home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

День четвертый. Стехекин, штат Вашингтон, озеро Шелан, 8.25.

Вираж гидросамолета над горной долиной в северной части озера Шелан был слишком привычным зрелищем, чтобы привлечь внимание местных жителей. Получасовой полет над голубой гладью озера – это очень красиво, но красоту пейзажей отравляло сознание того, что даже здесь они не были в безопасности.

Кэт долго раздумывала, куда деть угнанный микроавтобус, чтобы еще неделю его никто не смог обнаружить, и решила, что громадная платная стоянка – это то, что надо.

– Вон! Видите крышу в конце дороги? – сказала Кэт, показывая конечный пункт их путешествия.

– А где Стехекин? – спросила Даллас.

– Это название местности, а не города, – пояснила Кэт. – У причала, куда мы сядем, есть лесничество и мотель.

Пилот сбросил газ и направил гидросамолет к крошечной пристани. Когда в два часа ночи зазвонил телефон и на семь утра был назначен вылет, он поначалу разозлился, но каждый рейс – это деньги, а на дворе ноябрь. Странная компания, размышлял пилот. У них огромные сумки с продуктами, но почти нет багажа. Вдобавок у одного на глазах повязка. И в голову ему пришла мысль, не преступники ли это.

Кэт с облегчением вздохнула, обнаружив в сарайчике рядом с пристанью видавший виды автомобиль, а ключ зажигания – под ковриком на полу. Это верный знак того, что домик не занят. Кэт отвела пилота в сторонку и вручила ему триста пятьдесят долларов и свое фэбээровское удостоверение.

– Что это? – спросил он.

– Откройте, – велела она.

Он открыл и прочел.

– Я что… Я хочу сказать, я что-то нарушил?

– Нет, мне нужна ваша помощь. Люди, которые со мной, – под защитой ФБР. Никто, кроме вас, не знает, что мы здесь. Если вы хоть кому-нибудь расскажете об этом рейсе, то, скорее всего, будете повинны в смерти всех этих людей. Хоть кому-нибудь – это значит кому угодно, включая тех, кто будет представляться агентами ФБР.

– Я не понимаю, – сказал он.

– Вы слышали что-нибудь о программе защиты свидетелей?

– Да, – лицо его прояснилось. – Вы переселяете их сюда?

– Нет. Просто на некоторое время им нужно исчезнуть. Я не утверждаю, что ваша лицензия впрямую зависит от вашего умения держать язык за зубами, но иметь друзей в ФБР еще никому не мешало. Понятно?

Он улыбнулся:

– Да, мэм. Сегодня я совершал одиночный тренировочный полет.

Она улыбнулась в ответ:

– Именно так. А если я позвоню вам завтра-послезавтра, чтобы вы забрали нас отсюда, сделаете?

– Конечно. И не беспокойтесь – никто ничего не узнает.


Ключ от дома был там же, где и всегда. Кэт открыла дверь и с радостью увидела, что дом готов принять гостей.

– Сторож отлично работает – круглый год содержит это место в полной боевой готовности, – сказала она Даллас, включая свет и настраивая отопление.

В домике было две спальни, в каждой – четыре простые деревянные койки. Кухонька была хоть и небольшая, но хорошо оснащенная – они быстро наделали сандвичей, после чего все, кроме Кэт и Роберта, замертво свалились на койки.

Кэт опустила шторы и разожгла в гостиной камин. Она подтащила поближе к камину старую медвежью шкуру и уселась на ней, обняв колени. Роберт принес с кухни две дымящиеся чашки горячего шоколада и устроился рядом с ней.

– Кэт, я вычислил, где Уолтер спрятал информацию.

Кэт встрепенулась:

– Где?

– Он упоминал БК. Это – Библиотека Конгресса.

– Но это же все равно что искать иголку в стоге сена. Библиотека Конгресса – огромная.

– Не в самой библиотеке, Кэт. В компьютере.

– Ты хочешь сказать, что Уолтер Карнеги хранил свои файлы в компьютере Библиотеки Конгресса?

– Да. Хотя смогу быть уверенным в этом, только когда проникну в базу данных и найду этот файл по имени, которое он нам дал.

– Господи боже мой! А можно это сделать по телефону?

– Сомневаюсь, – ответил Роберт. – Мне надо оказаться в Вашингтоне, пока никто не вычислил это имя так же, как это сделали мы. Но это – завтра. Сейчас – спать.

Она смотрела, как отблески пламени играют у него на лице, и думала, что эта постоянная улыбка в уголках глаз очень ему идет. Потом заставила себя отвести глаза и обратиться мыслями к событиям, вследствие которых они здесь оказались.

– Роберт, они ведь могут сбить еще какой-нибудь самолет. Ты понимаешь?

– Да. Уолтер тоже это понял, и за это его убили.

– Самое страшное, – продолжала Кэт, – что следующий собьют той самой штукой, что была у нас в руках.

– Кэт, не надо так переживать из-за случившегося в Гонолулу. Я уверен, что эта штука у них не единственная.

– Я и не переживаю. Я пытаюсь что-нибудь придумать, пока не поздно, пока не погибло еще сотни две человек. Я не хочу изображать из себя одинокого мстителя, но я не смогу позвонить Джейку. Я не могу позвонить никому. И похоже, я должна одна лететь в Вашингтон.

– Что? Нет, Кэт!

Она покачала головой:

– Ты нужен здесь, чтобы обеспечить безопасность остальных.

Кэт набрала номер на спутниковом телефоне, и тот же самый пилот согласился утром прилететь за ней.

– В восемь я буду у причала, – сказал он.

Она отключила телефон и обратилась к Роберту:

– Вылет в восемь.

– Знаешь, я хочу только одного…

– Чтобы все это поскорее кончилось?

– С одной стороны, да. С другой стороны, нет.

– Понимаю, – улыбнулась она.

Они подались было друг к другу – на долю секунды, – но застыли, глядя друг другу в глаза. Кэт с трудом отвела взгляд.

– Кажется, лучше нам добраться каждому до своей постели и поспать часов восемнадцать, – сказала она.

– Ну, если так надо, – неохотно согласился он, медленно поднимаясь на ноги.

Он встал и протянул руку. Она взялась за нее и тоже встала, избегая смотреть на него.

– Что ж, увидимся утром, – сказал он.

– Да, – ответила Кэт. – Перед отъездом надо будет всех собрать и объяснить, как жить в этом доме.

Она шагнула к спальне, которую Даллас окрестила «комнатой девочек».

– Кэт, спокойной ночи.

– Тебе тоже.


В семь часов утра Кэт собрала всех у камина. Лица у собравшихся были мрачные. Кэт на мгновение показалось, что она обманывает себя, полагая, что может гарантировать им безопасность.

– Кэт, они могут нас здесь найти? – спросил Дэн. – Скажи нам правду.

– Маловероятно. Даже для того, чтобы просто найти связь между мной и этим местом, – и то нужно копать и копать.

– Но все же им может случайно повезти. Пилот может проговориться. Или микроавтобус найдут, – продолжал Дэн.

– Да, им может повезти. Именно поэтому я хочу, чтобы вы тихо сидели в этом доме, где вас не видно и не слышно. Даллас, отвези меня, пожалуйста, к причалу. Я хочу оставить сторожу записку, чтобы он сюда не приходил. Я показала вам, где ружья, так что вы не совсем беззащитны.

– А если придет кто-нибудь якобы из ФБР? – спросил Стив.

– Если они будут размахивать удостоверениями ФБР, запишите фамилии, попросите их вернуться через час, доберитесь до телефона у причала и позвоните мне.

– Я звонил матери, – вдруг без перехода бухнул Стив.

В комнате повисло напряженное молчание.

– Когда? – тихо спросила Кэт.

– Простите, но я не мог вынести, что она меня оплакивает.

– Когда ты ей звонил и что сказал? – повторила Кэт.

– Из магазина в Сиэтле. Я сказал, что со мной все в порядке, что я с одной женщиной из ФБР, но не могу вернуться домой, потому что на нас было покушение.

– Ты что-нибудь говорил про озеро, про дом или про Стехекин? – спросила Кэт. – Скажи честно.

– Нет. Ни слова. Она хотела, чтобы я рассказал, но я сказал – не могу.

Кэт кивнула:

– Скорее всего, никакого вреда это не принесло.

– Ты правда думаешь, что сможешь разрешить эту задачу? – тихо спросил Дэн.

– Может быть. Все зависит от того, что нам оставил Уолтер. Но, по крайней мере, я смогу устроить так, что все мы окажемся в безопасности, там, где эти бандиты не смогут до нас добраться.

– Если только они тебя не схватят.

– Ну, такая возможность всегда существует. – Она глубоко вздохнула. – Если я не вернусь через пять дней, все вместе садитесь на паром и плывите в Шелан, оттуда на машине или на автобусе в Спокан, там идите в местное отделение ФБР и расскажите им все, что знаете.


Кэт вышла из машины, помахала рукой Даллас, и тут подлетел гидросамолет. Она поздоровалась с пилотом, протянула ему сумку и поднялась по трапу. Пилот уже отдал концы, когда вдруг кто-то прыгнул на правый задний поплавок.

– Что за черт, – пробормотал пилот. – Посмотрите, что там сзади? – попросил он Кэт.

– Я не вижу…

Задняя дверь салона распахнулась, на сиденье приземлился туристский рюкзак, а потом возник и его владелец.

– Роберт! Ты же оставлен присматривать за всеми! – воскликнула Кэт.

– Даллас и одна справится.

– Роберт, это опасно! Я несу ответственность за…

– Только не за меня! Не забывай, я мастер журналистского расследования, и тебе может понадобиться моя помощь. Так что, хочешь, чтобы я остался здесь нянькой?

Кэт покачала головой:

– Да… Нет. Ладно. – И скомандовала пилоту: – Летим.

– Слушаюсь, мэм.


К полудню показался Сиэтл. Кэт забрала со стоянки микроавтобус и села за руль. Ведя машину, она поглядывала на погруженного в свои мысли Роберта. Внезапно Роберт повернулся к ней:

– У меня идея. Давай остановимся в мотеле.

Она вздрогнула от удивления.

– Нет, я серьезно. Если нам удастся спрятаться и некоторое время повисеть на телефоне, может, и не понадобится лететь в Вашингтон.

– Как это?

– У меня есть друг в Библиотеке Конгресса. Если он предоставит мне модемный доступ к компьютеру библиотеки, то можно будет никуда и не лететь.

Кэт широко улыбнулась:

– Отлично! Надо попробовать. Может, и до доктора Томаса доберемся. Но времени у нас немного.

– Давай снимем два смежных номера, и у нас будет два телефона.

– И приличия будут соблюдены, – сказала она. И закусила губу: – Роберт, послание Карнеги подтверждает одну мою догадку.

– И какую же?

– Злой умысел со стороны властей.

– Еще раз?

– Какая-то государственная контора учинила что-то настолько некрасивое, что теперь до смерти боится, что это будет предано огласке.

Несколько секунд Роберт молчал.

– Но ты же не думаешь, что на нас покушались агенты правительства Соединенных Штатов?

– Нет. Но кем бы ни были эти гады, когда мы обнародуем всю эту историю, администрация, похоже, окажется в весьма затруднительном положении.

– Мысль здравая, Кэт, но давай сначала посмотрим файл Уолтера. А то у меня голова кругом идет.

Они ехали вдоль озера Вашингтон, когда Роберт включил радио. В новостях передавали сообщение о крупной авиакатастрофе в Чикаго:

Аэробус «А-320» упал на жилые кварталы приблизительно в шести километрах от чикагского аэропорта О'Хейр. Пока еще нет достоверных сведений о количестве жертв. Федеральное управление авиации подтвердило, что перед катастрофой экипаж не подавал сигналов бедствия.

Кэт выключила радио и посмотрела на Роберта. Он был так же бледен, как она.

– Не сомневаюсь… – начала она.

– Да. Я тоже об этом подумал.

– Конечно, может быть и что-то другое.

– Скорее всего, не другое, Кэт. Слишком уж много несчастных случаев. Это уже третий за полтора месяца.

С заднего сиденья донеслась слабая электронная трель.

– Твой пейджер? – спросил Роберт.

Кэт резко затормозила, съехала на обочину и достала из сумочки пейджер. Ее лицо помрачнело.

– Это Джейк. Приказывает связаться с ним и договориться о выдаче тебя и остальных в качестве свидетелей.

– Чего?

– Свидетелей по делу о массовом убийстве. Он прав. То, что я делаю, вполне можно рассматривать как создание препятствий правосудию.

Она вздохнула и вытащила спутниковый телефон. Внезапно он зазвонил, и Кэт машинально нажала кнопку, не сообразив, какую ошибку она допускает. В тот же миг Роберт заговорил:

– Может, это и не самая лучшая мысль…

Кэт отключила телефон.

– Они могли нас засечь?

– Не знаю, но давай скорее искать мотель. Нам много чего надо успеть.


Лас-Вегас, штат Невада.

Вокруг мужчины, прижимавшего к уху телефонную трубку, кружили несколько человек с посеревшими лицами.

– Кто-то на секунду включил телефон Бронски, рядом был слышен мужской голос. Позвоню еще раз. – Он снова набрал номер и стал ждать. – Теперь не отвечает. – Вдруг по лицу его пробежала тень радостного удивления. – Не верю!

– Что такое? – бросился к нему другой.

– Она в Сиэтле, Ларри! Мы ее найдем.

– Говоришь, рядом звучал мужской голос?

– Да.

Один из мужчин вставил в магнитофон кассету и нажал кнопку. В комнате раздался голос Роберта Маккейба – запись недавней телевизионной передачи.

– Этот голос?

Первый улыбнулся и кивнул:

– Очень похож.

– Итак, господа, – сказал главный, – мы знаем, что Маккейб и Бронски вместе и они где-то в Сиэтле.

– А остальные четверо?

– Может, спрятаны, а может, тоже вместе с ними.

Помедлив лишь долю секунды, все пятеро кинулись каждый к своему телефону. В аэропорту Лас-Вегаса их ждал реактивный самолет, готовый подняться в воздух уже через двадцать минут.

– Что берем с собой?

– Оружие. Она начала допускать ошибки. На этот раз не уйдет.


День пятый. Сиэтл, штат Вашингтон, 14.20.

Кэт с Робертом под вымышленными именами сняли два номера в мотеле в городке Рентой, к югу от Сиэтла. Кэт просунула голову в дверь между их номерами.

– Начинай искать путь к компьютеру Библиотеки Конгресса. Я хочу позвонить Джейку.

Она прикрыла дверь, включила спутниковый телефон и набрала номер штаб-квартиры ФБР. Гневный голос Джейка Роудса ее ничуть не удивил.

– Кэт, какого черта?

– Забочусь о нашей безопасности. Утечка информации, Джейк. Все наши разговоры слышала противная сторона.

– Что ты такое говоришь! Ты меня подозреваешь?

– Конечно, нет. Не смеши меня. Ты сделал все, что мог, стараясь прикрыть нас в Сиэтле, но видишь, что из этого вышло.

– И что же вышло? Вы выскочили из самолета и бесследно скрылись в ночи. С тех пор я звоню тебе каждый час, но ты не считаешь нужным со мной разговаривать.

– У меня есть на то причины.

– Когда наша группа подъехала к южному терминалу, мы выяснили, что кто-то там размахивал фальшивым удостоверением.

– Вы его не схватили? – спросила она.

– Он ушел у нас из-под носа. Убил одного из наших агентов. Мы теперь знаем, что эти люди действительно существуют, знаем, что они используют фальшивые удостоверения ФБР, но не знаем, кто они и где находятся.

– Вот почему мы и решили на некоторое время скрыться из виду.

– Кэт, если ты работаешь в одиночку, Бюро не может защитить ни тебя, ни уцелевших после катастрофы.

– Дай мне еще немного времени, Джейк. Еще одна осечка, и все мы трупы. Эти головорезы совсем обезумели.

– Кэт, мы уже знаем, как они называются. Эта организация именует себя «Нюрнберг».

– Что за черт? Известно, откуда они?

– Не вполне, хотя есть предположение, что за этой организацией стоит Ближний Восток – Ливия, Ирак, Иран.

– Такое название, – сказала Кэт, – может также означать стремление отомстить Соединенным Штатам за наши военные преступления.

– Мы ничего о них не знаем. Но сегодня утром Си-эн-эн подбросили письмо. Суть его проста: она сводится к тому, что террористы будут продолжать крушить самолеты по всему миру, пока мы не выразим готовность выслушать их требования.

– О господи! И это сразу после катастрофы в Чикаго?

– Да. Пресса в истерике, Белый дом оказывает на нас жуткое давление, а твое имя произносится постоянно – и без большой любви. Все что угодно, но я не потерял контроля над ситуацией, Кэт. И если до того, как отключиться, мы не договоримся о твоем немедленном возвращении вместе со всеми уцелевшими, знай, что директор уже приказал начать тебя выслеживать.

– На каком основании? – спросила Кэт упавшим голосом.

– Создание препятствий правосудию, возможно, похищение людей.

– Джейк, эти люди со мной добровольно.

– Этот подросток, Делейни, согласно закону, слишком молод, чтобы принимать самостоятельные решения. Его отец разворошил осиное гнездо – его обязательно найдут, а тебя отдадут под суд. Ты должна мне сказать, где эти люди.

– Я не могу этого сделать.

– Дьявол! Кэт, если я повешу трубку, не получив того, что мне нужно, это будет стоить тебе работы и, возможно, свободы. Не хочешь же ты, в самом деле, превратиться из перспективного агента ФБР в осужденную преступницу?

Повисло напряженное молчание. Кэт тяжело вздохнула:

– Так или иначе, Джейк, не позже чем через пять дней я появлюсь. Если ты мне не поверишь – я пойму. Но за жизнь этих людей отвечаю я. И мне действительно очень жаль, что я вынуждена тебя ослушаться.

– Мне тоже очень жаль, потому что с этого момента ты…

Она отключила телефон до того, как он произнес слово «отстранена».

В ее номер вошел Роберт Маккейб.

– Роберт, я должна тебя предупредить. С этого момента все, что ты делаешь, помогая мне, может рассматриваться как пособничество преступной деятельности. – И она подробно пересказала телефонный разговор. – Как ни неприятно мне это говорить, но кажется, лучше тебе держаться от меня подальше.

– Перестань, Кэт. Я тебя не оставлю.


Штаб-квартира ФБР, Вашингтон.

Помощник директора ФБР Джейк Роудс поднял глаза от стола. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

– Что там еще? – рявкнул он.

Агент, мужчина лет тридцати, протянул ему лист бумаги:

– Мы засекли, откуда шел сигнал.

– Отлично. Откуда?

– Из Сиэтла. С точностью до сорока квадратных километров – операторы не могут определить точнее.

– С точностью до сорока квадратных километров?

– На самом деле могли бы и поточнее, но не хотят. Согласились отследить сигнал, но только потому, что ее телефон числится за ФБР.

Как только он вышел, Джейк обратился к остальным:

– Кэт Бронски где-то в Сиэтле, и мы должны найти ее раньше, чем ребята из «Нюрнберга».


Роберт включил телевизор и приглушил звук, продолжая звонить по телефону. Ему нужно было найти своего приятеля из Библиотеки Конгресса – тот был в отпуске. На экране появились обломки чикагского самолета, и тотчас эта сцена сменилась кадрами из Далласа. Он прибавил звук и услышал обрывок фразы о закрытии аэропорта.

Роберт метнулся к двери в комнату Кэт.

– Тебе, наверно, тоже нужно это посмотреть, – сказал он.

Она включила телевизор, нашла тот же канал. Общий план огромного аэропорта Далласа сменился видом толпы у регистрационных стоек с репортером на переднем плане.

Эта сцена – лишь одна из многих, ей подобных. Отмена всех рейсов вызвала полную растерянность: самолеты не приземляются и не вылетают из аэропорта из-за телефонных угроз. Ответственность за сегодняшнюю авиакатастрофу в Чикаго взяла на себя некая группа «Нюрнберг». Кроме того, эта организация взяла на себя ответственность за падение американского лайнера во Вьетнаме и еще одного американского самолета – в кубинских водах месяцем раньше. Два часа назад человек, представившийся членом этой террористической организации, объявил о намерении сбить любой самолет, который будет приземляться либо взлетать в Далласе.

Репортаж закончился, и Кэт выключила телевизор.

– Итак, мы знаем, что они будут делать дальше: запугивать и терроризировать.

– Но, Кэт, к чему это приведет?

– Вот в чем вопрос. – Вдруг она остановилась. – Давай продолжать звонить. Я не нашла никакого доктора Бретта Томаса. А у тебя как?

Роберт сказал, что его приятель оказался в отпуске.


Еще три часа они работали, каждый в своей комнате, подключив компьютеры к телефонам. Около пяти часов дня Роберт вошел к Кэт.

– Как дела? – спросил он.

– Пока – никаких результатов. А у тебя?

– А я наконец нашел своего отпускника. Он на Таити.

– Он нам поможет?

– Если сможет. Как раз сейчас он с телефона-автомата на каком-то пустынном пляже пытается исхитриться и получить спецдоступ.

– Да, это не сразу получится.

Компьютер запищал, Кэт повернулась к экрану и нажала несколько клавиш.

– Что это? – спросил он.

– Список ученых из одной малоиспользуемой базы данных. Мне не удалось… – Она отстучала следующую команду. – Минутку! Это имя навело меня на одну мысль. Подожди.

Роберт встал позади нее и не спускал глаз с компьютера. На экране появилось имя и короткое досье.

– Стоп, Кэт. Это не Томас.

– Нет! Карнеги его зашифровал! Мы должны искать вовсе не Бретта Томаса, а доктора Томаса Мэверика!

– Ты уверена?

– Роберт, посмотри его послужной список. Последние двадцать, почти даже тридцать лет провел на правительственной службе: Лос-Аламос, Окридж, НАСА, – а потом Лас-Вегас.

– Интересно, а почему Лас-Вегас? Что там такое?

– Точно не знаю. Возможно, военно-воздушная база Неллис. А может, он просто ушел в отставку.

– А Бретта Томаса нет?

– Нет, – покачала головой она. – Но этот…

– Бретт Мэверик. Герой Джима Гарнера из классического телешоу. Остроумный способ зашифровать имя. А адреса нет?

– Не волнуйся. Зная имя, я найду и адрес. Давай работай, звони на Таити.

Через пять минут он появился снова:

– Сегодня вечером. Каждый вечер возникает окно, когда обновляют программу, и только в это время он может авторизовать еще одного пользователя.

– Так во сколько?

Роберт посмотрел на часы:

– Сейчас половина шестого. Он просил позвонить ему примерно в половине девятого – по нашему времени.

Казалось, Кэт очень обеспокоена.

– Вообще-то я не собиралась оставаться здесь так долго. Кто знает, кто на нас свалится.

– Что ты, Кэт? Как они могут нас найти?

– По тому телефонному звонку – помнишь, я машинально включила спутниковый телефон? Я категорически против того, чтобы оставаться здесь дольше, чем необходимо. – Она указала на кровать. – Сядь, пожалуйста.

Он устроился на кровати, она села рядом на стул и несколько секунд молча на него смотрела.

– Давай еще раз вспомним все по порядку – посмотрим, не упустили ли мы чего-то очевидного.

– Давай.

– Во-первых, катастрофа «Сиэр» над кубинскими водами, когда чем-то выжгло глаза по крайней мере одному пилоту. Далее, «Меридиан-5» поражен тем же оружием.

– Так.

– А теперь – катастрофа в Чикаго, и за все берет ответственность организация с названием в честь немецкого города Нюрнберга.

– Верно.

– Эти люди тратят огромное количество времени, сил и средств, чтобы убивать и запугивать. Зачем?

– Может быть, из-за денег, как мы сначала и предположили. Хотя, впрочем, тут могут быть каким-то образом замешаны и власти. Но я все же считаю, что из-за денег.

– Как можно извлечь выгоду, нанеся урон авиакомпаниям? Вероятно, скупить их акции, когда они упадут в цене. Мы думали сначала, что это терроризм с политическими целями, и, пока ждали требований выкупа, они делали свое дело и получили то, что хотели: обвал цен на акции авиакомпаний.

– Сегодня акции пошли вниз?

– Еще как. Упали на десять процентов.

– Значит, надо смотреть, кто начнет скупать акции, когда они упадут окончательно?


Роберт вышел купить еды и вернулся в мотель около восьми. Кэт была радостно возбуждена.

– Роберт, я нашла доктора Мэверика! Он живет в Лас-Вегасе, но сосед, до которого я дозвонилась, сказал, что дня два назад он уехал. Тот же сосед сказал, где его можно искать. У Мэверика есть дом в Солнечной долине, штат Айдахо, и голову даю на отсечение, он отправился именно туда.

– Кэт, ты полагаешь…

Она жестом остановила его:

– Я знаю, что ты хочешь сказать. Если мы смогли найти его, то это смогут сделать и агенты «Нюрнберга». У меня есть адрес и номер телефона, но если он и там, то затаился и не берет трубку.

– И что мы будем делать?

– Утренним рейсом полетим в Солнечную долину.


Аэропорт Кинг-Каунти, Сиэтл.

С десяток мужчин и женщин в темных костюмах высыпали из вестибюля. У кромки тротуара их ждала вереница машин. Дежурный агент представил свою команду вновь прибывшим и махнул рукой пилоту, доставившему их из Вашингтона на правительственном самолете. Багаж погрузили, и группа ФБР устремилась в Сиэтл на поиски своей блудной дочери.

Когда колонна с ревом тронулась в путь, мужчина в арендованном автомобиле поднес к губам сотовый телефон.

– У нас появились конкуренты, – произнес он и описал прибытие агентов ФБР.

– Это еще одно подтверждение того, что она здесь, – ответили ему на другом конце. – Возвращайтесь в Международный аэропорт, а мы поищем здесь.


В коридоре вопили и улюлюкали игроки школьной баскетбольной команды. Открыв дверь, соединявшую ее номер с номером Роберта, она прошла к нему. Голоса в коридоре стали громче, к ним добавился топот бегущих ног и гогот.

– Черт побери, что они там делают? – спросил Роберт.

– Детишки резвятся, – ответила она. – Как успехи?

– Погоди. Пусти меня к компьютеру. Через полчаса мы доберемся до этого файла.

– Отлично!

Она присела на кровать. Роберт ждал соединения с Библиотекой Конгресса.

– Вот и он. Уверен, никто не знает про этот файл.

– Ты рассказал своему другу, чем занимаешься?

– Нет. Он просто оказал мне любезность.

Роберт набрал пароль: «Карнеги». Компьютер секунду поурчал, и на экране появился текст.

– Ага! – Кэт впилась взглядом в экран. – Файл создан ровно неделю назад.

– Значит, за два дня до смерти Уолтера. Продолжай. Я сейчас приду.

Она начала читать, время от времени кивая, и, когда Роберт вернулся, успела прочесть уже страниц шесть.

– Ничего удивительного, что он был в ужасе! Узнав, что Карнеги занимается расследованием катастрофы «Сиэр», к нему явился сотрудник одной из разведслужб. Он пришел просить помощи и говорил о сокрытии фактов на самом высоком правительственном уровне.

– Это был наш доктор Мэверик?

– Нет. Этот человек живет в Белтуэе. – Она вернулась на несколько страниц назад. – Здесь написано, что несколько лет назад президент издал совершенно секретный указ, запрещавший разработку лазерного оружия, лишающего человека зрения.

– Стало быть, мы имеем дело с мощным лазером.

– Карнеги пишет, что подозревал о тайном проекте Министерства обороны по производству переносных ослепляющих лазеров. И после указа президента это оружие не было уничтожено.

– Можешь не продолжать. Его украли.

– Да. Информатор говорил Карнеги, что прилагались огромные усилия к тому, чтобы скрыть факт создания устройств для поражения человеческого зрения. Министерство обороны, ЦРУ, Агентство национальной безопасности и Разведывательное управление Министерства обороны занимались розысками исчезнувших образцов и молились, чтобы удалось найти это оружие и сохранить в тайне технологию, пока ею не воспользовалась какая-нибудь террористическая организация или государство-изгой.

– И конечно, – продолжал Роберт, – они клятвенно обещали, что такой катастрофы, как с «Сиэр» или с «Меридианом», больше не повторится?

– Это прямо не утверждается, но подразумевается. Еще он пишет, что в Федеральном управлении гражданской авиации есть радарная запись района Ки-Уэст в момент падения «Сиэр». На ней есть беспилотный самолет-мишень «Ф-106» и больше ничего, кроме слабого прерывистого сигнала, идентифицировать который не удалось. – Оторвавшись от экрана, Кэт посмотрела на Роберта. – Очевидно, когда был сбит «Сиэр», тот, кто в этом виновен, захотел, чтобы не осталось никаких следов использования украденного лазерного оружия. Если речь идет о такого рода сокрытии информации, то это совершенно чудовищно.

– Неудивительно, что они испугались, когда Уолтер мне позвонил. Если он теоретически допускал факт сокрытия информации, то правда все равно со временем вышла бы наружу – не важно, я ли раскопал бы эту историю или кто-то другой. Власти знали об опасности злоупотребления секретным оружием и не сделали ничего, чтобы предотвратить ее.

– Причем время у них было. Согласно этим документам, – она указала на экран компьютера, – времени было достаточно, чтобы как-то защитить гражданскую авиацию.

– И давно были похищены эти лазеры? – спросил он.

– По сведениям Карнеги, четыре года назад.

– Кэт, ты еще не поняла, кто за нами охотится?

– Прости?

– Элементарно: силовые структуры. Одну ты исключаешь, да? ФБР?

Кэт резко выпрямилась, возмущенно вскинув брови:

– Это ерунда!

– Кэт, мне очень жаль, но кто-то ведь убил Уолтера? И делает все, чтобы убить нас. И этот кто-то постоянно размахивает, как ты выразилась, безукоризненными удостоверениями ФБР.

– Нет! – она вскочила. – Нет! ФБР не может, не станет заниматься такими вещами!

– Тогда кто?

– Ни у Бюро, ни у ЦРУ не хватило бы возможностей для такой операции. У нас слишком много начальников, правил, отчетности, финансовых ограничений – даже для тайных операций.

– Иными словами?..

– Ты спрашиваешь, кто за нами охотится? Это не государственные конторы, и это не военные.

– Это всего лишь догадки.

– А с чем еще мы можем работать?


Глава группы, прилетевшей из Лас-Вегаса в Сиэтл, отключил телефон и улыбнулся. Несколько часов слежки за Интернет-провайдером Кэт Бронски – и неопровержимо установлено, что все следы ведут в гостиницу «Холидей инн» в Рентоне.

Доставить группу к «Холидей инн» было делом пятнадцати минут, но далее следовало все хорошо продумать, чтобы появление четверки убийственно серьезных агентов ФБР не вызвало у портье ненужных вопросов.

– Так чего вы хотите от нас? – спросил один из них.

– Во-первых, видел ли кто-нибудь из вас этих людей? – на стойку легли фотографии Кэт и Роберта.

– Нет, сэр. Но наша смена началась только в десять часов.

– Нам нужен список постояльцев, поселившихся сегодня, и полная информация о них.

Дежурные быстро выдали документы и скромно стали в сторонке, предоставив псевдоагентам изучать их. Наконец один из них шагнул к старшему группы:

– Три возможные пары. Все три зарегистрировались сегодня днем, платили наличными и остановились на одну ночь. Вот первые кандидаты. Номер четыреста пятнадцать. Джон и Джун Смит.

Старший покачал головой:

– Смит? Могла бы придумать что-нибудь поостроумнее. Ладно, пошли, – сказал он, пропуская вперед остальных. И обратился к портье: – Никому ничего не рассказывайте об этой операции. Это дело государственной важности. Поможете нам – вы герои. Не будете следовать нашим указаниям – предстанете перед судом.

– Нет проблем, сэр, – ответил портье.


Мимо двери номера Роберта Маккейба по коридору снова громко протопали подростки. Кэт подошла к двери и посмотрела в глазок. В конце коридора, там, где он поворачивал под прямым углом, подростки вдруг остановились, столкнувшись с группой мужчин в темных костюмах. На секунду смешавшись, каждая группа продолжала свой путь; мужчины остановились за два номера от двери Роберта.

– Что там такое? – подойдя к Кэт, спросил Роберт, но она подняла руку, призывая его молчать.

Мужчины вытащили пистолеты, и один из них вставил ключ в замочную скважину. Дверь распахнулась, и все четверо ворвались в номер.

– Иди к моей двери и смотри, – шепнула Роберту Кэт.

– Что там?

Она рассказала, чему была свидетелем, и попутно отметила, что подростки потихоньку собираются в дальнем конце коридора в ожидании шоу.

Из номера, куда ворвались четверо, донеслись выстрелы, и один из них выволок в коридор женщину в ночной рубашке. Следом двое тащили голого мужчину, заломив ему руки, а четвертый темный костюм, с бумагами в руках, поочередно заглядывал то в бумаги, то в лица своих жертв. До Кэт донеслось: «Не те».

Мужчину и женщину затолкали обратно в номер и захлопнули за ними дверь, а четверка в темных костюмах зашагала по направлению к комнатам Кэт и Роберта. Но они прошли мимо, в другой конец коридора.

Тяжело дыша, Кэт прислонилась спиной к двери. Из соседней комнаты появился Роберт.

– Господи, Кэт, – начал он, – они искали нас.

– Погоди, Роберт. Это была пара в одном номере. Они выбрали неправильную комбинацию. У нас есть несколько минут – пока они не догадались, что мы можем оказаться в двух разных номерах.

В коридоре опять раздались громкие голоса, и она приникла к глазку. Подростки смачно обсуждали только что увиденную сцену. Двое из них стояли почти у самой ее двери.

– Уйди в другую комнату, – шепнула она Роберту.

Он подчинился. Она открыла дверь.

– Мальчики, я прошу прощения, – проговорила она самым томно-сексуальным голосом, какой только могла изобразить. – Не могли бы вы, два юных сильных джентльмена, зайти сюда на секундочку?

– Конечно! Что нужно?

– Видели этих людей, которые так смутили ту пару? Они ищут меня.

– Зачем? Что вы такого сделали?

– Я не смогла заплатить налог за свою ферму в Элленсберге. В прошлом году потеряла мужа. Я заплачу, но мне нужно еще немного времени, а они хотят меня арестовать.

– А могут?

– Еще как. Послушайте. Их нужно как-то отвлечь, чтобы я смогла отсюда убраться. Как вы думаете, сможете вы привлечь их внимание, но так, чтобы никто ни о чем не догадался?

Тот, что повыше, хихикнул:

– Да уж надеюсь, сможем.

– О'кей, – сказала она, обнимая обоих за плечи и увлекая в глубину комнаты. – Вот что надо делать.


Старший четверки изучал фамилии в списке постояльцев и чувствовал, что время уходит. Подвергшаяся нападению пара из четыреста пятнадцатого номера, конечно, уже вызвала полицию. Еще полчаса, от силы час – и полиция явится.

– Сэр?

Он поднял глаза – перед ним стоял высокий, прыщавый подросток. Рядом – еще один.

– Портье сказал, что вы из ФБР. Это правда?

– А что? – спросил старший.

– Моя тачка – они ее угнали… Вон оттуда…

– Сынок, – перебил тот, – звони в… – и осекся. – Минуточку… Когда, откуда?

– Оттуда. Только мы остановились, в пикапе моего отца, голубой «тойоте», как эти мужчина с женщиной стащили меня с сиденья, что-то там вякая насчет того, что ФБР реквизирует мою машину. Не думаю, что они и правда из ФБР.

Старший бросил взгляд на свою команду.

– В каком направлении они уехали, покажи, – скомандовал он, подталкивая подростков к двери.


– Сколько их? – спросил Роберт, когда Кэт вынырнула из-за шторы.

– Четверо. Все попрыгали в какой-то фургон. Отлично. Позвони портье. Надо убедиться, что их было действительно четверо.

Роберт позвонил:

– Пожалуйста, кого-нибудь из агентов ФБР – мне нужно поговорить с одним из них.

– Они уехали, сэр.

– Все четверо?

– Да, сэр.

– Спасибо, – сказал он и повесил трубку.

Они выскользнули с заднего хода. Пока Роберт открывал машину, Кэт подошла к двум мальчикам, которые все еще стояли на парковке:

– Спасибо, ребята. Я перед вами в долгу.

– Не стоит, мэм, – сказал тот, что повыше. – Они поехали вон по этой улице, к югу. Езжайте быстрее.

– Вы тоже идите. И ночью лучше не выходите из комнат.

Она села за руль и, помахав им на прощание, нажала на газ.


День шестой. Автомагистраль к югу от Олимпии, штат Вашингтон, 1.45.

Не было еще двух, когда в свете фонарей показался щит на въезде в Сентрайлию. Они решили ехать прямо в аэропорт Портленда и ночевать в фургоне. Около полудня оттуда в Солнечную долину летел самолет компании «Хорайзон эрлайнс», и Кэт по телефону заказала билеты, слегка переврав их подлинные имена.

Спать без обогрева было невозможно, а держать двигатель включенным – опасно: это слишком бросалось в глаза на пустынной аэропортовской стоянке. Роберт предложил остановиться на грузовой парковке, и перед поворотом на Орегон они угнездились между огромными девятиосными грузовиками.

– Кэт, как ты думаешь, у них там, в Стехекине, все в порядке? – спросил Роберт, когда она почти уже заснула.

– Да. Я должна думать, что все в порядке. Я должна думать, что плохие парни не вычислили, где они, но я…

– Боишься, Кэт?

Она посмотрела на него и вымученно улыбнулась:

– Да. Ужасно боюсь.


Глава 7 | Обрыв связи | Глава 9