home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Аэропорт Гонконга.

Сведения о том, что «Меридиан-5» продолжает полет, были секретными, однако Джейк Роудс решил, что Кэт следует об этом знать. Кэт ощутила громадное облегчение, хотя ситуация оставалась критической, а вызвавшие ее причины – загадочными.

– Слава богу, Джейк! Ты не представляешь, как я рада, – сказала она. – Для меня очень важно, чтобы мы сумели вернуть сюда одного из пассажиров, поскольку он может что-то знать о катастрофе «Сиэр».

– Не понимаю.

– Сейчас поймешь. Главная моя цель теперь – выяснить, что послужило причиной этой катастрофы. Второй пилот «Меридиана» сообщил, что прямо перед ними произошел взрыв, вызвавший невероятно яркое свечение. В настоящее время я пытаюсь выяснить, почему санитарный самолет прошел перед носом у пассажирского «семьсот сорок седьмого» и куда потом исчез. Высказывалось подозрение, что они столкнулись в воздухе, но точных сведений об этом нет. Джейк, я хочу, чтобы ты узнал все о самолете «Глобал экспресс два-два-зулу»: кому принадлежит, кто его пилотирует, куда направляется и было ли на нем установлено какое-либо специальное оборудование.

– Кэт, мы тебя обогнали. Версии варьируются от столкновения в воздухе до ракеты с фосфорной боеголовкой, выпущенной со второго самолета. Через несколько минут я буду знать его регистрационный номер.

– Отлично, Джейк. Буду ждать.


Рабочие, заправлявшие санитарный самолет, детально описали Кэт саму машину, двух ее пилотов и двух пассажиров – это были молчаливые и скрытные мужчины, судя по всему, американцы.

Когда она закончила разговор, менеджер наземного обслуживания протянул ей пластиковый пакетик со слипом их кредитной карточки.

– Надеюсь, вы найдете здесь отпечатки пальцев, – сказал он. – Один из наших служащих держал слип в руках, так что его отпечатки я тоже положил в пакет.

– Спасибо, – сказала Кэт.

– Вы не скажете мне, в чем дело? – спросил менеджер.

Она покачала головой:

– Простите, не могу. Но ФБР выражает вам признательность за помощь.

Он поклонился с понимающей улыбкой.


Кэт подходила к консульской машине, когда в сумочке у нее зазвонил спутниковый телефон. Это был Джейк Роудс.

– Кэт, ни у одного самолета «Глобал экспресс» нет регистрационного номера «два-два-зулу». Такого номера нет вообще ни у одного самолета.

– Мы должны узнать, кому принадлежит этот загадочный самолет.

– Для этого нужно узнать серийный номер производителя.

– Служащие, которые заправляли его топливом в Гонконге, не обратили внимания на серийный номер. Регистрационный номер выглядел вполне нормально, за топливо они расплатились кредитной карточкой. Я вышлю слип по факсу, как только сниму с него отпечатки пальцев.

Кэт на секунду замешкалась при мысли, что она фактически дает указания своему шефу.

– Послушай, Джейк, я знаю, что дело это мне пока официально не поручено. Но я надеюсь многое успеть еще до того, как за дело возьмется Совет по безопасности транспорта. Ты не против, если я им займусь?

– Никоим образом. Что именно ты предполагаешь сделать?

– Думаю, мне стоит порыскать здесь и воспользоваться консульской машиной с шофером, пока «боинг» где-нибудь не сел. Если они приземлятся во Вьетнаме или в Таиланде, я, вероятно, отменю встречу в консульстве и первым же рейсом полечу в Бангкок, чтобы расспросить пилота и пассажиров.

– Согласен. Не знаю, как мы уладим дипломатические формальности, но давай подождем, пока они приземлятся.

– Что с самолетом? – спросила Кэт.

– По-прежнему летит. Сейчас приближается к вьетнамскому побережью. Похоже, они направляются в Бангкок.

– Джейк, фальшивый номер наводит на мысль о злом умысле. Было бы прекрасно, если бы АНБ контролировало воздушное пространство вокруг «Меридиана»… на случай, если тот самолет по-прежнему поблизости.

– «Глобал экспресс» мог последовать за «Меридианом»?

– Если это так, нужно позаботиться об особых мерах безопасности при посадке «семьсот сорок седьмого» – «Глобал экспресс», несомненно, пойдет на снижение вслед за ним. Если у этих людей враждебные намерения, они вовсе не обрадуются тому, что «Меридиан» избежал катастрофы.

Джейк вздохнул:

– Тот, кто управляет этим самолетом, пойдет на все, чтобы завершить начатое.


На борту рейса «Меридиан-5». Над Южно-Китайским морем.

Юный Стив вел самолет с поразительным умением, и перед Дэном Уэйдом вновь забрезжила надежда. Откинувшись на спинку кресла, он силился привести свои мысли в порядок, но тут в его сознание проник неприятный звук звонка.

О господи! Это сигнал возгорания двигателя!

В отчаянии Дэн повернулся к приборной панели, пытаясь угадать, в какой из четырех рукояток загорелся ярко-красный световой индикатор, сообщающий о возгорании или перегреве одного из двигателей.

– Ч-ч-что это такое? – спросил Стив Делейни.

– Сигнал возгорания двигателя, – ответил Дэн. – Стив, следи за тем, куда я показываю. В одной из четырех рукояток должен быть красный глазок. Номер рукоятки крупно выведен сверху.

– Э… номер один!

О господи, мы потеряли крайний левый! Наверняка повредили его в Гонконге!

– Я держусь за ту ручку, на которой горит глазок?

– Да, – ответил Стив с ужасом в голосе.

«Держи себя в руках, – мысленно произнес Дэн. – Если он поймет, что ты в панике, тоже запаникует».

– Стив, я собираюсь заглушить двигатель номер один и включить систему пожаротушения.

Откуда-то с левого крыла послышался мощный хлопок, и весь самолет вздрогнул.

– Что это было? – сдавленным голосом спросил Стив.

– Стив, смотри на панель. Показания приборов по первому номеру дошли до нуля?

– Да.

– Красный глазок погас? – спросил Дэн.

– Нет.

– Стив, скажи мне, когда погаснет красный глазок. Сам продолжай управлять самолетом.

Вновь раздался звонок, и на этот раз Дэн снял левой рукой трубку внутренней связи:

– Да?

– Дэн, это Бритта. У нас горит левое крыло!

– Ты имеешь в виду левый двигатель?

– Нет, Дэн. Горит само крыло.

– Проследи, чтобы все пристегнули ремни. Через каждые три минуты сообщай мне, что там с крылом, о'кей?

– Поняла, Дэн.

– О'кей… Стив, какая у нас высота? – Дэн положил трубку на рычаг.

– Два семьсот.

– Скорость?

– Двести… да, двести пять.

– Не снижай ниже ста шестидесяти, пока я не скажу. – Дэн повернулся влево: – Мистер Уолтерс, вы еще здесь?

Джон Уолтерс отозвался сдавленным голосом:

– Да!

– О'кей. Вы можете дать мне курс на Дананг и расстояние?

– Думаю, да. Подождите.

Вновь послышался звонок внутренней связи.

– Дэн, это Бритта. Крыло по-прежнему горит! За ним тянется длинный шлейф дыма. Пассажиры сходят с ума! Мы можем что-нибудь сделать?

– Я пытаюсь.

Потом он громко объявил на все салоны:

– Идем на вынужденную посадку. Всем пристегнуться.

Дэн слышал тяжелое дыхание сидевшего рядом мальчика.

– Триста сорок градусов и примерно шестьдесят километров, – объявил Джон Уолтерс.

– Стив, слегка поверни вправо. Мы в шестидесяти километрах от вьетнамского города Дананг, где есть длинная взлетно-посадочная полоса. Даллас, пожалуйста, сядь позади Стива и помогай ему. Начинаем снижение до полутора километров по курсу триста сорок. Сохраняйте скорость не ниже ста шестидесяти узлов. Роберт, садись на откидное сиденье. Джон, вы мне еще нужны, но вам придется постоять.

Дэн задышал часто и прерывисто.

– Держитесь, – сказал ему Роберт.

– Держусь. Даллас, ты что-нибудь видишь за бортом?

– Там сплошная чернота. Что я должна увидеть?

– Высматривай скопление огней на побережье километрах в пятидесяти отсюда. Кажется, взлетно-посадочная полоса Дананга идет с севера на юг.

– Значит, я должна увидеть огни города?

– И аэропорта. Давайте осторожно снижаться до семисот метров. Действуй, Стив.

– Хорошо.

– Роберт, громко говори, с какой скоростью мы снижаемся и как падает высота.

– Высота тысяча шестьсот метров, – сказал Роберт.

– Стив, горизонтальная скорость?

– Двести пятьдесят узлов.

Дэн сбросил обороты третьего и четвертого двигателей.

Вновь зазвонил телефон внутренней связи.

– Дэн? Это Бритта. Пламя гаснет. Положение улучшается.

– Возможно, это потому, что скорость сбросили. Джон, сколько осталось?

– Шестьдесят километров. Мы идем правильным курсом.

– Даллас, видишь перемежающийся бело-зеленый сигнальный огонь?

– Да. Вижу, Дэн! Прямо перед нами.

– Отлично. Идем на него.

– Высота семьсот пятьдесят, – доложил Роберт.

– Стив, начинай выравнивать самолет, но чтобы нос был поднят на три-четыре градуса. Даллас, ты видишь что-нибудь похожее на аэропорт?

– Пока нет, но мы идем в правильном направлении.

– Скорость?

– Сто семьдесят, – ответил Стив.

– Сейчас я буду выпускать закрылки. Роберт, следи за их положением! – Дэн ткнул пальцем в нужную панель. – Видишь две стрелки? Если они начнут расходиться, кричи «Стоп!».

– Пошел.

Дэн перевел рукоять закрылок на одно деление.

– Роберт, стрелки показывают на пять?

– Да, Дэн. Обе.

– Джон, сколько еще до аэропорта?

– Двадцать два километра.

– Высота?

– Ровно семьсот, – ответил Роберт.

– Дэн, – вмешалась Даллас, – я вижу что-то похожее на огни взлетно-посадочной полосы!

– И мы держим курс на начало этой взлетно-посадочной полосы?

– Похоже на то, – сказала Даллас.

– В таком случае выпускаю шасси.

Дэн задержал дыхание, пока переводил рукоятку в нижнее положение. Звук опускающихся из брюха самолета и встающих на место шасси ни с чем нельзя было перепутать.

Тут снова вышла на связь Бритта:

– Пламя разгорается, Дэн. Здесь невыносимо жарко.

– Через три минуты сядем. – Дэн опустил трубку на рычаг. – Сколько осталось?

– Двенадцать километров, – ответил Джон Уолтерс.

– Все будет хорошо! – сказал Дэн, стараясь, чтобы его голос прозвучал как можно бодрее.

– Дэн, впереди сверкнула молния. В ее свете я разглядела аэропорт и взлетно-посадочную полосу.

– О'кей, Даллас. Ну, Стив, главное теперь – держать самолет ровно. Направь его на взлетно-посадочную полосу. Плюхнется он тяжело, но все будет в порядке. Это крепкая птичка. Выдержит.

– Хорошо, – отозвался Стив.

– Расстояние?

– Одиннадцать километров, – сказал Джон Уолтерс.

– Джон, отдайте ГСМ Роберту, покажите ему индикатор расстояния, возвращайтесь в салон и пристегнитесь. В кабине для вас нет места.

– Девять с половиной километров. Я останусь здесь, Дэн.

– Как хотите. Даллас, показания приборов?

– Курс три-пять-ноль, скорость сто пятьдесят.

– Расстояние?

– Восемь километров.

– Даллас, ты ясно видишь взлетно-посадочную полосу? Она свободна?

– Да.

– Высота двести метров, – произнес Роберт.

– Стив, – сказал Дэн. – Я сброшу обороты. Скорость?

– Сто сорок.

– Опусти немного нос, – добавил Дэн. – Мы идем прямо на взлетно-посадочную полосу?

– Да, – ответил Стив. – Но там… там какое-то здание прямо посредине полосы!

– Даллас, что он такое говорит?

– Это не взлетно-посадочная полоса! Это рулежная дорожка! В конце ее какое-то здание!

Дэн дал полный газ и рванул на себя штурвал.

– Мы поднимаемся? Холмов перед нами нет?

– Не знаю… Под нами взлетно-посадочная полоса! О черт, я не туда повернул! Впереди холм! – завопил Стив. – Дэн, что дальше делать?

– Выровняй самолет и следи, чтобы перед нами не было холмов. Они в основном западнее. Продолжай подъем.

Яркая вспышка осветила кабину.

– Дэн, мы вошли в грозу, – сказал Роберт.

– Не сворачивай, Стив! Продолжай подъем. Сейчас начнутся воздушные ямы.

Еще одна вспышка молнии залила светом кабину, и тут же послышался раскат грома.

– Дэн, – взвизгнул Стив, – мы в самом ее центре!

На «семьсот сорок седьмой» налетел ужасающий порыв ветра, и в то же самое мгновение новые всполохи ослепили в кабине всех, кроме Дэна. Болтанка стала невыносимой.

– Нос поднять вверх! Кто-нибудь скажет мне скорость?

– Не вижу! – сказала Даллас.

– Курс? Какой курс!

– Двести и еще что-то…

– Нет! Нет, нет, нет! – завопил Дэн. – На западе холмы! Поворачивай вправо!

Но поздно – «семьсот сорок седьмой» задел вершину холма. Джона Уолтерса бросило на стекло кабины. Все двигатели и почти все закрылки оторвались уже в первый момент, а уцелевшие части крыльев и фюзеляжа пронеслись над холмом и покатились по заросшему джунглями склону, разлетаясь на отдельные исковерканные куски. Только часть верхнего отсека «семьсот сорок седьмого» уцелела и медленно сползла на поляну.


Глава 3 | Обрыв связи | Глава 5