home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


VIII

Другая мама выглядела гораздо лучше, чем раньше: на щеках появился легкий румянец, волосы на голове лежали кольцами, как пригревшиеся на солнце змеи. Черные пуговичные глаза блестели так, как будто их только что отполировали.

Она легко, как сквозь воду, прошла через зеркало и посмотрела на Коралину. Потом она открыла дверь маленьким серебряным ключом и взяла полусонную девочку на руки, как брала Коралину, когда та была совсем маленькая, ее настоящая мама. Другая мама отнесла Коралину на кухню и осторожно положила на кухонный стол.

Коралина изо всех сил старалась проснуться. На мгновение ей показалось, что ее обнимают нежные и любящие мамины руки, но потом она быстро вспомнила, где находится и кто рядом с ней.

– Ну, вот, моя сладкая Коралиночка, – сказала другая мама, – я пришла и забрала тебя из чулана. Тебя необходимо было проучить. Здесь мы всегда стараемся смягчать справедливые наказания милосердием. Мы любим грешников и ненавидим грех. Если ты будешь вести себя как примерная девочка, любящая свою маму, будешь вежливой и послушной, мы прекрасно поладим и полюбим друг друга.

Коралина постаралась стряхнуть с себя остатки сна.

– Там были другие дети, – сказала она. – Они попали туда давным-давно.

– Куда это туда? – спросила другая мама.

.Она металась между холодильником и сковородкой, доставая яйца, сыр, масло, тонко нарезанный розовый бекон.

– Туда, – ответила Коралина. – Ты собираешься и меня превратить в мертвую пустую ракушку?

Другая мама нежно улыбнулась. Одной рукой она разбивала яйца в миску, другой ловко взбивала их венчиком. Потом она бросила на раскаленную сковородку кусочек масла, и оно тут же начало шкворчать и шипеть. Тем временем она тонко нарезала сыр, затем вылила расплавленное масло в яичную смесь, добавила сыр и все хорошенько перемешала.

– Какая же ты глупенькая, – сказала другая мама. – Я люблю тебя. И всегда буду любить. Никто по-настоящему не верит в призраков, потому что все призраки большие лгунишки. Понюхай, какой прекрасный завтрак я тебе готовлю. – Она вылила желтую смесь в сковородку. – Твой любимый омлет с сыром.

Коралина почувствовала, что очень хочет есть.

– Ты любишь игры, – сказала она. – Вот что я хотела сказать.

Черные глаза другой мамы заблестели.

– А кто их не любит?

– Вот именно, – ответила Коралина, слезла со стола и села на стул.

В гриле, распространяя вокруг восхитительный запах, шипел бекон.

– Если ты все-таки победишь, то станешь счастливее? – спросила Коралина.

– Возможно, – ответила другая мама. Лицо ее сохраняло безразличное выражение, но пальцы судорожно барабанили по столу. Она облизала губы ярко-красным языком. – И что ты предлагаешь?

– Себя, – сказала Коралина, спрятав под стол дрожащие коленки. – Если я проиграю, то останусь здесь навсегда и позволю тебе любить меня. Я постараюсь быть самой примерной дочерью, буду есть твою еду и играть с тобой в «Счастливое семейство». И позволю тебе пришить мне вместо глаз пуговицы.

Другая мама посмотрела на нее. Ее глаза ничего не выражали.

– Звучит заманчиво, – проговорила она. -

А если ты выиграешь?

– Тогда ты отпустишь меня. Ты отпустишь всех: моих родителей, тех мертвых детей, которых ты сюда заманила.

Другая мама вытащила из гриля ломтик бекона и положила его на тарелку. Потом она взяла сковородку, наклонила ее, и идеальной формы сырный омлет соскользнул и лег рядом с беконом.

Она поставила перед Коралиной тарелку с едой, стакан свежевыжатого апельсинового сока и кружку горячего шоколада с аппетитной пенкой.

– Мне нравится твое предложение, – сказала она. – В какую игру мы будем играть? В загадки? А может быть, посоревнуемся в сообразительности или ловкости?

– Пусть это будет поисковая игра, – предложила Коралина, – что-то вроде «холодно – горячо».

– И что же мы будем искать во время нашей игры, Коралина Джонс?

Коралина задумалась и сказала:

– Моих родителей и души детей за зеркалом.

В ответ на это предложение другая мама победно улыбнулась. Коралине оставалось лишь надеяться, что она ни в чем не ошиблась, ведь изменить что-либо уже нельзя.

– Договорились, – проговорила другая мама. – А сейчас, дорогая, тебе следует позавтракать. Можешь не беспокоиться, еда тебе не повредит.

Коралина не могла оторвать взгляд от завтрака, ненавидя себя за это. Она ужасно проголодалась.

– Откуда мне знать, что ты меня не обманываешь? – спросила Коралина.

– Я клянусь, – ответила другая мама. – Клянусь могилой моей мамы.

– А у нее есть могила? – спросила Коралина.

– О, да, – сказала другая мама. – Я сама ее туда положила. А когда она попыталась выбраться оттуда, я засунула ее обратно.

– Поклянись чем-нибудь другим. Я должна быть уверена, что ты сдержишь свое слово.

– Клянусь моей правой рукой, – проговорила другая мама и, подняв руку, медленно пошевелила длинными пальцами с ногтями, похожими на когти. – Вот этой, видишь?

Коралина пожала плечами.

– Хорошо, – согласилась она, – договорились.

Она начала есть и поняла, что еще голоднее, чем думала. После апельсинового сока она решила, что горячий шоколад уже не осилит.

– С чего мне можно начать поиски? – спросила девочка.

– С чего хочешь, – ответила другая мама, как будто это ей было безразлично.

Коралина задумалась. Искать во дворе или в саду не имело смысла: ведь они не настоящие и на самом деле не существуют. В мире, который создала другая мама, нет ни заброшенного теннисного корта, ни бездонного колодца. Настоящим был только дом.

Она внимательно осмотрела кухню. Заглянула в духовку, открыла холодильник и поискала в отделении для овощей. Другая мама следила за Коралиной. Уголки ее губ изогнулись в самодовольной усмешке.

– А какого размера эти души? – спросила Коралина.

Другая мама молча села за стол и прислонилась к стене. Она осторожно постучала пальцем по черной полированной поверхности своих пуговичных глаз.

– Прекрасно, – сказала Коралина, – можешь не говорить. Мне наплевать, будешь ты мне помогать или нет. Каждый дурак знает, что души такого же размера, как пляжные мячи.

Она надеялась, что другая мама скажет ей что-то вроде: «Ерунда, они размером с луковицу, или портфель, или такие же, как дедушкины часы», но другая мама просто улыбалась. Равномерное постукивание пальцев по пуговичным глазам напоминало звук капель, падающих из неисправного водопроводного крана в мойку. Но, обернувшись, Коралина обнаружила, что это и в самом деле капала вода, а на кухне она была одна. Но если другой мамы не было рядом, она могла оказаться где угодно. А человек больше всего боится того, чего не может увидеть.

Коралина засунула руки в карманы и, стремясь придать себе уверенность, нащупала в одном из них камень с дыркой. Зажав его в кулаке, она вытащила руку из кармана и, протянув ее вперед так, как будто в ней был не камень, а пистолет, вышла в коридор.

Посмотрев в зеркало в конце коридора, Коралина увидела, что оно как будто затуманилось и в нем промелькнули неясные, бледные лица. Потом лица исчезли, и появилась маленькая девочка. У нее в руке светилось что-то похожее на уголек.

Коралина посмотрела на свою руку – в ней ничего не было, кроме камешка с дыркой, похожего на обыкновенную серую гальку. Она вновь посмотрела в зеркало. Камень сверкал, как изумруд. Зеленый луч, отражавшийся в зеркале, указывал на спальню Коралины.

– Х-м-м, – пробормотала Коралина и направилась в спальню.

Игрушки возбужденно залетали по комнате, как будто обрадовались, что она пришла.

Коралина внимательно осмотрела комнату, заглянула в стенной шкаф, проверила выдвижные ящики. Высыпала игрушки на пол. Серый стеклянный шарик покатился по полу и ударился о стену. «Ни одна из этих игрушек не похожа на чью-то душу», – подумала Коралина. Она подняла и внимательно рассмотрела красивый серебряный браслет, украшенный брелоками в виде животных.

Коралина разжала руку и вновь посмотрела на камень с дыркой, в надежде увидеть подсказку, но камешек «молчал». Большая часть игрушек из ящика спряталась под кроватью, на полу остались лежать лишь зеленый пластмассовый солдатик, серый стеклянный шарик, ярко-розовый «Йо-йо» и еще несколько безделушек. Такие вещи – забытые, брошенные и нелюбимые – часто можно встретить на дне коробок и в реальном мире.

Она уже совсем было собралась уйти из спальни, но вспомнила, что прошептал ей в темноте чулана тихий голос. Она поднесла камень к своему правому глазу и, закрыв рукой левый глаз, посмотрела на комнату сквозь дырку. Серый, как карандашный рисунок, мир окружал ее. Все в нем было серым, но на полу что-то мерцало, как догорающий уголек в камине, как распустившийся красно-оранжевый тюльпан. Коралина испугалась, что, если она выпустит огонек из виду, он исчезнет, и опустила руку, пытаясь нащупать его.

Ее пальцы почувствовали что-то гладкое и холодное. Она подняла с пола маленький предмет, отвела камень с дыркой от глаза и увидела на своей розовой ладони стеклянный серый шарик со дна коробки. Но через дырку в камне шарик снова превратился в красный огонек. И тут она услышала слабый шепот:

– Мне кажется, леди, что я и в самом деле был мальчиком, сейчас я в этом уверен больше, чем когда-либо. Но ты должна торопиться. Тебе нужно найти еще двух из нас. А ведьма уже разозлилась на тебя за то, что ты нашла меня.

Коралина подумала, что если уж продолжать поиски, то только в своей одежде. Она переоделась в пижаму и домашний халат, надела свои тапочки, а серый свитер и черные джинсы аккуратно положила на кровать, оранжевые ботинки поставила на пол у коробки с игрушками. Потом она опустила стеклянный шарик в карман халата и вышла в коридор.

Что-то похожее на песчаный вихрь на пляже в ветреный день обожгло ее лицо и руки. Она закрыла глаза и продолжала идти вперед. Песчаный вихрь все яростнее стегал ее по лицу, идти становилось все труднее.

Коралина отступила назад.

– Только не останавливайся! – прошептал какой-то призрачный голос. – Ведьма вне себя от злости.

Она шагнула навстречу очередному яростному порыву ветра, который засыпал ее щеки и лицо невидимым песком, впивавшимся в кожу как острые иголки, как толченое стекло.

– Играй честно! – прокричала Коралина сквозь ветер.

Ответа она не услышала, но ветер, в последний раз раздраженно набросившись на нее, стал стихать и наконец прекратился совсем. В наступившей тишине Коралина услышала все тот же шум капель из крана, а может, и стук длинных ногтей другой мамы, в нетерпении барабанящей пальцами по столу.

Коралина с трудом удержалась, чтобы не посмотреть. Быстрым шагом она подошла к входной двери и вышла на улицу.

Спустившись по лестнице, она обошла дом и остановилась у двери, ведущей в квартиру мисс Спинк и мисс Форсибл. Лампочки продолжали мигать, но теперь их мигание стало беспорядочным, и Коралина не смогла прочесть ни слова. Дверь была заперта. Она испугалась и толкнула ее изо всех сил. Дверь сначала не поддавалась, но вдруг неожиданно распахнулась, и Коралина буквально влетела в темную прихожую.

Сжав в руке камень с дыркой, Коралина шагнула в темноту. Она думала, что снова увидит занавешенный шторой коридор, но впереди ничего не было. Только темная комната. Театр был пуст.

Коралина с опаской двинулась дальше, пока не почувствовала, как что-то подкатилось ей под ноги. Она нагнулась, подняла с пола фонарик, включила его и обвела лучом комнату.

Театр выглядел брошенным: сломанные стулья в беспорядке валялись на полу, пыльная паутина свешивалась с потолка, покрывала стены и полусгнивший бархатный занавес.

Наверху что-то зашуршало. Коралина направила туда луч фонарика и увидела под потолком каких-то безволосых, бесформенных существ. Вероятно, когда-то у них были лица или когда-то они были собаками. Но ведь у собак нет крыльев, и они не умеют висеть, как пауки, как летучие мыши вниз головой.

Она продолжала светить на них фонариком, и одно из существ вдруг взлетело, громко хлопая крыльями и поднимая клубы пыли. Существо пролетело так близко, что Коралине пришлось пригнуться. Оно село на дальнюю стену и стало карабкаться вниз головой туда, где вплотную друг к другу висели остальные летучие собако-мыши.

Коралина поднесла к глазам камень и сквозь Дырку осмотрела комнату в поисках чего-нибудь необычного, любого знака, который подсказал бы ей, что в комнате находится еще одна похищенная душа. Она вновь и вновь освещала фонариком разные углы комнаты.

Сквозь пыль на стене за сценой она разглядела что-то огромное, в два раза больше Коралины, грязно-белого цвета, напоминающее гигантского слизняка. Девочка сделала глубокий вдох.

– Я не боюсь. Мне ни чуточки не страшно, – сказала она себе и начала карабкаться на старую сцену, цепляясь пальцами за гнилые доски.

Когда Коралина подошла ближе, она увидела нечто напоминающее мешок, который судорожно подергивался в луче света. Внутри мешка виднелось странное существо, неестественно деформированное и как будто незаконченное. Оно напоминало двух пластилиновых человечков, которые были нагреты, а потом прилеплены друг к другу.

Коралина остановилась. Ей не хотелось подходить ближе. Летучие собако-мыши начали одна за другой слетать со своих мест и кружиться по комнате. Они проносились совсем близко, но не касались ее. «Наверное, здесь нет похищенных душ, – подумала Коралина. – Может, мне уйти отсюда и поискать где-нибудь еще?»

Она в последний раз посмотрела сквозь дырку в камне – заброшенный театр был все таким же серым и холодным. Но вдруг она заметила какое-то свечение, исходящее от стеклянного шарика, зажатого в руке существа, висевшего на стене.

Коралина медленно пересекла полуразрушенную сцену, стараясь производить как можно меньше шума, чтобы существо в мешке нечаянно не проснулось, не открыло глаза, не увидело ее и…

Сердце девочки громко колотилось в груди. Никогда в жизни ей еще не было так страшно, но она все-таки подошла к мешку совсем близко, просунула руку в липкую и вязкую грязно-белую массу, дотронулась до холодной руки, сжимавшей стеклянный шарик, и попробовала вытащить его.

Сначала у нее ничего не получилось: он был крепко зажат в руке, но постепенно пальцы один за другим начали ослаблять хватку, и шарик скользнул ей в руку. Убедившись, что глаза существа все еще закрыты, она быстро вытащила руку из липкого мешка и посветила фонариком на лица. Ей показалось, что они похожи на молодых мисс Спинк и мисс Форсибл, которых она видела во время представления. Но сейчас их тела представляли собой нечто отвратительное: они были скручены и вдавлены друг в друга, как две размягченные восковые свечи.

Вдруг четыре черных блестящих пуговичных глаза открылись и уставились на Коралину, а одна из рук попыталась схватить ее. Два голоса, которых Коралина раньше не слышала, закричали:

– Воровка! Верни его! Остановись! Воровка!

Коралина бросилась бежать. Она догадалась, что в страшном мешке на стене находились другие мисс Спинк и мисс Форсибл. Собако-мыши опутали их паутиной и заключили в кокон. Ей совсем не хотелось оказаться в таком же положении.

Собако-мыши с шумом носились вокруг.

Коралина слезла со сцены и поискала фонариком выход.

– Бегите, мисс, – прошептал ей на ухо голос девочки. – Бегите скорее! Вам удалось найти двух из нас. Бегите, пока не поздно!

Коралина положила шарик в тот же карман, где уже лежал первый. Она увидела дверь и изо всех сил толкнула ее. Дверь открылась.


предыдущая глава | Коралина | cледующая глава