home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Новые покои Полетт понравились.

Еще бы — три комнаты, отдельная купальня и спальня, из которой можно было попасть в прямо спальню Угррангха. И весь дворец в ее распоряжении!

Слуги, конечно, были сильно удивлены, когда дракон переселил наложницу в покои истинной пары и позволил ей не только свободно передвигаться по дворцу, но и отдавать им распоряжения. Последнее, правда, все-таки с некоторыми оговорками. К примеру, нельзя было выполнять указания женщины, если их выполнение могло причинить ей какой-нибудь вред. За безопасность и благополучие наложницы все отвечали головой, причем, как предупредил дракон — коллективно. Поэтому с женщины глаз не спускали и ловили каждое ее пожелание, но при этом старались не раздражать постоянным сопровождением.

А Полетт все нравилось! Впервые за долгое время она могла сама собой распоряжаться, пусть и с некоторыми оговорками, ее берегли, ей старались угодить, и стоило ей что-то попросить — слуги неслись наперегонки.

А еще у нее теперь был свой, личный, ручной дракон! Рангх почти все время проводил дома и если улетал по делам, то старался непременно вернуться хотя бы на ночь. О. эти ночи! Бывшая графиня думала, что все знает о взаимоотношениях мужчины и женщины, но этот мужчина сумел ее удивить и покорить: кто бы мог подумать, что в этой горе мышц и тестостерона хранится столько нежности? Ночи доставляли обоим непередаваемое удовольствие и все прочнее и прочнее привязывали друг к другу.

— Рангх, — поинтересовалась Полетт. — Расскажи мне о драконах.

— Что именно? — полусонным голосом уточнил мужчина.

— Да все подряд, я же о вас ничего почти не знаю, а мне теперь это очень нужно!

— Почему — «теперь»?

— Ну, как же? — удивилась вопросу женщина. — Я ведь, в некоторой степени, беременна. И мой мужчина дракон. Я должна знать все о вас!

— Ты не «в некоторой степени беременна», — Рангх подгреб Полетт себе поближе и засопел ей в шею. — Ты на самом деле беременна и это делает меня бесконечно счастливым. И да, ты права, тебе надо больше узнать о драконах, ведь ты теперь часть этого, встаем?

— Встаем, — согласилась женщина и попыталась покинуть ложе.

Но Рангх протестующе заурчал и, крепче прижав наложницу к себе, легко встал, держа Полетт на руках.

— Куда доставить мою госпожу?

— В купальню! — после короткого мысленного выбора места дислокации скомандовала госпожа.

И, конечно же, завтрак пришлось отложить еще на пару часов, а потом пришло время осмотра целителя.

Пожилой абар долго щупал живот Полетт и вглядывался в него, Рангх все это время стоял у изголовья женщины и не спускал тревожных глаз с доктора. Наконец, тот встал и отошел от кровати.

— Все в порядке? — поинтересовался дракон.

— Да, более чем, — невозмутимо ответил целитель, — Даже удивительно.

— Удивительно? — возмутилась Полет. — То есть, ты ждешь, что я начну угасать?

— Нет, конечно, — поспешно заверил ее целитель. — Просто я уже много видел беременных наложниц, и ни одна не выглядела так хорошо на таком сроке.

— В каком смысле — не видел?

Рангх сделал знак лекарю и тот поспешно перевел разговор:

— Ребенок в полном порядке, госпожа. Это же Вас волновало?

— Ого, ты называешь меня на «Вы»? С чего бы это? — удивилась Полетт. — Я же наложница!

— Вы носите ребенка господина, значит, Вы — госпожа, — ответил целитель.

— Ладно, табель о рангах я потом сама разберу. Что еще можете рассказать о малыше?

— Он отлично развивается и прекрасно себя чувствует. Крупный и крепкий ребенок!

— Мой сын будет сильным драконом! — довольно проговорил Рангх и, наклонившись, поцеловал Полетт в губы.

Целитель вытаращил глаза и тут же отвернулся, смущенно пробормотав:

— Но это не сын.

— А кто? — в унисон вскричали Рангх и Полетт.

— Разве есть варианты? Это девочка, — несколько недоуменно ответил целитель и немного отодвинулся, потому что оба родителя подскочили и кинулись к нему.

— Как, девочка? — дракон.

— У меня будет дочка? — госпожа.

— Ну, да. Вы расстроены, потому что ждали сына?

— Абар, — проревел дракон и приподнял его обеими руками на уровень своих глаз. — Повтори, что ты сказал — моя женщина беременна девочкой?

— Д-да, господин, — пролепетал целитель. — Простите, если огорчил Вас.

— Огорчил?? — рассмеялся Рангх. — Это самая лучшая новость, какую ты мне мог поведать. Лучше была бы только, что мы ждем двух девочек, близнецов.

— Нет, господин, плод один.

— Посмотри еще раз. Хорошенько! Ребенок точно в полном порядке? И мать? А потом еще раз посмотри — точно ли девочка.

Целитель, косясь на возбужденного дракона, еще раз проделал все манипуляции и подтвердил:

— Ребенок и мать полностью здоровы, и да, это девочка.

Рангх засмеялся, схватил Полетт на руки и закружился с ней по комнате.

— Дочка! Ты понимаешь, у нас будет дочка! Это же просто чудо!

— Я, безусловно, разделяю твой восторг, так как всегда хотела иметь дочь, но объясни мне, почему ты-то так радуешься? Разве не о сыне мужчины мечтают, особенно, если ребенок первый или вообще единственный? — отреагировала женщина.

— Полетт, у драконов девочки не рождались две сотни лет!

— Да? Мне кажется, что ты говорил о сотне лет без детей? — с сомнением уточнила женщина.

— Сто лет вообще без детей и двести лет, за которые не родилось ни одной драконицы! Полетт, ты понимаешь, что это означает?

— Не совсем, — осторожно ответила женщина. — Но если ты меня не отпустишь или, хотя бы, не перестанешь так сжимать, то наша дочка может и не родиться.

— Прости, — Рангх осторожно посадил Полетт на кровать.

— Спасибо, — перевела дух Полетт. — Но почему ты так уверен, что родится драконица? Может быть, обычная человеческая девочка?

— Нет, это невозможно, драконы всегда доминируют и если ребенок от дракона, он может быть только драконом.

— Разве уже были дети от человеческих женщин и драконов? — удивилась Полетт. — Откуда ты можешь знать, если никогда не видел плод любви дракона и человека?

— Нет, не были. Вернее, никто из ныне живущих не видел ребенка дракона и человека, но у нас есть легенда, что много веков назад один дракон полюбил человеческую женщину и стал жить с ней, как со своей парой. Но остальные драконы не приняли такой союз и сначала выгнали их из Нибелграна, а потом, когда узнали, что женщина беременна, убили обоих, чтобы не портить чистоту крови драконов.

— Какой кошмар, вы же ненормальные! За что убили женщину, нерожденное дитя и своего соплеменника? — возмутилась Полетт. — Кажется, я погорячилась, отказавшись поехать в Империю, там, по крайней мере, не убивают ни смесков, ни смешанные пары!

— Подожди, не спеши, я не договорил, — остановил поток возмущений мужчина. — И тогда Наместнику Нибелграна явилась Всесветлая и сказала, что за такое преступление она накладывает наказание на весь драконий народ, и что отныне у драконов будет рождаться одна девочка на пять-шесть мальчиков, а не поровну, как раньше. Что одна драконица сможет родить только один раз в жизни и что если драконы не образумятся, то сначала девочек, а потом и мальчиков будет рождаться все меньше и меньше, пока драконы полностью не потеряют возможность иметь потомков.

— Да, уж, — поёжилась Полетт. — Всесветлую лучше не гневить. И что случилось дальше?

— Раум, — обратился дракон к замершему в углу комнаты целителю. — Ты можешь быть свободен.

Тот поклонился и стремительно покинул помещение.

— А дальше все случилось именно так, как предсказала Всесветлая: постепенно детей становилось все меньше и меньше, а девочки вообще перестали рождаться.

— И что теперь?

— Спустя много- много лет драконы спохватились и принялись искать способ получить потомка, но ничего не получалось. Дальше ты и сама знаешь, что делали драконы.

— Уж знаю, да, — поёжилась женщина. — Странно, что теперь наши соития дарят одну радость и наслаждение и без всяких зелий и отваров мне ни капли не больно и хочется еще и еще.

— Я тоже думал над этим, — кивнул Рангх. — Могу сказать, что одна ночь с тобой приносит больше удовольствия, чем все годы, когда я брал наложниц.

— Интересно, это я такая особенная или есть что-то еще, что отличает наши соития от того, как ты проводил ночи с наложницами?

— Да все отличает! Ты не пьешь отвары и зелья, ты не боишься меня, тебе нравится прикасаться ко мне, и ты получаешь удовольствие от слияния. А мне хочется все время тебя обнимать, гладить, носить на руках, ласкать, целовать, особенно целовать! Мне нравится твой запах, твои волосы, твоя нежность, ненасытность и безбашенность. Если бы ты была драконицей, то, несомненно, являлась бы моей истинной, а так — ты моя ньяра.

— Что такое «ньяра»? — заинтересовалась Полетт.

— «Ньяра» — любимая женщина. Сокровище, которым ни с кем не делятся.

— Интересное у вас разделение. Ньяра — любимая наложница?

— Нет, ньяра выше любой наложницы и выше драконицы, если она — не истинная ее дракона.

— Человеческие женщины не бывают истинными?

— Нет, ведь у вас нет второй ипостаси, но в остальном ты полностью ей соответствуешь. Я очень рад, что купил тебя тогда, хотя долгое время был уверен, что просто зря выкинул деньги, — дракон обнял Полетт. — Простишь ли ты когда-нибудь меня за все, что тебе по моей вине пришлось перенести?

— Конечно, прощу, ведь я сама поступала не лучше, — вздохнула женщина. — Если моя малышка благополучно родится, то о большем счастье я и не мечтаю. Но учти, дракон, наложниц я больше не потерплю, и если, не дай Всесветлая, узнаю, что ты был с какой-то другой женщиной, не обижайся — не прощу.

— Ты еще и ревнивица? — довольно улыбнулся дракон.

— Я собственница, — возразила Полетт. — Мы с малышкой решили, что вот этот, — женщина ткнула пальцем в грудь мужчины. — Дракон — наша с ней собственность, а своим я ни с кем не делюсь!

— Так что ты говорила про Империю — все-таки, поедем?

— Нет, это была минутная слабость. В Империи нет никого, кто меня бы ждал и… любил, — грустно ответила Полетт. — И я в этом сама виновата, но теперь уж ничего не поделаешь. Мой дом — в Нибелгране.

— Полетт, — с чувством выдохнул Рангх, аккуратно сгребая женщину в объятия.

Так, мы отошли от темы, а с детьми-то что? Почему ты уверен, что у нас родится девочка — дракон, а не просто человеческая девочка?

— Потому что Всесветлая, когда проклинала драконов, поставила условие. Ты же знаешь, что ни одно проклятие не может быть наложено, если нет условий для его снятия?

— Не могу сказать, что очень хорошо разбираюсь в вопросе, но что-то такое я слышала, — кивнула Полетт.

— И условие, которое назвала Всесветлая Наместнику Нибелграна, было таким: первая драконица родится только тогда, когда последняя Искрящая сможет забыть и простить, а драконы научатся любить и ценить.

— И? Каким образом это может касаться нас?

— Дракониц больше нет в мире, значит, родить девочку — дракона может только человеческая женщина. Ты — человеческая женщина и ждешь девочку от дракона.

— Гм… Сложное умозаключение, — засомневалась Полетт. — Но, знаешь, мне все равно, кто родится — мальчик или девочка, дракон или человек — я, самой удивительно, уже его люблю и очень хочу прижать к груди.

— Мне, в общем-то, тоже все равно — сын или дочка, главное, чтобы ребенок благополучно родился и ни ты, ни он не пострадали. Я оставлю тебя на день — мне надо слетать к Наместнику?

— Спешишь поделиться радостью?

— Да, заодно узнаю, как у него обстоят дела, ведь его наложница тоже беременна.

— Можешь узнать кое-что для меня?

— Да, конечно, что ты хочешь узнать?

— Узнай, счастлива ли и благополучна Искрящая.

Рангх внимательно посмотрел на свою женщину и серьезно ответил:

— Обязательно. Не скучай, моя ньяра, я постараюсь не задерживаться.

— И не подумаю, у меня как раз созрел план, как обустроить детскую, этим и займусь.

— Как вовремя я собрался улетать! И мне уже жалко слуг, — улыбнулся дракон.


Глава 15 | Искра на Счастье | Глава 17