home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

«Интересно, кто придумал фразу «дети-цветы жизни»? — размышлял Анрион, рассматривая брешь в стене детской.

— Варион, ты мне ничего не хочешь рассказать? — поинтересовался он у источника неприятностей.

— Я не хотел, — насупился мальчик. — Мы играли в драконов.

— И?

— Я был драконом, а Даяна и Аннет — прекрасными ледями, которых дракон сначала украл, а потом спас.

— И?

— Ну, дракон же не может просто взять и открыть дверь? Дракон должен сломать стену и спасти свою ледю.

— Леди, Варион. Нельзя говорить «ледю» или «ледями», всегда говорят «леди» — не важно, об одной девушке идет речь или нескольких.

— Да? — поразился ребенок. — Ладно, буду всегда говорить «леди».

— Так что там с драконом, ты не договорил?

— Дракон прилетел, чтобы спасти свою… своих… А другой дракон, злой, их запер в высокой башне за крепкими запорами. Доброму дракону пришлось разрушить стену, только тогда леди спаслись. Вот!

— Я очень рад за спасенных леди и доброго дракона. Но теперь злому дракону придется помогать восстанавливать стену.

— Но Ваше Сиятельство! Ее Величество только что присылала за нами, мы собирались на пикник к озеру! — возмутился Варион. — Может быть, вместо дракона стену починят домовые или еще кто-нибудь?

— Увы, все домовые и все «еще кто-нибудь» уже уехали на пикник и другие дела, поэтому исправлять все разрушенное придется дракону, если, конечно, он не хочет огорчить Ее Величество и своих родителей.

— Мама и папа скоро вернутся? — быстро спросил Варион. — Когда? Завтра?

— Конечно, они уже скоро вернутся, но когда точно я тебе не могу сказать, — ответил Анри. — Я уверен, что если Демиана обнаружит лишнее отверстие в стене детской, она расстроится. И Ее Величество вряд ли обрадуется новому окну или это дверь? — в ее любимом дворце. Так что, Варион, делать нечего, придется заделывать.

— Ладно, — насупился мальчик. — А Даяна и Аннет, они будут помогать мне? Мы же вместе играли!

— Даяна и Аннет девочки и стенку разрушили не они а…

— Дракон, — быстро ответил Варион.

— Да, дракон, — согласился граф. — Поэтому девочки поедут на пикник, а дракон будет помогать каменщику. И без всякой магии!

— Но почему?? С магией же быстрее.

— Каменщик — обычный человек, у него нет магии. Вместо того чтобы тоже отдыхать, ему придется заделывать стену. Без магии. Поэтому, я полагаю, будет справедливо, если ты ему поможешь тоже без магии.

— Будет трудно, — огорчился Варион. — И я не успею на веселье.

— Будет трудно, верно. Зато в следующий раз ты придумаешь другую, менее разрушительную, игру. И на пикник ты успеешь, если не будешь лениться и станешь хорошо помогать каменщику. Вдвоем вы все сделаете намного быстрее, чем, если бы работали поодиночке. Ну, так как, Варион?

— Где каменщик? Я хочу скорее начать!

Аннет прекрасно вписалась в детский коллектив, являясь менее разрушительной его частью. Императрица быстро выяснила, что девочка почти ничему не училась, и рьяно взялась исправлять это упущение. Даяна была еще мала для таких занятий, и Ролинда с удовольствием учила Аннет шить, вышивать, а также, истории и географии. Анрион же был больше занят с наследником, пытаясь перевести кипучую энергию кронпринца в мирное русло. Иногда ему это даже удавалось.

Баронесса притихла, и это Анри начинало беспокоить. Нет, негласный пригляд за ней он оставил, но пока ничего предосудительного дама не выкидывала: ездила по модным мастерским, принимала у себя работницу мадам Руже и даже не пыталась проникнуть во дворец. Такое благоразумие настораживало, и Анрион велел на всякий случай, повесить на Ее Милость следилку, и теперь наблюдал за ее перемещениями и контактами. Что его особенно удивляло — Аннет задала вопрос, где ее мама всего один раз и, получив ответ, больше не спрашивала, а баронесса вообще, кажется, забыла, что приехала вместе с младшей дочерью.

И вот, через неделю, мамаша-кукушка вспомнила, что во дворце у нее сидит «отмычка».

Анриону доложили, что перед воротами дворца стоит баронесса дю Плиер и просит ее принять.

— Дю Плиер просит? — Анрион решил, что ослышался.

— Да и весьма вежливо, — подтвердил стражник.

— Мне уже страшно, — пробормотал про себя граф. — Что она задумала?

Отпустив стражника, маг сам переместился к воротам порталом.

Действительно, баронесса. Тихая и почтительная, даже хочется себя ущипнуть — не мерещится ли.

— Ваша Светлость, — посетительница изобразила реверанс. — Благодарю, что снизошли к просьбе слабой женщины.

У Анриона дернулась бровь, и он ощутил сильное желание сбежать.

— Могу я увидеться со своей дочерью? Я ничего не знаю о ней уже неделю, и мое материнское сердце невыносимо страдает!

У графа задергался глаз, и вспотели ладони.

— Вы же не будете препятствовать? — баронесса просительно заглянула в глаза графу.

Стражники смотрели и слушали во все глаза и уши. Если скандалистку он еще мог не пускать, то запретить безутешной матери увидеться с родной дочерью было бы неоправданной жестокостью. Анрион тяжело вздохнул и кивнул охране: «Пропустите».

— Ах, как я Вам благодарна! — просияла женщина. — Где моя дорогая Аннет? Она здорова? А мой драгоценный внук?

— Баронесса, — вполголоса сказал граф. — Прекратите изображать из себя то, чем Вы в принципе не являетесь. Хотите увидеться с детьми, я это устрою, только просто молчите, ладно? Я не верю, что Ваше желание увидеть дочь и внука искреннее.

Баронесса фыркнула, но просьбе вняла и замолчала. Портал Анрион задействовать не стал, повел «дорогую гостью» своим ходом и самыми заковыристыми путями.

— Ваша Светлость, — пропыхтела баронесса, в четвертый раз взбираясь по крутой лестнице. — Куда вы поселили детей? Мне кажется, мы идем уже час.

— Все для безопасности, — невозмутимо ответил граф. — Эти дети — главная ценность Империи, поэтому нет ничего удивительного, что их разместили в таком месте, куда просто так не подойдешь.

— Моя дочь живет рядом с кронпринцем и кронпринцессой? — поразилась Аниколь.

— Разумеется, а Вы что думали, что Аннет поселили среди прислуги?

— Нет, но… Ладно, это неважно. Скоро мы придем?

— Уже скоро, — ответил Анри и, пройдя по коридору, принялся спускаться вниз.

— О! — простонала баронесса. — Как вы тут вообще ходите? Это же лабиринт, а не дворец! Здесь люди не терялись?

— Сплошь и рядом, — серьезно проговорил Анрион. — Иногда охрана или слуги находят то, что осталось от заблудившихся, но чаще всего они исчезают бесследно и только новый призрак дает понять, что дворец принял еще одну жертву.

— Призрак… Жертва… — баронесса уцепилась за руку мужчины. — Умоляю, выведите меня скорее!

— Да мы уже пришли! Вот, еще одна лестница и все.

Дети находились в отремонтированной детской и с интересом рассматривали возникшие на пороге фигуры невозмутимого регента и взмыленной баронессы.

— Мама? — удивилась Аннет. — Ты почему такая красная и мокрая?

— Мне просто жарко, милая. Иди же, Анни, обними свою мамочку!

Девочка нехотя приблизилась и приобняла родительницу.

— Ты скучала? — набросилась на нее с поцелуями мать. — Ах, я так по тебе скучала! Каждый день только о тебе и думала!

— Правда? — удивилась девочка. — А я думала, что ты про меня, как всегда, просто забыла.

— Ну, что ты такое говоришь? — захихикала мать. — Мамочка не может забыть о своей маленькой девочке!

— Я уже не маленькая, мне почти одиннадцать! — возмутилась Аннет. — А когда мне было почти семь, ты уехала в столицу и забыла про меня, я одна с папой жила и мне даже некому было косу заплести, и из платьев я выросла!

— Ой, ну, что ты выдумываешь! — принялась тискать дочь баронесса. — Я всегда о тебе забочусь, не надо сочинять, а то Их Высочества невесть что обо мне подумают!

Я не сочиняю, — обиделась Аннет, аккуратно высвободилась из влажных объятий и отошла к Даяне и Вариону. — Если ты обо мне думала, то почему так долго не приходила?

— А кто тут у нас? Это же мой внучек! Варион! Обними свою бабушку!!! — переключилась Аниколь на кронпринца, уходя от неприятного допроса, устроенного ей дочерью.

Мальчик нахмурил бровки и от баронессы повалил пар.

— Ай, что это такое?? — испугалась дама.

— Он Вас высушил, — еле сдерживаясь от смеха, объяснил Анри.

— Он меня… что??

— Варион высушил Ваше платье и волосы, Вы, м-гм, сильно вспотели, пока мы шли.

— Ооо!!! Милый мальчик! Дай мне тебя обнять, я так по тебе скучала!

— Ты моя бабушка? — спросил Варион, наклонив голову набок и рассматривая женщину.

— Да, милый, я твоя родная и единственная бабушка! — баронесса протянула руки к ребенку. — Я так по тебе скучала, мой сладенький! Иди скорее ко мне!

— Как ты скучала, если мы никогда не виделись? — удивился Варион.

— Но я знала, что ты родился и очень, очень, очень готовилась к встрече и ждала ее!

— Готовилась к встрече? — заинтересовался внук. — Тогда ты мне что-то принесла? Это сюрприз, да? Где он?

— Он, — замялась баронесса. — Он не здесь. Сюрприз, да, это сюрприз, я привезу его в следующий раз! Ну, иди же ко мне в объятия!

— Обниматься обязательно? — поинтересовался внук. — Ты же не хочешь этого, и сюрприза нет никакого, ты ничего не приготовила!

— Почему ты так решил? — поразилась Аниколь. — Я специально приехала, чтобы увидеть тебя! А сюрприз, я его еще не приготовила, но я думала о нем и привезу его тебе в следующий раз.

— Нет, ты приехала, чтобы что-то требовать у моей мамы, которое она тебе должна. И мне не нужен сюрприз, о котором надо напоминать.

— Варион, — вмешался граф. — Пожалуйста, перестань копаться в голове у бабушки! Просто подойди, обними ее, и идите, играйте дальше.

— Он менталист? — ужаснулась баронесса.

— У Его Высочества много талантов, — уклончиво ответил Анрион. — Ну, так что, обниматься будете?

— Н-нет, наверное, в другой раз, — с сомнением посмотрела на улыбающегося внука любящая бабушка.

— Тогда все, повидались? Пойдемте, я Вас провожу обратно?

— Ох, опять идти! А нельзя ли мне просто посидеть и отдохнуть? Где-нибудь, в уголочке? Я мешать не буду!

— В уголочке, говорите, — задумался Анрион. — Часа Вам хватит?

— Да, хватит! — обрадовалась баронесса.

— Пойдемте, — граф подхватил тещу герцога под локоть и, пока она не успела опомниться, вывел ее из детской.

Стремительно провел по коридору, открыл какую-то дверь, аккуратно задвинул даму внутрь и перед тем, как захлопнуть, сказал: — «Отдыхайте, вернусь через час».

Баронесса возмущенно посмотрела на дверь, подергала ее — ах, ты меня запер? Ладно, я сейчас осмотрюсь и придумаю, чем порадовать.

Аниколь повернулась в комнату и замерла — напротив стояла огромная огненно рыжая собачища и внимательно ее изучала.

— С… собачч… ка, — пролепетала женщина. — Ты кто?

— Урм… гмм, — ответил пес.

— Хорошая собачка, красивая собачка, — баронесса, стараясь не делать резких движений, принялась отступать к двери. — Ты же не станешь меня кусать? Я невкусная. Да, я старая и жилистая.

— Грм? — собака наклонила голову набок.

— Правда, правда! Мой муж вообще говорит, что я ядовитая, — продолжала заговаривать зубы дама.

Пес сделал шаг и обнюхал женщину, причем, его голова оказалась немногим ниже головы баронессы. Де Плиер судорожно вздохнула и продолжила:

— Ты такая красивая! И умная, да? У тебя очень необычная шерсть, такая густая и даже немного волнистая, а оттенок просто бесподобный!

Пес принял позу копилки и слушал с явным удовольствием, наклоняя голову, то в одну, то в другую сторону и, временами, комментируя неизменным «Гуф… грм»!

Баронесса сама от себя не ожидала такого потока восхваляющих эпитетов, но жить хотелось и, очень желательно, в целом, не откусанном виде, поэтому поток красноречия лился и лился.

Час ей показался бесконечным и когда, наконец, она услышала щелчок двери, то просто осела на пол.

— Ваша Милость? — удивился Анрион, подхватывая оседающую женщину. — Что с Вами?

— С… с… собака, — пролепетала дама.

— Кто — я? А, так это же старина Рик! Вы не узнали его, что ли?

— Рика? — потрясенно переспросила баронесса, осторожно принимая вертикальное положение. — Это — Рик? Тот самый Рик, собака моей дочери? Демианы?

— Ну, да, — озадачено ответил Анри. — Он же узнал Вас, неужели не видите? Да, немного подрос с вашей последней встречи, но это все тот же Рик!

— Это называется «немного подрос»? Но это не собака, это монстр!

— Гуф… грм… гм?

— Нет, нет, я не то сказала, это очень красивая собака, — спешно исправилась баронесса. — Ваша Светлость, умоляю, уведите меня отсюда!

— Вы уже отдохнули?

— Да, да, я замечательно отдохнула! И я вспомнила, у меня есть очень важные дела, мне необходимо срочно ехать!

— Очень срочно? — участливо уточнил граф.

— Очень срочно, просто невозможно отложить, — баронесса покосилась на собаку и принялась бочком протискиваться мимо Анриона в двери.

— И Вы даже не хотите выпить чаю с дочерью и внуком? — Анри посторонился, давая даме дорогу.

Баронесса выскочила в коридор и охнула, увидев, что вслед за ней и графом вышла и собака.

— А..а он… Рик идет с нами?

— Конечно, Рик очень любит детей, а дети его просто обожают. Лучшего телохранителя не найти. Что же, пойдемте пить чай?

— Нет, нет, как-нибудь в следующий раз! — поспешно проговорила Аниколь. — И лучше всего не во дворце, а в городе, я знаю чудесную кофейню, где подают совершенно потрясающие десерты!

— Это уже когда вернутся герцоги дель Риво, — развел руками Анри. — Без разрешения родителей я не смогу отпустить с Вами Вариона, а Аннет без него не желает никуда выходить. Сегодня пришел вестник, мы ожидаем прибытия Их Светлостей со дня на день.

— Демиана возвращается? Я так рада! Но у меня совсем нет времени, Вы не проводите меня к воротам?

— Сожалею, но меня ждет Ее Величество, — огорченно ответил Анри. — Вас проводит Рик.

— Р… ик?

— Да, он прекрасно ориентируется во дворце и проследит, чтобы Вы не заблудились. Рик, отведи Ее Милость к Главным Воротам. Сможешь?

— Рррр… гуф!

— Ну, вот и отлично! Баронесса, — граф посмотрел женщине в глаза. — Был рад повидаться и пообщаться. Надеюсь, что для Вас визит оказался тоже… незабываемым! Вынужден откланяться.

Баронесса растерянно посмотрела на удаляющуюся спину графа.

— Грм? — поинтересовался Рик и осторожно потянул даму за край рукава.

Ни жива, ни мертва, Аниколь семенила за собакой, не решаясь выдернуть платье из его зубов. К счастью, Рик выбрал не ту дорогу, которой ее вел граф и возле ворот они оказались всего через минут пятнадцать. Рик выплюнул пожеванный и обслюнявленный рукав и вопросительно посмотрел на баронессу.

— Хорошая собачка, — машинально отреагировала де Плиер. — Спасибо!

— Грм… гуф! — согласился с ней Рик и развернулся назад во дворец.

На подгибающихся ногах баронесса вышла за ворота, вскарабкалась в карету и, брезгливо глядя на обмусоленный рукав, прошептала: «Больше… ни ногой»!


Глава 12 | Искра на Счастье | * * *