home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 3

Коннору показалось, что он слышит чей-то крик, но это мог быть и стон земли, просевшей под ударом молнии. От сильной усталости слух мог его подвести, да и на зрение уже нельзя было с уверенностью положиться. Джон был измучен и голоден, хорошо хоть обезвоживание ему не грозило. Гроза в пустыне наполнила свежей водой десятки пересохших озер. Коннору очень хотелось окунуться, но опыт подсказывал, что от этого лучше воздержаться.

В его нынешнем состоянии фатальной могла стать встреча даже с сильно поврежденным Терминатором, а если враг застанет его в воде, гибель почти неминуема.

Он не знал, как его смогли отыскать пилоты большого вертолета, да и не хотел этого знать. Как только он, к своему удовлетворению, убедился, что машиной управляют люди и это не ловушка Скайнета, Коннор вышел из-за скалы, прикрывавшей его до сих пор, и заставил себя бегом преодолеть расстояние до поджидавшей машины. К тому времени, когда он добрался до «Чинука», кто-то уже позаботился открыть дверь изнутри.

Заглянув в кабину, Джон обнаружил двоих изрядно встревоженных солдат. Надо отдать им должное, его появление не повергло их в панику. Пилот обернулся со своего места и приветствовал пассажира.

— На базу? — спросил он, явно полагая, что знает, куда стремится попасть единственный выживший в этой операции.

Ответ Коннора удивил его.

— Отвезите меня к командующему, — потребовал Джон.

Пилот нерешительно переспросил:

— Сэр?

— К командующему, и побыстрее.

Еще одна недолгая пауза, затем пилот кивнул.

— Роджер, меняем маршрут.

Они очень долго оставались в воздухе. Насущная необходимость и наличие концентрированного биотоплива помогли технологам и конструкторам значительно увеличить радиус полета этих транспортных средств. Они были вынуждены это сделать, поскольку бесчисленные аэродромы оказались оккупированы силами Скайнета.

Достигнув побережья, вертолет снова попал в область ненастной погоды, и земля не проглядывалась ни с одной стороны. Насколько Коннору было известно, внизу должен был развернуться весь архипелаг. Но, если так оно и было, острова скрывались под такими густыми тучами, каких он никогда не видел и даже не встречал упоминания о подобном явлении в старых метеосводках.

Он мог только догадываться о том, сколько времени вертолет летел над водой, когда второй пилот подозвал к себе сержанта, уже целый час не спускавшего глаз с Коннора. До сих пор Джон обменялся с солдатами всего несколькими словами, и это его вполне устраивало. Он был измотан до предела, нуждался в отдыхе и не был расположен к праздной болтовне. Время от времени кто-нибудь из солдат поворачивался к нему, словно желая о чем-то спросить, но не решался. Коннор был погружен в собственные мысли.

В какой-то момент движение вперед замедлилось, и вертолет завис в воздухе. Один из членов экипажа отодвинул боковую дверь, и внутрь ворвался шквал ветра и дождя, перед глазами заплясали пульсирующие вспышки молний. Коннор с сомнением глянул вниз, но смог увидеть только кипящие волны. Один из пилотов окликнул его из рубки:

— Запрос отклонен. Командование не хочет выдавать свое местоположение. Разрешены только радиопереговоры.

Коннор бросил взгляд на взбаламученную штормом поверхность океана.

— Они где-то там, внизу?

Пилот покачал головой:

— Это не имеет значения. Запрос отклонен, сэр.

— Опускайте трап. И передайте им, чтобы меня искали аквалангисты. Быстрее.

Пилот недолго колебался, затем кивнул и снова развернулся к приборной доске. Коннор, пройдя в хвостовую часть, напряженно ждал. Наконец задний трап начал опускаться. Ворвавшийся поток воздуха сделал вертолет еще более неустойчивым, и машина задергалась над волнами.

Джон Коннор, набрав в грудь воздуха и пробормотав нечто, не предназначавшееся для ушей солдат, пробежал по короткой металлической платформе и бросился в темноту.

В следующие несколько минут ему, как ни странно, довелось немного расслабиться. Он запрокинул голову, вытянул ноги и позволил воде вытолкнуть себя на поверхность, а потом свободно качать на высоких волнах.

Скорее всего, они просто подойдут снизу. Его опасения насчет отсутствия спасательного жилета посреди океана оказались беспочвенными. Вскоре поблизости появилась длинная узкая тень — подводная лодка.

Спустя пару мгновений вокруг него уже собралась группа дайверов.

Замерзшего и промокшего Коннора доставили на субмарину с той же мрачной решимостью, что читалась и на лицах пилотов на протяжении всего полета. Моряки смотрели на него со смешанным выражением тревоги и восхищения.

Ему сразу же предложили полотенце, горячую еду и питье, а также удобную койку. Коннор вытерся насухо и постарался привести себя в относительно пристойный вид, что, учитывая ограниченные возможности, было не так уж и просто. Джон не боялся, что командующий будет судить о нем по его внешности, но то немногое, что осталось от профессиональной гордости, он считал немаловажным элементом принадлежности к роду человеческому.

Он едва закончил приводить себя в порядок, как за ним пришли.

Огромная подводная лодка оказалась модифицированной моделью субмарины класса «Лос-Анджелес» и представляла собой автономное подводное государство.

Хотя Джон смог получить представление о ее величине только в тот момент, когда сел в кресло на капитанском мостике и увидел, сколько электронных приборов собрано в этом помещении и сколько дополнительных устройств присоединено к ним наскоро проложенными кабелями. Все свободное пространство на переборках между непрерывно транслирующими информацию мониторами было оклеено распечатками, картами и сложными схемами.

За столом совещаний в капитанской рубке, кроме членов экипажа, присутствовало еще и множество офицеров очень высокого ранга. Коннор опознал некоторые знаки различия, но многие нашивки несли на себе совершенно незнакомые ему символы и буквы. Чуть позже он понял, что в этом помещении собрались генералы и адмиралы целого ряда еще действующих армий со всего мира.

Когда Джона ввели в комнату, кое-кто посмотрел в его сторону, но большинство присутствующих проигнорировали его появление. С первого же момента за Джоном пристально следили вооруженные моряки и десантники. Некоторые из них нервничали больше, чем хотелось бы Коннору.

За столом, ближе к центру, оставалось одно свободное место. К нему направился стоявший неподалеку генерал с четырьмя звездами на погонах. Его внимание было сосредоточено не на сидящих вокруг стола офицерах, а на Конноре. На нагрудной табличке значилась фамилия: Эшдаун. Генерал не позаботился представиться, не протянул пленнику руки. Его речь, отрывистая и резкая, не оставляла сомнений в отношении Эшдауна к вновь прибывшему.

— Солдат, своим рискованным трюком с прыжком в море ты подверг опасности каждого, кто находится на этой посудине.

Коннор не ответил.

Генерал остановился у стола, и все остальные офицеры встали. Эшдаун хлопнул по синтетической столешнице своей папкой.

— Садитесь. — Он немного помолчал, заглянул в документы, потом вновь обернулся к нежданному гостю. — Джон Коннор. Согласно предсказаниям, будущий лидер Сопротивления. Давай-ка кое-что проясним. Я очень долго служу в армии, а солдаты придают предсказаниям не слишком много значения.

Коннор, пожав плечами, шагнул вперед, чтобы присоединиться к сидящим за столом офицерам.

Эшдаун, проявив неожиданное проворство, выхватил пистолет и направил дуло в лицо Коннора. Тот не дрогнул.

— По крайней мере, я не верю, что кто-то может изменить будущее в одно мгновение, — пробормотал Эшдаун. — Мы с тобой на одной странице?

— Да, сэр, — спокойно ответил Коннор. — Мы на одной странице.

Эшдаун ненадолго задумался, затем скупо усмехнулся и положил пистолет на стол.

— Отлично. Отлично. Командованию известно о твоих подвигах и героизме на поле боя. Мы все слушали твои донесения. И я лично одобряю все, что ты предпринял в данной ситуации. — Генерал внезапно замолчал, и улыбка исчезла с его лица. — А теперь, солдат, расскажи — какого черта ты оказался здесь?

Прежде чем ответить, Коннор помедлил, оглядывая помещение — наскоро собранные электронные схемы, преданную, но уставшую команду, переговаривавшихся между собой офицеров. Все это не производило на него сильного впечатления. Свое короткое объяснение он изложил, глядя прямо в глаза генералу:

— Мне представилась возможность убедиться, что Скайнет использует захваченных в плен людей для научно-исследовательских работ. Он препарирует их. Воспроизводит человеческую плоть для создания новой модели Терминатора. Я видел схемы. На основании известных мне… — Он нерешительно умолк. — На основании того, что я знаю, могу сказать, что времени у нас нет. Если новая модель Терминатора будет запущена в производство, эта война закончится очень скоро.

Эшдаун кивнул и окинул взглядом лица выжидающе замерших старших офицеров.

— Новое поколение Терминаторов.

Коннор ощутил некоторое облегчение. Похоже, не придется все объяснять с самого начала.

— Проникновение киборгов в наши тылы. Титановая основа. Батареи на ядерном топливе, полная и сверхпрочная броня.

— Да, — с готовностью согласился генерал Эшдаун. — Как та машина, которая пыталась убить твою мать Сару. — Коннор изумленно уставился на него. Эшдаун даже не моргнул. — Государственная психиатрическая больница Прескадеро. Побег. Коннор, безумцы не способны выиграть эту войну. Победу одержат такие солдаты, как ты или я. Можешь не беспокоиться о новой модели. Она не создаст никаких проблем, поскольку не поступит в производство.

Коннор нахмурился:

— Откуда вам это известно?

Эшдаун снова усмехнулся:

— Думаешь, только ты один знаешь, что нас ждет? Со временем тебе предоставят необходимую информацию.

— Ладно, а почему бы не сделать это прямо сейчас? Я должен знать. В той дыре погибли мои товарищи. И я хочу получить ответы на свои вопросы. По какой причине была предпринята эта атака? Зачем мы туда пошли? И, что более важно, что мы там обнаружили? — Его лицо исказилось от душевной боли. — Я бы сам расспросил тех, кто остался в живых, но не нашел ни одного.

Эшдаун некоторое время размышлял над ответом.

— Надежду. Мы нашли там надежду.

Он жестом привлек внимание одного из сидящих за столом генералов. Кроме знаков отличия, выполненных кириллицей, на его грудь была приколота табличка с фамилией Лозенко. Коннор взглянул на него не без интереса. Лицо этого уже пожилого человека было темным и неровным, как кора сибирской ели. Генерал явно начинал службу с самых низов. Он из тех, кто будет откровенно говорить с офицером низшего ранга, и застрелит его в упор при малейшем подозрении в измене.

— Мы нашли способ раз и навсегда покончить с этой войной.

Встретив изумленный взгляд Коннора, генерал обернулся к стоящему позади адъютанту. Тот кивнул и склонился над спрятанной в углублении панелью управления. Спустя мгновение вспыхнул ближайший экран. Коннор, хоть и имел общее представление, увидел много нового. Он слегка напрягся, сосредоточенно впитывая каждую деталь изображения новой модели.

— Нам известно, что для общения между собой машины пользуются коротковолновыми передатчиками. Благодаря проведенной вами операции разведки удалось выделить тайный канал, скрытый под основным. — Генерал не сводил с Коннора сурового взгляда. — Этот вторичный канал связи обеспечивает прямой контроль над машинами. Сигналы, передаваемые кем-либо — или чем-либо — по этому каналу, доминируют над обычными приказами.

На экране остался выделенный сегмент информации. Изображение не представляло собой ничего особенного, но заключенный в нем смысл был необычайно важен. Пояснения русского генерала продолжил Эшдаун:

— Скайнет — это машина. И, как у всякой другой машины, у него имеется свой выключатель. Благодаря тебе и твоим соратникам этот выключатель теперь в нашем распоряжении. Теперь мы намерены им воспользоваться и разгромить их, образно говоря, до состояния «каменного века».

Коннор, сопоставив все факты, внезапно вспомнил о другой проблеме:

— А как же захваченные в плен люди?

Эшдаун сердито нахмурился:

— Что будет с ними? Ты сомневаешься в моей гуманности? Когда придет время, я приму правильное решение.

Их взгляды встретились, и Коннор неохотно кивнул:

— Хорошо. Наши разведчики обнаружили этот сигнал. Проанализировали его. Полагаю, они знают, что делают. Возникает другой вопрос: а это сработает? Или наши специалисты выдвинули очередную теорию?

— Сработает или нет? — Эшдаун взглянул на свою папку. — Да, сработает. Проводились ли полевые испытания? Нет.

Коннор ощутил мощный выброс адреналина.

— Я это сделаю. Я проведу испытания. Доверьте их мне.

Эшдаун ненадолго задержал взгляд на его лице, затем посмотрел на Лозенко. Русский генерал прикусил нижнюю губу, обдумывая кандидатуру человека, решившегося на прыжок с вертолета в бушующее море, имея только надежду, что ему позволят к ним присоединиться.

— Мистер Коннор и его подразделение заработали отличную репутацию. Если в живых осталось достаточно его людей, полагаю, мы могли бы предоставить им эту возможность.

— Отлично. — Генерал Эшдаун обернулся к солдатам, доставившим Коннора на капитанский мостик. — Проводите его на палубу. Приготовьте к выходу через шлюз. — Его взгляд снова остановился на неожиданном посетителе. — Если мы все сделаем правильно, война закончится, Коннор. — Лицо снова приобрело суровое выражение. — Удачи тебе, солдат. Наступление должно начаться через четыре дня.

Эшдаун, развернувшись, направился в дальний конец рубки. Следом за ним поднялись и остальные офицеры.

Остался только Лозенко. Достав из нагрудного кармана портативный электронный накопитель, русский генерал протянул его Коннору:

— Здесь записаны коды сигналов. Я уверен, что твои специалисты способны подобрать соответствующие команды, чтобы их транслировать. Удачи.

Коннор спрятал устройство в карман и кивнул.

— А почему через четыре дня?

— От Скайнета получено послание с угрозами. Он с абсолютной уверенностью утверждает, что все находящиеся в этом помещении будут мертвы не позднее конца недели. Твое имя стоит в списке под вторым номером.

Лозенко отвернулся, намереваясь присоединиться к остальным офицерам.

— А кто значится под первым номером? — спросил его Коннор.

Русский, оглянувшись, пожал плечами — скорее равнодушно, чем озадаченно.

— Какой-то неизвестный. Штатский по имени Кайл Риз.


* * * | Терминатор. Да придёт спаситель | * * *