home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Герцог отозвался сразу, но пришел только через час — важные государственные (мужские) дела!

Пришел не один, а с Анрионом.

— Мое сердце, я спешил так быстро, как только мог! — Тамиль состроил умилительно-виноватое лицо. — Вот и Анри не даст соврать — раньше, ну, никак не получилось!

— Да ну тебя, все как мальчишка! Я давно подозревала, что вы с Варионом два сапога — пара, естественно, с поправкой на три десятка лет, — отмахнулась от объятий Демиана. — Но хорошо, что граф тоже пришел, не придется повторять дважды.

— Что-то случилось?

— Пока нет. Поэтому и надо кое-что обсудить. Варион подал мысль, что мы можем сделать с Борисом, чтобы и он остался доволен, и никто не пострадал.

— Ого?

— Варион?

— Да, я тоже ошеломлена, но что есть, то есть. Итак — вы знаете, что повелитель кроме любимых наложниц захватил двух любимых дочерей, которым уже пора подыскивать мужей.

Две пары крайне заинтересованных мужских глаз внимательно следили за герцогиней.

— Варион предложил женить Бориса на одной из них и отправить жить в Восточные Земли. Что скажете?

Мужчины похлопали глазами, переглянулись, хмыкнули, помычали и одновременно выпалили:

— Ритуал можно завтра же провести, сегодня, к сожалению, уже не успеем.

— Быстро вы. А если Александру зять не понравится?

— Почему? Борис — брат Демианы и дядя будущего императора, титулы для повелителя не имеют значение, абарам важно кровное родство. Да, Борис не подарок, но поскольку они жить будут под крылышком у отца жены, я уверен, вести себя с ней по-хамски твой брат не посмеет.

— Баронесса мечтает о почете и богатстве для сына, что может быть почетнее, чем женитьба на дочери самого повелителя? — поддержал Тамиль. — Даст Всесветлая, баронесса уедет вместе с сыном. Прости, Демиана, я уважаю твою матушку и благодарен ей за то, что родила тебя, но долго выносить ее мне не по силам. Моя любовь к ней прямо пропорциональна расстоянию, на котором глубокоуважаемая тёща находится — чем она дальше, тем больше я ее почитаю.

Демиана улыбнулась, а Анри, отвернувшись к стене, безмолвно трясся от смеха.

— Смейся-смейся, я посмотрю на тебя, когда ты женишься! — поддел друга герцог. — Причем, кое-что мне указывает, что тёща, возможно, у нас с тобой будет общая.

Демиана развернулась к враз прекратившему смеяться Ариону и ухватила его за руку, заглядывая в глаза:

— Анри? Тебе нравится Аннет? Всесветлая, да не молчи ты!

— Демиана, я понимаю, что она еще мала, но готов ждать, сколько потребуется. Да, она мне нравится, она очень разумна и рассудительна для своего возраста и потом, так похожа на тебя и, в то же время, другая.

Демиана погладила его по плечу:

— Если Аннет полюбит, то я не буду против. Двадцать лет разницы не так и много, учитывая, что ты маг и стареешь намного медленнее обычного человека, но ты должен пообещать, что свадьба будет не раньше, чем Ани исполнится семнадцать лет! И, повторяю, если она тебя полюбит.

— Разумеется, — серьезно кивнул Анри. — Она еще ребенок и поэтому никто никуда спешить не собирается. Я начну за ней ухаживать, после того, как Аннет исполнится шестнадцать, а до этого времени я только учитель Вариона и ее добрый друг.

— Давайте вернемся к Борису, до бракосочетания Его Сиятельства вы еще успеете не раз все обсудить, а тут надо ковать железо, пока горячо. Вернее, пока повелитель гостит в Империи, — напомни Тамильес.

— А что тут обсуждать? Тут надо в первую очередь говорить с повелителем. Борис — не подарок и если Александр решит отдать за него дочь, то он должен сделать это с открытыми глазами, — заметил Анрион. — Надо узнать, расположен ли повелитель сейчас нас принять или мы перенесем разговор на другое время. Я отправлю вестник, это быстрее, чем посылать слугу.

Граф отошел в сторону, и герцогиня взяла мужа за руку:

— Покажи мне свою вязь.

— Вязь? Но она же… выгорела, — Тамиль задрал рукав рубашки, завертел запястьем и ахнул. — Смотри — кусок вязи стал, как прежде!

— Всесветлая, — взволнованно отозвалась Деми. — Смотри, у меня тоже кусок стал золотым, только недавно обнаружила. Неужели, она восстанавливается?

— Пора бы уже, — пробормотал Тамиль, целуя жену. — Мы наделали много ошибок, в первую очередь, я, но Всесветлая милостива и она же видит, что мы любим друг друга. Надеюсь, что она позволит вязи восстановиться и подарит нам возможность снова стать родителями.

— Ты думаешь, что без полной вязи я не смогу зачать?

— До сих пор же не получилось, а сказать, что мы не стараемся, нельзя.

— Повелитель свободен и охотно согласился на беседу. Где мы будем разговаривать, что мне передать Александру? — вклинился в разговор улыбающийся Анрион. — Мне, разумеется, очень радостно, что вы так друг друга любите, но пожалейте бедного друга, которому невесту еще лет шесть ждать, не дразнитесь!

— Передай повелителю, что мы будем иметь честь принять его в Красной гостиной через час, — ответила Демиана.

— Завидуй молча! — подмигнул Тамиль, продолжая обнимать жену. — В конце концов, что такое шесть лет? Тем более что у тебя будет уникальная возможность не только влюбить в себя будущую жену, но и изучить все ее вкусы и привычки, а так же, воспитать ее так, как сам пожелаешь.

— Но-но! — притворно помахала пальцем Демиана. — Воспитывать Ани будем мы с Ролиндой. Я распоряжусь насчет Красной гостиной, встречаемся через час.

Час спустя все встретились вновь.

Демиана приказала устроить все так, как принято в Восточных землях: из гостиной спешно вынесли столы и стулья, а диваны отодвинули к стенам, пол устлали толстыми коврами и раскидали по ним подушки разных размеров. Принесли три достархана, расставили на них угощения.

— Как приятно, будто домой попал! — восхитился Александр. — Благодарю за такой прием! Я правильно понимаю, что мы здесь собрались не только отведать все эти восхитительные кушанья?

— Да, мы хотели кое о чем поговорить, но сначала отдадим должное искусству поваров!

Когда все наелись и слуги принесли крохотные пирожные, конфеты, фрукты и разлили горячий отвар, Тамиль приступил:

— Повелитель, Вы привезли с собой две жемчужины Восточных Земель, двух принцесс, чья красота затмевает солнце. Могу ли я узнать, эти девушки еще не просватаны или их уже ждут счастливцы?

— Мадина и Джамиля еще не просватаны, — с достоинством ответил Александр. — Я привез их в Империю в надежде найти мужей, которые укрепят союз наших государств.

— Замечательно! — обрадовался Анрион. — Империя была бы счастлива породниться с Восточными Землями. Что Вы, повелитель, скажете насчет барона дю Плиер, родного брата нашей Искрящей?

— Это хорошая партия, — осторожно отозвался Александр. — Есть ли за молодым человеком что-то, что я должен знать, прежде чем решить доверить ли ему одну из своих ланей?

— Есть, — вздохнула Демиана. — Прошу прощения, что вмешиваюсь в мужские разговоры, но поскольку речь о моем брате, никто лучше меня не сможет рассказать о нем.

Повелитель сделал жест, приглашая женщину продолжать.

— Борис избалован матерью, внушавшей ему с детства, что он уникум и достоин самого лучшего, что любой труд — не для него. Он красив и спесив. Состояния за ним нет, он привык ни в чем себе не отказывать, и, боюсь, не умеет ценить женщин. Вернее, ценит их только как источник удовольствия и полезных связей.

— Благодарю за честность, — кивнул Александр. — У меня только один вопрос — если я решу, что такой зять подойдет для моей дочери и укрепления связи между нашими государствами, согласитесь ли вы, чтобы он сразу после свадебного ритуала отправился в Восточные Земли и отныне жил там?

— О! — Тамильес от избытка чувств даже привстал. — Мы согласны!

Повелитель перевел взгляд на Демиану.

— Да, безусловно, мы согласны, — подтвердила женщина. — Но я боюсь, что Борис не сможет сделать вашу дочь счастливой.

Повелитель широко улыбнулся:

— За это не переживайте, у него не будет другого выхода, я уверен, дочь будет довольна мужем. А сам жених согласен?

— За это не переживайте, — лукаво улыбнувшись, проговорил Тамиль, переглянувшись с Анрионом. — У него не будет возражений.

— Хорошо. Я выделю им покои на том же этаже, где мои собственные. Разумеется, муж моей дочери никогда ни в чем нуждаться не будет, если дочь будет им довольна, но об этом он узнает уже в Восточных Землях.

— Повелитель, — обратилась Демиана. — Какую из девушек Вы хотите видеть замужем за Борисом?

— Мадину, — тут же ответил Александр. — Она старше и у нее мой характер, — он улыбнулся. — Она быстро объяснит мужу, что он должен делать или не делать, чтобы она была счастлива и весела.

— Ну и слава Всесветлой! — пробормотал Анрион. — А то я переживал за девушку.

Повелитель весело рассмеялся, хлопнув себя по ногам.

— Джамиля останется жить в Империи, когда мы подберем ей мужа, будет по-честному: одна дочь здесь, один зять там.

— А у вас не найдется местечка для тёщи? — вставил герцог, делая вид, что не замечает большие глаза, которые ему строит Демиана.

— У меня для всех местечко найдется. Что, тёща достала?

Тамиль выразительно посмотрел на Александра и глубоко вздохнул.

— Что же, если она пожелает, я, конечно же, не стану ее разлучать с сыном и она сможет пользоваться моим гостеприимством сколь угодно долго. Но жить ей придется строго на женской половине и подчиняться всем правилам сераля, а чтобы вернуться в Империю — я, разумеется, насильно женщину удерживать не стану — ей надо будет перейти Горячие Пески. Мне сообщить все это дорогой родственнице до перехода в Восточные Земли, если она выскажет намерение отправиться за сыном, или уже после?

— После! — хором выпалили все трое, переглянулись и засмеялись.

— Как скажете.

— Что же, я полагаю, надо скрепить договор более благородным напитком, чем отвар?

Донельзя довольные друг другом, мужчины разошлись уже поздним вечером. Ну, как разошлись — были бережно транспортированы по своим покоям, Демиана же оставила их сразу после разговора. Мужчинам временами просто необходимо остаться одним и не следить ни за манерами, ни за тем, что они говорят и сколько пьют.

Через день баронесса и ее сын были вызваны во дворец, где Демиана сообщила родственникам, что для брата есть блестящая партия.

— Она богата? Сколько за ней дают? — сразу выпалила мать.

— Красивая? Богата? — вторил сын.

— Девушка — дочь повелителя Восточных Земель. Сами понимаете, что более богатой жены вам не найти, — вступил Тамиль. — Есть нюанс — повелитель отдает дочь с условием, что жить вместе с мужем она станет в его дворце и, разумеется, все расходы повелитель берет на себя.

— Все расходы? — переспросил Борис, нервно кусая губы.

— Да, полностью — жильё, еда, наряды, украшения, обстановка — всё абсолютно. У дочери повелителя есть и свои деньги, независимый источник доходов, это не считая украшений и нарядов, которых у нее уже не счесть.

Борис переглянулся с матерью и выпалил:

— А посмотреть на нее можно? Вдруг, уродка?

— Дочь повелителя? — выгнул бровь Тамиль. — У абаров не принято, чтобы незамужняя девушка светила лицом перед чужими мужчинами, но я могу попросить повелителя разрешить тебе увидеть невесту, когда она будет гулять в саду. Впрочем, если тебе не хочется стать зятем повелителя и жить в роскоши у него во дворце, ты можешь отказаться, неволить никто не собирается. Сам понимаешь, только разойдется слух, тут от женихов не протолкнуться будет. Кстати, ты же на службе в Арестане состоишь?

— Д-да, — кивнул Борис, пытаясь понять, к чему это герцог вспомнил.

— Очень хорошо. Если невеста не подходит, можешь завтра же возвращаться в Арестан.

— Как возвращаться? — опешил Борис.

— Зачем возвращаться? — испугалась баронесса.

— Он на службе, его отпустили по моей просьбе, чтобы Борис повидался с сестрой и матерью. Он повидался, что же ему тут еще делать, если в гарнизоне полно работы?

— Я согласен! Я женюсь, мне плевать, как она выглядит, поеду во дворец.

— Ты хорошо подумал? Учти, повелитель не тот человек, с которым можно шутить. Он щедр, но неуважения не потерпит.

— Да! Я хорошо подумал и согласен на все! Когда ритуал?

— А когда бы ты хотел?

— Чем быстрее, тем лучше!


* * * | Искра на Счастье | Глава 21