home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

Через несколько дней Риш и Сента прошли брачный обряд в храме Всесветлой и обзавелись брачными татуировками.

— Я не буду торопиться завершить обряд, — сказал дракон жене. — Сначала приедем в наше поместье в Нибелгране, да и ты ко мне привыкнешь.

Сента спокойно посмотрела на мужа и ответила:

— Я не девственница и знаю, чем наедине занимаются муж и жена.

— Хорошо, — согласился мужчина. — Я хочу, чтобы мой сын был зачат в Нибелгране, поэтому поспешим в дорогу.

Сборы заняли почти неделю. Конечно, многое можно было купить на месте, а не тащить через пол континента, но Арришгс понимал, что некоторые вещи могут быть для его жены дороги сами по себе, как память о доме, например. Дорогих сердцу вещей набралось немного, но Риш решил взять и привычную для империанки мебель, гобелены, некоторые предметы быта. Вещей набралось на четыре повозки, и дракон решил нанять сопровождение, а самому отвезти Сенту на себе.

— Так мы сэкономим время, — объяснил он девушке. — К моменту, когда повозки доедут, ты не только освоишься во дворце, но и прикинешь, что и как хотела бы изменить и что куда поставить.

— Дворец большой? — поинтересовалась Сента. — Я это к тому, что если он большой, мне одной не справиться! Только ежедневная уборка займет массу времени, а еще готовка и стирка… Почему ты смеешься?

Арришгс прыснул и расхохотался, глядя на серьёзное личико жены.

— Уборка? Стирка? Сента, ты моя жена, а не горничная, не кухарка и не прачка! Убирать, готовить, стирать и все остальное будут делать слуги! Мало слуг или не понравится кто-то — уволишь, наймем новых и столько, сколько ты захочешь.

— А что тогда мне делать? — растерялась девушка. — Я не привыкла сидеть, сложа руки!

— Ты будешь присматривать за слугами, давать поручения домоправительнице, экономке и дворецкому, составлять меню, следить, что бы все делалось вовремя и хорошо. Но главное, ты будешь заниматься нашим сыном. А повезет — сыновьями.

— Гм, неплохо, Но почему только сыновья? Разве, не может родиться девочка? Я бы очень хотела дочку! — мечтательно проговорила жена.

— К сожалению, девочка — это практически несбыточная мечта. Они не рождались у моего народа уже несколько сотен лет. Я бесконечно буду рад сыну, а дочка… Это настолько прекрасно, что даже думать о таком боюсь.

— Поэтому вы вынуждены жениться на нас, на людях? Потому что нет женщин-дракониц?

— Да. Но давай не будем о грустном. Ты согласна лететь в Нибелгран на муже? Не бойся, ты не упадешь и не замерзнешь.

— Страшно, конечно, но если ты обещаешь, что я слезу с тебя в том же здравии, в каком сяду, то я согласна, — ответила Сента.

Добрались достаточно быстро и без проблем.

Конечно, лететь было страшновато, когда под тобой ворочается тело огромного ящера, тут главное не забыть, что это не зверь, а собственный муж. И под его крыльями стелется степь и леса, мелькают реки и озера. Проплывают, маленькие, как игрушечные, дома поселений и городов, бегают точки — люди и точки побольше — коровы и лошади.

Сверху мир кажется разделенным на разноцветные лоскуты, будто одеяло. Коричневые куски — пашня. Зеленые — засеянные поля пшеницы и лес, желтые — подсолнечник, голубые — озера. Необыкновенно красиво!

Поместье Риша оказалось очень большое и ухоженное, а дворец… Дворец поражал воображение.

И она думала, что сама справится? Да здесь только горничных надо не один десяток, не говоря об остальной прислуге!

После долгого пути, Сента отсыпалась и приходила в себя целый день, а на следующий принялась знакомиться с новым домом.

Арришгс представил жене слуг, управляющего и, домоправительницу — экономку и велел им слушаться госпожу, как его самого.

Первым делом девушка осмотрела свои покои — приемная, гостиная, кабинет, столовая, спальня и из нее четыре двери — в купальню и туалет, в гардеробную, в смежную детскую и в покои мужа.

Очень чисто и красиво, даже менять ничего не хочется, разве что убрать часть ковров и поставить живые цветы в кадках и горшках. Ковры хорошо, но когда они и на полу и на стенах и на диванах — получается перебор. На диваны можно легкие покрывала, на стены — гобелены. Да, так будет лучше!

Покои супруга были более строгие, все просто и лаконично. Там менять что-то Сента не решилась.

Молодая жена в сопровождении экономки и трех горничных обходила помещение за помещением, с удовольствием рассматривая свои новые владения. Где-то требовались изменения, и экономка записывала все замечания и пожелания, где-то Сента решала все оставить неизменным.

Три дня! Три дня потребовалось, чтобы обойти весь дворец, заглянуть за каждую дверь, подняться и спуститься по всем лестницам Конечно, девушка делала все это не безостановочно, но все равно, размеры потрясали.

Целое крыло, которое раньше служило женской половиной, а теперь пустовало, Сента велела закрыть, планируя постепенно перестроить его для потенциальных гостей.

За три дня мужа она видела только мельком, спали они в разных спальнях.

Риш, как и обещал, не давил, не принуждал, терпеливо ждал, когда жена сама пожелает закрепить брак.

На четвертый день в гости завернул Асшгарр дас Веете.

Риш несколько настороженно встретил Наместника, гадая, чего ждать от визита.

— Я рад, что ты вернулся, да еще и не один, — после взаимных приветствий проговорил Гарр. — Надеюсь, что через год в твоем доме будет подрастать наследник, ведь ты уже знаешь, что для этого нужно делать?

— Да, я виделся в Империи с Лурргханом и Шаррессом, и они подробно мне все разъяснили.

— Госпожа, вы очаровательны, — поклонился Наместник Сенте. — Буду рад видеть вас в своем дворце на праздновании в честь рождения моего сына.

— О, вас можно поздравить? — оживилась Сента. — Я так люблю детей!

— Да, неделю назад моя дорогая Милина подарила мне малыша. Мы назвали его Грестррах, и он уже меня узнает! — Наместник лучился счастьем.

— Всего недели и уже узнает! — всплеснула руками Сента. — У вас очень смышленый малыш!

— Спасибо! Я так его ждал, но действительность превзошла все мои ожидания, — Гарр мечтательно улыбнулся. — Как долго наш народ был лишен счастья и только благодаря человеческим женщинам и Искрящей смог его обрести. Уже родилось больше десяти мальчишек, и настоящее чудо — одна девочка.

— Девочка? — Риш чуть не подскочил. — Вы сказали — родилась одна девочка? Всесветлая! Кто же счастливец?

— Угррангх. А мать малышки — империанка, как и твоя жена.

— Девочка может родиться от империанки? — жадно глядя на Наместника, спросил дракон. — Пол ребенка зависит от места рождения матери?

— Вряд ли, — возразил Гарр. — Еще несколько драконов ждут детей от империанок, но у них мальчики. Я могу ошибаться, но мне кажется, девочка — это высший дар Всесветлой и награждает она им только за особые заслуги. Еще бы понять — за какие. Но Рангх и его Полетт сами додумались, без помощи Искрящей и раньше Искрящей, что надо делать, чтобы слияние дарило радость, а беременность протекала без проблем.

Сента внимательно слушала, переводя взгляд с одного дракона на другого.

— Может быть, поэтому Всесветлая наградила их дочерью, хотя ребенок был зачат старым способом.

— О! — поморщился Риш. — Нет, это нам не подходит. Пусть мальчик, а не дочь, но без боли и ненависти.

— Согласен, — поддержал его Гарр. — В любом случае, одна драконица родилась, а это значит, что наш народ уже не вымрет. Мальчик — надежда и будущее семьи. Девочка — надежда и будущее всего народа.

После обеда Наместник отбыл назад, извинившись за краткость визита:

— Не хочу надолго оставлять Милину и Реста.

Сента долго обдумывала услышанное и, наконец, приняла решение.

Вечером она надела легкую сорочку и решительно открыла смежную дверь.

Риш еще не спал и удивленно обернулся на звук:

— Сента? Что-то случилось?

— Случилось, — девушка смотрела мужу в глаза. — Я замужем вторую неделю, но мой муж до сих пор не завершил ритуал. Как я могу родить малыша, если мой супруг мной пренебрегает?

— Сента, — выдохнул дракон. — Я не пренебрегаю, я ждал, когда ты привыкнешь.

— Как я могу привыкнуть, если практически не вижу супруга? — Сента приблизилась к кровати, остановилась и плавным движением стянула лямку с одного плеча.

У Риша расширились зрачки, заполнив всю радужку.

Сента неуверенно улыбнулась, облизнула губы и опустила вторую лямку.

Дракон резко выдохнул и быстрым движением перетек с кровати к жене. Сента еще раз улыбнулась, опустила руки, которыми придерживала сорочку и легкая ткань соскользнула вниз.

Делать открытия в повседневной жизни, когда тебе далеко за сотню лет — непросто. Вернее, непросто найти что-то новое.

Конечно, он примерно представлял, каково это, когда человечка не боится и сама хочет слияния, он же разговаривал с другими драконами. Но действительность превзошла все его ожидания.

И целовать женщину оказалось совсем не неприятно, а потрясающе! Неуверенно коснувшись губ Сенты в первый раз, Риш каплю помедлил и углубил поцелуй. А потом он уже не очень четко помнил, что и как делал, дальше был сплошной фейерверк чувственности. Девушка чутко отзывалась на ласки, ласкала сама, и ему чуть не снесло голову. А слияние! Насколько ярче, насколько острее и пронзительнее.

Они не могли оторваться друг от друга до самого утра.

Дракон удивлялся — как, ну, как случилось, что поцелуи и ласки стали запретом? Что молодежи внушалось, что человечки грязны, недостойны, чуть выше животных? Сколько поломанных женских судеб и жизней, сколько нерожденных драконов?

Целый народ чуть не исчез из-за глупых предрассудков!

Риш осторожно провел по щеке спящей Сенты.

Нежная, ласковая, все понимающая…. Удивительная!

Захотелось поцеловать, но мужчина боялся разбудить. Его девочке нужен отдых, все-таки, выдержать темперамент дракона не просто.

Он никому не даст ее в обиду, даже себе самому!

А спустя несколько дней осмотр целителя обрадовал новостью — Сента беременна!

И у дракона совсем снесло голову — он от жены теперь практически не отходил.

Беременность протекала легко, Сента отлично и выглядела и себя чувствовала, но Риш на всякий случай притащил во дворец двух целителей и убедил их жить там до родов. Убеждение выражалось во внушительной сумме с одной стороны и обещанием внушительных же неприятностях с другой. Целители благоразумно выбрали первое и сибаритствовали. Пациентка в пристальном внимании не нуждалась, что им еще оставалось делать?

Когда прошла примерно половина срока, Сента спросила у Арришгса:

— Почему ты не велишь целителям определить пол ребенка?

— Я не велю? — удивился Риш. — По-моему, никогда этого не говорил!

— Но как же? Я спросила, кто у меня, но оба в один голос воскликнули, что «господин Риш приказал проверять только здоровье матери и плодов». И добавили, что без твоего приказа они и пальцем не пошевельнут, ибо планируют жить долго и, по возможности, счастливо. Ты их совсем запугал.

Дракон растерянно посмотрел на жену и пятерней взлохматил себе волосы:

— Я думал, что давно выяснено — мы ждем сына. Поэтому и не дергал никого. Меня на самом деле интересовало только здоровье ребенка.

— Здоровье только одного ребенка?

— А… а у нас их… сколько? — еще больше растерялся мужчина. — Ты хочешь сказать, что там не один?

— Риш, иногда ты проявляешь поразительное невнимание! — рассмеялась Сента. — Конечно, там не один и мы об этом знаем уже несколько месяцев. Удивительно, как ты умудрился это пропустить, ведь ты всегда рядом и слышишь, что я говорю «они», когда речь заходит о беременности.

— Да? Не обращал особого внимания. Мне казалось, что ты так говоришь, чтобы не сглазить, ведь у вас, у людей, столько предрассудков и примет!

— Да, ну тебя! — отмахнулась Сента и погладила большой живот. — Теперь ты позволишь абарцам, наконец, рассказать нам, кого мы ждем?

— Разумеется, — согласился Риш и широко улыбнулся. — Но не вижу в этом большого смысла, и так понятно, что нас ожидает — парочка сорванцов! Уже предвкушаю.

— Ну, ну, — с сомнением посмотрела на мужа женщина, хотела еще что-то сказать, но передумала.

— Так что, зовем целителей или обойдемся, раз и так все понятно? — спросил Риш и обнял жену. — Я так мечтал о ребенке, а тут сразу двое! Ты сделала мою жизнь богаче во всех смыслах.

Сента потерлась лбом о плечо дракона и, хитро улыбнувшись, проговорила:

— Зови целителей.

Абарцы долго ждать себя не заставили.

— Господин?

— Я хочу, чтобы вы прямо сейчас определили пол детей, — заявил мужчина. — В принципе, мне и так все ясно, но жена хочет услышать это от вас. Сможете посмотреть прямо сейчас?

— Разумеется. Но смотреть заново не обязательно, мы давно знаем, кого носит госпожа.

— И?

— Двое крепких и активных мальчишек…

— А я что говорил? — Риш прервал целителя и победно повернулся к Сенте.

— Дай ему договорить! — попросила жена.

— Договорить? Но мы же узнали, что хотели?

— То есть, пол третьего ребенка вас не интересует? — решил уточнить целитель и на всякий случай сделал шаг назад.

— Третьего, — растерялся дракон. — У… У нас тройня??? Но ты же сказала — не один, я думал — двойня…

— Риш, «не один», это не обязательно «два», это значит, что детей больше, чем один. И да, у нас тройня. Двое — мальчишки, как ты слышал.

— А третий? — дракон замер, боясь надеяться, и с мучительной надеждой посмотрел на целителей.

Пожилые абарцы переглянулись, дружно улыбнулись и хорошо выпалили:

— Третий плод — девочка! Господин? Господин??

— Риш, тебе плохо?? — встревожено кинулась Сента к дракону, у которого подкосились ноги и он сел прямо там, где стоял.

— Нет, — глупо улыбаясь, ответил тот. — Мне хорошо. Так хорошо, что я боюсь в это поверить…

По всему Нибелграну устраивались праздники сначала в честь рождения долгожданных детей, потом — каждые полгода жизни младенцев, отмечая новые вехи их жизни.

Да, почти все новорожденные были мальчики, но подрастали две девочки — дочки Рангха и Риша и это вселяло уверенность, что у Нибелграна все еще впереди.

И из драконов получились совершенно сумасшедшие отцы. Какие няньки, если родитель из детской практически не выходил? Нет, няньки были и не по одной, просто им почти ничего не приходилось делать.

Рангх на свою малышку надышаться не мог.

Поместье Арришгса находилось относительно недалеко от земель Угррангха, еще и у обоих подрастали дочери, а жены были империанками. Не удивительно, что оба семейства сдружились и часто навещали друг друга.

— Полетт, я смотрю на тебя, и меня терзают смутные сомнения, — заговорила однажды Сента, посматривая на гостью. — У вас ничего не ожидается?

— Как ты догадалась?

— Не знаю. Просто Рангх с тебя глаз не спускает и даже, играя с детьми, — обе женщины дружно повернулись в сторону лужайки, где оба отца с упоением играли в мячик с трехлетней Спаркесс м двухлетними Урренхом, Урргханом и Хепинесс, — все время следит за тобой. Да и ты вся светишься.

— Угадала, я беременна.

— Двойня?

— Нет, — рассмеялась Полетт. — Насколько знаю, только тебе удалось за одну беременность осчастливить своего дракона трижды. Мы ждем сына.

— О. как я за тебя рада!

— Спасибо! А ты не думаешь?

— Ой, нет. Мне пока вполне достаточно того, что уже есть, — улыбнулась Сента.

А через несколько дней прилетел вестник от Наместника, в котором он извещал, что Нибелгран скоро посетит Искрящая вместе с мужем и сыном. И что он через седмицу ждет Угррангха и Арришгса с семьями у себя во дворце. Хочет представить Искрящей надежду и самую большую ценность Нибелграна — девочек-дракониц.

Риш и Сента долго не раздумывали — почему бы не съездить? И интересно и полезно — благословение Искрящей детям не повредит.

А вот в семье Рангха и Полетт летали искры и мебель.

— Не поеду! Сказала — не поеду!

— Полетт, это же Искрящая! И невежливо будет игнорировать Наместника из-за каких-то капризов!

— Я беременная, мне можно!

— Конечно, можно, но Искрящая… Она благословит нашу малышку, да и тебе и второму малышу встреча пойдет на пользу.

— Я тебе уже говорила, что плохо с ней поступила? Я предала ее, понимаешь? И с какими глазами мне ей показаться на глаза, если она из-за меня чуть не умерла и только чудом не потеряла ребенка?

— Это было так давно! Я уверен, Искрящая давно тебя простила. Мы не можем не поехать, пойми!

— Искрящая, может быть, и простила, но я-то не забыла, как с ней поступила! Хорошо, отправляйтесь с дочкой без меня.

— Нет! Мы — семья, ты ждешь еще одного ребенка, мы едем вместе или не едет никто.

— Рангх, — простонала Полетт. — Только представь, как рассердится Демиана, когда узнает меня! Я своим видом все только испорчу.

— Полетт, — дракон ласково провел рукой по голове женщины. — Ты — моя ньяра, ты мать первой драконицы за столько лет и снова ждешь ребенка. Никто не сможет и не захочет тебе навредить! Ты неприкосновенна.

— Рангх, — грустно прошептала Полетт. — Я не боюсь, что навредят мне. Я боюсь смотреть в глаза Демианы, понимаешь? Мне очень стыдно.

— Ну, я же рядом, — ободряюще прижал ее к себе мужчина. — Вместе мы справимся! Собирайся, завтра вылетаем.

— Ты хочешь отнести нас на себе?

— Конечно, так быстрее. А за малышкой ты присмотришь — за одной углядеть проще, чем за тремя. Пока есть возможность, будем передвигаться по воздуху, а когда семья увеличится, придется ездить, как Сента и Риш с детьми — в повозках. И выезжать за несколько дней.

Наместник встретил с распростертыми объятиями:

— Рангх, как я рад, что вы приняли мое приглашение! Полетт, отлично выглядите. Вижу, у вас в семье скоро будет еще прибавление? Это потрясающая новость, пол ребенка можно узнать?

— Сын, — коротко ответил Рангх.

— Отлично! Драконов становится все больше! А кто это здесь такой красивый? Неужели, это наша принцесса Спаркесс? Как выросла!! Иди ко мне, малышка, я так соскучился!

— Дядя Гарр! — вихрь бантов и оборок налетел на дракона и повис у него на шее. — А мы на папе летели! А еще я умею вот так, — девочка вытянула руку, и на ладошке возник пульсар.

О, Всесветлая, — пораженно проговорил Наместник. — Малышка, ты чудо! Рангх, Полетт — она огненный маг? Первая драконица и сразу огненный маг?

— Если бы, — фыркнула Полетт. — Она не огненный маг, она полностихийница. Вы, по-прежнему, рады?

— Полетт, это же необыкновенно! Драконица — полностихийница! А драконья магия у нее есть, надеюсь?

— Есть, — кивнул гордый отец. — Видимо, она была зачата по большой любви, поэтому одарена сверх меры. Иногда я не очень уверен, что Нибелгран сможет вынести такое счастье без ущерба для себя.

— Нибелгран сможет! Но вы устали с дороги, располагайтесь, отдыхайте. Завтра ближе к обеду я представлю вас Искрящей.

— А Риш с Сентой уже здесь?

— Да, приехали еще утром. Какие же шустрые у них близнецы! Весь день носятся с моим Ашшрингом и Варионом. Как еще дворец цел, ума не приложу, — Наместник блаженно улыбался. — До сих пор не могу поверить, что в Нибелгране опять звенят детские голоса!

Полетт волновалась, нервно теребила ленту, беспрестанно поправляла платьице дочери и не могла успокоиться.

Совсем скоро, буквально через несколько минут она посмотрит в глаза Демианы! Всесветлая, как ей это пережить!

Ребенок сердито толкнулся, напоминая, что она, в общем-то не одна, и хорошо бы свои эмоции сдерживать.

— Да, малыш, мама постарается, — пробормотала женщина, положив руку на живот. — Не все способы для достижения счастья, хороши. Когда ты подрастешь, я тебе об этом расскажу.

— Полетт, Спарки, вы готовы? — Рангх протягивал руки своим самым дорогим женщинам. — Пойдемте, нас уже приглашают.


Глава 26 | Искра на Счастье | Глава 28