home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

— Ты как тут оказалась? — спокойно спросил дракон. — Почему весь дворец в обморочном состоянии?

— Ты меня запер! — обвиняюще ответила Алика. — Я не желаю сидеть взаперти!

— А что ты желаешь? — обманчиво мягко поинтересовался Рангх. — Тебе не кажется, что ты не в том положении, чтобы что-то требовать или капризничать?

— Разве? — удивилась Алика. — А мне казалось, что я твоими стараниями именно «в том положении».

— Поэтому тебе, как послушной женщине, надлежит находиться в своих покоях и не дергать дракона за … гм… Не злить.

— Где ты здесь видишь послушную женщину? — оглянулась наложница.

— Алика!

— Меня зовут Полетт! — выпалила женщина. — Если так трудно запомнить, я могу написать на бумаге и прикрепить ее к одежде. Надеюсь, читать ты умеешь?

— Алика!

— Не только деспот и склеротик, но еще и глухой, — сокрушенно проговорила наложница. — Страшно представить, какой ребенок получится. Бедный малыш…

— Женщ-щ-щ-ина-а! — низким голосом рявкнул Рангх. — Ты нарываешься, я сейчас не посмотрю, что ты беременна и накажу тебя!

— Уж сделай милость, накажи! Придуши уже или просто прибей, а то только обещаешь, — глядя прямо в глаза дракону, ответила наложница и шагнула к нему навстречу. — Не думаешь же, ты, что после всего, что мне пришлось перенести, я дорожу жизнью?

— Дура! Уйди, пока я еще могу себя сдерживать!

— Нет, — женщина сделала еще шаг и оказалась на расстоянии вытянутой руки напротив мужчины. — Ты или предоставишь мне полную свободу во дворце и прилегающих к нему садах или лучше убей, пока этого не сделала я сама.

— Женщина! — дракон схватил ее обеими руками, слегка встряхнул и вдруг повел носом и с тихим стоном уткнулся ей в волосы, скользнул к ушку, провел губами по скуле и невесомо прикоснулся к уголку рта.

Наложница судорожно вздохнула, повернула голову, облизала губы и приникла к груди мужчины. Рангх издал низкий рокочущий звук и набросился на ее рот, сначала властно и напористо, но через несколько секунд его губы стали мягкими, а поцелуй нежным и чувственным. Женщина обхватила его шею руками и запуталась пальцами в волосах господина, жадно отвечая на ласки.

Казалось, обоими овладело какое-то наваждение или безумство — они держались друг за друга, будто утопающий за соломинку, будто погибающий за последнюю возможность спастись. Языки сплетались в неистовом танце, даря вспышки удовольствия и возбуждения, губы обнимали, потягивали, гладили и нежили. Руки ласкали, прижимали, грели и обнимали.

Наконец, они оторвались от губ, по-прежнему переплетенные руками, сделали несколько глубоких вдохов, не отрывая друг от друга горящих взглядов, и дракон стал медленно расстегивать пуговицы рубашки.

Наложница принялась ему помогать и вот уже рубашка улетела куда-то прочь, а две пары рук, сталкиваясь и торопясь, стянули тунику женщины и тут же перешли к ласкам груди. Рангх одной рукой обхватил молочно-белый холмик, резко отличающийся по цвету от загорелых рук женщины, второй нежно провел по соску, наклонился и обхватил вершинку губами, потянул, облизал, чуть прикусил и пососал. Наложница обеими ладошками гладила литые мышцы, проводила по животу, спине, постанывая и подаваясь вперед, когда удовольствие от манипуляций с ее грудью становилось особенно острым.

Воспоминание о болезненных соитиях остались где-то там, далеко за границей памяти и единственно, чего сейчас хотела Алика-Полетт — это чтобы дракон не останавливался. Она обвилась вокруг него, как лоза, прижалась, жадно лаская все его великолепное тело, позволяя и поощряя все, что он с ней делал. В какой-то момент ей стало мало, и женщина вцепилась в брюки, дергая и терзая их в стремлении скорее снять и увидеть мужчину во всем великолепии, прикоснуться к бархатной нежности кожи, насладиться единением и наполненностью. Рангх на секунду отстранился, мгновенно освободился от штанов и, подхватив наложницу на руки, бережно уложил ее на кровать поверх покрывала. Алика-Полетт заёрзала, ощутив колючую поверхность под спиной, и захныкала, желая, чтобы ее мужчина как можно скорее вернулся к ней. Дракон осторожно свернул покрывало, перекатив женщину сначала на бок, а потом на живот, стянул с нее шаровары и принялся выцеловывать спину, спускаясь к пояснице и ягодицам. Ненадолго задержался, исследуя упругие полушария, и скользнул рукой к лепесткам. Наложница выгнулась и протяжно застонала, и дракон перевернул ее на спину и продолжил ласкать сосредоточие ее женственности.

— У тебя там почему-то так мокро, — прошептал он. — И это потрясающе возбуждает.

Алика-Полетт развела ноги и притянула дракона к себе, ёрзая и похныкивая от нетерпения скорее ощутить его в себе.

— Не мучай, прошу, возьми меня! — простонала наложница.

Рангх прижался, чувствуя, как его ствол касается лона женщины, и еле сдерживаясь, чтобы не войти сразу на всю глубину, попытался осторожно продвинуться, но женщина сама резко подалась вперед и …

Это было волшебно! Лоно наложницы, казалось, подстроилось под его размер и только приветствовало толчки и глубокие погружения, дракон не мог оторваться от сладко-пьяных губ женщины и тонул в необыкновенно сильных ощущениях.

Внезапно женщина застонала громче, стала подаваться навстречу более резко и вскрикнула, прижавшись и замерев, а ее лоно запульсировало, обхватывая член мужчины, и он чуть не задохнулся от удовольствия, сделал несколько сильных движений и вскрикнул сам, потерявшись в ослепляющем наслаждении.

В себя они пришли только через несколько минут, Рангх, вспомнив, что женщина человечка и беременная к тому же, попытался выйти из нее, но наложница обхватила его руками и ногами, прижалась всем телом.

— Ты куда это собрался? — прерывистым шепотом спросила она.

— Я могу тебе навредить, ты беременна, — прохрипел Рангх. — Что ты чувствуешь, ничего не болит?

— Хороший секс никому навредить не может, — продолжила женщина. — Отвары, зелья, придурки чертовы…

— Болит? — встревожился Рангх, боясь пошевелиться и с удивлением ощущая, что уже снова готов повторить.

— Ничего не болит, — женщина дернулась, и мужчина заскрипел зубами.

— Отпусти, иначе я не сдержусь.

— Не сдержись, пожалуйста, — мурлыкнула наложница. — Ты мне крепко задолжал за все это время.

На этот раз все было сдержаннее и нежнее, но от этого не менее восхитительно.

Когда дыхание выровнялось, мужчина лег рядом с наложницей, обнял ее и уткнулся носом ей в шею.

— Тебе, правда, не было больно?

— Мне было хорошо, — ответила женщина. — А тебе?

— Я никогда такого не испытывал, — признался дракон. — Полетт, почему раньше ни с кем так не было и с тобой тоже раньше все было иначе?

— Наверное, потому, что ты не хотел доставить женщине удовольствия и просто брал, не заботясь, что она чувствует?

— Но для этого женщинам давали пить зелья и отвары!

— Глупцы, зачем что-то пить, если природа все уже придумала? Почему ты раньше меня никогда не целовал и так не ласкал?

— Потому что с детства нам объясняли, что обнимать и целовать можно только драконицу, свою истинную пару. Я не знаю, что на меня нашло, почему я все это делал, но признаю, это было необыкновенно!

— Ну и сами себя наказали, на целый век обрекли на жизнь без удовольствия, еще и детей лишились.

— Как ребенок? — встревожился Рангх. — Еще рано для ухудшения, но я был неосторожен и мог повредить.

— Нормально ребенок, что ему сделается, главное, чтобы маме было хорошо, тогда хорошо будет и ребенку, — задумчиво ответила Полетт.

Дракон потерся носом о шею женщины и поцеловал ее.

— Ты такая сладкая и притягательная, не могу оторваться, чтобы не пробовать тебя снова и снова…

— Э, давай лучше попробуем что-нибудь более существенное. Я проголодалась!

Рангх встал и, не стесняясь наготы, отправился раздавать указания слугам. Полетт любовалась — высокий, широкоплечий, могучий и, в тоже время, не грузный, а сильный и гибкий. Весь её! Она прислушалась к отголоскам испытанного удовольствия, гуляющим по организму — да, то, что доктор прописал. И раздражение куда-то делось, и аппетит появился.

Кушали, лежа на той же кровати, Рангх натянул штаны, а Полетт так и лежала голышом, только прикрылась простыней, и мысленно хихикала, наблюдая сквозь ресницы, как на нее смотрит дракон.

— Ну, что, отправишь меня назад в заточение? — поинтересовалась женщина.

— В каком смысле? — уточнил Рангх.

— В прямом — отошлешь назад в то крыло и опять запрешь все двери и велишь меня никуда не пускать?

— Даже не знаю, — с сомнением посмотрел на нее дракон. — Ты ведь там все равно не останешься?

— Не останусь, — согласилась Полетт.

— И что будем делать? — поинтересовался мужчина. — Какие есть варианты?

— Ого, ушам своим не верю, ты интересуешься моим мнением?

— Да, пользуйся моментом.

— Тогда, — женщина обвела спальню глазами. — Куда ведет эта дверь?

— Какая? А, эта… В смежные покои, которые предназначены моей паре. Ты же не хочешь??

— Хочу.

— Но ты же не моя пара, — неуверенно спросил Рангх.

— Посмотрим, кто я. Пока все сходится — мы ждем ребенка и как только ты перестал строить из себя господина и стал относиться ко мне по-человечески, то есть, по-драконьи, то все стало налаживаться, не находишь?

— Да, согласен. Но что подумают другие, когда узнают, что наложница поселилась в покоях моей истинной пары?

— Ты настолько зависим от чужого мнения? Странно, я была уверена, что ты уже взрослый и самодостаточный. И потом, дракониц больше нет, поэтому или человеческая женщина или живи бобылем. Кстати, а куда девались все твои наложницы?

— Я их продал, — равнодушно ответил дракон.

— Почему?

— После того, как поцеловал тебя, мне все остальные почему-то стали противны. Убрал от греха подальше, чтобы не раздражали.

Отреагировать Полетт не успела — перед лицом Рангха замерцали круги и один за другим вывалились три вестника.

Мешать мужчине женщина не стала, потянулась за кисточкой винограда и принялась отщипывать по ягодке, лениво кидая ее в рот, пока Рангх изучал полученные послания.

— Полетт, хочешь поехать в Империю? — неожиданно спросил дракон. — Наместник предлагает.

— Нет! — быстро и твердо отреагировала женщина. — Туда я точно не хочу возвращаться.

— Уверена?

— Более чем.

— Хорошо, тогда я отпишусь, что не еду. Но тут еще любопытная информация для каждого дракона.

— Поделишься?

— Странно все это — Наместник пишет, что всех беременных наложниц необходимо почаще обнимать, гладить, проводить с ними время и целовать! Пишет, что от этого беременность протекает без осложнений и женщина не угасает.

Полетт села на кровати и сосредоточилась на Рангхе.

— Ну, ничего себе. А мы сами… Ладно, не важно…

— А еще Наместник запрещает всем проводить новые зачатия, пока Искрящая не найдет причину, из-за которой эта процедура настолько болезненна для женщин.

— Я без Искрящей скажу — потому что ваши му… драконы ведут себя, как последние ослы!

— Полетт?

— Ладно, это тоже не важно. Так что — я переселяюсь в эти покои? — показала она на смежную дверь.

— Переселяйся, — вздохнул дракон. — Я отдам распоряжение, чтобы слуги слушались тебя, делай там все, как пожелаешь. Мне надо ответить Наместнику и еще кое-какие дела, но вечером я зайду посмотреть, удобно ли ты устроилась.


Глава 14 | Искра на Счастье | Глава 16