home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Как ведут себя грызуны

Грызуны, которых люди истребляют в своих домах, часто становятся подопытными в экспериментах, посвященных изучению ролей природы и воспитания: геном мыши удивительно похож на геном человека. Наблюдение за поведением мышей и других грызунов помогает получить ответы на вопросы о человеческом поведении, которое не может изучаться в экспериментах на людях. В 2003 г. команда исследователей из Университета Эмори, возглавляемая Томасом Инселом и Дарлен Фрэнсис, использовала два штамма мышей (BALB и B6), которые сильно различаются по склонности к поиску нового и бесстрашию. Мыши BALB – генетически робкие, боязливые и постоянно прячутся в углу клетки. Они очень отличаются от мышей В6, которые генетически склонны к поиску нового и способны вести себя относительно бесстрашно. Исследователи проверяли, как генетически смелые, любящие новизну мышата будут вести себя, если их поместить вместе с робкой, пугливой матерью. Генетически смелые мыши рядом с робкими матерями становились похожими на мышат, которые росли вместе с родными робкими матерями. Отсюда следовало два очевидных вывода.

Во-первых, генетически унаследованные качества – важные детерминанты поведения. Во-вторых, не менее важна и материнская среда в начале жизни. Она оказывает мощное воздействие на функционирование генов.

В исследовании, отчет о котором был опубликован в 1958 г. в Canadian Journal of Psychology, ученые использовали крыс, которые методом селекции были выведены либо как «тупые», либо как «смышленые» применительно к ориентации в лабиринте. Через несколько поколений это привело к появлению крыс, которые были запрограммированы проявлять тупость или смышленость. Ученые помещали молодых животных либо в среду, где имелось много сенсорных раздражителей, либо туда, где таковых по сути не было вовсе. «Тупые» крысы, помещенные в обогащенную среду, становились заметно сообразительнее, а «смышленые» в обедненной среде глупели, демонстрируя значительное снижение эффективности своих действий. Среда удивительным образом изменяла проявление когнитивной способности, которая была развита путем селективного разведения для получения настолько «смышленых» или «тупых» крыс, насколько их могли сделать таковыми их гены. Это исследование одним из первых продемонстрировало, что возможности генов зависят от среды.

Матери очень различаются по стилям воспитания своих детей, но невозможно намеренно изменять или контролировать эти эффекты в экспериментах с людьми. Поэтому грызуны были использованы снова в другом исследовании для изучения того, действительно ли стимулирование, которое дают крысы-матери крысятам в начале их жизни, изменяло то, какими становились их отпрыски. Когда у крыс-матерей появляются детеныши, они облизывают их и ухаживают за ними, но есть большое и устойчивое различие в том, как много времени они уделяют уходу за потомством. Одни облизывают детенышей чаще, чем другие, как и одни женщины проявляют больше внимания и любви к детям. Исследование показало, что крысята, которым посчастливилось иметь заботливых матерей, получали в жизни большие преимущества. Они лучше выполняли когнитивные задачи и проявляли более слабые физиологические реакции на острый стресс, чем детеныши менее заботливых матерей.

Новозеландский психолог Джеймс Флинн обнаружил общую тенденцию повышения оценок коэффициента умственного развития (Intellectual Quotient, IQ) не у грызунов, а у людей из таких промышленно развитых стран, как США и Великобритания. Он отмечал заметный рост этих оценок от одного поколения к другому. При оценке развития интеллекта, требовавшей решения задач и не полагавшейся только на вербальные знания и символы, среднее увеличение оценки от одного поколения к другому составляло 15 пунктов. Одно несомненно: за 60-летний период, который охватывают эти исследования, изменения происходят не в результате эволюции и не могут быть приписаны генетическим изменениям у населения. Это убедительное свидетельство способности внешней среды влиять на такие характеристики, как умственное развитие. Даже если умственные способности во многом определяются генами, они все равно подвержены внешним воздействиям. Джеймс Уотсон кратко выразил это так: «Предрасположенность не предопределяет судьбу».

Убедительные примеры взаимодействия человеческих генов и внешней среды дает обследование более тысячи новозеландских детей с момента их рождения в 1972 г. и на протяжении более 30 лет. Исследователи хотели выяснить, действительно ли число вызывающих стресс событий за 30-летний период влияло на долгосрочный риск возникновения депрессии. Одновременно они оценивали участников по вариации в гене, изменяющем уровень серотонина, который называют гормоном удовольствия, в мозге. И вновь именно взаимодействие генетики и внешней среды определяло, будет ли активирован генетический потенциал подверженности или сопротивляемости депрессии. Она чаще возникала у людей, генетически уязвимых к ней, если в их жизни также было много стрессов.


Расшифровка библиотеки ДНК | Развитие силы воли | Разрешение дилеммы «природа или воспитание»



Loading...