home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Демиане с Тамильесом выделили целое крыло во дворце Наместника.

Выспались прекрасно, завтрак поражал воображение и количеством предлагаемых блюд и богатством сервировки.

— Наверное, кухарки всю ночь не спали, чтобы столько всего наготовить, — заметила Деми. — Надо будет обязательно передать благодарность за чудесный завтрак.

— Надеюсь, драконы не питаются людьми, а то у меня такое чувство, что нас взялись откармливать, — пошутил Тамиль. — И если мы всю неделю будем столько кушать, то нам придется срочно менять гардероб — ни в одно платье и брюки не влезем же.

Демиана расхохоталась и мазнула супруга кремом по носу.

— Помогите, — в притворном ужасе забормотал герцог. — Ее Светлость собирается меня съесть, вон, уже улучшает вкус!

В двери постучали, и чете пришлось принять благопристойный вид.

— Войдите, — крикнул герцог, стирая остатки крема с носа.

— Ваши Светлости, — присела в книксене служанка. — Наместник просит передать, что хотел бы пригласить вас на прогулку после завтрака, если вы не против.

— Мы не против, — ответила Демиана. — С большим удовольствием принимаем приглашение Наместника.

Служанка еще раз присела и вышла из столовой.

— Ну, вот, начинается, — улыбнулся Тамиль. — Интересно, что за проблемы у драконов, зачем они так настойчиво тебя приглашали?

— Думаю, скоро узнаем.

Наместник встретил гостей у выхода, представил стоящую рядом женщину:

— Это Маядина, одна из моих наложниц.

Тамиль поперхнулся и закашлялся:

— Прошу прощения, наверное, простыл в дороге.

Наместник улыбнулся:

— Я знаю, что в Империи нет наложниц и нет рабства, но наша страна живет так уже больше сотни лет, мы не можем изменить обычаи даже ради визита Искрящей.

— Я понимаю, — отозвалась Демиана, разглядывая наложницу.

— Давайте пройдем в сады, — Наместник предложил руку Демиане.

Тамиль помялся и решил, что предлагать руку женщине Наместника не станет, кто их знает, может быть, за это его казнят, а может быть, не его, а несчастную женщину.

Наложница спокойно пошла немного сзади своего господина, Тамиль же пристроился за Демианой.

После чудесного сада во дворце повелителя, удивить садом Демиану было сложно. Да, чисто, много зелени, ровные, посыпанные желтым песком дорожки, цветники и подстриженные кусты — красиво, но как-то, без души, что ли?

— Кто ухаживает за садом? — задала она вопрос Наместнику.

— Нравится? — улыбнулся тот. — Садом, впрочем, как любой другой работой занимаются рабы.

— Что, все-все — только рабы?

— Да. Вас это удивляет?

— Ну, да. А чем занимаются драконы?

— Живут в свое удовольствие. Для чего еще нужны рабы, если не снимать с плеч хозяев любую заботу о хозяйстве?

— То есть, драконы ничего не делают? Может быть, разрабатывают новые месторождения? Строят какие-нибудь корабли или замки? Создают артефакты? Ну, что-то же они делают, ведь без занятия свихнуться можно!

— У нас есть рабы и всегда можно нанять работника, зачем самим напрягаться? — не понимал дракон.

— Ладно, давайте поговорим о чем-нибудь другом, — предложила Демиана, чувствуя, что Наместник напрягся. — Вы хотели же о чем-то меня попросить, поэтому так настойчиво приглашали в гости?

— Да, Вы правы. Мы надеемся, что ваше благословление сможет помочь моему народу. Вернее, спасти его от вымирания.

— О, даже так? Может быть, мы присядем, и Вы расскажете все подробно?

— Давайте, вот удобная беседка, а если не хотите — вон, чуть дальше, красивая скамья.

— Беседка вполне подойдет, — Демиана отпустила руку Наместника и ухватила Тамиля. — Дорогой, давай я за тебя подержусь, так мне привычнее.

Наместник немного поморщился и зыркнул на наложницу, та побледнела и споткнулась.

— Что же ты, Маядина, не позаботилась о нашем госте?

— Нет-нет, — поспешно отозвался Тамиль. — Это я не захотел идти под руку с ней. В Империи не принято, чтобы женатый мужчина обнимал постороннюю женщину, особенно, когда его собственная жена находится рядом.

— Маядина, возвращайся в гарем, — коротко приказал Асшгарр.

Наложница поклонилась и опрометью кинулась прочь. Демина проводила фигурку задумчивым взглядом — ей не понравилось, что она ощутила от девушки явную волну страха.

— Ваши Светлости, — напомнил о себе Наместник. — Присаживайтесь. Слуги сейчас принесут прохладительные напитки и фрукты.

— Я слушаю Вас, Наместник. Рассказывайте, что Вас беспокоит.

— Гарр, Ваша Светлость. Для Вас — просто Гарр.

— Я слушаю Вас, Гарр.

— История моя длинная и печальная. Много веков драконы жили счастливо и горя не знали. Дети у моего народа всегда были очень желанными, и их никогда не было много. Драконица, когда встречала свою любовь, образовывала семью, и через несколько лет у них появлялся малыш, а если очень повезло, то сразу два. К сожалению, драконицы могли беременеть и родить только раз за свою жизнь, еще и девочки рождались реже, чем мальчики. Все это подстегивало молодых драконов на разные подвиги, ради привлечения внимания дракониц.

— Какие подвиги Вы имеете в виду? — спросила Демиана.

— Захватывали чужие земли, угоняли скот, красивых женщин, ну, чем могут молодые мужчины занять себя и произвести впечатление на самок?

Демиана с Тамилем переглянулись и промолчали.

— Для того чтобы было кому ухаживать за угнанным скотом, стали красть сильных мужчин, а чтобы они не убегали, придумали рабский ошейник. Ошейник не позволял рабу ослушаться хозяина, навредить ему, имуществу господина или себе самому. Дракониц стало рождаться еще меньше, и уже большинство молодых драконов оставались без пары и были вынуждены увеличивать количество наложниц. Так у драконов появились рабы.

— Простите, Гарр. — перебила Демиана. — Почему наложниц требуется так много?

— Драконы несколько, г. м… крупнее людей и человеческие самки не выдерживали наш темперамент. Для того чтобы дракон не остался неожиданно ни с чем, ему приходилось содержать не меньше двадцати наложниц и следить, чтобы их количество не снижалось.

— Какой ужас, — прошептала Демиана. — Это сколько женщин гибло?

— Не волнуйтесь, Ваша Светлость, со временем целители-абары разработали специальные зелья и отвары, которые помогали наложницам быстро восстанавливаться и падеж в гаремах значительно снизился.

— Да, — скептически произнесла герцогиня. — Вы меня успокоили.

— Но если с физиологическими потребностями драконы справились, то проблема воспроизводства становилась все острее и острее, пока дети не перестали рождаться совсем.

— Как это? — удивилась Искрящая. — Наложницы не рожали? И еще оставались драконицы?

— Постепенно все драконицы потеряли детородную возможность, я упоминал, что каждая самка может родить только раз в жизни. А наложницы с трудом зачинали, но ни одна так и не смогла выносить ребенка. Уже сто лет в Нибелгране не рождалось ни одного дракона. Мы вымираем.

— Вы хотите сказать, что все беременные наложницы умирают?

— Да. И это учитывая, что пережить зачатие получается только у одной из трех-четырех.

— Погодите, — Демиана потерла виски. — А что не так с зачатием? Прошу прощения, я практически ничего не знаю о драконах.

— Не извиняйтесь, мы не распространялись о наших проблемах и поэтому о нас вообще никто ничего не знает, — успокаивающе проговорил Наместник. — Драконы могут контролировать состав семени и оплодотворять по собственной воле, а процесс зачатия для наложниц болезненен и поэтому не все выживают.

— Всесветлая, — потрясенно проговорила Демиана. — Теперь я понимаю, почему в ваши гаремы постоянно требуются новые наложницы. Но это же чудовищно!!!

— Не спешите нас судить, — грустно возразил Гарр. — Мужчины не могут жить без женщин, а без детей мой народ вымрет. Поэтому мы вынуждены пытаться вновь и вновь, в надежде, что какая-нибудь из наложниц однажды все-таки доносит ребенка.

— Постойте, я так поняла, что такое было не всегда и раньше вашему народу хватало своих женщин?

— Да, все верно. Раньше дракониц было много и все самцы рано или поздно находили свою половинку и создавали счастливую семью.

— Что случилось потом? Почему драконицы перестали рождаться?

— Мы точно не знаем.

— Наместник, — обратился молчавший до этого Тамильес. — Скажите, когда молодые драконы принялись совершать набеги на человеческие поселения? Что послужило толчком для этого?

— Сейчас подумаю, — задумался Гарр. — Первые набеги произошли в самом конце благословленного времени, когда у нас еще рождались девочки.

— То есть, драконы начали убивать и угонять в рабство людей, и девочек стало рождаться меньше?

— Вы думаете, это может быть как-то связано? Гм… Возможно, Вы правы… Почему-то никогда не смотрел на это с этой стороны.

Дракон встал и принялся расхаживать по беседке. Тамиль успокаивающе погладил бледную Демиану по руке.

— Ты устала, мое сердечко? Может быть, продолжим разговор попозже?

— Нет, — возразила Деми, благодарно улыбнувшись мужу. — Раз уж начали, надо завершить. Страшные дела творятся в Нибелгране и мой долг, попробовать разобраться в причинах.

— Ваша Светлость, — продолжил Наместник. — Какая-то связь есть. Чем меньше рождалось девочек, тем больше мужчин оставались без пары и тем больше вынуждены были покупать наложниц, пока дети совсем не перестали появляться.

— Мне кажется, надо не так рассуждать, — сказал Тамиль. — А вот так: чем больше рабынь захватывали в набегах драконы, тем меньше детей и девочек давала им Всесветлая.

Дракон замер и вперил взгляд в герцога, мучительно переваривая услышанное.

— И чем больше драконы истязают наложниц, тем меньше у них шансов, что они когда-нибудь смогут прижать к груди свое дитя, — закончил Тамиль.

— О! — проговорил Наместник. — Но ни один дракон не получает удовольствие от мучений или гибели женщин. Мы привязываемся к некоторым своим наложницам, конечно, не так, чтобы их целовать, как целовали дракониц, но достаточно, чтобы переживать, что они вынуждены терпеть боль или погибать.

— Всесветлая! — проговорила Демиана. — Они переживают… Гарр, Вы, что не понимаете, что с таким отношением к наложницам точно обречены на вымирание?

— Но что нам делать? — вскричал Наместник и в волнении принялся опять мерить шагами беседку. — Без женщин не родятся дети!

— Вот именно! А вы обращаетесь с ними, как с племенным скотом!

— Нет, все не так! Наложницы живут в комфортных условиях, за ними очень хороший уход. Они получают все, что желают, лучших лекарей и целителей, лучшую еду, подарки и признательность господина! Если наложница переживает зачатие, с нее пылинки сдувают.

— Ну, точно — как с племенным скотом: чистое и теплое стойло, вволю сена и прогулки на пастбище. Гарр, Вы на самом деле не понимаете?

— Не понимаю, — растерянно ответил Наместник.

— А со своими драконицами вы также обращаетесь? Держите их взаперти, оплодотворяете через боль, не спрашивая их желания?

— Нет, конечно! Драконицы — это величайшая ценность моего народа, их берегут, и никому в голову не придет допустить, чтобы драконица испытывала хоть малейшую боль! Но что делать нашим мужчинам, если дракониц больше не рождается?

— Может быть, попробовать полюбить человеческих женщин и начать с ними обращаться, как с ценностью, а не расходным материалом? — заметил Тамиль.

— Знаете, так много тяжелой и неприятной информации, я устала. Пожалуй, я пойду и отдохну, — проговорила Демиана. — Единственно еще — Вы же хотели о чем-то меня попросить?

— Мы хотели просить Искрящую благословить Нибелгран и помочь нашим наложницам донашивать детей, — ответил Наместник. — Просите, что угодно, мы согласны на все!

— Я не могу благословить страну, где мужчины истязают женщин, даже если они уверены, что действуют из благих намерений, — покачала головой Демиана. — А беременных наложниц посмотрю, приведите их завтра.


Глава 6 | Искра на Счастье | Глава 8