home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Специальные батальоны

Пока что у меня было две зацепки: Шеффер и специальные батальоны. Этого, разумеется, маловато, но на первое время должно было хватить. В первую очередь меня заинтересовали воинские части – судя по всему, они были достаточно многочисленными и использовались в боевых действиях. Значит, и исчезнуть бесследно не могли. И я стал кропотливо изучать в немецких архивах боевые действия Второй мировой войны.

К слову сказать, попутно мне удалось найти немало интересного. Например, загадочные и не вполне объяснимые подробности германского ракетного проекта. Но речь сейчас не о них, а о специальных батальонах. Не сразу и не вдруг, но кое-что мне выяснить все же удалось.

Специальные батальоны были строго секретными подразделениями и находились в личном подчинении Гиммлера, который собственноручно, можно сказать, направлял их на самые ответственные участки. Даже точное число их неизвестно – мы знаем только, что их насчитывалось не меньше 20 и не больше 30 (я знаю о существовании 29-го батальона, но в нумерации, возможно, были пропуски – так, о 10-м батальоне нет вообще никаких сведений). В каждом было от 500 до 1000 человек, итого общее число колеблется в пределах 10–30 тысяч солдат и офицеров. Еще мы знаем, что комплектовались такие батальоны добровольцами, прошедшими строгий отбор. И этим самым отбором занималось именно Третье управление Института расовых исследований!

Получается, что Шеффер занимался просто подбором кадров? Ни зачем для таких несложных, в сущности, дел нужно было организовывать целый институт? Если речь шла только о выдающихся физических или интеллектуальных данных кандидатов, то почему требовалось держать программу в строжайшем секрете? Наоборот, действия батальонов (кстати, в основном довольно успешные) следовало рекламировать как главное доказательство правильности расовой доктрины нацистов. Почему же этого не делалось?

И тут я снова вспомнил про пресловутые дырки в черепе. Видно, не только подбором кадров занимался Шеффер, но и какой-то их подготовкой. Причем подготовкой весьма своеобразной, с использованием привезенных из Тибета методик.

Чтобы понять, что это были за методики, нужно узнать больше подробностей. Я написал электронное письмо в Севастополь, в местную научную организацию, которая проводила раскопки немецкого кладбища. Ответ пришел через неделю.

Уважаемый господин фон Кранц! Спасибо за интерес к нашей деятельности. Все захороненные были, судя по останкам, молодыми мужчинами в возрасте приблизительно от 20 до 30 лет. Кроме треугольных вырезов в черепе, других отличительных особенностей на их останках не обнаружено. У некоторых имеются при себе документы, однако не все из них удается прочесть. Прилагаем фотокопию солдатской книжки одного из воинов.

Это было как раз то, что мне нужно. Книжка была отсканирована с достаточно высоким разрешением, и я мог без труда прочесть все надписи. Мое внимание привлек простенький канцелярский штамп, на котором было написано: «Прошел медицинскую подготовку № 4». Речь идет именно об «отверстии для ясновидения». Но меня больше интересовало другое – если существовала подготовка номер четыре, значит, была и номер один, и два, и три? Значит, вырезами в черепе дело не ограничивалось?

И тут я снова свалился в область догадок, которые можно назвать логическими умозаключениями. Мы мало знаем о том, что делали с новобранцами в Третьем управлении? Так давайте зайдем с другой стороны – а какие вообще качества нужны солдату? Физическая сила, выносливость, неуязвимость, быстрая реакция, способность слышать и видеть лучше, чем твой противник… Судя по всему, именно над этим и работали подчиненные Шеффера. Причем в их деятельности нет ничего особенно фантастического – в конечном счете, препараты, которые позволяют на некоторое время резко повысить возможности человека, существуют уже давно. Они широко применяются – в первую очередь, спортсменами и спецназовцами. Один из них, под кодовым названием J5GUX, стоял на вооружении гвардейцев одного центральноафриканского диктатора. Европейский путешественник так описывал действие этого препарата:

Приняв J5GUX, человек на несколько часов становился нечувствителен к боли. Его пульс учащался до предела, сердце едва ли не выпрыгивало из груди. Реакция становилась молниеносной, быстрота и физическая сила увеличивалась во много раз, выносливость поражала. Принявший этот препарат человек мог бежать на протяжении нескольких часов без остановки со скоростью не менее 50 километров в час. Повышенная доза препарата действовала сутки, правда, после этого принявший ее неизбежно умирал – все ресурсы его организма оказывались исчерпанными.

Судя по всему, Третье управление пошло иным путем – возможности организма солдат из специальных батальонов были повышены надолго и всерьез, причем без всякого очевидного ущерба для их здоровья. Копаясь в пыльных архивах, я находил все больше и больше документов, которые, как маленькие кусочки мозаики, складывались в единую картину.

Уже давно замечено, что германские солдаты на фронтах Второй мировой войны несли меньшие потери, чем их противники. Конечно, многое можно списать на их прекрасную выучку, на хорошее оружие (например, чего стоят одни только танки «Тигр» и реактивные истребители!), но все-таки этого недостаточно. Кроме того, историки поражаются той легкости, с которой немцы обычно прорывали вражескую оборону. Словно бы впереди наступающих войск шло какое-то железное острие, которое прорывало самые укрепленные позиции.

А ведь это острие шло. У него даже было свое имя – специальные батальоны СС. Вот выдержка из секретного приказа, опубликованного в июне 1943 года – незадолго до крупного наступления против русских.

В группировку, наступающую на Курск с севера, следует включить 3, 6, 7 и 15-й специальные батальоны СС. Войска, наступающие на Курск с юга, должны получить в качестве подкрепления 2, 9, 10, 11, 12, 13, 18 и 21-й специальные батальоны СС. Батальоны надлежит использовать для прорыва вражеской обороны и вывести из боя сразу же после того, как войска выйдут на оперативный простор. Соблюдать обычные для таких случаев меры секретности. Не допустить попадания к противнику тел солдат из 2, 3, 11 и 12-го батальонов.

Почему только из этих четырех? Совершенно очевидно, что эсэсовцы из разных батальонов подверглись разной степени «обработки», и у некоторых она была более наглядной. А нацисты свято берегли свои технологии и явно не хотели, чтобы они попали к кому-нибудь еще. Поэтому и следы подчищали довольно качественно.


Экспедиция Шеффера | Тайное оружие Третьего рейха | Крупицы информации