо, Даллас, – отозвался Дэн.

– Послушайте, – сказал Джеффри Сэмпсон. – Я вам никакой не помощник. Если молодой человек считает, что умеет летать, почему бы не позволить ему повести самолет?

Даллас кивнула:

– Да, Джеффри, уступите место мистеру Делейни.

– Что такое? – рявкнул Дэн. – Кто здесь командует?

Роберт Маккейб положил руку Дэну на плечо и слегка встряхнул его:

– Не сердитесь, Дэн. Леди дает хороший совет, и лучше к нему прислушаться.

– Послушай, Дэн, – подхватила Даллас, – ты совершил чудо и спас всем нам жизнь, но выбора-то нет.

Сзади раздался язвительный и вместе с тем слегка испуганный мальчишеский голос:

– Подумаешь, великое дело – управлять самолетом. Это же просто большая видеоигра, только с крыльями.

Дэн повернул голову на голос:

– Ты знаешь, что такое альтиметр, сынок?

– Да. И я вам не сынок.

– Говори, что показывает альтиметр. Прямо сейчас.

Стив уставился на приборную панель:

– Нос у вас опущен на один градус, и вы дали крен влево примерно на пять градусов.

Дэн произвел коррекцию, повернув лайнер вправо.

– Неплохо, малыш.

– Я не малыш, мистер. Меня зовут Стив.

– О'кей, Даллас, я согласен. Бритта, помоги мистеру Сэмпсону выбраться из левого кресла и посади в него мистера Делейни. Быстрее.

– Хорошо, Дэн, – послушно сказала Бритта, – а потом спущусь вниз и посмотрю, как там дела.

Она помогла Джеффри освободить кресло и подвела к нему Стива.

– Это кресло командира? – спросил Стив Дэна.

– Да. Ты будешь моими глазами и руками. Автопилота нет. Кроме меня, никого нет, а я ослеп. Если кто-нибудь сумеет держать самолет на этой высоте, – Дэн запнулся и с трудом вздохнул, – тогда мне, возможно, удастся придумать, как посадить его. Мне нужно, чтобы ты постоянно сообщал данные альтиметра и удерживал высоту – так, чтобы вот эта точка оставалась примерно в четырех градусах выше носа. Сможешь это сделать?

– Конечно, – сказал Делейни. – Хотите, запрограммирую бортовой компьютер?

– Для начала посмотрим, как ты умеешь летать.


В течение нескольких минут Даллас Нельсон вела себя спокойно, наблюдая за руками юного Делейни, который уверенно добился того, что «семьсот сорок седьмой» перестал нырять вниз и взмывать вверх.

В конце концов она склонилась к уху мальчика:

– Прямо жуть берет от тебя, Стиверино! Держишь высоту в пределах тридцати метров, курс тоже держишь. – Она повернулась ко второму пилоту: – Дэн, он классно работает.

Ответа не последовало.

– Дэн, ты меня слышишь? Ты должен помогать нам. Обезболивающее подействовало?

Несколько секунд Дэн сидел неподвижно, затем кивнул:

– У меня от него вялость. Где мы находимся?

– Все в порядке, Дэн, – сказала Даллас. – Стив отлично справляется.

– На какой мы высоте?

– Два семьсот, – ответил Стив Делейни.

– Скорость?

– Двести десять узлов.

– Курс?

– Я держу курс два-два-ноль, – сказал Стив, – но не знаю, куда вы хотите лететь.

– Дэн, – вмешалась Даллас, – пора решить, куда мы направляемся и что будем делать. В Гонконг не вернемся?

– Нет, еще одной встречи с грозой нам не выдержать. Насколько помню, к западу отсюда было ясно. Можно попробовать лететь туда.

– А что находится в том направлении? – спросил Роберт.

– Ну, Вьетнам… Таиланд. В Бангкоке длинная взлетно-посадочная полоса. Такая же полоса есть к югу отсюда, на авиабазе У-Тапао. Погода там, кажется, ясная.

– Но как мы ее найдем? – спросила Даллас.

– Стив, – сказал Дэн, – посмотри на экран бортового компьютера и скажи мне, что ты видишь.

– Ничего. Экран совершенно темный.

– Проверь экран сбоку от меня.

– Он тоже отключен.

– Вот это да! О'кей, Даллас, проверь автоматические выключатели.

– Все включены, Дэн. Я проверила.

Дэн тяжело осел в своем кресле.

– Просто поверить не могу! Мало было того, что мы уже потеряли, так и остальное уничтожено молниями. Хотя бы двигатели пока работают и приборы управления пока не отказали!

– Так что же нам делать? – спросила Даллас. – Как мы найдем Таиланд?

– Если хватит топлива и если я смогу определить, что мы находимся над Вьетнамом, то до рассвета будем кружить, а потом полетим вдоль побережья, пока не обнаружим Таиланд.

– Просто будем смотреть в иллюминатор? – осведомилась Даллас.

Дэн кивнул:

– С вашими глазами, моей памятью и картой – если раскопаем хорошую карту – это можно сделать.

– Если найдем береговую линию, – вставил Роберт.

– Я вот еще о чем думаю, – продолжал Дэн, – если бы у кого-нибудь на борту был радиотелефон или сотовый, мы могли бы вступить в контакт с наземными службами. Во-первых, нам необходимо найти подходящий аэропорт. Для этого мне нужно одно показание глобальной системы местоопределения – и мы поймем, где мы находимся и куда лететь. Сейчас даже на легких самолетах летают с ГСМ[1], а мы в суперсовременном лайнере стоимостью сто семьдесят пять миллионов долларов ориентируемся теми же средствами, что и Чарлз Линдберг на заре воздухоплавания.

Роберт Маккейб внезапно щелкнул пальцами:

– Минуточку! У кого-нибудь обязательно должна быть портативная ГСМ. Их ведь продавали в гонконгском «дьюти-фри». Я пойду и спрошу пассажиров.

Маккейб вернулся в кабину пилотов через десять минут.

– Дэн, это опять Роберт. Несколько пассажиров тут же предложили свои сотовые, но ни на одном не было сигнала. Однако, к счастью, нашелся один пассажир с ГСМ. Его зовут мистер Уолтерс.

Бритта слегка подтолкнула Уолтерса вперед.

– Мистер Уолтерс, вы знаете, что у нас стряслось? – спросил Дэн.

– Да. И, пожалуйста, зовите меня Джоном.

– О'кей, Джон. Вы не пилот?

– Нет, сэр. Я купил ГСМ для яхты.

– Джон, вы знаете, что я ослеп. Молодого человека в левом кресле зовут Стив Делейни. Стив сейчас ведет наш самолет, но нам нужно знать, где мы находимся. Помочь сможете?

– Конечно, капитан Уэйд.

– Просто Дэн. Антенна у вас внутренняя или прикрепляется к окну?

– Она с присосками. Действует через окно.

– Используйте иллюминатор, который находится у меня за спиной. В остальные вделаны обогревательные провода, экранирующие радиосигнал.

Джон Уолтерс закрепил антенну на стеклянной поверхности иллюминатора.

– Джон, ГСМ даст сигнал, когда свяжется с навигационными спутниками?

– Да, конечно. Она загудит, – ответил Джон Уолтерс.

– Вы можете ввести в нее координаты подходящего для нас аэропорта?

– Конечно. Она сообщит нам скорость, точное направление, расстояние и продолжительность полета.

– А курс она нам проложит?

– Да. Здесь есть частота для самолетов, я пользуюсь ею на своей яхте.

За спиной Дэна раздался гудок.

– Вот! – объявил Джон Уолтерс. – Связь есть.

– Посмотрите на авиационную карту. Можете сказать мне, как далеко мы от вьетнамского побережья?

Уолтерс взял карту. Примерно минуту он с тревогой вглядывался в нее, но затем сумел справиться с волнением.

– Меньше чем в ста пятидесяти километрах. Мы будем пролетать прямо над Данангом и Южно-Китайским морем.

– Вы в армии не служили, Джон?

– Так точно. Бывший сержант военно-воздушных сил. Моя часть дислоцировалась в Дананге. А вы?

– Я тоже служил в военно-воздушных силах, – сказал Дэн. – Два года был старшим авиадиспетчером в тех же краях. Джон, если можете, введите координаты У-Тапао, дайте мне курс и сообщите, сколько времени займет полет на этой скорости. Вы нам чрезвычайно поможете.

В течение нескольких минут Уолтерс возился с картой и ГСМ, затем громко объявил:

– Нужно лететь по курсу два-три-ноль градусов. До У-Тапао семьсот семьдесят километров, полет займет меньше двух часов. – Уолтерс на секунду умолк и взглянул на Дэна: – Вы хотите, чтобы я остался здесь и помогал дальше?

– Да. Помощь понадобится не только с ГСМ, нужно несколько человек, чтобы считывать вслух показания приборов во время приземления. Стив будет управлять самолетом, я буду анализировать данные приборов.

– Конечно, но справимся ли мы?

– Должны справиться, Джон. Выбора у нас нет.


Глава 2 | Обрыв связи | Глава 4