home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Когда я был маленьким, мы играли в первую высадку на Луну. Потом романтические бредни уступили место трезвым поискам способа достичь лунной поверхности. Но никогда мне в голову не могло прийти, что я попаду на Луну в клетке без окон, как мышь в обувной коробке.

Только мой вес свидетельствовал, что я на Луне. Увеличение веса можно смоделировать с помощью центрифуги. Но уменьшить вес — совсем другое дело; все, что доступно на Земле — несколько секунд полета с трамплина, затяжной прыжок с парашютом, «горка» на самолете.

А если уменьшение гравитации все длится и длится, то вы где угодно, только не на Земле. На Марсе я оказаться не мог; значит — Луна.

На Луне я должен весить чуть больше 25 фунтов. Примерно так я себя и чувствовал — мог бы пройтись по лужайке, не примяв травы.

Несколько минут я просто наслаждался этим, и, забыв о нем и наших бедах, с удовольствием вальсировал по комнате, слегка подпрыгивал, ударялся головой о потолок, и ощущал, как медленно, медленно, медленно опускаюсь на пол. Чибис уселась, пожала плечами и снизошла до улыбки. «Лунный старожил»! А ведь пробыла тут всего-то на две недели дольше моего.

У низкой гравитации немало минусов. Почти нет сцепления с опорой, ноги разъезжаются. Пришлось на собственной шкуре познать то, что я раньше знал только умом: вес уменьшается, но масса и инерция остаются. Чтобы сменить направление, даже при ходьбе, надо наклониться как на скейт-борде, но если нет трения (а у меня в носках на гладком полу его не было), ноги выскальзывают из-под тела.

Падать при одной шестой g не больно, но Чибис хихикала.

Я уселся и сказал:

— Смейся, смейся, интеллектуалка. Хорошо тебе, в кроссовках-то, хихикать.

— Извини. Но ты так забавно парил и хватался за воздух, как в замедленном кино.

— Не сомневаюсь. Очень смешно.

— Я уже извинилась. Слушай, возьми мои кроссовки.

Я смерил глазами наши ноги и хмыкнул:

— Спасибо, конечно!

— Ну… ты можешь распороть задники или еще что-нибудь придумать. Мне и так будет нормально. Мне всегда нормально. А где твоя обувь, Кип?

— Да рядышком, четверть миллиона миль отсюда — если только мы вышли на нужной остановке.

— А-а. Ну, здесь она тебе не особенно нужна.

— Ага, — я покусал губу, обдумывая это «здесь» и больше не интересуясь играми с гравитацией. — Чибис? Что теперь будем делать?

— Ты о чем?

— О нем.

— Да ничего. Что мы можем сделать?

— Ну а что тогда делать?

— Спать.

— Что??

— Спать. …Тот дал нам лучший из даров, кто сонный выдумал покров, что скроет плотной пеленой все мысли наши до одной…

— Хватить выпендриваться! Говори толком!

— Я и говорю толком. Сейчас мы беспомощны, как золотые рыбки в аквариуме. Мы просто хотим выжить. А первый принцип выживания — не застревать на том, что от тебя не зависит и сосредоточиться на том, что ты можешь сделать. Я хочу есть и пить, я себя неважно чувствую, очень устала… и все, что я могу с этим поделать, это лечь спать. Так что если ты будешь так любезен, что помолчишь, я этим и займусь.

— Намек понял. Не надо на меня огрызаться.

— Извини. Когда я устаю, я становлюсь злой, как собака. И папа говорит, что до завтрака ко мне подходить опасно. — Она свернулась калачиком и подоткнула свою растрепанную тряпичную куклу под подбородок. — Спокойной ночи, Кип.

— Спокойной ночи, Чибис.

Тут мне кое-что еще пришло в голову, я заикнулся было… и увидел, что она уже спит. Дыхание ее стихло, лицо разгладилось и больше не казалось настороженным и заумным. Верхняя губа оттопырилась сковородником, и она стала похожа на чумазого херувима. На щеках остались полоски высохших слез. А ведь я не заметил, когда она плакала.

Кип, сказал себе, ты влезаешь в скверную историю; это намного хуже, чем притащить домой брошенного щенка или котенка.

Я обязан позаботиться о ней… или сдохнуть за нее.

Может, так и получится. В смысле сдохнуть. Похоже, о себе-то я никогда не мог как следует позаботиться.

Я зевнул, потом еще раз. У креветки больше мозгов, чем у меня. Я измотался как никогда, хотел есть, пить и вообще мне было паршиво. Я подумал было побарабанить в дверную панель и вызвать толстого или худого. Но… разбужу Чибис, и да и он сочтет это сопротивлением.

Поэтому я растянулся на полу, как часто дремал дома на ковре в гостиной. Оказалось, что на Луне на жестком полу можно очень удобно устроиться; одна шестая земного притяжения — это матрас лучше всякого поролона — той взбалмошной принцессе в сказке Андерсена было бы не на что пожаловаться.

Заснул я мигом.

Снилась мне наиневероятнейшая космическая опера из всех, мною виденных. Теснились драконы, прекрасные девы с Арктура, рыцари в сверкающих скафандрах, действие перемещалось из дворца короля Артура на дно Мертвого моря Барсума.{18}

И все бы ничего, вот только у герольда-распорядителя было лицо пришельца и голос Туза Квиггла. Он высовывался из экрана и скалился шевелящимися червеобразными ресничками.

«Победит ли Беовульф{19} дракона? Вернется ли Тристан к Изольде?{20} Найдет ли Чибис свою куклу? Включайте наш канал завтра вечером, а пока просыпайтесь и бегите в ближайшую аптеку, чтобы купить наждачную бумагу „Звездный путь“, лучшее средство для чистки рыцарских доспехов. Подъем!»

Он высунул щупальце из экрана и схватил меня за плечо.

Я проснулся.

— Просыпайся, — говорила Чибис, тряся меня за плечо. — Пожалуйста, проснись, Кип.

— Отстань!..

— Тебе снился кошмар.

— Принцесса с Арктура в беде! и теперь я никогда не узнаю, чем все кончилось. На кой ты меня разбудила? Сама же говорила, что нужно выспаться!

— Ты дрыхнешь уже несколько часов — а сейчас, кажется, мы что-то можем сделать!

— Позавтракать?

Это она проигнорировала.

— Попытаться смыться.

Я резко сел, взлетел в воздух и опустился обратно.

— Ого! Как?

— Точно не знаю. Но мне кажется, что они ушли и оставили нас одних. Если так, другого шанса не будет.

— А с чего ты взяла, что они ушли?

— Послушай. Послушай внимательно.

Я вслушался. Я услышал свое сердце, дыхание Чибис, а потом и ее сердце. Такой тишины я и в пещерах не встречал.

Я вытащил нож, стиснул его зубами, чтобы звук передавался по костям, и приставил нож к стене. Ничего. Я попробовал прослушать пол и другие стены. Опять ничего. Корабль отзывался только тишиной — ни дрожи, ни стуков, ни тех вибраций, которые нельзя услышать, а можно только почувствовать.

— Похоже, ты права, Чибис.

— Я заметила, что прекратилась циркуляция воздуха.

Я повел носом.

— У нас кончается воздух?

— Пока нет. Но воздух не поступает — он выходил из тех крошечных отверстий там, наверху. Вообще-то это незаметно, но я насторожилась, когда он перестал идти.

Я напряженно размышлял.

— Я все-таки не понимаю, что это нам дает. Мы заперты.

— Может, и нет.

Я ковырнул стену ножом. Стена не из металла, и на пластик не похоже: нож ее не брал. Может, граф Монте Кристо и провертел бы в ней дырочку, но ему некуда было торопиться.

— Почему ты так думаешь?

— Каждый раз, когда они открывали и закрывали дверную панель, слышался щелчок. Так вот, когда они тебя вывели, я приклеила кусочек жвачки на стыке панели и стены, повыше, чтобы они не заметили.

— Да. Помогает, когда нет ни глотка воды. Я…

— Еще есть? — живо спросил я. Было не до свежести дыхания, жажда мучила, никогда в жизни я так не хотел пить.

Чибис расстроилась.

— Ой, бедный Кип! У меня больше нет, это старый кусочек. Я его приклеила к пряжке ремня и жевала, когда особенно хотелось пить. — Она помялась. — Но возьми, если хочешь. Пожалуйста.

— Ну спасибо, Чибис. Спасибо большое. Лучше не надо.

Она оскорбилась.

— Уверяю вас, мистер Расселл, что не страдаю никакими заразными заболеваниями. Я просто хотела…

— Да-да, — поспешно сказал я — Я в этом совершенно уверен. Но…

— Я учитываю, что мы находимся в экстремальной ситуации. И это гигиеничнее поцелуев — чего Вам, видимо, еще не доводилось!

— В последнее время нет, — я попытался сменить тему. — Но все, что я хочу, это глоток чистой холодной воды. Или грязной теплой воды… К тому же ты истратила свою жвачку на дверную панель. Чего ты хотела добиться?

— Так я же говорила тебе об этом щелчке. Папа говорит, что, если стоишь перед дилеммой, полезно изменить любую из переменных, а потом снова попытаться решить задачу. Я попыталась внести изменения с помощью моей жвачки.

— Ну?

— Когда они притащили тебя обратно и закрыли дверь, я не услышала щелчка.

— Что? Так ты знала, что перехитрила их замок, уже несколько часов знала — и не сказала мне?

— Именно так.

— Ну, я тебя выпорю!

— Не советую, — сказала она ледяным тоном. — Я кусаюсь.

Я поверил. Кусается. И царапается. И еще что-нибудь вытворяет. Я сменил тему.

— Почему ты мне не сказала, Чибис?

— Я боялась, что ты рванешься наружу.

— Ха! Конечно, я бы попробовал.

— Именно. Но я считала, что лучше не дергать дверь… пока он на корабле.

Она точно гений. По сравнению со мной.

— Я тебя понял. Ладно, посмотрим, сможем ли мы ее открыть.

Я осмотрел панель. Кусок жвачки был на месте, так высоко, как она могла достать, и по тому, как он был размазан, было похоже, что он застрял в пазу, заклинив панель. Но никакой щели я не видел.

Я попробовал подцепить ее кончиком большого лезвия. Мне показалось, что панель отошла на одну восьмую дюйма — и в этот момент лезвие сломалось.

Я сложил сломанный нож.

— Есть какие-нибудь идеи?

— Может, прижать руки к панели и попробовать ее сдвинуть?

— Ладно. — Я вытер потные ладони о рубашку. — Ну, навались. Заодно разомнемся.

Панель отодвинулась вправо почти на дюйм — и больше ни с места. Но от потолка до пола протянулась щель толщиной с волос.

Остаток большего лезвия тоже сломался, а щель не стала шире. Чибис пискнула:

— О боже!

— Рано сдаваться. — Я отступил для разбега и ринулся к двери.

Ноги заскользили, я потерял равновесие и проделал медленный кульбит. На этот раз Чибис не засмеялась.

Я поднялся, отошел к дальней стене, уперся ногой и попробовал оттолкнуться, как пловец в бассейне.

Мне удалось долететь до двери и ударить ее, не особенно сильно. Я почувствовал, что она слегка прогнулась под ударом.

— Стой, Кип, — сказала Чибис. — Снимай носки. Я подтолкну сзади, мои кроссовки не скользят.

Она была права. На Луне, если нет резиновых подметок, лучше ходить босиком. Мы отошли к дальней стене, Чибис встала позади меня и положила руки мне на бедра. «Раз… Два… Три… Пошел!» Мы рванули с элегантностью бегемота.

Я ссадил плечо. Но панель выскочила из направляющей, открыв пространство дюйма в четыре.

На косяке я оставил кусок собственной шкуры, порвал рубашку, и ругался про себя по-черному… Но щель расширялась. Как только я смог протиснуть голову, я распластался по полу и выглянул. В поле зрения никого не было — и это уже что-то значило, если учесть шум, который мы натворили. Если только они не решили сыграть с нами в кошки-мышки. Но вряд ли они до этого опустятся. Особенно он.

Чибис хотела было просочиться мимо меня, но я оттащил ее.

— Куда, хулиганка! Я пойду.

Еще пара рывков и я пролезу. Я раскрыл маленькое лезвие и протянул нож Чибис.

— Со щитом или на щите, солдат.

— Лучше ты возьми.

— Мне он не нужен. «Смерть о двух кулаках» — так именуют меня в темных аллеях. — Я отчаянно куражился, но зачем Чибис об этом знать? — «Кип без страха и упрека», спасаем девиц, дешево, оптовые скидки.

Я протиснулся на карачках, встал и огляделся.

— Вылезай, — тихонько сказал я.

Она полезла, но вдруг попятилась. Появилась вновь, сжимая свою замурзанную куклу.

— Чуть не забыла Мадам Помпадур, — сказала она, задохнувшись. Я даже не улыбнулся.

Но она вскинулась:

— Ну и что! Она мне нужна, я без нее не могу заснуть. Это мой комплекс, но папа говорит, что я его перерасту.

— Да, ясно, ясно.

— Нечего напускать на себя такой покровительственный вид! Это же не фетишизм{21}, даже не первобытный анимизм, а просто условный рефлекс. Я давно знаю, что это всего лишь кукла, я давно поняла свою горькую ошибку… давно… много лет назад.

— Послушай, Чибис, — сказал я серьезно. — Мне все равно, как ты засыпаешь. Лично я бью себя молотком по голове. Прекрати. Ты в этих кораблях разбираешься?

Она огляделась.

— Думаю, мы в корабле, который меня преследовал. Но он такой же, как тот, который я вела.

— Отлично. Пошли в рубку.

— А?

— Ту консервную банку ты пилотировала. А эту сможешь?

— Н-наверное… Да, смогу.

— Тогда пошли. — Я повернулся туда, куда меня тащили.

— Но тогда у меня была Мамми, она мне подсказывала! Давай ее найдем.

Я остановился.

— Ты поднять корабль сможешь?

— Ну… да.

— Вот подними его в воздух, то есть в космос, я хочу сказать, — и поищем. Если она на борту, мы ее найдем. Если нет, ну… куда деваться.

— Ну… ладно. Логично, хотя мне это и не нравится, — она шагала вслед за мной. — Кип, какое ускорение ты выдерживаешь?

— Представления не имею. А что?

— Эти штуки могут летать намного быстрее, чем я пробовала. Зря я постеснялась.

— Зря ты полетела в Нью-Джерси.

— Но я хотела найти папу!

— Правильно, по большому счету. Но лучше было бы рвануть на Лунную базу и поднять Федеральный Космический Корпус. Это не игрушки; нужна помощь. Где мы, как ты считаешь?

— Должно быть, он вернул нас на свою базу. Я скажу точно, когда сориентируюсь по небу.

— Ладно. Если сможешь определить, где Лунная база, направимся туда. Если нет — изо всех сил рванем в Нью-Джерси.

Дверь рубки была заперта, и я никак не мог сообразить, как ее открыть. Чибис сделала то, что, по ее словам, должно было помочь — засунула мизинец в дырку, куда мой палец пролезть бы не смог, и сообщила, что замок защелкнут. Тогда я огляделся.

Я нашел металлический прут, висевший в коридоре, длиной около 5 футов, заостренный на одном конце, с четырьмя кастетоподобными рукоятками на другом. Черт ее знает, что это за штука, может у этих монстров такой пожарный топор, но крушить с его помощью было одно загляденье.

Через три минуты от двери одни щепки остались. Мы вошли.

Сначала у меня пошли мурашки по всему телу, потому что именно здесь он меня обрабатывал. Я взял себя в руки, но решил про себя, что, увидев его, засажу эту железяку прямо в его мерзкие буркалы. Я осмотрелся, в первый раз по-настоящему оглядывая помещение. В центре было что-то вроде гнезда, окруженного устройством, смахивающим то ли на сильно навороченную кофеварку, то ли на велосипед для осьминога. Хорошо, что Чибис знает, на какую кнопку нажимать.

— А где внешний обзор?

— Вот, — Чибис проскользнула мимо меня и ткнула пальцем в какое-то отверстие.

Потолок был полусферический, как в планетарии. Когда зажглись огни, я понял, что это и есть планетарий. Дух захватило.

Вдруг оказалось, что мы стоим не на полу, а на платформе, висящей в пространстве, футах этак в тридцати от поверхности. Надо мной, на черном небосводе светились огни тысяч звезд, а прямо в лицо смотрела, огромная, как десяток полных лун, зеленая, милая и прекрасная Земля.

Чибис тронула меня за локоть.

— Очнись, Кип.

— Чибис, неужели в твоей душе нет ни капли поэзии?

— Конечно, есть. Навалом. Только времени нет. Я знаю, где мы, Кип — отсюда я и стартовала. Их база. Видишь те скалы с длинными резкими тенями? Частью они — камуфлированные корабли. Вон там, левее, высокий пик с седловиной, а еще левее, почти точно на запад, в сорока милях отсюда станция Томбо. Еще через двести миль — Лунная база, а за ней — Луна-Сити.

— Долго добираться?

— Двести пятьдесят миль? Мне не приходилось совершать местные перелеты, но думаю, что несколько минут.

— Поехали! Они могут вернуться в любой момент.

— Ага, Кип, — она забралась в это воронье гнездо и склонилась над аппаратурой.

Затем выпрямилась. Ее лицо было белым, тонким и совсем детским.

— Кип… никуда мы не полетим. Извини.

Я взвыл.

— Что! Что стряслось? Ты забыла, как им управляют?

— Нет. Здесь нет «мозга».

— Чего?

— «Мозга». Маленькая черная штуковина размером с грецкий орех, который вставляется вот сюда. — Она показала куда. — В тот раз мы смогли убежать, потому что Мамми умудрилась его украсть. Мы были заперты в пустом корабле, как мы с тобой сейчас. Но она его достала, и мы улетели, — Чибис выглядела уныло и потерянно. — Я должна была догадаться, что он не оставит «мозг» в рубке. Может, и я догадывалась… но не хотела это признавать. Прости.

— Нет, Чибис, мы так легко не сдадимся. Можно сварганить что-нибудь, что подойдет к этой розетке?

— Вроде как соединить проводки зажигания у автомобиля? — она покачала головой. — Это не так просто, Кип. Если поставить в автомобиль деревянную модель генератора, разве поедешь? Я точно не знаю, что делает эта штука, я и мозгом-то ее назвала, потому что она такая сложная.

— Но… — я заткнулся. Если дикарю с острова Борнео дать новехонькую машину, совершенно целую, только без свечей, далеко он уедет? Внутренний голос подсказывает, что не очень.

— Чибис, какие еще есть идеи? Хоть какие-нибудь? Если нет — покажи хотя бы входной шлюз. Я возьму вот это, — я потряс своей железной дубинкой, — и буду дубасить всех, кто сунется.

— Я не знаю, что делать, — созналась она. — Надо найти Мамми. Если она тут, то что-нибудь подскажет.

— Хорошо… но покажи наконец входной шлюз. Потом ищи ее, я покараулю.

Во мне вскипал безрассудный гнев отчаяния… Раз уж нам не суждено отсюда выбраться, — а похоже на то, — надо было, по крайней мере, рассчитаться. Я хотел показать ему, что с людьми так не обращаются. Я был уверен — совершенно уверен: перед тем как под его взглядом оцепенеет мой хребет, я успею ему врезать. Размозжить его омерзительную харю.

Если не буду смотреть ему в глаза.

Чибис медленно произнесла:

— Есть… еще одна возможность…

— Какая?

— Н-не хотела бы предлагать. Вдруг ты подумаешь, что я хочу выбраться на твоем горбу.

— Не глупи. Если есть идея, давай.

— Ну… сорок миль отсюда, станция Томбо. Если мой скафандр здесь, на корабле…

До меня вдруг дошло, что капитулировать рано. Может, в этой игре назначат добавочное время.

— Мы можем туда дойти!

Чибис покачала головой.

— Нет, Кип. Поэтому-то я и не хотела об этом говорить. Я могу дойти туда… если найдем мой скафандр. А ты в него не влезешь, даже если сложишься пополам.

— Сдался мне твой скафандр, — огрызнулся я.

— Кип, Кип! Это же Луна, забыл? Воздуха нет.

— Что я тебе, идиот? Но если где-то у них лежит твой скафандр, то, может быть, там рядышком валяется и мой. И…

— У тебя есть скафандр? — не поверила она.

Мало-помалу до нее дошло, что, не будь у меня скафандра, то двенадцать часов назад и четверть миллиона миль отсюда я просто не смог бы связаться с ней на частоте космических позывных.

— Давай кончать с этим безобразием. Хотя погоди: лучше покажи мне шлюз, а потом ищи наши костюмы.

— Ладно.

Она отвела меня к входному шлюзу. Это была кабинка, сильно напоминавшая ту, в которой нас держали, но меньше, и со второй дверью, рассчитанной на большое внутреннее давление. Дверь в нее оказалась незапертой, и мы осторожно открыли ее. Внутри было пусто. Внешняя дверь была закрыта, иначе мы не смогли бы открыть внутреннюю. Я сказал:

— Если бы этот сколопендер хоть немного думал о будущем, — язвительно заметил я, — он бы оставил внешнюю дверь открытой, хоть мы и сидели взаперти. Тогда… погоди секунду… Открытая внутренняя дверь фиксируется?

— Не знаю.

— Давай посмотрим.

Она удерживалась обычным крючком. Чтобы быть уверенным, что крючок не откидывается какой-нибудь кнопкой снаружи, я заклинил его своим ножом.

— Больше шлюзов нет?

— На том корабле не было, а они очень похожи.

— Через этот шлюз до нас уже никто не доберется. Даже сколопендер без шлюза не обходится.

— А вдруг он все-таки как-то откроет внешнюю дверь? — нервно сказала Чибис. — Тогда мы лопнем как воздушные шарики.

Я ухмыльнулся.

— Ну и кто здесь гений? Конечно, лопнем… если он откроет. Только как он ее откроет, если на нее давит двадцать-двадцать пять тонн. Сама мне недавно толковала, что это Луна. Снаружи пустота, не забыла?

— Фу ты, — Чибис сконфузилась.

Мы отправились на поиски. Я с удовольствием взламывал двери; сколопендер не обрадуется, когда вернется. Вначале мы нашли вонючий закуток, где ютились Жирный и Тощий, даже жалко, что их дверь была незаперта.

По комнатке я многое о них понял: это свиньи, со свинскими привычками и свинскими душами. Видно было, что они не случайные пленники; все было устроено для землян. Эти негодяи расположились здесь надолго. Мы увидели два пустых контейнера от скафандров, несколько дюжин пайков в армейских жестянках, и, главное, там были питьевая вода и умывальник. Были там и два полных баллона с кислородно-гелиевой смесью — вот их я не отдам ни за ладан, ни за чистое золото, если, конечно, мы найдем скафандры!

Я напился, открыл банку консервов для Чибис; жестянка была с ключом, и мы избежали участи «Троих в лодке» с их банкой ананасов. Я велел Чибис перекусить и продолжить обыск. От найденных баллонов с воздухом у меня прямо засвербило поскорее найти наши скафандры и смыться, пока нас не застукали.

Я вскрыл с десяток дверей быстрее, чем Морж и Плотник{22} вскрывали устриц, и нашел кучу всякого. Нашел я и то, что, по-видимому, было каютами сколопендеров. Я даже не остановился посмотреть — этим, бог даст, займется Космический Корпус, — я лишь проверял, нет ли скафандров.

И нашел их! — в каюте напротив нашего узилища. Я был так рад Оскару, что чуть не расцеловал его. Я заорал: «Привет, приятель, кого я вижу!» — и рванулся искать Чибис. Ноги разъезжались, но было уже не до этого.

Чибис подняла голову, когда я ворвался в каюту.

— Я уже собиралась искать тебя.

— Нашел! Нашел!

— Мамми? — с готовностью сорвалось у нее.

— Что? Да нет! Скафандры — и твой, и мой! Пошли!

— А-а… — вид у нее был разочарованный, и меня это задело. — Хорошо, конечно… только сначала надо найти Мамочку.

У меня руки опустились. У нас появился хоть какой-то шанс избежать чего-то более страшного, чем смерть, и это не риторическая фигура, а ей приспичило искать здесь свое пучеглазое чудовище. Будь это человек, даже незнакомый, пусть бы у него даже изо рта воняло, я бы его не бросил. Собаку или кошку тоже стал бы искать… наверное.

Но что мне пучеглазый монстр? Все, что он для меня сделал, это вляпал в историю, хуже всех моих жизненных передряг.

Я подумал — не оглушить ли Чибис и не засунуть ли в скафандр, пока не очухалась. Но вслух сказал:

— Спятила? Мы уходим — немедленно!

— Мы не можем уйти без нее!

— Ты точно спятила. Мы даже не знаем точно, здесь ли она… но если даже найдем, мы не сможем взять ее с собой.

— Сможем!

— Как? Это Луна, забыла? Воздуха нет. У тебя есть скафандр для нее?

— Но… — она чуть опешила. Но не надолго. Вскочила и сказала: — Ты как хочешь, а я пойду ее искать. На! — и бросила мне банку с пайком.

Мне бы ее скрутить. Но так уж я воспитан — мне с детства внушали, что женщину бить не следует, как бы она этого ни заслуживала. Так что пока я метался между позывами разума и издержками воспитания, Чибис улизнула вместе с удобным случаем. Я только беспомощно застонал.

Но тут запахло чем-то фантастически вкусным. Ведь у меня в руках была банка с консервами. То есть, вернее сказать, с тушеной подметкой в сером соусе, но запах… амброзия!

Половину Чибис уже съела; я доедал остатки, рассматривая то, что она нашла. Моток нейлонового шнура я с радостью положил к баллонам; у Оскара на поясе есть футов 50 бельевой веревки, но запас карман не тянет. Так… геологический молоток, его я прихватил, две батарейки — пойдут на фары, и так, прочую мелочь.

А так — хоть какой-то интерес представляли разве что правительственный «Предварительный Селенологический Отчет», рекламный проспект урановых рудников и просроченные водительские права штата Юта на имя Тимоти Джонсона — но с фотографии смотрело подлое лицо Жирняги. Интересно, конечно, но сейчас не до лишнего багажа.

Из мебели в комнате были две кровати, выгнутых по форме тела и глубоко продавленных. Я смекнул, что Тощий и Жирный спасались в них от перегрузок.

Подобрав остатки соуса пальцем, я напился, вымыл руки, не жалея воды (пусть эта парочка сдохнет от жажды!), собрал добычу и двинулся к комнате со скафандрами.

Там я увидел Чибис. Она тащила лом и вся светилась от счастья.

— Я нашла ее!

— Где?

— Пошли! Я не могу открыть. Сил не хватает.

Я положил барахло у скафандров и пошел за ней. Она остановилась у дальних дверей, до которых я со своим вандализмом еще не добрался.

— Здесь!

Я глянул, вслушался.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю! Открывай!

Я пожал плечами и приступил к делу. Панель звучно отлетела.

Посреди комнаты на полу скорчилось существо.

Не поручусь, его я видел прошлой ночью на выгоне или нет. Смеркалось, обстановка была совсем другая, да и долго разглядывать мне не дали. Но Чибис не сомневалась. С радостным визгом она бросилась вперед, и они покатились по полу, как играющие котята.

Чибис все визжала, более или менее по-английски. Мамми тоже, только не по-английски. Я не удивился бы, услышав от нее английскую речь, в конце-то концов и сколопендер изъяснялся по-нашему, да и Чибис упоминала, что Мамми ей о чем-то рассказывала. Но это было не то.

Вам приходилось слышать пересмешника? Он то высвистывает песенку, то галдит весело, славя Господа. Бесконечно разнообразные трели пересмешника — вот на что была похоже речь Мамми.

В конце концов они угомонились, и Чибис сказала:

— Мамми, я так счастлива!

Существо что-то пропело. Чибис ответила:

— Ой, какая я невежа. Мамми, это Кип, мой дорогой друг.

Мамми пропела мне:


Имею скафандр - готов путешествовать!

…и я понял.

Она сказала: «Очень рада познакомиться с тобой, Кип».

Она говорила не словами. Но так ясно, словно по-английски. Это не было полушутливым самообманом, вроде моих разговоров с Оскаром или Чибисовых — с Мадам Помпадур. Когда я общаюсь с Оскаром, я говорю за обоих; это просто мое сознание разговаривает с подсознанием или что-то вроде того. Но тут было совсем по-другому.

Мамми пела, а я все понимал.

Поразительно, но я не испытывал недоверия. Когда глядишь на радугу, не думаешь о законах оптики. Просто видишь ее в небе.

Нужно быть идиотом, чтобы не понять, когда Мамми говорит именно с тобой. Если она обращалась только к Чибис, я слышал птичий щебет; но когда реплика предназначалась мне, я понимал все.

Называйте это телепатией, если угодно, хоть это вроде бы не то, что понимают под этим словом в университете Дьюка.{23} Я не читал ее мысли. И не думаю, что она читала мои. Мы просто разговаривали.

Но хоть я и был поражен, я не забывал о приличиях. Я чувствовал себя так же, как если бы мама представляла меня какой-нибудь старой леди. Так что я поклонился и сказал:

— Мы счастливы, что нашли вас, Мамми.

Это была простая, голая правда. Я понял, понял безо всяких объяснений, что толкало Чибис упрямо искать ее, невзирая на риск вновь попасть в плен — та сущность, что и делала ее «Мамочкой».

У Чибис есть привычка приклеить хлесткое имечко и не всегда к месту. Но в случае Мамми не поспоришь. Мамочка была «Мамочкой», потому что именно ей она и была. От нее исходило счастье, тепло и безопасность. Примерно как если с ободранной коленкой придешь домой, хныча, а мама поцелует ссадину, намажет ее зеленкой, и все пройдет. Таковы некоторые медсестры, учителя… и не все мамы, к сожалению.

Но от Мамми это исходило так, что я даже перестал беспокоиться насчет сколопендеров. Она с нами, поэтому все будет хорошо. Разумом я понимал, что она так же уязвима, как и мы, — я ведь видел, как ее сбили с ног. Она была меньше и слабее меня, не могла вести корабль, как Чибис. Но это не имело значения.

Мне хотелось усесться ей на колени. Но она была так мала, да и коленей у нее не было, так что я бы с радостью усадил на колени ее.

Я чаще говорю об отце, но это не значит, что мама не так важна. Папа проявляет активность, мама ждет; папа говорит, мама молчит. Но умри она — и зачахнет папа, как выкорчеванное дерево. Она — основа нашего мира.

Мамми действовала на меня как мама, только к маме-то я привык. А теперь, далеко от дома, получил мамину поддержку — неожиданно и в нужную минуту.

Чибис торжествовала:

— Теперь мы можем идти, Кип. Пойдем скорее!

Мамми пропела:


Имею скафандр - готов путешествовать!

«А куда, детки?»

— На станцию Томбо, Мамми. Там нам помогут.

Мамми печально моргнула. Глаза у нее были огромные, как у лемура, мягкие и сострадающие, но приматом она не была — она вообще была не нашим, не земным существом… Чудесные глаза и нежный, беззащитный, музыкальный рот. Она была даже меньше Чибис, с совсем маленькими шестипалыми ручками. Каждый палец мог противостоять остальным — как наш большой палец. Ее тело трудно описать, оно все время меняло форму, но ей как раз такое и подходило.

На ней не было одежды, но это не ощущалось; ее покрывал мягкий, гладкий мех, лоснящийся и красивый, как у шиншиллы. Сперва мне показалось, что на ней нет никаких украшений, но потом я заметил сверкающий треугольник с двойной спиралью в каждом углу. Не знаю уж, каким образом он на ней держался.

Я не сразу рассмотрел все подробности. В один миг мое счастье рухнуло от ее печального взгляда.

Она заговорила, и стало ясно, что чудес не предвидится.


Имею скафандр - готов путешествовать!

«Как же мы поведем корабль? На этот раз они стерегли меня очень тщательно».

Чибис с готовностью объяснила насчет скафандров, а я, омертвев, стоял рядом. Задача, ради которой я был готов вырубить Чибис, превратилась в неразрешимую дилемму. Оставить Мамми я не мог, Чибис тоже… а у нас только два скафандра.

Да и подошел бы ей наш скафандр… как змее — роликовые коньки.

Мамми деликатно напомнила, что ее собственное приспособление для вакуума было разрушено. (Впредь я не буду оговаривать ее мелодии; да и запомнить их трудно).

Тут началась битва. Это была странная битва. Мамми была нежной и любящей, разумной и совершенно твердой, а мелкая хулиганка Чибис в слезах, как капризная маленькая девочка, выкрикивала свои доводы. А я неприкаянно стоял рядом и не смел вмешаться.

Когда Мамми уяснила ситуацию, она немедленно пришла к неизбежному выводу. Раз ей никак не выбраться (да и даже в собственном скафандре она столько бы не прошла), то идти должны мы с Чибис — и сейчас же. Если мы спасемся, мы обязаны убедить человечество, насколько опасны сколопендер с компанией — и тогда Мамми, вероятно, тоже спасется… что было бы приятно, но не обязательно.

Чибис категорично, наотрез и абсолютно отказалась выслушивать любые планы, предполагающие оставить Мамми на корабле. Если не может идти Мамми, то и она с места не сдвинется.

— Кип! Отправляйся за помощью. Шевелись! Я остаюсь.

Я уставился на нее.

— Чибис, я так не могу.

— Должен. Действуй! Через «не могу»! Если ты не пойдешь, я… я… я с тобой больше не разговариваю!

— А если я пойду, то сам себе стану противен. Послушай, Чибис, так не получится. Должна идти ты…

— Нет!

— Слушай, заткнись хоть для разнообразия. Ты пойдешь, а я останусь у двери, с дубиной. Я их задержу, а ты собирай ополчение. Только не задерживайся.

— Я… — она сдержалась было, потом с рыданиями бросилась к Мамми:

— Ты меня больше не любишь!

Ну ясно, совсем потеряла голову. Мамми что-то ей напевала, а я места себе не находил. Из-за дурацких споров упускаем последний шанс. Сколопендер может вернуться в любую секунду, и как бы я ни пыжился, что порешу его одним махом, — скорее всего он сотворит это со мной. Как бы то ни было, нам не спастись.

В общем, я сказал:

— Слушайте, все пойдем.

От удивления у Чибис слезы высохли:

— Ты же знаешь, это невозможно.

Мамми пропела:

«Как, Кип?»

— Сейчас покажу. Чибис, вставай.

Мы двинулись к скафандрам, причем Чибис прижимала Мадам Помпадур и крепко вцепилась в Мамми. Монтажник Ларе Эклунд, первый хозяин Оскара, судя по всему, весил никак не меньше двухсот фунтов. «Ушить» скафандр нельзя, он может потерять герметичность. Чтобы не болтаться внутри, я был вынужден затянуть все ремни. Длина рук и ног подходила, но в обхвате Оскар был мне велик. В нем хватит места и для меня, и для Мамми.

Пока я это объяснял, Чибис глазела на меня, а Мамми напевала сомнения и одобрения. Да, она может висеть на закорках; она не упадет, когда скафандр будет закрыт, а ремни подогнаны.

— Отлично. Чибис, лезь в скафандр.

Пока Чибис снаряжалась, я сбегал за носками. Потом я посмотрел на зеркальную индикацию ее шлема.

— Надо перекачать тебе немного воздуха. Баллоны заполнены только наполовину.

Это была серьезная неприятность. Запасные баллоны, которые я реквизировал у двух упырей, были, как и мои, с нормальными штуцерами на резьбе, но баллоны в скафандре Чибис имели дурацкие байонетные стыки. Баллоны для туристов, трах-тарарах… которые даже гайку завернуть не могут! Для серьезной работы такая конструкция не годилась. У себя в мастерской я бы смастерил переходник за двадцать минут. Но здесь, без нужных инструментов — этот запасной воздух мог с тем же успехом быть на Земле.

Тут я всерьез подумал, не совершить ли одиночный марш-бросок за помощью. Но об этом нечего было и говорить. Я знал, что Чибис лучше сдохнет, чем сдастся ему, — и я ее понимал.

— Малыш, — выдавил я. — Не хватает воздуха. Не хватает на сорок миль.

Ее приборы показывали запас воздуха и оставшееся время. На них оставалось 5 часов. Сможет ли Чибис — даже на Луне — успеть, даже рысью? Вряд ли.

Я встретил ее трезвый взгляд.

— Прибор рассчитан на взрослого. Я маленькая — мне нужно меньше воздуха.

— Хм… не трать воздуха больше, чем необходимо.

— Не буду. Пошли.

Я стал застегивать ее скафандр.

— Стой! — запротестовала она.

— Что еще?

— Мадам Помпадур! Дай ее мне… пожалуйста. Она на полу, вон валяется.

Я подобрал эту несуразную куклу и сунул Чибис.

— А ей сколько воздуха нужно?

Чибис неожиданно улыбнулась.

— Я скажу ей, чтобы она не дышала.

Она засунула куклу за пазуху, я загерметизировал ее скафандр. Влез в свой. Мамми забралась мне на плечи и тесно прижалась, мурлыкая что-то ободряюще. Она сидела удобно, и я почувствовал, что смог бы пройти сотню миль, только бы они с Чибис были в безопасности.

Шнуроваться было неудобно, потому что сначала нужно было распустить ремни, а потом затянуться с учетом размера Мамми, а руки и у меня, и у Чибис уже были в перчатках. Но мы справились.

Из бельевой веревки я сделал хомут для запасных баллонов и повесил их на шею. Мамми на закорках, сам Оскар — со всем этим на Луне я весил фунтов пятьдесят. Я твердо стоял на ногах.

Я вытащил нож, которым заклинивал замок шлюза, и пристегнул его к поясу Оскара, рядом с нейлоновой веревкой и геологическим молотком. Мы вошли в шлюз и закрыли внутреннюю дверь. Я не знал, как выпустить воздух наружу, но Чибис это знала. Стравливаемый воздух зашипел.

— Как ты, Мамми?

«Держусь, Кип», — она прильнула ко мне.

— Чибис — Майскому жуку, — услышал я в наушниках, — проверка связи. Раз-раз-раз, раз-два, прием…

— Майский жук — Чибису, раз-раз-раз, слышу хорошо, прием…

— Слышу тебя, Кип.

— Вас понял.

— Следи за давлением, Кип. Ты раздуваешься.

Я глянул на индикатор и шлепнул подбородком по клавише, ругнувши себя за то, что девчонка поймала меня на такой ерунде. Но она-то в скафандре по Луне уже ходила, а я — так, поигрывал.

Я счел, что куражиться не время.

— Чибис? Тут я тебя слушаюсь. Я тут салага.

— Хорошо, Кип.

Внешняя дверь бесшумно откинулась, и я увидел бесцветно светящуюся лунную равнину. На мгновение я почувствовал тоску по дому, вспомнил детские игры в «путешествие на Луну». Как бы я хотел оказаться сейчас в Кентервиле! Чибис прижала свой шлем к моему:

— Видишь кого-нибудь?

— Нет.

— Нам повезло, дверь открывается в сторону от других кораблей. Слушай внимательно. Радировать нельзя, пока не зайдем за горизонт, разве что уж совсем припрет. Они прослушивают наши частоты. Это я точно знаю. Видишь вон ту гору с перевалом? Кип, да куда ты смотришь!

— Да-да… — я загляделся на Землю.

Она была прекрасна даже в том планетарии, но я и представить себе не мог, как это будет наяву. Она была рядом, только руку протяни… и такая далекая… Вернемся ли мы домой? Знали бы вы, какая у нас красивая планета… Это надо увидеть своими глазами… с облаками, клубящимися вокруг ее талии, с кокетливо надетой полярной шапкой.

— Да, я вижу перевал.

— Пойдем левее, вон туда, где проход. Тим и Джок везли меня там на краулере. Найдем его следы, будет проще. Сначала надо добраться до тех холмов, левее перевала — тогда наш корабль будет заслонять нас, и мы сможем уйти. Надеюсь.

До поверхности было около двенадцати футов, и я собрался прыгать, ведь при такой гравитации это раз плюнуть. Чибис настояла на том, чтобы спустить меня на веревке.

— Чебурахнешься. Слушай, Кип, старую тетю Чибис. Она знает, что говорит. У тебя ноги еще не приспособились к Луне. Это как первый раз на велосипед сесть.

Так что она спустила меня, привязав нейлоновый шнур к замку. Потом легко спрыгнула. Я начал сворачивать веревку, но она остановила меня и пристегнула свободный конец к своему поясу, потом прижалась ко мне шлемом.

— Я поведу. Если я пойду слишком быстро или понадоблюсь, дерни за веревочку. Не забывай, я вас не вижу.

— Есть, капитан!

— Не шути, Кип. Это серьезно.

— Я не шучу, Чибис. Ты командир.

— Пошли. Не верти головой, упадешь. Курс — вон те холмы.


ГЛАВА 5 | Имею скафандр - готов путешествовать! | ГЛАВА 7