home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Покои, в которые привели Светлану,  и близко не походили на ее прежнюю камору.

Небольшой холл в серебристых тонах, в него выходили двери трех комнат. Одна – гостиная, выдержанная в светло-зеленой с золотым гамме, вторая – молочно-белая столовая и, наконец, бежево-коричневая спальня, из которой две двери вели в гардеробную и просторную сине-сиреневую купальню.  На полу – пушистые ковры в тон стен, нога утопала почти по щиколотку. Светлане казалось кощунством ходить по такому великолепию в обуви, но вводить свои порядки она не стала.

Мебель, драпировки – сплошная роскошь. Вазы со свежими цветами, столик с фруктовым блюдом и кувшинами с соком и отваром.

И две скромные девушки, которых Свете представили, как ее личную прислугу.

- Маяна, мисса, - присела в книксене светленькая.

- Деяна, мисса, - отзеркалила книксен подруги темненькая.

Не зная, как ей отреагировать на девушек, Света  ограничилась кивком головы и принялась копаться в информации, которую ей щедро загрузил магистр.

Ага, к слугам отношение спокойное и отстраненное.  Им отдаются приказы, никаких доверительных отношений, никакой благодарности и признаков расположения.

Странные правила. Если человека поощрять, показывать, что доволен его трудами, он же работать будет с удовольствием, а это значит – лучше! С другой стороны, у Ринаи с  правительницей отношения явно глубже, чем вменяется слугам и это странно.

- Что желает мисса? – обратилась Маяна. – Может быть, вы желаете перекусить? Или приготовить ванну?

- Нет, ванну не надо! – Светлана только что прошла полную «дезинфекцию» в большой купальне, куда ее с поклонами и реверансами отвели сразу из комнаты проверки и запачкаться  еще точно не успела. – Перекусить можно. Через полчаса подайте, а сейчас покажите, что есть из одежды.

После купальни ей выдали белье и платье, все было явно новым, но не совсем ее размера, поэтому Света не отказалась бы переодеться.

Дальше сказка продолжилась – любое пожелание девушки мгновенно исполнялось, служанки были предупредительны и почтительны. От князя два раза приходили справляться, всем ли довольна невеста и не нужно ли ей еще чего-нибудь.

Вот, это то самое попаданство, о котором пишется в книгах! Красавец-принц – ладно, не принц, а князь, но это сути не меняет – внимательный и заботливый. Еще бы влюбился, было бы совсем хорошо.  Роскошные апартаменты и расторопные слуги, ловящие малейшее пожелание.  Не жизнь, а сплошной праздник!

Светлана позволила себе понежиться, но  памятуя о пресловутом «законе подлости», ухо на всякий случай держала востро.  Это в книгах все гладко, да сладко, а в жизни,  если сейчас все на удивление хорошо, значит, надо готовиться, скоро станет очень плохо!

К вечеру принесли платье на бракосочетание – необыкновенно дорогое и пышное, с красивой вышивкой, унизанное бриллиантами, как каплями росы. Сама Светлана предпочла бы что-нибудь попроще и не такое тяжелое, но ее мнением на этот счет никто не интересовался.

Вот и первая капля дегтя в ее бочке меда – она по-прежнему ничего не решает и ее мнение никого не интересует. А   ведь это, по идее,  ее свадьба!

Ей сказали, что церемония будет на рассвете, но никому в голову не пришло рассказать, что девушке там надо будет делать. Ладно, разберется по ходу дела.

Уже стемнело, когда Деяна доложила, что пришел князь и желает поговорить с невестой.

Отказываться Светлана не стала – информация – наше все!

Князь ожидал невесту в ее же гостиной. Светлана в очередной раз залюбовалась мужчиной – до чего хорош, чертяка! Эх, если бы не договорной брак, если бы она не представляла тут ключ к Саритании, если бы они встретились просто так, случайно  – обратил бы он на нее внимание? Вот этот красавец, за которым  наверняка девушки косяками бегают, да какие девушки!  - обратил на нее внимание? Да никогда!

Мужчина внимательно смотрел на вошедшую невесту, и Света постаралась выкинуть из головы все лишнее, нацепив самую приветливую улыбку из возможных.

- Мисса, - поклонился ей жених и, подав руку, отвел к креслу. – Через несколько часов мы станем мужем и женой, я подумал, что вы волнуетесь перед церемонией и мой долг вас успокоить и поддержать.

Светлана порозовела, вспомнив, что опять забыла поприветствовать мужчину реверансом. Князь решит, что его невеста невоспитанная дурочка.

- Сегодня вам лучше лечь пораньше, - продолжал Рагнар. – Вас поднимут перед рассветом, помогут одеться и проведут в дворцовый храм Триединого.  Мы проследим, чтобы к вам никто не смог подойти, но на всякий случай запомните, что до окончания обряда вам запрещено разговаривать с любым человеком, кроме жреца Триединого, запрещено смотреть по сторонам и брать в руки любые предметы, включая еду и питье.  Сама церемония не очень длинная и утомительная, в ней нет ничего сложного, вы легко ее выстоите. От вас потребуется только ответить согласием на два вопроса.

- Согласием? – не утерпела Светлана. – А какие вопросы мне зададут? Вдруг, они мне не понравятся?

Брови князя взлетели вверх и достигли границы волос:

- Разве ваша матушка ничего вам не рассказывала о брачной церемонии?

- Ничего, - ответила девушка, мысленно дав себе подзатыльник – вот кто ее за язык тянул?

- Возмутительно, - пробурчал Рагнар. – Это же прямая обязанность матери! А про то, что обязательно произойдет после церемонии, она вам рассказывала?

- Пир? – брякнула Светлана и опять дала себе подзатыльник – ну, что за глупости она несет?! Рядом с этим мужчиной ее мозги отказываются работать!

- Нет, мисса, - князь побагровел и закашлялся.

Светлана предпочла думать, что он просто поперхнулся, а не разозлился,  и неожиданно ей захотелось немного похулиганить. А что? Это Светлана – взрослая женщина, познавшая мужчину, а Алана нет. Мать же ни о чем не предупреждала, а по легенде она – юная неискушенная девушка, которая ни сном,  ни духом и вообще, детей в капусте находят или аист приносит! Вот и будем вести себя, как невинная, ни о чем не подозревающая дурочка. Посмотрим, как жених будет выкручиваться.

- Не пир? – Светлана удивленно покачала головой. – Тогда – про подарки? Точно, муж и жена рассматривают подарки! – и победно посмотрела на жениха.

Жених поскучнел еще больше.

- Нет, мисса, речь не о подарках, - глядя куда-то в район стены за ее спиной, отозвался мужчина. – Вы знаете, откуда берутся дети?

- Конечно! – уверенно ответила Света.

Князь заметно выдохнул и распрямился.

- Их находят в капусте или приносит аист, - закончила девушка. – Вернее, сначала муж целует жену, а потом они вместе находят в капусте дитя. А если в капусте нет, то надо еще раз поцеловаться, и тогда младенца принесет аист!

Глаза Рагнара приняли форму круга, а брови окончательно спрятались за волосами.

-  Мисса, прошу меня извинить, я вспомнил одно совершенно неотложное дело, -  каким-то мягким и гибким, почти кошачьим движением князь перетек из кресла, в котором сидел до этого, в вертикальное положение.

Светлана растерянно посмотрела в спину сбежавшего жениха и горестно вздохнула – переборщила! Мужик явно перепугался и помчался снимать стресс, бедняжка.

Что же будет завтра? Церемония семечки, вот чертов обряд, это да. Ладно, ей-то ничего делать не надо, только тихо полежать, глаза закрыть и представлять, что они одни, как магистр советовал, а князю-то каково? Сверкать задом под внимательными глазами придворных или кого он решил вокруг кровати расставить? А если он не сможет? Ну, перенервничает, например, за нее? Не чурбан же он неотесанный, должен понимать, каково девушке обнажаться на людях.

Размышления Светы прервал следующий посетитель – Риная!

Девушка подобралась – это еще что за новости? Матушка-змеюшка подослала?

- Мисса, князь потребовал от меня рассказать вам об обязанностях жены.

- Почему ты, а не матушка?

- Мне неизвестно, - поджала губы Риная. – Князь приказал привести женщину, которая ухаживала за вами, правительница отправила меня. Еще обыскали, будто преступницу и маги проверяли, - зло сверкнула глазами на девушку горничная.

Света приняла невозмутимый вид – а она-то тут причем?

- Мисса, - начала Риная. – Завтра вы вступаете в брак и то, что я сейчас расскажу, каждая мать перед свадьбой говорит своей дочери. После брачного ритуала, женщина телом и душой принадлежит мужу. Муж имеет право карать и миловать, ласкать и наказывать, а женщина обязана во всем ему подчиняться.

Светлана затолкала поглубже рвущиеся с губ слова, решив выслушать все молча.

- Чтобы брак считался совершенным, мало пройти брачный ритуал в храме, после него жена должна вверить себя в руки мужа, - продолжала женщина. – Муж  снимает с жены все одежды и ложится с ней вместе в одну постель. Жене надлежит без слез и сопротивления позволить мужу делать с ее телом все, что он пожелает, где бы и как бы он к ней не прикасался.

«Ни хрена себе, подготовка девственницы! Да если бы я была этой несведущей девственницей, то уже бежала бы с воплями прятаться»!

- Лучше всего, если жена закроет глаза и будет тихо шептать про себя молитву Триединому. После того, как муж скрепит брак, он оставит жену, но ей вставать нельзя! Надо дождаться, когда придут служанки.  Вы все поняли, мисса?

- Нет. Что именно муж должен сделать с женой?

- Это неприлично упоминать! – возмутилась женщина. – Просто запомните, что вы должны тихо лежать и ни в чем не перечить своему мужу.  Да, еще – ваш обряд единения будет происходить при свидетелях, так потребовал князь Рагнар.

«Сволочь! Оказывается, это не обязательный обряд, а по желанию. Князь решил развлечься за ее счет?»

- После храма служанки помогут вам переодеться и проводят в комнату, где будет проходить завершение брака. Там будут незнакомые для вас люди. Вы не должны кричать, плакать, убегать и сопротивляться. Доверьтесь мужу, он все сделает сам.

«Яйца оторву! Скотина бесчувственная!»

- Если вы будете сопротивляться,  и муж не сможет осуществить свои права, то, по обычаю, вас должны признать не чистой и казнить.

«Песец! Я еще переживала, что князь перенервничает, и жалела его, а он невинную девочку на всеобщее обозрение, еще и под угрозой казни!»

- Вы все запомнили? – Риная дернула Светлану за руку, привлекая внимание. – Муж имеет на вас все права, и вы не должны ему препятствовать в их осуществлении. Что бы он ни делал, как бы странно с вашей точки зрения не повел себя, вы обязаны молчать и тихо лежать.

- Будет больно? – решила уточнить Света. Странно, что «подготовительница» ни словом об этом не упомянула. Надеются, что девушка перепугается, сорвет процедуру,  и князь будет вынужден ее казнить?  Хм, вполне возможно, с маменьки станется, особенно после того, как она вынудила ее снять браслет подчинения.

- Не больше, чем,  если бы вы поцарапали палец, - буркнула Риная и, вдруг приблизившись к лицу девушки, прошептала. – Думаешь, что ты самая умная и что без браслета правительница до тебя не дотянется?

Светлана отшатнулась, поразившись злобе, с которой  горничная выпалила это, и разозлилась в свою очередь.

- Да что ты себе позволяешь! – тихо, но твердо ответила она, глядя прямо в глаза Ринае. – Еще слово угрозы, и я обо всем расскажу князю или ты воображаешь себя бессмертной? Пошла вон!  Твое место на кухне, у чана с грязной посудой, а не в горничных!

Риная вздрогнула, встала, как кукла, развернулась и вышла из покоев.

Светлана перевела дух – зря она сорвалась. Правильно говорил магистр – самая главная ее проблема – неумение сдерживаться. Вот сейчас Риная прибежит к правительнице. Чем это аукнется Светлане?

               Рагнар вылетел из покоев невесты, сшибая косяки и охрану.

- Никодий! – проревел он, проносясь по коридору. – Немедленно найти советника и передать, что он мне срочно нужен!

На плохой слух Никодий никогда не жаловался, поэтому среагировал до того, когда в двери его комнат постучал посыльный. Если князь так раздражен, то, несомненно, советнику следует поспешить.

- Я не понимаю, что происходит, -  Рагнар беспомощно посмотрел на Никодия. – Правительница ничего не рассказала девчонке, я велел найти женщину, которая ей прислуживала, проверить на безопасность и отправить ее к невесте. Приказал, чтобы она выполнила то, что обязана была перед свадьбой сделать мать невесты.

- Почему не мать?

- Я не доверяю правительнице. Вспомни браслет, который она «забыла» на дочери? Я исследовал его – мерзопакостная вещь – там и маяк, и остаточные чары подчинения, и даже заклинание остановки сердца! Саная тир Гранд настоящее чудовище.

- Девочка, точно ее дочь? – обеспокоенно поинтересовался Никодий. – Не подсовывают ли Гранды кого-то постороннего?

- Вне сомнений, она дочь Лорена и Сании, я приказал это первым делом проверить, - отмахнулся князь. – Не понимаю, почему мать настолько наплевательски относится к дочери, наследнице?  Представляешь, девчонка поведала мне, что после брачных ритуалов муж и жена отправляются на пир и смотреть подарки! А детей находят в капусте после того, как муж поцелует жену. Или их приносит какой-то аист. Не спрашивай, кто это, сам не понял.  Как мне заканчивать обряд?

- Возможно, ее горничная или няня, кого вы отправили просвещать девочку? -  сможет нормально ей все объяснить?

- Или запугает ее и вместо быстрого лишения невинности мне придется сначала ловить жену, потом успокаивать ее и, в конце концов, насильно делать то, что я обязан сделать. И все это на чужих глазах!

- Вы сами пожелали провести консуммацию при свидетелях, - осторожно заметил Никодий. – Это оглашено,  и отменить обряд, значит, дать повод думать, что невеста не чиста.

- Да знаю я, - отмахнулся князь. – Ты в курсе, почему я вынужден был потребовать завершения брака при свидетелях. Может быть, напоить ее каким-нибудь успокаивающим отваром? Или снотворным? Тогда все пройдет быстро и почти безболезненно для девушки.

- Я бы не стал этого делать, ведь в ней будет зелье, гарантирующее зачатие с первого раза. Крайне нежелательно в это время  воздействовать на организм другими зельями и отварами – действие зелья может нейтрализоваться.

- Кстати, когда ты думаешь его ей дать?

- Завтра утром, перед храмом передам ее служанкам с наказом проследить, что бы девушка выпила все до капли.

- Хорошо. Но что же мне делать? Развлекать придворных и затягивать процедуру совершенно не хочется. Девчонка наверняка испугается и будет сопротивляться или, того пуще, кричать. А времени, чтобы ее успокоить и приласкать у меня не будет, да и, откровенно говоря, ласкать женщину на глазах придворных – последнее, что я желаю.

- Тогда у вас один выход, - вздохнул Никодий. – Перестройте браслет, который был на девочке,  и снова наденьте его. Под подчинением она будет тиха и покорна.

- Да, видимо, придется, - согласился князь. – Надеюсь, она забеременеет с первого раза, и мне не придется заглаживать впечатление от применения подчинения и прилюдной консуммации.

-Советник вздохнул и пожал плечами:

- Все в руках Триединого.

- У нас все готово для обряда, его завершения и отъезда? Не хочу здесь находиться и лишнего часа.

- Все готово, - ответил Никодий. – Мы сможем выехать сразу, как вы отдадите об этом распоряжение.

- Отлично, - князь кивнул и,  немного помолчав, продолжил. – Меня еще беспокоит, что первоначально уровень магии наследницы был заявлен, как невысокий – восемь единиц. И я такой примерно и ощущал на протяжении двух дней, когда наследница чуть ли не вешалась на меня во время совместных обедов и прогулок. Но сегодня магистры Стренс и Олей обнаружили у невесты какой-то бездонный колодец и не смогли определить ни уровень, ни природу дара.

- Интересно. Но ведь, чем больше дар, тем лучше?

- Это да, для моего будущего наследника это очень хорошо, но меня беспокоит, что у девчонки произошел такой скачок и что магистры не сумели определить вид магии.

- Не страшно. Вернемся в Мадраскар, вашу жену посмотрят лучшие маги империи и уж совместными-то усилиями, они разберутся, что с ее даром.

- Ты прав, выкину это из головы до возвращения домой, - согласился Рагнар. – Шума не поднимайте, но пусть все будут готовы выехать в обратную дорогу через час после завершения обряда.


  Спаслось Светлане на удивление сладко. То ли сказались волнения предыдущих дней, когда она никак не могла расслабиться, то ли очень вкусный ужин и мягкая постель, но факт остается фактом –  последний раз так безмятежно и спокойно она спала еще в той жизни, когда была жива бабушка Оля.

Лишь только небо немного посветлело, Деяна и Маяна вошли в спальню невесты и разбудили девушку.

С сожалением расставшись с подушкой, Светлана послушно разделась и погрузилась в горячую воду.  Сон не хотел покидать, и Света,  откинувшись на бортик ванны,  позволила себе понежиться еще несколько минут, пока служанки бережно терли ее тело и промывали волосы.

Но все хорошее, как правило, заканчивается быстрее, чем этого хотелось бы.

Свету завернули в большое пушистое полотенце, усадили на оттоманку и служанки в четыре руки принялись умащивать ее тело какими-то приятно пахнувшими притираниями. Отдельно чем-то намазали ей подмышки, в зоне бикини и ноги.  Разомлевшая Светлана не сразу среагировала, а потом было поздно – Деяна протерла намазанные места полотенцем, которое начисто удалило и мазь и волосы.  Нет, повышенной волосатостью тело Аланы не отличалось, но, видимо, здесь полагалось, чтобы у невесты растительность присутствовала  только на голове.

Напоследок служанки обтерли Светлану горячими, вымоченными в каком-то отваре,  полотенцами, после чего кожа  девушки стала особенно бархатистой и будто немного светящейся.

А потом предложили ей выпить бокал какого-то отвара. Впрочем, Света догадывалась – какого именно. Молодец, магистр Кроу, все тонко рассчитал!

Когда небо посветлело еще больше,  и на востоке разгорелась золотая полоса встающего солнца, невеста была полностью готова.

На висках ей заплели тонкие косички полукругом, остальные волосы закрепили так, чтобы они свободно струились, не закрывая лицо.

Света ожидала, что на нее наденут две-три сорочки, кучу юбок, корсет и поверх всего, то самое пышное и тяжелое платье, все в бриллиантах и вышивке. Но ей предложили только тонкую сорочку. Одну. И сразу облачили в платье. А белья не дали никакого.

На удивленный вопрос  служанкам, обе зарделись и пояснили, что невестам белье не полагается. И вообще, панталоны она получит не раньше, чем забеременеет, такие правила.

Ну, ничего себе! Муж  собирается ей юбку задирать прямо в храме или по выходу из храма?  Куда она попала?!

Впрочем, фата ей тоже не полагалась и когда девушка спросила о ней, обе служанки явно не поняли, о чем идет речь.

На размышления времени не осталось  – за Светланой пришли.

Под руку с советником, в сопровождении двух магов и восьми  воинов – два впереди,  два сзади и четверо – по бокам процессии, невеста направилась в храм.

Длинные коридоры, лестницы, выход на улицу – и никого на всем пути. Маги, воины, тишина и невеста.

Но стоило ступить за порог дворца, как Свету оглушили приветственные крики.

Скосив глаза, она поняла, что идет по живому коридору из воинов ее будущего мужа, а за ними колышется людское море.

Переход от выхода из дворца до входа в храм много времени не занял, и вот Светлана ступает по ковру из цветов, устилающему путь к жрецу и жениху.

Князь, одетый в красивый камзол цвета сливок, ждал невесту в конце цветочной дорожки.

Красив, ох, как красив! Но взгляд его холоден, ни искорки участия, ни крупинки теплоты – сосредоточенность и сдержанность.

Князь принял руку невесты от советника и развернулся к жрецу.

Саму церемонию Светлана почти не запомнила, вся сконцентрировавшись на ощущениях от прикосновения жениха. Его рука обжигала и, в то же время, дарила спокойствие и уверенность.

Ответив согласием на два заданных ей жрецом вопроса, Светлана не смогла бы их повторить, настолько отрешилась от происходящего.

Прошлая жизнь, предательство Вити, эгоизм матери, жестокость этого мира, козни Ринаи и правительницы – все осталось где-то там, далеко. Здесь и сейчас была ее свадьба и мужчина, при взгляде на которого сладко замирает ее сердечко. Может быть, она уже испила горькую чашу до дна? Может быть, впереди ее ждет счастье? Так хочется в это верить! Интересно, что в этом мире является внешним свидетельством замужества  – кольцо, татуировка?

Обряд  подошел к концу, и когда жрец объявил, что Триединый принял этот брак и они теперь муж и жена, князь развернул жену к себе. Светлана замерла, ожидая поцелуя, не сводя глаз с мужественного и такого притягательного лица Рагнара, но мужчина, молча, поднял ее левую руку, защелкнул на ней браслет и  после этого сразу потянул Свету на выход.

«Наверное, поцелует снаружи, чтобы все видели. И у них не татуировка и не кольцо, а браслет»

Но снаружи никакого поцелуя она не дождалась. Собственно, сразу при выходе, руку Светы перехватил советник и под конвоем тех же магов и воинов повел ее назад во дворец, а муж остался где-то сзади.

Растерянная и разочарованная, Светлана машинально переставляла ноги, недоумевая, почему князь не сказал ей ни слова и не то, что не поздравил с заключением брака, но и капли тепла ей не подарил.

Браслет! Он же подарил ей браслет!

Светлана подняла руку и похолодела –  нет, муж надел ей не брачный браслет.  Он нацепил на жену «поводок» -  браслет, с чарами подчинения и другими не слишком приятными функциями. Тот самый, который вчера, по приказу князя,   с нее сняла  матушка.

Счастья захотела? Понравился иномирный мужчина,  и ты решила, что и ты ему понравишься? Какая же ты, Светлана, глупая и наивная! А сейчас, скорее всего, ее ведут… на случку, а браслет – чтобы не устроила истерики, недомуж же не знает, что на ней подчинение не работает. Светлана горько вздохнула, закусив губу. От радостного предвкушения и трепетного ожидания чего-то доброго, волшебного, теплого не осталось и следа. Она – всего лишь, разменная монета и глупо было надеяться, что новоиспеченный муж испытывает к ней чувства.  Что ж, вовремя снятые розовые очки отлично улучшают зрение и стимулируют не плыть по течению, а бороться.

Девушка вернулась в покои, где ночевала. Наверное, от нервов, очень захотелось кушать, но не было заметно, что бы ее собирались покормить.

Маяна и Деяна встретили Светлану поклонами и сразу же принялись снимать с нее платье, а затем и нижнюю сорочку. Не успела новоиспеченная жена удивиться или возмутиться, как на нее надели другую сорочку, очень просторную и … с большой дыркой пониже пояса.  Такой, обшитой по  краям, то есть, специально приготовленной дыркой. Свете не хотелось даже думать – для чего приготовленной.

После этого поверх дырявого предмета одежды через голову  девушки накинули что-то вроде детского фартучка, только без завязок по бокам. Просто кусок ткани, который свисал почти до пола, закрывая отверстие в рубашке.

Пока Маяна возилась, расправляя «фартучек», Деяна взялась за волосы Светланы, тщательно расчесала их и заплела в две  косы снизу вверх.  Потом закрутила  их «барашками», пришпилила, чтобы не развернулись  и,  в довершение всего, покрыла голову молодой жены накидкой.

Светлана, неверяще, ощупала голову – это что, ей теперь все время придется ходить «с рогами» и под накидкой?

- Не трогайте, мистрис, - попросила Деяна. – Нельзя, чтобы накидка  упала.

- Я теперь всюду буду ходить с накидкой? – спросила Света.

- Нет, не везде, мистрис, - почтительно ответила служанка. – Но ваши волосы всегда должны быть заплетены и подвернуты. Теперь только ваш муж может видеть их распущенными.

- Сейчас вы готовитесь к завершению обряда, - добавила  Маяна. – Обычай требует, чтобы  волосы были полностью закрыты.

Светлана фыркнула – действительно, очень важно, чтобы никто из свечкодержателей, упаси, бог, не увидел ни прядки ее волос! А то, что они все полюбуются на ее… гм… филейную и не только часть, это пустяки!

-  Вы не могли бы принести что-нибудь из еды? – обратилась она к служанкам, когда ее желудок в очередной раз протестующее буркнул. – Я очень голодная.

- К сожалению, нет, мистрис, - ответила Деяна. – Вы сможете поесть после завершения обряда, сейчас никак нельзя!

Какая у нее замечательная свадьба!

Подняли затемно. Вертят, как манекен. Жених слова доброго не сказал, да что там слова, вел себя так, будто рядом с ним неодушевленная кукла.  Нарядили в непонятно что, правда, понятно, для чего.  Поесть и не мечтай. А еще ей сейчас предстоит на глазах чужих людей лишиться этой чертовой девственности.

У Светланы и  от первого раза этого процесса остались далеко не самые приятные воспоминания, а ведь тогда это произошло в интимной обстановке, да и парень старался… Эх, лучше бы ей снотворного, что ли, дали. Заснула – проснулась – все позади, а она ничего не помнит и ничего не чувствует.

В дверь постучали,  служанки подобрались и  Маяна, с сочувствием глядя на Светлану, произнесла:

- Пора идти, мистрис.

-  А туфли? – девушка пошевелила пальцами ног. Обувь с нее сняли одновременно с платьем, и она так и стояла до сих пор босиком, благо, толстый ковер защищал от холода.

- Простите, мистрис, - расстроено проговорила Маяна. – Вам надлежит идти без обуви.  Только ритуальная сорочка и две накидки – на голову и на тело.

Замечательно! Что-то счет, который она хотела бы предъявить мужу, все растет и растет, а ее терпение и настрой все вытерпеть – наоборот, уменьшаются.

- Пока обряд не прошел, жена считается не чистой, - торопливо продолжила Маяна. – Поэтому ей оставляют минимум одежды и отбирают обувь, потому что  если она окажется на самом деле не чистой, ее тут же и казнят.

Каким образом казнь связана с обувью? – изумилась Света.

- Но как же! Ведь обувь помешает душе  высвободиться!

- Душа высвобождается через ступни?

- Ну, да! Разве вы этого не знаете? – обе девушки удивленно смотрели ей в лицо.

Нет, она не знала, но показывать этого нельзя и Светлана попыталась улыбнуться:

- Конечно, знаю, просто я волнуюсь и говорю невпопад.

Служанки с облегчением  переглянулись и подхватили молодую жену под руки, выводя ее из покоев.

Твою мать! А эта Алана, вообще-то, точно девственница? Вот будет сюрприз, если…  Додумывать Светлана не стала, и так было тошно.

В коридоре, устланном ковром, ее ногам было вполне комфортно, и Света немного приободрилась, что прогулка босиком ей не навредит.

Впереди процессии шли воины, потом маг, потом Светлана со служанками, которые продолжали держать ее под руки, потом опять маг и воины.

«Как на заклание ведут», - подумала девушка. – «Вон, даже держат, чтобы не дернулась и не сбежала».

Коридор с коврами закончился, и дальше пошел просто пол, сначала деревянный, а потом, когда процессия спустилась на этаж – каменный. Камень неприятно холодил ступни, но Светлана терпела.

Когда процессия вышла на улицу, девушка удивилась – что, не во дворце все будет? – и тут же ее отвлекла боль в ногах от неровного пути  по мелким камешкам.

Гад! Ее муж гад, сатрап, деспот и самодур!

Наконец, процессия подошла к  какому-то шатру,  вошли внутрь,  и Светлана с ужасом увидела, что посередине  стоит большая кровать с балдахином, а по периметру шатра, буквально в трех метрах от кровати, стоят люди.  Конечно же, одни мужчины – в парадных одеяниях и серьезными лицами.

Мать, мать, мать!  И они вот так должны будут??? О-о-о… Впервые девушка подумала, что князю тоже не завидует.

Служанки по-прежнему крепко держали ее под руки. От четырех стен шатра подошли четверо мужчин и внимательно осмотрели девушку. Она почувствовала, как по ее телу бегают щупальца и еле удержалась, чтобы не дернуться.

«Проверяют магией» - догадалась Света, изо всех сил стараясь не трястись. Получалось плохо – ноги, все-таки, застыли, да и переживания добавляли дискомфорта,  девушку ощутимо колотило.

- Княгиня не имеет при себе ничего, что помогло бы ей ввести в заблуждение относительно ее чистоты, - изрек один из сканировавших ее мужчин.

Трое других  по очереди повторили то же самое, и все вернулись на свои места.

С другой стороны шатра вошла процессия с князем во главе. С двумя отличиями -  его никто под руки не держал,  и  в его сопровождении были только мужчины.  А в остальном – точь-в-точь жена, даже одеяние такое же, только мужчина был обут.

Четверо магов подошли к князю, просканировали его и громко объявили, что «князь не имеет при себе ничего, что могло бы помочь жене скрыть, что она не чиста».

После этого князь подошел к дрожащей, как лист на ветру Светлане, взял ее за руку и потянул к кровати.

Как и куда девались все сопровождающие, Света не заметила, но в какой-то момент поняла, что в шатре остались только они с князем и люди, стоящие по периметру.

Муж подвел девушку к кровати, на секунду придержал ее голову, взглянув в глаза, и Светлана ощутила, как нагрелся браслет. Естественно, магия опять не сработала, Света  не только все осознавала, но и  вполне владела своим телом и желаниями.

Потом муж снял через ее голову «фартук»  и подтолкнул жену к кровати, вынудив залезть и лечь, а затем  снял свой «фартук» и тоже забрался на кровать, нависнув над женой. После этого, к ложу подошли двое из числа зрителей и  расправили полотно с балдахина таким образом, что кровать стала как бы загороженной от всех. Однако впечатление защищенности было эфемерным – ткань оказалась тонкая и почти прозрачная. Во всяком случае, скосив глаза, Света отчетливо видела профиль ближайшего из «свечкодержателей»

«Господи, зачем князю  нужно такое унижение его жены?  Ни за что не поверю, что не было другого способа подтвердить невинность княгини, кроме публичной  дефлорации! Наверняка, любой маг мог осмотреть ее ауру и понять,  чиста невеста или нет! А тут все маги, вот пусть бы все проверили и вышли!»

Но мольбы Светы не были услышаны  - все остались на своих местах.

Между тем, князь приступил к делу. Светлана зажмурилась, почувствовав его руки в том самом месте. Тотчас  браслет снова нагрелся – муж заметил ее движение и поспешил усилить подчинение, а потом приблизился и поцеловал, как клюнул.

Ну, вот, дождалась поцелуя! Третий класс, начальная школа.

Светлану затрясло сильнее,  и муж, нахмурившись, взял ее руки и вытянул на постели поверх ее головы, и Света почувствовала, что не может и пальцем шевельнуть, не только вернуть конечности в более комфортное положение.

Твою мать, он связал ее магией! Мало ему подчинения, надо еще и так зафиксировать? Точно, насильник, явно не в первый раз такое обездвиживание проделывает.

Между тем мужчина просунул руки  под подол сорочки жены и широко развел ее ноги, чуть согнув их в коленях.  Снова зафиксировал конечности супруги магией, после чего лег сверху и зашарил рукой между их телами.

Еще недавно Света злорадствовала, думая, что свидетели сполна насладятся зрелищем голых ягодиц князя.  А не угадала – просторная и длинная сорочка, надетая на Рагнара,  не позволяла свидетелям увидеть ничего, кроме его пяток, а член прекрасно доставался сквозь такую же, как в сорочке Светланы, дыру.

Почувствовав головку, которая скользнула по промежности, Светлана инстинктивно напряглась и сжалась, ожидая вторжения и боли. Муж заметил это и браслет опять нагрелся.

Скотина!

Девушка  судорожно вздохнула, она знала, что надо расслабиться, тогда будет не так больно, но вот расслабиться никак не получалось, да и у кого бы в таких условиях это получилось?

Как она  ни готовилась,  но резкое вторжение сразу на всю длину и ослепительная вспышка боли произошли для нее внезапно.  Прикусив губу, чтобы не закричать от раздирающего низ ее живота огня, Светлана инстинктивно дернулась, но магические путы не позволили ей ни руки опустить, ни ноги свести.

А князь, не задержавшись ни на секунду, принялся сразу вколачиваться в ее пульсирующее болью лоно.

Коновал хренов! Две жены было, любовницы, а ничему не научился!

Боль не утихала, наоборот, простреливала новыми вспышками с каждым поступательно-возвратным движением. Светлана не чувствовала ни  сочившуюся из прокушенной губы кровь, ни градом текущие слезы, все силы она бросила на то, чтобы не закричать, чтобы дотерпеть до финала  истязания.

А князь долбил и долбил, и девушке казалось, что пытка никогда не закончится, а она сама стала просто одним сгустком боли. Судя по ощущениям, член у мужа оказался намного больше, чем был у Вити, и Светлана с ужасом думала, какие травмы  князь нанес ей своим не слишком бережным обращением.

«Господи,  не могу больше… Пожалуйста, ну, пожалуйста, пусть его член станет меньше, я не выдержу больше… Так больно!»

Перед глазами Светы мелькнула картина, как гордо вздымающееся мужское достоинство внушительного размера, вдруг теряет бодрый вид, будто из него выпустили воздух, и стремительно уменьшившись в размерах, повисает «на полшестого».

И сразу  исчезло давление,  изнутри раздиравшее ее тело, а  муж замер и полез рукой проверять.  Потом несколько секунд ничего не делал и, наконец, отстранился и сел на кровати.

Светлана всхлипнула – «слава, богу, пытка закончилась»!

Между бедер и под попой было мокро и липко, но поскольку князь не отозвал магию, она так и лежала, не в состоянии пошевелиться.

Мужчина привстал на колени, и Светлана увидела, что его рубашка в районе отверстия сильно запачкана кровью.

Ничего себе, это у нее такое кровотечение? Впрочем, не удивительно, он ведь ее не щадил, когда делал женщиной и, может быть, у Аланы плева была более  прочная?

Магические путы спали,  и князь потянул жену за руку. Светлана села и тихо охнула – больно!

Между тем, князь продолжал, не говоря ни слова, тянуть ее и девушке пришлось, морщась, слезть с постели и встать рядом с мужем. Князь подобрал «фартуки» и один надел на себя, закрыв и отверстие и большинство кровавых пятен, второй накинул на жену. Светлана стояла, покачиваясь,  и ощущала, как пульсирует болью ее лоно и что-то стекает по ногам.

Похоже, этот долбо…б, рванувшись со всей дури, да на сухую, в девственное влагалище, порвал не только плеву.

Князь тихо выругался сквозь стиснутые зубы и развернул ее спиной к кровати.

Светлана не успела увидеть, что там, но судя по текущим по ногам ручейкам, зрелище  должно было быть незабываемым.

Ей надо срочно к целителям, какого этот… тянет?

Рагнар очнулся, поднял вверх руку Светланы и громко сказал:

- Все свершилось, княгиня чиста и моя законная жена перед людьми и Триединым.

Свидетели отмерли и один за другим повторили, что все свершилось, княгиня чиста.

Преодолевая головокружение, Светлана подняла глаза на свою руку и прежде чем потерять сознание, успела  увидеть, что по запястью вьется золотисто - зеленая брачная татуировка.

           Очнулась она  в своих покоях, чисто вымытая, в сухой и целой сорочке.

Рядом,  похоже, в соседней комнате,  кто-то разговаривал, и девушка напрягла слух.

- Я все залечил. Вам надлежит дать жене, по меньшей мере, неделю за восстановление и не требовать от нее выполнения супружеских обязанностей. Через неделю я проверю на наличие беременности, - судя по голосу, это тот самый старичок-целитель.

- Не нужно, - буркнул второй голос, в котором она узнала мужа. – Она точно не забеременела.

- Кровотечение, даже такое обильное, не может помешать семени, если оно попало внутрь.

- Семени не было, я не завершил.

- Гм… Понимаю, княгине было очень больно, даже удивляюсь, как она смогла все выдержать без единого крика. Вы пожалели ее и прервали соитие.

-  Знаете, я так спешил скорее все сделать, что заметил состояние жены и кровотечение только после того, как не смог продолжать.

- Не смогли продолжать?

- Мой… он внезапно уменьшился… Ну, упал. Мне пришлось остановиться, и тогда я увидел, сколько крови и как бледна жена.  Думаю, если бы не внезапное мое бессилие,  она бы потеряла сознание прямо подо мной.

- Удивительно стойкая девочка.  Значит, вы все поняли? Неделя никаких супружеских обязанностей!

- Я сильно ее повредил?

- Изрядно, но все физические травмы я  залечил, когда она проснется, ей не будет больно.  А психологическая травма… Это невозможно вылечить, она должна пройти со временем. Ну и вам придется постараться, чтобы жена забыла про боль, страх и унижение, иначе каждое последующее соитие вам придется проводить под подчинением. Я ведь правильно понял назначение браслета на ее левой руке?

- Да, я вынужден был применить его. Хотел, чтобы она не смогла  помешать,  хотел сделать все быстро.

- Быстро у вас получилось, - вздохнул первый голос. – Но не всегда «быстро» означает «правильно», и когда пройдут последствия, я сказать затрудняюсь. Если бы вы попросили, я дал бы вам мази, которая расслабляет, увлажняет и снимает боль. Но вы молчали, я думал, что у вас все приготовлено и не стал лезть с предложениями.

- Не подумал. Последний раз девственница у меня была почти пятнадцать лет назад, и тогда все проходило в других условиях.   Я и забыл, что не всегда женщина сразу готова принять. Княгиня скоро очнется?

- Должна с минуты на минуту.

- Если мы положим ее в повозку, она перенесет дорогу?

- Я же говорил, что физически она уже здорова, я устранил все повреждения, снял отек, боль и залечил разрывы.  Да, она нормально перенесет дорогу, только покормите ее, после такого кровопускания ей  необходима хорошая еда и обильное питье.  И думайте, как будете извиняться, но боюсь, что после пережитого эта девушка уже никогда не сможет познать радость плотской любви.

Голоса отдалились, потом стихли.

Светлана открыла глаза и села – ничего не болело. Посмотрела на свои руки – браслет подчинения на месте. Мужу понравилась послушная и покорная жена?

На месте и брачная вязь. Красивая. Похоже, это единственное красивое  в ее браке.

Девушка откинула одеяло и встала. Легкое головокружение, но это наверняка от голода, хотя, может быть, и от потери крови.

Итак, она полноценная княгиня, а муж не смог кончить. Что там она пожелала, когда еле сдерживалась от раздирающей ее боли?

«Пожалуйста, ну, пожалуйста, пусть его член станет меньше, я не выдержу больше»

Отлично, так ему и надо!  Жалко, что ее пожелания реализуются спонтанно и непредсказуемо. И  хотя она  не знает, благодаря кому – Алане или это ее собственная способность – она имеет возможность воплощать в жизнь некоторые свои пожелания, но она бесконечно благодарна за это умение!

Снова раздался шум и до девушки донеслось:

- Князь, простите, там ломится девушка, она говорит невозможные вещи!

- Что еще такое, что за девушка? Вы с ума сошли, беспокоить княгиню шумом?

- Я не виноват, ее невозможно остановить, не применять же силу! Мы проверили, ничего опасного при ней нет. Но вы должны непременно взглянуть на нее и выслушать!

Далее раздался какой-то шум, топот, стук   и сдавленное ругательство князя.

- Князь, что вы так смотрите – не узнаете? Это же я, Лиана! Я – наследница! Простите, только сейчас смогла вырваться, меня заперли и не выпускали. Вы женились не на мне, а на второй дочери!

Светлана села обратно на кровать и тихо усмехнулась - вот и все. Ни Милисенту она не спасет, ни себя. Финита ля комедия. Только зря терпела и сдерживалась.

Дверь резко распахнулась,  и Светлана увидела перекошенное лицо мужа, из-за плеча которого виднелась довольная физиономия "сестренки".

Натолкнувшись взглядом на бледную жену, Рагнар несколько присмирел и  закрыл дверь, оставив за ней остальных свидетелей потехи.

- Как ты себя чувствуешь?

- Пока живая, - настороженно ответила Светлана.

- Я не хотел, чтобы тебе было настолько плохо, - неожиданно проговорил супруг и вспомнил о проблеме. – Ко мне вломилась еще одна девушка, похожая на тебя, как две капли воды, она утверждает, что она Лиана?

- Она и есть Лиана, - со вздохом ответила Светлана.

- Тогда кто ты?

- Алана.

-  Что это значит??! Мои маги проверили – ты точно дочь Лорена и Санаи.

- Близнецы, - вздохнула Света, прикидывая, свои шансы на хотя бы "долго", поскольку со "счастливо" уже обломилось. –  Просто родилась не одна дочь, а две. В Саритании рождение близнецов большой позор, поэтому второго ребенка от всех скрывали. А должны были или убить или отдать жрецам.

- Да, я слышал об этом идиотском законе,  - муж взъерошил волосы и опустился на кровать рядом с женой. – Не думал, что правитель окажется настолько суеверным.

- У второго близнеца нет магии, поэтому от него избавляются, - ответила Света.

- Но у тебя магия точно есть, - возразил князь. – У твоей сестры тоже, только  намного меньше. Это ведь она встречалась со мной со дня приезда в Саританию? Почему же меня знакомили с одной дочерью, а замуж отдали другую?

- Думаю, этот вопрос вам лучше задать нашим родителям, - ответила девушка.  – А в империи нет правил, касающихся рождения близнецов?

- Есть, но не при их рождении, а при женитьбе или замужестве, - мрачно ответил Рагнар. – Но тебя не должно ничего волновать, я сам со всем разберусь.

 Светлана увидела, что прямо сейчас ее никто убивать не собирается и решила немного обнаглеть:

 - Вы не могли бы приказать принести еды?

- Что? Да, конечно, - князь очнулся и вдруг протянул руку к ее лицу. - Прости.

Светлана не успела ничего подумать, как ее тело само отреагировало, резко отшатнувшись от руки мужа.

Рагнар горько вздохнул, виновато посмотрел на забившуюся в спинку кровати девушку:

- Сейчас тебе принесут поесть и одежду, если ты захочешь встать. Если тебе что-нибудь нужно, прикажи служанкам, они все сделают.

- А... А моя сестра? - растерялась Светлана. - Вы не выгоняете меня? Не аннулируете брак, раз я не наследница?

- Выгонять? - удивился муж. - Аннулировать?  Согласно договору между Саританией и империей Мадраскар, я женился на дочери тир Гранд. Триединый принял наш брак, он завершен по всем правилам, этот брак нерасторжим. Хочешь ты этого или не хочешь, но ты - моя законная жена. Кушай, отдыхай, набирайся сил, скоро мы выезжаем. И обращайся ко мне на «ты» пожалуйста.

Светлана проводила взглядом вышедшего из комнаты князя и откинулась на подушку - может быть, у нее еще есть шанс, в том числе,  спасти Милисенту?

- Правителя и правительницу пригласите немедленно подняться в мою гостиную, - донесся голос Рагнара. - Девушку препроводите в отдельные покои, обеспечьте всем необходимым  и проследите, чтобы она ни себе и никому другому ничем не навредила.

- Князь! - взвизгнула Лиана.

 Хлопнула дверь и все стихло.


                       Приказ князя немедленно прибыть в одну из гостиных второго этажа застал Санаю врасплох.

Она  собиралась сходить к Лиане, но вошел весьма рассерженный Лорен и с порога принялся возмущаться:

- Только женился, ребенка еще, наверное, даже не зачали, а уже приказы раздает, будто у себя в империи! Чего стоишь? Собирайся, дорогой зять приказал нам срочно явиться к нему на этаж!

- Приказал? Не много ли на себя берет? – хмыкнула правительница.

- Пока он не уберется из Саритании, не видать нам покоя. Что там опять могло случиться? Девчонку получил, брак скрепил, за полу не держим – скатертью дорога! – правитель побагровел от возмущения. – В своей собственной стране, в своем собственном доме я сам себе не хозяин!

- Не нервничай, это вредно, - мягко заметила жена. – Осталось потерпеть совсем немного, скоро мы забудем и о князе и о нашем позоре.

- А ну, как родят? – Лорен настороженно посмотрел на Санаю. – В договоре-то нам срок только до совершеннолетия наследника или наследницы.

- Не родят, - правительница широко улыбнулась. – Моими стараниями, девчонка получила полный флакон зелья, у нее никогда не будет детей.

- Необратимое?

- Практически.

- Как это?

- Ну, если в течение суток, после того, как девушка выпила зелье, дать ей нейтрализатор, она совсем не пострадает. Если через неделю  принять нейтрализатор, возможно, детородная функция и восстановится, но не наверняка.  А позже – пей-не пей, все равно останешься бесплодным.

- Лихо. Надеюсь, князю не придет в голову дать ей нейтрализатор на всякий случай. Где Лиана?

- В своих покоях. Я рассказала ей про Алоиза.

- И?

- Попереживала сначала, не без этого. Но потом разум взял верх, и она успокоилась и больше не протестует.

- Ты выпустила ее из покоев???

- Нет, конечно! – возмущенно воскликнула Саная. – Пока князь не уберется, Лиане нельзя никому на глаза показываться! Сидит у себя. Единственно, что я разрешила – выходить на балкон.

- Ладно, о Лиане поговорим позже. Пошли, не будем дорогого зятя заставлять нас ждать.

Молчаливые  имперские воины проводили супругов в гостиную и замерли возле двери.

- И где зятек? – скептически поинтересовался правитель.- Мало того, что он проявляет бестактность, рассылая   приказы, так еще и сам же и опаздывает!

Правительница не успела ответить, как дверь распахнулась, и в комнату стремительно вошел Рагнар.

Саная поймала взгляд князя и поняла, что, возможно, скоро здесь будет труп, правда, пока не ясно – чей.

- Доброго вам дня, князь! – поспешила она приветствовать нового родственника.- Поздравляю с законным, признанным Триединым, браком!

- И вам не хворать, матушка! – язвительно ответил Рагнар. – А вы, батюшка, не желаете обнять зятя?

Лорен что-то буркнул в усы и нехотя шагнул навстречу князю, но тот успел выставить вперед руку:

- Я пошутил, не будем изображать радость, которой нет и в помине.

Саная встревожено переглянулась с мужем – что-то было очень не так!

- Предпочитаю отрубить хвост за один раз, хоть и под корень, чем рубить его по кусочкам, - заявил Рагнар. – Присаживайтесь, дорогие родственники! Разговор у нас будет интересный, а я никуда не спешу.

- Разве вы не собирались сегодня же уезжать? – изумилась Саная.

- Собирался, - кивнул князь. – Но моя супруга вчера переутомилась, и я решил дать ей день на отдых перед дальней дорогой.

Правительница сморщилась, будто кисляники хватила, но промолчала и прошла к креслам и села в одно из них.

Оба – Саная и Лорен – выжидательно посмотрели на Рагнара.

- Итак, дорогие родственники, - продолжил князь. – Брачные клятвы скреплены магически и физически, отныне мой брак  с вашей дочерью нерасторжим. А, поскольку брак нерасторжим, то нерасторжим и договор между нашими государствами.  Это вы признаете?

- Признаем, - синхронно ответили правители.

- Отлично. Я доволен женой – воспитанная, послушная, терпеливая, - князь внимательно следил за  выражением их лиц. – Хорошего рода и с внушительным даром.

 Родители вздрогнули и недоуменно переглянулись.

- Согласно договору и брачным клятвам, буду беречь ее, защищать и постараюсь, чтобы наш союз украсил не один ребенок, а сколько Триединый позволит.

 Правительница криво усмехнулась.

- Нам осталось решить вопрос с близнецом Аланы, причем, не выходя из этой комнаты, - резко отрубил Рагнар.

Саная побледнела, Лорен позеленел.

-  Не буду спрашивать, почему вы скрывали наличие второй девочки, это сейчас неважно. Не буду спрашивать, почему знакомили меня вы с Лианой, а в жены отдали Алану, это тоже неважно. Тем более что если бы мне был предоставлен выбор, я все равно выбрал бы Алану.

Правители переглянулись и затряслись.

-  Я знаю о существовании закона Саритании, согласно которому второй близнец должен отдаваться жрецам Триединого. Вы скрыли рождение второго ребенка и знаете, что будет, если этот факт придать огласке. Какое пятно на семью правителей! А девушку заберут жрецы и, поскольку, она уже взрослая и вряд ли перевоспитается,  то даже представить не хочу, через что ей придется пройти.

- Князь, - прошептала Саная, сползая с кресла на колени. – Прошу, умоляю – не губите! В роду тир Гранд никогда не было такого позора, рождение близнецов в семье правителей уничтожит нас!  Это же и не в ваших интересах, помните, что именно ваш ребенок станет следующим правителем!

- Встаньте, Саная, - поморщился Рагнар. – В Мадраскаре никто не считает близнецов позором, наоборот, двойня – это двойное благословление Триединого!

- Да, у вас снисходительно относятся к бездарным людям, в Саритании их и за людей не считают. Поэтому, нельзя, чтобы о близнецах узнали, пусть Алана родится позже на год и одна. А Лиану мы на днях выдадим замуж, она уедет в поместье мужа и никому не помешает, - Саная просительно заглядывала в глаза Рагнару, надеясь на его снисходительность. – В конце концов,  по магическому договору следующим правителем станет ребенок вашей жены, а не Лианы.

- Именно поэтому вы, дорогая матушка, пытались напоить Алану зельем, вызывающим бесплодие? – с сарказмом ответил князь. – Так ждали внуков? Потом, причем тут ваши дочери и бездарные люди? Они обе имеют дар,  и не говорите, что вы этого не знали.

- Зельем? – растерялась Саная.

- Не надо отпираться, просто примите, как данность, что мне об этом стало известно,  и я вовремя принял меры, - мужчина откинулся на спинку кресла. –  Лорен, я не привык вести разговоры с женщинами, все важные дела должны решаться мужчинами. Что ВЫ – выделил он голосом, можете сказать мне?

- Я сожалею, - выдавил из себя правитель. – Это была идея жены, я сразу говорил, что надо поступить по правилам и раз девчонка не пожелала умереть, то отдать ее жрецам. Но Саная боялась, что в этом случае о рождении близнецов  узнают все.

- Ваши терзания и сожаления меня сейчас мало волнуют. Вопрос с Лианой необходимо решать здесь и сейчас. Согласно закону, принятому в империи, близнецы – девушки выходят замуж за братьев, дядю и племянника, отца и сына, в общем, за родственников, а близнецы-мужчины женятся на сестрах.  У меня нет брата, но есть племянники, старшему из которых семнадцать. Конечно, мы не планировали женить его так рано, но поскольку я уже женат на одной из близнецов, вторая неизбежно должна войти в наш род, а Критен – единственный, кто подходит в мужья. Мы выезжаем завтра утром, приготовьте все, что Лиана хотела бы забрать с собой.

- Не пущу! – взвилась Саная, но князь резко поднял голову, и она со стоном опустилась назад в кресло.

- Не вынуждайте меня применять силу, - холодно заметил Рагнар. – Магия  Мадраскара сильнее Саританской, мне не хотелось бы, чтобы дорогая теща пострадала. Во избежание недоразумений и глупых надежд, поясню, что Лиана находится у меня, с ней хорошо обращаются, но выйдет она отсюда только в качестве невесты Критена.  Таким образом, я приехал за одной дочерью, но увожу обеих.

Саная расплакалась, Лорен сидел невозмутимо.

- Что ожидает нас? – спросил он у Рагнара. – Вы наложите на Саританию какие-нибудь взыскания?

- Нет, зачем? – ответил князь. – Я получил то, за чем ехал – жену и мир. Ваши дочери не только украсят мой двор, но и послужат залогом крепких дружественных отношений между нашими государствами. А вы, Лорен, как и договаривались, будете спокойно править Саританией,  пока наш с Аланой первенец не достигнет совершеннолетия.

- Что будет с Лианой? – глухо  спросила Саная.

- Ничего. Выйдет замуж за Критена, родит ему детей, я племянника и сестру жены не обижу. Если хотите, можете объявить, что Лиана родилась на год позже Аланы.

- Но все знают, что наследница Лиана!

- Соврите, что вы специально прятали настоящую наследницу, боялись сглаза, - князь пожал плечами. – Врать вам не привыкать, справитесь. Для Мадраскара же даже лучше, что они близнецы, значит, сильная кровь.

- Я могу увидеть дочерей? Хотя бы, Лиану? – Саная сжала руки, ожидая ответ.

- Нет. Только на церемонии прощания перед отъездом. Это уже не ваши дочери, а моя жена и невеста моего племянника и ответственность за них несу я. Как вы будете объяснять все поданным – меня не касается. Единственно, на девушек не должна упасть ни малейшая тень. Когда придумаете версию, откуда взялась Лиана, поделитесь, чтобы я тоже знал, что говорить, если вдруг кто-нибудь поинтересуется.

- Почему, Лиану? Алана же вторая! – робко заметил Лорен.

- Как вы определили, что Алана вторая? Родилась вторая?

- По уровню магии. Когда у жены после рождения первого ребенка внезапно опять начались схватки, повитуха положила новорожденную на стол и занялась роженицей. Когда родилась вторая девочка, ее тоже положили на тот же стол,  и когда все закончилось, повитуха не вспомнила, какая девочка родилась первой, - Лорен перевел дух. – Мы не могли пригласить мага, о рождении близнецов тут же все узнали бы. Поэтому я сам посмотрел детей и увидел, что дар есть только у одной, ее и назначили первенцем.

- Понятно, - Рагнар усмехнулся. – Где уж саританину с жалкими двадцатью единицами разглядеть мага такого уровня и силы! Вы ошиблись, выбрали не того ребенка, но, в любом случае, Мадраскар не в накладе. Прежде чем  вы отправитесь собирать дочерей в дорогу, я возьму с вас магическую клятву.

Рагнар вернулся примерно через пару часов.

За это время Светлана успела поесть, перемерить обнаруженные в комнате наряды и обдумать свое положение.

Плюс – муж не собирался избавляться от подсунутой ему «не той» невесты и, кажется, вполне ею доволен. И даже как бы сожалеет, что вынужден был скрепить брак таким варварским способом. Но это не значит, что она забыла и простила его холодность и бездушное к ней отношение, а также до сих пор не снятый браслет подчинения.  Хорошо, что она не поддалась порыву и не рассказала Рагнару, что подчинение на нее не действует. Ей надо и впредь свои секреты держать при себе, мало ли.

Минус – муж знает, что у Аланы есть сестра и неизвестно, что он насчет нее придумает. Если решит взять второй женой – кто знает, может быть, в империи это разрешено? – то дела Светланы не блестящи. Сестрица пойдет по головам, Роксолана недоделанная. Того и гляди – или отравит, или подставит.

Минус – муж, все-таки, сухарь, ждать от него внимания и нежности не приходится. О новой близости даже подумать страшно, одна надежда, что тот прислушается к совету целителя и оставит ее в покое.  А еще лучше – переключится на любовниц.  Хотя, наследник-то ему нужен, поэтому в ближайший год, пока не закончится действие «антидетина», он ее навещать-таки будет.  Ладно, с этим она попробует разобраться позже, на крайний случай у нее есть возможность опять представить «сдувшийся член» и от всей души пожелать, чтобы это произошло в реале.

Итак, ей надо вести себя, по возможности, осторожно, ни во что не ввязываться, к мужу ни с просьбами, ни с капризами и требованиями не приставать и вообще,  быть тише воды, ниже травы.

           Рагнар вошел без стука, просто открыл дверь и шагнул внутрь.

А если бы она переодевалась или еще что? Светлана нахмурилась, но едкое замечание удержала.

- Выезжаем завтра утром, - сообщил ей муж, внимательно рассматривая лицо девушки. – Лиана едет с нами.

Света напряглась – вот этого-то она и опасалась!

- Она выйдет замуж за моего старшего племянника, - невозмутимо продолжил князь. – У нас обычай не разлучать близнецов, да и тебе будет легче, все-таки, родная кровь рядом.

Светлана неопределенно хмыкнула – «легче»!

- Ее комнаты рядом с твоими, можете сегодня ходить друг к другу в гости, уверен, девочкам всегда есть, о чем поболтать, - Рагнар улыбнулся. – Поужинаем вместе.  Если тебе что-нибудь нужно, скажи служанкам, они все сделают. Выходить можешь только в покои Лианы и обязательно накрывай  голову накидкой, когда покидаешь свои покои. Твои непокрытые, но  заплетенные волосы отныне может видеть лишь семья, а распущенные волосы только я один.

- А если я забуду и выйду без накидки? – решила уточнить Света. – У нас это не принято, я могу поспешить и случайно забыть.

- Лучше опоздай, но накидку не забудь, - серьезно ответил князь.  – Если ты покажешься простоволосая вне своих покоев, я буду вынужден тебя наказать.

- Как наказать? – уточнила Светлана, ощущая, как похолодели руки.

- Тебе не понравится.

- А вам?

- Мне тоже, но если ты нарушишь это правило, я буду вынужден наказать, вне зависимости от того, нравится мне это или нет.

«Чудесно!» - Света мрачно взглянула на мужа и подняла руку с браслетом:

- Снимете его?

- Нет.

- Почему?

- Он не доставляет тебе неудобств, не натирает и не мешает. Но может выручить, если ты вдруг потеряешь над собой контроль или решишь, что слушать мужа не обязательно.

«Ах ты, гад!» - Светлана даже растерялась от такой прямолинейности.

- Нравится доставлять боль, унижать и заставлять? – глухо проговорила она, отворачиваясь. – Только название, что жена. По сути – рабыня.

Рагнар нахмурился, протянув руку, приподнял ее голову и вынудил посмотреть на себя:

- Ты не знаешь наши обычаи. Дерзкая. Глупая. Молодая. Вовремя включенное подчинение спасет тебя от наказаний. Пока мы в дороге,  тебе придется научиться слушаться и не перечить, или браслет останется на тебе навсегда.  Ужинаем в моих покоях, тебя отведет служанка, - князь напоследок провел пальцем по ее щеке и вышел.

Мать, мать, мать! Черт, черт, черт!

Нет, животных она любит, но никогда не представляла, что однажды будет принадлежать одному из них. Тем более что ей придется находиться в роли собаки, которую дрессируют при помощи электрошокового ошейника.

Как там говорил магистр – «влюбить в себя»?  Влюбить вот этого бессердечного самодура? Три раза «ха-ха»! Остается один выход – упросить магистра забрать ее вместе с Милисентой. Она согласна посуду мыть, кашу варить, стирать, да что угодно, только  без сомнительной участи жены чудовища.

 Не успела она отойти от новостей, как явилась «сестричка».

- Ты уже знаешь, я еду с вами! – впорхнула Лиана, как ни в чем не бывало. – Князь выдает меня за своего старшего племянника. Если  ты не родишь ребенка или князь умрет, то именно мой ребенок станет следующим князем и правителем Саритании.

- Поживем-увидим, - ответила Света. – Сначала доехать надо, да посмотреть, что за империя. Может быть, там настолько неуютно, что и с доплатой не надо.

- Не злись! – толкнула ее сестра. –  Что ты, как не родная?

- С чего такие перемены? – удивилась Светлана. – Совсем недавно ты меня и знать не желала, я позором рода была и ничтожеством?

- Так я не знала, что у тебя есть дар. Князь сказал, что ты магичка, а это значит, ты не позор рода и с тобой можно общаться, - пожала плечами Лиана. – И потом, нам надо друг дружку держаться, все-таки, вдвоем легче. Посмотри, какое платье мне дали! Это мадраскарская мода.

Лиана подняла руки и покружилась, но взгляд Светланы был прикован к ее обнажившимся рукам.

Выходит, браслет подчинения князь надел только на нее, а сестре предоставил возможность жить без «поводка».

- Красивое платье, - машинально ответила она. – Знаешь, у меня голова болит, я, пожалуй, пойду, прилягу.

- Ложись, - согласилась сестра. – А я пока твои наряды посмотрю. Покажи, что тебе муж подарил после первой ночи!

- Ничего не подарил, - ответила Света, раздумывая, как бы спровадить Лиану. – А должен был?

- У-у-у! Ты его разочаровала! – всплеснула руками девушка. – Конечно, должен! После первой ночи муж всегда дарит жене украшения и чем больше ею доволен, тем более дорогие украшения он ей дарит. А тебе ничего? Совсем-совсем ничего? Что же ты такого сделала, что он настолько на тебя сердит?

- Не знаю, сама у него спроси! – сердито ответила Светлана. – И знаешь что, иди к себе! Я спать лягу.

- Я к тебе по-хорошему, - надула губы Лиана. – Ты что, хочешь ссориться, когда мы только вдвоем будем в чужой стране?

- Я не хочу ссориться, у меня просто голова болит.

- А, поняла, - довольно кивнула головой сестра. – Ты расстроена, что муж не принес подарок за потерю невинности.  Не огорчайся, в следующий раз ты постараешься лучше,  и он останется доволен. Но плохо, что муж ничего не подарил, все это узнают и будут смеяться.

- Лиана, почему ты согласилась уехать в империю? Разве тебе было плохо дома? – перевела разговор Света.

- Матушка задумала отдать меня замуж за старика, - фыркнула Лиана. – Конечно, я бы с большей радостью за  Рагнара вышла, но он успел провести с тобой обряд, поэтому придется довольствоваться племянником. Но он однозначно лучше, чем Алоиз! Заодно мир посмотрю. Ладно, ты и вправду бледная, ложись отдыхать.

Сестра ушла, и Света на самом деле решила прилечь.

Что-то никак ее жизнь не наладится, все время какие-то потрясения и не слишком радостные события. Как она устала бороться, преодолевать, терпеть! Как же хочется просто жить и наслаждаться каждым днем!

Помнится, когда она что-то роняла, бабушка Оля звала ее недотёпой. Вот, недотёпа она и есть – ни в настоящей своей жизни ничего не добилась, ни когда умерла, не сумела нормально попасть  – влезла в тело такой же недотёпы, как сама.

Раздался стук в дверь.

Это не покои, а проходной двор какой-то! – возмутилась девушка.

- Да?

- Мистрис, - просунулась голова Маяны. – Пришел целитель. Он должен вас осмотреть.

Света вытерла слезы и встала с кровати.

- Здравствуйте! – первая поздоровалась она со старичком.

По крайней мере, он единственный, не считая магистра Кроу, кто проявил к ней искреннее внимание и участие.

- Доброго дня, мистрис! – поклонился лекарь. – Вы позволите, я проверю ваше здоровье?

- Конечно, - кивнула девушка. – Мне стоять или лучше лечь?

- Можете стоять, мистрис, я быстро.

И на самом деле старичок управился меньше, чем за минуту.

- У вас все в порядке, мистрис. Но я вижу, что вы чем-то огорчены?

Светлана махнула рукой, показывая, что не стоит обращать внимание.

- Вы позволите мне дать вам совет? – сказал лекарь.

Света кивнула, ожидая, что он скажет.

- Я уже стар и я целитель, но вам все равно надо было покрыть голову, прежде чем разрешить мне войти, - посетовал лекарь. – Вон, лежит накидка, накиньте ее! Вы теперь замужняя женщина.

Девушка прикрыла голову, досадуя на себя, что сама не догадалась.

- Я прошу прощения, что позволил себе указать на вашу ошибку, но если бы князь увидел вас без покрова на голове, он наказал бы нас обоих.

- А вас-то за что? – удивилась молодая жена.

- Я не должен был входить, увидев, что вы не покрыли голову.

- Дурацкие законы.

- К сожалению, нравится нам закон или не нравится, это не отменяет его выполнение.

- Спасибо, я постараюсь быть внимательнее, - поблагодарила старичка Светлана.

- Вам нужен кто-то, кто сможет научить вас нашим законам, - продолжил целитель. – Я позволю себе напомнить об этом князю. Ведь если вы нарушите закон, не зная о нем, это не спасет вас от наказания.

- Господи, - расстроилась Светлана. – А как наказывают в Мадраскаре?

- По-разному, мистрис, в зависимости по тяжести проступка. Наказание для женщин – порка. Публичная, если проступок тяжелый, но это редко. Чаще – муж выпорет сам, за закрытыми дверями. Могут лишить еды на день или несколько дней, могут запретить выходить из покоев. Отобрать украшения. У нас женщина без украшений – стыдно,  другие женщины над ней будут смеяться. Кстати, на вас не вижу ни одного, кроме браслета. Не понравился подарок мужа? Наденьте, князь может обидеться, что вы пренебрегли его подарком!

- Мне князь ничего не дарил, - ответила Светлана и спросила. – И до какого состояния порют несчастных женщин? До потери сознания?

- Нет, что вы! Обычно до тех пор, пока женщина не заплачет и не попросит прощения и пощады.

- То есть, не больше одного удара, - задумчиво проговорила Света. – Но все равно ужасный способ воспитания взрослых людей.

- Да, как правило, женщина получает только один удар, - согласился целитель. – Но почему вас так беспокоят именно наказания? Их применяют только по делу, а правила не сложно запомнить.

Светлана подняла руку с браслетом и показала на него:

- Потому что, похоже, я тут самое бесправное существо. Браслет  подчинения – единственное «украшение», которым меня одарил муж. Еще ни одного доброго слова не слышала, зато про наказания мне уже и муж успел поведать, и вы вот сразу напомнили, увидев без накидки.

- Что вы, мистрис, вы – жена князя, княгиня!

- Нет, я не княгиня, я – рабыня, - улыбнулась Светлана. – Благодарю, что уделили мне время!

- Вы прошли обряд чистоты, доказали всем, что выходили замуж невинной. Вас все уважают и почитают! – торопливо заговорил старичок. – Вы не должны думать о себе, как о рабыне, это не так! Про подарок князь просто забыл, столько всего навалилось.

- Ничего он не забыл. Впрочем, мне не нужны украшения, я никогда не сходила с ума по цацкам. У нас договорной брак, и я не ждала любви или поклонения. Просто надеялась хотя бы на уважение.

- Мистрис,  не расстраивайтесь! Все наладится! Князь – хороший человек, он умеет признавать и исправлять свои ошибки. Если вы не против, то в дороге я мог бы вас учить нашим законам, прямо сейчас пойду и поговорю об этом с князем.

- Не знаю, уместно ли.

- Я спрошу. Рад, что мистрис в добром здравии, - лекарь отвесил поклон. –  Доброго дня!

Целитель ушел, вернулись служанки, суетились, предлагая Светлане платья для ужина, щебетали, что «мистрис должна ослепить князя красотой», а Свете ничего не хотелось.

- Я не пойду на ужин, - решила она.

- Как же, мистрис! Ведь князь будет ждать! – испугались девушки. – Нельзя не пойти, если муж зовет!

- У меня болит голова, я устала, - объяснила Светлана. – Зачем князю любоваться на грустную жену? Еще аппетит испортится. Передайте ему, что я легла спать. И завтра мы выезжаем рано утром, приготовьте все, что нужно.

   Когда служанка передала, что княгиня на ужин не придет, поскольку легла спать, первым порывом князя было применить подчинение. Но потом он успокоился и решил оставить такое своеволие на этот раз без последствий. Он виноват перед женой, пусть его терпение будет ей наградой.


Глава 4 | Лишняя дочь | Глава 6