home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

День второй. Агентство национальной безопасности, штат Мэриленд.

Дженис Уошберн слегка тронула за рукав ближайшего к ней техника и жестом попросила увеличить изображение. Когда на мониторе компьютера появилась картинка, соединившая данные двух спутников, она охнула:

– Неужели…

– Боюсь, что так, Дженис. Этот пожар я обнаружил несколько минут назад. Он прямо на их курсе, и поблизости не было другого «Боинга-747». Они рухнули.

Дженис отвернулась от экрана:

– На борту было…

– Двести человек. Может быть, кто-то и спасся, но в таком чаду не разглядеть.

– Вы можете вернуть изображение того небольшого самолета?

Техник кивнул. На экране появилось инфракрасное изображение маленького двухмоторного самолета.

– Где он?

– Чуть раньше он находился над местом катастрофы, но сейчас повернул назад и вышел из пределов видимости.

– Какова вероятность того, что он преследовал «семьсот сорок седьмой»?

– Высокая. Очень высокая.

Дженис взяла трубку телефона, чтобы немедленно сообщить в Лэнгли последние новости.


19 километров к северо-западу от Дананга.

К Роберту Маккейбу медленно возвращалось сознание того, что он жив. Не считая полыхавшего вдали оранжевого пламени, было темно – и очень холодно. В течение нескольких секунд в голове у него царила полная сумятица, затем он резко выпрямился на сиденье – вернее, на том, что осталось от правого откидного сиденья кабины пилотов. О боже! Мы разбились!

Роберт отстегнул ремень и осторожно поднялся на ноги. Он стоял среди обломков кабины. Под разбитыми иллюминаторами бесформенной грудой лежало чье-то тело. Роберт подошел к нему и, перевернув на спину, увидел повязку на глазах. Второй пилот.

– Дэн! Дэн, ты меня слышишь?

Тот зашевелился и попытался сесть.

– Ч-ч-то…

– Дэн, это Роберт Маккейб. Мы разбились во Вьетнаме.

Дэн кивнул, держась рукой за голову.

– Ты пока полежи, Дэн. Я посмотрю, что с остальными.

Пошарив рукой, он нашел электрический фонарик. Стив Делейни сидел в командирском кресле. Мальчик тоже пришел в себя и был почти невредим, если не считать нескольких царапин на лице.

Даллас вылезала из-под обломков совершенно оглушенная.

В момент удара Джон Уолтерс не был пристегнут ремнем. Он лежал на разбитой приборной панели. Роберт дотронулся до его запястья. Пульса не было.

– Где мы, черт возьми? – пробормотала Даллас.

– Даллас, ты в порядке?

– Зависит от того, что ты под этим понимаешь. Сам-то как?

Роберт бессильно опустился на обломки своего откидного сиденья:

– Не знаю. Не знаю, как мы уцелели.


Метрах в десяти от них доктор Грэм Тэш старался высвободиться из сплетения проводов, вывалившихся из-за разбитых панелей. Он смутно припоминал, как самолет внезапно взмыл вверх после попытки приземления, но что произошло дальше?

Он поднялся, ухватившись за что-то руками, и увидел мертвую женщину, в которой не сразу узнал Бритту.

Впереди началась какая-то возня, и из-за развороченной двери кабины показался Роберт Маккейб.

– Кто здесь? – спросил он не своим, хриплым голосом.

– Доктор Тэш, – сказал Грэм.

Роберт мотнул головой, словно пьяный.

– Дэн и Даллас, – начал он и умолк, чтобы прочистить горло, – и Стив справились. Они там, наверху. Будьте осторожны. Пол весь исковеркан. Как там нижние пассажиры?

Грэм повернулся и взглянул на оранжевые огоньки пламени, во множестве мерцавшие вдали и сходившиеся в огромное пятно зарева на горизонте.

– Думаю, что остальные должны быть где-то там, – сказал он. – Надо их поискать.

Роберт проследил взглядом последний путь «семьсот сорок седьмого», отмеченный полосой поваленных деревьев. В темноте можно было рассмотреть лишь какие-то неясные формы, обломки фюзеляжа, боковую стенку с иллюминаторами, но ничего похожего на главный салон лайнера.

В самолете находилось больше двухсот человек, подумал он. Господи, сколько же там раненых и покалеченных!

Грэм взял аптечку, а Роберт фонарик. Из изуродованной кабины экипажа они ступили на усеянную обломками землю и, пройдя метров пятнадцать, обернулись назад.

Верхняя палуба с кабиной экипажа оторвались от остальной части фюзеляжа, который принял на себя основной удар при столкновении с вершиной холма.

С фонариком они продвигались среди обломков. Они не останавливались и не разговаривали, пока не наткнулись на первые сплющенные кресла и куски человеческих тел – это все, что осталось от пассажирского салона. Минут через десять они поняли, что зря теряют время.


Аэропорт Гонконга, 5.46.

За час до рассвета гроза отгремела, и теперь над городом сияло звездами ясное небо.

Весь предыдущий час Кэт провела в размышлениях на заднем сиденье консульской машины, а шофер спал за рулем. Она разбудила его, когда высунулась в окно посмотреть на звезды, и в ту же секунду ей позвонил Джейк.

– Кэт? Из Лэнгли сообщили, что «Меридиан» упал в девятнадцати километрах к западу от Дананга, где-то среди холмов. Информации об уцелевших нет. Горящие обломки разбросаны в радиусе полутора километров. Больших надежд питать не стоит.

На какое-то мгновение Кэт ясно представила себя в салоне этого самолета, но постаралась сосредоточиться на деле.

– Джейк, «Глобал экспресс» в воздухе видели?

– В Лэнгли говорят, что нет.

– В данном случае у меня есть основания не верить Лэнгли. АНБ засекло «Глобал экспресс», но в Лэнгли будут это отрицать, поскольку это противоречит их версии о столкновении с другим самолетом и говорит в пользу террористического акта.

– Ты о них не слишком высокого мнения, да, Кэт?

– Скажем, так, мне кажется, что ЦРУ, отвергнув мысль о причастности кубинцев к первой катастрофе, эту катастрофу не пожелает связывать с террористами. Но нам нужна их помощь. Экипаж «Глобал экспресс» по-прежнему представляет большую угрозу.

– Что ты имеешь в виду?

– Их должно сильно беспокоить, не оставили ли они следов. Если при падении «Меридиана» кто-нибудь уцелел и есть хоть малейший шанс, что об их действиях станет известно, они постараются обрубить все концы. Необходимо срочно осмотреть место катастрофы и обеспечить защиту выживших. Мне надо попасть на место как можно скорее. Ты можешь поручить мне расследование этого дела, освободить от обязанностей в консульстве и уладить дипломатические формальности?

– Ладно, – ответил Джейк. – Поручаю тебе это дело. Но я не уверен, что будет легко уладить дипломатические формальности.

Кэт на мгновение заколебалась, вспомнив о Джордане Джеймсе – он всю жизнь дружил с ее отцом и лишь недавно получил назначение на пост государственного секретаря.

– Я знаю, кому можно позвонить. Я скоро с тобой свяжусь.


19 километров к северо-западу от Дананга.

Первые рассветные лучи начали проникать в джунгли. Немногие уцелевшие, помогая друг другу, выбрались из-под обломков кабины.

Роберт Маккейб заговорил первым:

– Что будем делать?

– Я бы предложила остаться здесь и ждать помощи, – сказала Даллас.

– Перед самой катастрофой мы прошли над Данангом, – тут же отозвался Роберт. – Думаю, до аэропорта не больше пятнадцати километров. Джунгли здесь не такие уж непроходимые. Дэн, ты ведь знаешь эти места с армейских времен. Что нам мешает отправиться в Дананг пешком?

– Днем, и без выслеживающих тебя снайперов, это почти прогулка. Если удастся найти тропу.

– Дэн, – вмешалась Даллас, – а разве за нами не пришлют спасательные вертолеты?

Дэн решительно покачал головой:

– Вьетнамцы могут не знать, что мы разбились. После вылета из Гонконга у нас ни с кем не было связи. Кто знает, что мы здесь?

– Так что же нам делать? – спросила Даллас.

– Уходить отсюда, – сказал Роберт Маккейб. – До океана километров десять. Весь путь займет у нас самое большее шесть часов.

Внезапно он вспомнил о своем компьютере. Вернувшись к обломкам кабины, Роберт нашел его, поднял и обнаружил, что он не пострадал.


На борту «Глобал экспресс».

Арлин Шон примостился на краешке роскошного кожаного кресла, прижав к уху трубку спутникового телефона. Спокойный мужской голос на другом конце произнес небрежно:

– Что у тебя там, Арлин?

– Они упали в девятнадцати километрах от Дананга, в холмах. Нас пока никто не засек.

– Вы облетели то место?

– Да. Ничего не увидели, кроме горящих обломков.

– Нельзя исключать, что кто-то уцелел. Но дать тебе еще людей я не могу. Придется вам самим разбираться.

Арлин сказал, тщательно взвешивая каждое слово:

– Знаю. Возможно, все уладится само собой. Спасательных отрядов не посылали.

– Арлин, надо держаться плана. Никаких улик, никаких болтливых языков, никаких историй, способных погубить начатое дело.

Арлин глубоко вздохнул. Отправиться на место катастрофы означало пойти на огромный риск, но ставить под угрозу операцию было недопустимо.

– Конечно, мы отправимся туда.

– Действуйте, – ответил голос в трубке. – Но постарайтесь управиться как можно скорее. Через двадцать четыре часа весь мир будет через лупу рассматривать это место. Не забудь про график.

– Не забуду.

– Это была твоя идея, Арлин. Ты убедил меня, что все пройдет как по маслу.

– Так и есть, так и будет. Не беспокойтесь.

Через пять минут «Глобал экспресс» приземлился в Дананге под предлогом вынужденной посадки. Продемонстрированная в иллюминатор пачка долларов возымела действие: на летном поле возник командир местного гарнизона. Через десять минут вьетнамский офицер вышел из самолета с улыбкой на лице и с чемоданчиком, в котором лежало двести тысяч американских долларов мелкими купюрами. А через пятнадцать минут американцы поднялись в воздух на трофейном вертолете «ирокез».


Роберт Маккейб всматривался в горизонт, пытаясь определить, какое расстояние им удалось пройти за полчаса. Возможно, с полкилометра, возможно, больше. Проведенная в странствиях жизнь давала ему полное право на лидерство – даже в незнакомых джунглях Вьетнама.

Роберт оглядел своих. Даллас помогала идти второму пилоту, за ними следовали Грэм Тэш и Стив. Они шли на восток, навстречу солнцу, которое поднималось все выше.

По мере того как светало, бесчисленные птицы чирикали и щебетали все громче. Среди низких банановых зарослей попадались более рослые деревья, достигавшие пятнадцати метров в высоту.

– Стоп! – скомандовал Роберт и поднял руку.

– Что такое? – спросила Даллас.

– Тсс! – ответил он. – Я что-то слышу.

До него донеслось какое-то низкое гудение.

– Вертолеты, – сказал Дэн. – Должно быть, спасательная команда.

– Мы не так далеко отошли от места катастрофы, – сказал Роберт. – Давайте вернемся.

Через пятнадцать минут быстрой ходьбы стал отчетливо слышен рокот вертолета. Судя по всему, он облетал место катастрофы в поисках уцелевших.

– Я пойду вперед, – сказал Роберт и бросился в джунгли.

Когда до поляны оставалось меньше ста метров, Роберт перешел на шаг. Он с облегчением убедился, что «ирокез» американского производства уже приземлился на поляне. Из-за деревьев он сумел разглядеть, как несколько человек спрыгнули из вертолета на землю и двинулись к обломкам «боинга». Роберт удивился, почему вьетнамские военные спасатели прибыли на место катастрофы в гражданском. И где носилки?

Роберт стоял в банановых зарослях метрах в двадцати от поляны. Между ним и открытым пространством высилась груда искореженного металла. Ему были отчетливо видны люди, которые, перекликаясь, бродили среди обломков.

Ближайший из них остановился, повернулся в его сторону и, задрав голову, стал всматриваться в небо. В груди у Роберта похолодело: это лицо он не мог не узнать. Этот тип был среди нападавших на него в Гонконге.

Внезапно его осенило: все произошло из-за него! Катастрофа, прибытие вертолета – все имело целью помешать ему разгласить информацию, которой он даже пока не обладал.

Словно сквозь туман Роберт увидел, как псевдоспасатели залезают обратно в «ирокез». Вертолет поднялся в воздух и сделал круг, набирая высоту, затем повернул на юго-запад и быстро исчез в направлении Дананга за грядой поросших джунглями холмов.

Роберт услышал за спиной шаги. Даллас подошла к нему первой:

– Что это были за люди?

– Те самые, что убили командира и ослепили Дэна.

– Что? – выдохнул Дэн. – Кто они такие?

– Не знаю.

– Ответь мне! За кем они охотятся?

Прошло несколько мучительных секунд. Роберт со вздохом опустил глаза, его ответ на мгновение лишил всех дара речи.

– За мной.


Аэропорт Гонконга.

Ласковый рокот знакомого голоса из спутникового телефона напомнил о многих счастливых минутах прошлой жизни.

– Кэтрин, как у тебя дела?

– Отлично, дядя Джордан, но мне нужна помощь.

– Ты где?

– В Гонконге, и мне нужно поскорее попасть во Вьетнам. – Она кратко изложила суть дела. – Джордан, меня сняли с этого рейса, чтобы я оказала помощь здешнему консульству.

– Да что ты говоришь? Как тесен мир. Я понятия не имел, что твои занятия имеют какое-то отношение к нашему департаменту.

– Ты ведь обещал папе присматривать за мной – вот ты обо мне и позаботился.

– Быть может, косвенно, хотя мне и следовало бы заняться этим вплотную. По какому номеру я могу перезвонить тебе?

Она дала ему номер своего спутникового телефона.

– Джордан, так ты принимаешь назначение на пост государственного секретаря?

– Я не хочу этого, Кэт. И не хотел. Но когда твой президент зовет тебя, ты идешь. Дай мне десять минут.

– Спасибо, дядя Джордан.


19 километров к северо-западу от Дананга.

Роберт Маккейб стоял на краю поляны, сжимая в руке свой ноутбук и растерянно уставившись на обломки. Уговаривая остальных уцелевших бежать, пока вертолет не вернулся, он рассказал им об Уолтерс Карнеги, о возможной связи между катастрофой «Сиэр» и попыткой его похищения в Гонконге. В конечном счете ему удалось убедить их в своей правоте.

Они собрали среди обломков аптечки, одеяла, пищу, воду и сумки, в которых все это можно было унести. Стив Делейни даже умудрился отыскать свой рюкзак.

Приготовившись к походу, все снова собрались на краю поляны.

– Куда мы направимся? – спросила Даллас.

– На запад, – сказал Роберт. – Идти нужно как можно быстрее. Там заросли гуще, легче спрятаться, и они вряд ли будут нас там искать.

– Что нас там ждет? – осведомилась Даллас.

Дэн ответил прежде, чем Роберт успел раскрыть рот:

– На западе такие же джунгли, как здесь, но километрах в восьми-десяти начинается долина. В холмах по дороге туда много глубоких пещер, которыми в свое время пользовались вьетконговцы. Из Дананга к долине проложено шоссе. В долине, вероятно, есть несколько аэродромов.

Даллас критически осмотрела свой шелковый брючный костюм и туфли на шпильках, затем взглянула на остальных:

– Для этой прогулки одежда и обувь у нас явно неподходящие, но идти все равно надо!


Кэт убрала антенну спутникового телефона и направилась к выходу для пассажиров рейса на Хошимин. Джордан Джеймс нажал на все нужные кнопки и уладил дипломатические формальности, необходимые для ее въезда во Вьетнам. Он обещал информировать об этом Джейка.


Роберт Маккейб в сотый раз оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что все выдерживают заданный им безумный темп. Он все еще не оправился от того ужаса, который он пережил, когда увидел на месте катастрофы одного из тех, кто напал на него в Гонконге. Он испытывал чувство вины за то, что решил немедленно покинуть Гонконг: ему казалось, что именно его эгоизм стал главной причиной гибели почти двухсот ни в чем не повинных людей.

Роберт на мгновение остановился, чтобы развести в стороны ветви и найти более удобную тропу. Он решил взять немного левее. Уже несколько минут до его ушей доносилось журчание воды. Если это река, то на ней должны жить люди. Если бы им удалось добраться до какой-нибудь деревни и оповестить о случившемся местные власти, они были бы спасены.

Он глубоко вдохнул пропитанный влагой и ароматом цветов воздух джунглей, стараясь не обращать внимания на укусы насекомых, от которых зудела кожа.

– Стой, – внезапно сказала не отстававшая от него Даллас Нельсон.

Роберт замер – его нога едва не соскользнула с тридцатиметрового обрыва. Внизу струилась мелкая порожистая речушка.

Даллас громко предостерегла и всех остальных. Вдруг послышался звук мотора.

– Я слышу грузовик, – сказал Стив Делейни, махнув рукой в сторону реки.

– Наверное, это шоссе, которое проложили вдоль бывшей «тропы Хошимина», – сказал Дэн.

– Судя по всему, оно на другом берегу, – добавил Роберт.

Писк коротковолнового радиоприемника заставил их оглянуться. Стив возился с какой-то штукой, которую он извлек из своего рюкзачка.

– Черт возьми, что это значит, Стив? – спросила Даллас.

– Это авиационная частота. Можно даже послать сигнал бедствия на спутник. Сделать?

– Подожди, – быстро сказал Роберт. – Кто может нас засечь?

– Любое воздушное судно, оборудованное радиопеленгатором, – пояснил Дэн. – Но люди на том вертолете, кто бы они ни были, не смогут взаимодействовать со спутниковой системой поиска и спасения: она предназначена для приема сигналов бедствия с потерпевших аварию самолетов и передачи их официальным поисковым группам.

– Так у этих негодяев нет пеленгаторов? – спросила Даллас.

– Почти наверняка нет, – ответил Дэн.

– Давайте отойдем подальше, – сказал Роберт. – Вскоре на место катастрофы прибудут спасатели. Тогда мы сможем без опаски включить сигнал. А лучше всего было бы передать речевое сообщение о случившемся.

– Мы можем это сделать, – отозвался Стив. – Спутник способен уловить любое сообщение. А глобальная система позиционирования позволит определить наше точное местоположение.

– Что это означает? – спросила Даллас.

– Это означает, – выдохнул Дэн, – что мы можем оповестить весь мир о том, где мы сейчас находимся… Стоит только включить сигнал.


Международный аэропорт Хошимина, 11.25.

Кэт Бронски быстро спустилась по трапу старенького самолета вьетнамских авиалиний и следом за пассажирами двинулась к длинной очереди на паспортный контроль.

Сидевшие в тесных кабинках люди в форме ставили печати в паспорта. Подошла очередь Кэтрин, но ее почему-то не подзывали к кабинкам. Вдруг кто-то не слишком вежливо хлопнул ее по плечу. Обернувшись, она увидела нескольких людей в форме, без улыбки смотревших на нее.

– Документы! – скомандовал один из них.

Кэт протянула ему маленькую синюю книжечку. Изучив американский паспорт, вьетнамец кивнул в сторону находившейся в отдалении двери:

– Следуйте за мной!

Ее провели в мрачный на вид офис. Низенький грузный человек в деловом костюме встал из-за стола и протянул ей руку:

– Меня зовут Нгуен Тонг, я директор иммиграционной службы. Мы вас ждем.

– Я признательна вам, – ответила Кэт.

– Мы рады выполнить просьбу вашего посла в Ханое. Он позвонил и объяснил, что вы из ФБР и будете представителем Бюро в американской группе по расследованию авиакатастрофы. Нас попросили помочь вам добраться до Дананга. Мы выделили вам вертолет, который доставит вас прямо на место. Ваш багаж уже прошел таможню и перенесен в вертолет.

– Вертолет? Это замечательно.

– Он принадлежит вьетнамским военно-воздушным силам. Вас возьмут на борт прямо сейчас. До нужного вам места примерно шестьсот километров. Полет займет около трех часов.

– Это очень любезно со стороны вашего правительства, мистер Тонг.


Место падения «Меридиана-5».

Кэт Бронски попросила пилота сделать второй круг над обломками. То, что сначала показалось ей зияющей раной в зелени джунглей, вблизи превратилось в широкую просеку, усеянную скрученными кусками алюминия, разбитыми сиденьями и человеческими телами.

– Боже мой! – произнесла Кэт.

К ней наклонился предоставленный вьетнамскими властями переводчик:

– Простите, агент Бронски. Я не расслышал.

Как же его зовут? Едва успев задать себе этот вопрос, Кэт вспомнила: Пу Мин. Или, на западный манер, Пит.

Она покачала головой:

– Я говорила сама с собой, Пит. – И добавила, указывая на обломки: – Я просто не могу в это поверить.

– Еще один круг? – спросил по-английски пилот – вьетнамский майор.

Кэт отрицательно покачала головой и махнула рукой в сторону обломков передней части гигантского лайнера, где поджидала небольшая группа людей. Наблюдая, как пилот сажает вертолет, она вспомнила, что дома тоже прошла двухчасовой инструктаж, правда, на вертолете гораздо меньших размеров.

У двери вертолета их встретил вьетнамский полковник. Поздоровавшись с ним, Кэт спросила:

– Кто-нибудь уцелел?

– Живых нет, – сказал полковник. – Я жду из Ханоя нашего министра авиации. Вы из американской службы по расследованию авиапроисшествий?

– Я из ФБР, и меня прислали сюда, чтобы я провела предварительный осмотр места происшествия.

– Вы ничего не будете трогать?

– Разумеется, нет.

Кэт быстро двинулась к обломкам верхнего отсека «семьсот сорок седьмого», единственной части лайнера, которую можно было узнать. Войдя в проход салона первого класса, она увидела свое кресло – и голова у нее закружилась.

Осторожно приблизившись, Кэт вдруг застыла: кресло у окна, в котором сидел Маккейб, осталось целым и на нем не было следов крови. Кресло, в котором должна была сидеть она, тоже уцелело, но сквозь его спинку прошел зазубренный кусок алюминия, который пронзил бы ей грудь.

Она огляделась. Тела Маккейба нигде не было видно. Тогда где же он?

В кабине пилотов обнаружилась лишь одна жертва – мужчина в гражданском костюме лежал на пульте управления.

Очевидно, у него были сломаны шейные позвонки. Тело второго пилота она найти не смогла.

Ослепший второй пилот, видимо, собрал в кабине несколько человек – одного было бы мало, чтобы следить за показаниями приборов. Так где же все они?

Выбравшись из обломков верхнего отсека, Кэт увидела на земле ведущие в джунгли следы. Одна пара следов не вызывала сомнений – это были женские туфли на шпильках.

Кэт подошла к старшему вьетнамской группы, и к ним тут же подбежал переводчик.

– Полковник, в отряде спасателей есть женщины?

Тот нахмурился и покачал головой:

– Одни мужчины.

Кэт вернулась к обломкам и села в одно из уцелевших пассажирских кресел. Кому-то явно удалось спастись. Сколько их? И был ли среди них Роберт?

Она вспомнила, как задала Джейку вопрос о «Глобал экспресс». ЦРУ ничего не сообщило о том, что этот самолет преследовал «семьсот сорок седьмой», но ведь это было? Могли эти люди первыми появиться на месте катастрофы?

Поднявшись на ноги, Кэт посмотрела в сторону Дананга. Если бы я выжила и знала, что там находится город, пошла бы я туда пешком?

Позвав переводчика, Кэт направилась к вертолету.

– Летите медленно и низко на восток, – сказала она пилоту, – по маршруту, которым могли бы двинуться те, кто решил выбраться отсюда пешком.

– Мне нужно заправиться в Дананге, – ответил пилот.

Переводчик вскочил на борт в тот момент, когда лопасти вертолета пришли в движение. Кэт уселась в ближайшее к открытой двери кресло.

Все дело в Маккейбе. Охотились за ним, и в этом причина крушения лайнера.


Вертолет с Кэт Бронски на борту сделал круг над базой в Дананге и начал медленно снижаться. Весь двадцатиминутный полет Кэт безуспешно высматривала уцелевших, однако неудача укрепила ее в подозрении, что те, скорее всего, направились на запад. Пилот приземлился на неровном бетонном поле, где стояло несколько небольших самолетов, пара военных вертолетов и роскошный частный самолет.

Она разглядела номер частного самолета – это был «Глобал экспресс» из Гонконга.

Я была права. Они здесь были. Нет, поправила она себя, они и сейчас здесь! И что теперь?

– Что вы намерены делать? – спросил вьетнамский майор.

– Вы можете подождать меня, когда заправитесь? – спросила Кэт. – Нам нужно вернуться назад и продолжать поиски до темноты.

Майор кивнул, но внимание Кэт уже снова было поглощено самолетом «Глобал экспресс». Сойдя на летное поле, она направилась к хвосту вертолета, чтобы никто не видел, как она достает свой спутниковый телефон. В Вашингтоне почти полночь. Она набрала домашний номер Джейка Роудса.

– Что у тебя, Кэт? – сразу отозвался Джейк.

– Страшное открытие здесь, в Дананге! Я сейчас смотрю на этот самый «Глобал экспресс два-два-зулу».

Она услышала, как Джейк сел на постели и присвистнул:

– Вот это да!

– Джейк, как и следовало ожидать, место катастрофы производит совершенно жуткое впечатление.

– Значит, никто не уцелел?

– Живых не нашли, но, судя по всему, несколько человек спаслись, и среди них, вероятно, второй пилот, а также журналист, о котором я тебе говорила, – тот самый, который подошел ко мне в Гонконге, чтобы передать информацию о «Сиэр».

– Тогда где же они?

– Думаю, они скрылись в джунглях, чтобы уйти подальше от места катастрофы. – Кэт сообщила все подробности. – А теперь, когда я обнаружила здесь этот самолет, дело становится совсем запутанным.

– Кэт, этот самолет кто-нибудь охраняет?

– Один солдат. Близко я не подходила.

– Нам нужен серийный номер. Он должен быть на металлической пластинке под хвостом. Если бы ты его запомнила и, возможно, сумела пробраться внутрь…

– Я попытаюсь выяснить, есть ли на борту оружие.

– Я не хочу подвергать тебя опасности, Кэт, но для Бюро просто необходимо получить ответ на кое-какие вопросы. Все средства массовой информации убеждены, что катастрофа «Меридиана» – дело рук террористов. И многие открыто заявляют, что эта катастрофа – вторая в серии террористических актов, начавшейся с «Сиэр».

Кэт посмотрела на солдата, который уселся на бетонное поле и, видимо, смертельно скучал.

– Пожалуй, я схожу туда, – сказала она.

– Будь осторожна! Как только что-нибудь выяснишь, сразу звони.

Убрав телефон, она вновь поднялась на борт вертолета.

– Пит, видите тот самолет? Помогите мне убедить солдата, что у меня есть разрешение на его осмотр.

– Думаю, я смогу это сделать, – сказал Пит.


Солдат держался настороженно, пока Пит не объяснил, что американка, которую он сопровождает, выполняет важное государственное задание. Кивнув, солдат сделал шаг в сторону.

Дверь была заперта, как и следовало ожидать. Команды и пассажиров нигде не было видно. Кэт прошла под хвостом лайнера, отметив про себя тот факт, что направляющих для запуска ракеты нигде нет. Наверное, выстрел был произведен с корабля или с другого самолета, подумала она. Обнаружив пластинку с серийным номером, она запомнила его.

Внешне самолет был самым обычным – за исключением регистрационных номеров. При ближайшем рассмотрении стало ясно, что номера были перерисованы.

Она вернулась к вертолету, перед которым уже стояла цистерна-заправщик. Заправка займет всего несколько минут, и за это время ей нужно было принять решение. Прилетевшие в Дананг на этом самолете люди, несомненно, следили за «Меридианом-5» и прекрасно знали, где он разбился. Очевидно, на борту имеется масса улик – возможно даже, прибор наведения на цель. Ключ к страшной тайне находился всего в ста шагах от вертолета.

Но были еще уцелевшие, которые сейчас скрывались в джунглях, причем их, вероятно, выслеживали.

Кэт думала о том, что могла предпринять команда «Глобал экспресс» на рассвете. Уничтожив «Меридиан-5», они должны были приложить все усилия, чтобы довести дело до конца. Для этого им нужно было осмотреть место катастрофы, но дорог туда нет.

Кэт забралась в вертолет и, пройдя в кабину, поманила к себе переводчика:

– Пит, вы можете спросить у нашего заправщика, когда вернется вертолет, в который пересели люди из этого самолета? Спросите, какой это вертолет – такой же «ирокез», как наш?

Пит Мин спустился на землю и вступил в разговор с заправщиком. Через несколько минут он вернулся к Кэт:

– Когда они вернутся, парень не знает. Но он говорит, что у них такой же вертолет, как у нас.

Поблагодарив переводчика, Кэт вынула спутниковый телефон и в очередной раз набрала номер Джейка.


Глава 4 | Обрыв связи | Глава 6