home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 6

Голоса в голове, огонь у самого лица. Трубка тянется из его руки. Все расплывалось, смешивалось в одну бесформенную и неуловимую массу неотчетливых воспоминаний. Боль тоже присутствовала, но она беспокоила его гораздо меньше, чем расплывчатые мелькающие видения. Боль сопровождала его всю жизнь. С болью он мог справиться.

Но не с этой.

Он был связан и лежал на спине. Пытался подняться, но не мог. Он попал в плен? Или уже похоронен? Воспоминания… Он метался, лягался, отчаянно сопротивлялся.

Райт сел.

Сердце яростно колотилось, дыхание вырывалось короткими толчками, словно он только что финишировал после бега на длинную дистанцию. Ему что-то приснилось. Но что? Реальность, кошмар или настоящие воспоминания — он не мог определить, не мог провести границу между воображением и истиной. Попытался припомнить подробности, но они тотчас ускользали.

Не его одного мучили кошмары. В предрассветном сумраке тихонько постанывал спящий Кайл, прислонившись к полуразрушенной стене. Девочка по имени Звезда каким-то образом устроилась так, что ее ноги вытянулись поперек ног Кайла, а голова примостилась на голени Райта. Маркус долго смотрел на нее, и тогда страшные видения стали постепенно испаряться из его памяти.

Он протянул руку и осторожно приподнял ее голову, чтобы освободить ногу, потом поднялся и, никого не тревожа, ушел в темноту.

Он всегда предпочитал восход остальной части суток. Перед тем как солнце поднималось в небо, мир казался таким тихим, таким свежим и добрым. В том мире существовало множество возможностей, но все они впоследствии оказывались для него недостижимыми. На рассвете он мог остаться в одиночестве, не опасаясь неприятностей, преследующих его большую часть жизни. У него часто возникало чувство, что этот отрезок времени — короткий промежуток между ночью и днем — больше всего подходит для жизни. Увы, он никогда длился так долго, как хотелось бы Маркусу.

Он бродил среди груд всякого хлама, обломков и мусора, пытаясь отыскать что-либо полезное. Из всех машин на стоянке обсерватории джип сохранился не лучше других, но это был джип камуфляжной окраски. Упорные поиски принесли некоторые результаты — вещи более знакомые и понятные, чем кухонный нож Звезды. Каждый инструмент хоть немного, но ускорял процесс.

Постепенно рядом с выбранным джипом выросла целая гора деталей. Аккумуляторы, провода, еще сохранившие изоляцию, свечи зажигания, на вид способные дать искру после некоторых усилий, топливный фильтр, выглядевший новее остальных, воздушный фильтр, настолько чистый, будто прибыл не из Лос-Анджелеса. Некоторые из находок так и оставались валяться на земле, другим находилось место в недрах внедорожника.

К тому времени, когда он собрал под капотом джипа нечто напоминавшее двигатель, солнце уже поднялось высоко и небе. Учитывая, что это автомобильное кладбище возникло довольно давно, труднее всего было отыскать аккумулятор, в котором осталось достаточно электролита. В конце концов он выбрал самый подходящий из всех имеющихся аккумуляторов, поставил в джип и начал приворачивать к несущей раме.

Он уже почти закончил подсоединять его к системе, когда ржавый рычаг, подпиравший крышку капота, не выдержал и сломался. Райт проворно отдернул руку, но массивная крышка все же зацепила кожу. Царапина быстро начала сочиться кровью. Он уставился на нее, словно увидел кровь впервые, и почти не обратил внимания на возвращение давнего спутника.

Боль.

Справа что-то шевельнулось. Девочка порылась в карманах и вытащила единственную полоску пластыря. На обертке красовался персонаж мультфильма — белый пес с черным носом и самодовольной ухмылкой. Как же его звали? Пока девочка старательно заклеивала ссадину, Райт попытался вспомнить имя персонажа. Пластырь оказался слишком узким, чтобы закрыть всю ссадину, и кровь мгновенно проступила по краям.

Девочка отступила на шаг назад и полюбовалась на свою работу с достоинством и удовлетворением профессионального нейрохирурга, только что закончившего операцию на спинном мозге.

Он понял, что должен что-то сказать. Возможно, достаточно было простого «спасибо». На мгновение их взгляды встретились. Потом он осторожно поднял крышку капота, закрепил еще одну перемычку и закончил установку аккумулятора.

Райт не знал, да и не хотел знать, сколько времени Риз наблюдал за тем, что происходило между ним и девятилетней девочкой. Но в голосе подростка, подошедшего к джипу, звучала неподдельная настороженность. Сначала он просто стоял и смотрел, как взрослый мужчина соединяет провода и укладывает кабели. Но вскоре любопытство преодолело желание казаться равнодушным.

— Ты его отремонтировал?

Райт ответил, не высовывая головы из-под крышки капота:

— Почти. Не узнаю, пока не попробую завести. По отдельности все детали работают. Теперь остается проверить, как они будут вести себя в сборке. — Он показал на последствия давней аварии. — Сумел кое-как заделать трещину, чтобы заправить бак.

Риз отвернулся и посмотрел вдаль.

— Нам надо двигаться на восток. В пустыню. Это лучшее место, чтобы избежать встречи с машинами. Если повезет, мы сможем встретить настоящих участников Сопротивления. — Долго сдерживаемое волнение наконец-то вырвалось на поверхность. — Может, они дадут нам какое-то оружие, чтобы можно было сражаться с машинами не только при помощи капканов.

Райт старательно затягивал болт в самой глубине моторного отсека. Нельзя просто забраться в джип и отправиться в дорогу, чтобы на полпути потерять какую-нибудь важную деталь. Вряд ли Автомобильный клуб откликнется на их призыв. Если он еще существует. Если бы даже можно было позвонить.

— Я направляюсь на север.


* * * | Терминатор. Да придёт спаситель | * * *