home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пленник.

Муфта, Полботинка и Моховая Борода (книга 3)

Моховая Борода очнулся от глубокого утреннего сна лишь в полдень. Он открыл глаза и собрался было оглядеться по сторонам, но не увидел ничего, кроме узкой полоски света над головой.

Что бы это значило? Куда он попал? Моховая Борода постарался вспомнить, что было вечером и ночью. Он был уверен, что заснул в собачьей конуре и, значит, проснуться должен был тоже в собачьей конуре. Однако…

Моховая Борода вытянул руку и пошарил вокруг. Потребовалось не слишком много времени, чтобы понять: это никакая не конура, а… Он судорожно продолжал шарить… Ну конечно же, это была хозяйственная сумка! И полоска света вверху означала, что застёжка-молния не закрыта. Как же он всё-таки очутился здесь?

Тут Моховая Борода вспомнил о таинственной тени, что ночью покачивала сумкой во дворе гостиницы, и его сердце почуяло недоброе. Он быстро сел и высунулся из сумки.

Силы небесные! В первую минуту Моховая Борода даже зажмурился от испуга, но немного погодя всё же снова открыл глаза… До чего же ужасное положение!

Моховая Борода болтался в буквальном смысле слова между небом и землёй. Заглянув за край сумки, он увидел далеко внизу улицу, по которой сновали люди. Если бы он сейчас упал… Хозяйственная сумка была подвешена на палку от швабры, высунутой из окна третьего этажа. Кошмар!

– Ты проснулся, золотко моё? – послышался вдруг знакомый голос.

Моховая Борода не ответил. Он был потрясён, узнав голос дамы. Той самой дамы, которая хотела взять его к себе! Итак, больше не может быть сомнений. Дама выкрала его, когда он спал.

– Доброе утро, крошка!

С этими словами швабра с сумкой втянулась в открытое окно третьего этажа. Сумка покачивалась, и откуда-то донёсся тихий перезвон, сразу напомнивший Моховой Бороде ночной сон. Перезвон бубенчиков… Конечно же, это позвякивали браслеты дамы, показавшиеся сквозь сон бубенцами. И покачивающаяся колыбель… Хозяйственная сумка, превратившаяся во сне в колыбельку.

– Как тебе спалось, мой дорогой? – спросила дама, словно прочитав мысли Моховой Бороды. – Что тебе снилось?

– Мне снилось, что я ещё ребёнок, – буркнул Моховая Борода. – Мне снилась мама, она качает колыбельку мою.

– Это же вещий сон! – радостно воскликнула дама. – Ведь здесь, у меня, ты начнёшь новую жизнь, так сказать, с самого начала, здесь пройдёт твоё второе детство, милый крошка! И – буду до конца откровенной – я даже решила усыновить тебя. Я стану тебе второй матерью, стану ласкать и баловать тебя.

– Но простите, – не на шутку перепугался Моховая Борода. – Боюсь, что я несколько старше вас. Дама улыбнулась.

– Возможно, – сказала она. – Но, во всяком случае, твой сон одобряет моё решение. Я очень верю в сны, и маленькая разница в возрасте ничто по сравнению с тем, что он говорит.

Моховая Борода горько раскаивался, что рассказал даме о своём сне, и сердито произнёс:

– Сейчас-то вы говорите, что станете меня по-матерински ласкать и баловать, а сами вывесили меня за окно, как бельё на просушку.

– Ну, знаешь ли! – воскликнула дама. – Ты несправедлив ко мне, крошка! Я же знала, что тебе надо спать на свежем воздухе. Где же ещё, по-твоему, я могла тебя устроить? – И прежде чем Моховая Борода успел ответить, продолжала: – По-моему, я проявила редкую чуткость, вывесив тебя за окно на свежий воздух. В этом отношении тебе не в чем меня упрекнуть, а скорее наоборот. Когда у меня выходит из строя холодильник, я точно так же вывешиваю за окно свежее мясо. И уверяю тебя, за окном мясо сохраняется гораздо лучше, чем в комнате или на кухне. Разумеется, если на него не светит солнце.

«Вот оно что, – уныло подумал Моховая Борода. – Меня уже сравнивают с мясом. Словно у меня нет ни мыслей, ни чувств, словно я какая-то колбаса».

Но вдруг он сказал:

– Если так, то конечно…

Моховая Борода стал мало-помалу понимать: при плохой игре лучше всего делать хорошую мину.

Зачем напрасно расстраивать даму? Пусть она считает, что он, Моховая Борода, примирился с пленом. Если постепенно усыпить бдительность дамы, то, пожалуй, скорее удастся бежать.

Муфта, Полботинка и Моховая Борода (книга 3)

А бежать необходимо, в этом Моховая Борода не сомневался ни минуты. Он не мог себе даже представить свою жизнь здесь, превратившись в игрушку этой дамы.

– Я надеюсь, ты правильно оцениваешь своё положение, – сказала дама. – Мой дом отныне и твой дом. Я, конечно, понимаю: привыкнуть и освоиться удастся не сразу, на это потребуется время. Впрочем, надеюсь, не слишком долгое.

Моховая Борода промолчал. И тогда дама пригласила его к утреннему кофе.

В столовой их уже ожидал накрытый к завтраку стол. На кофейнике была вязаная грелка. Варёные яйца скрывались под вышитыми колпачками. Булка, хлеб и рижский хлеб. Колбаса, ветчина, сыр. Разумеется, масло. Молоко и сливки. Творог и полная тарелка тёртой моркови.

Дама усадила Моховую Бороду подле себя и повязала ему нагрудник, украшенный вышитым зайцем.

– Этот нагрудник – маленький сюрприз тебе, – сердечно сказала она. – Я вышила его специально для тебя. Надеюсь, ты любишь зайцев?

– Люблю, – сказал Моховая Борода и от злости заскрежетал зубами.

Но ему тут же пришлось широко разинуть рот, ибо под носом у него появилась ложка. Дама решила кормить Моховую Бороду с ложечки и не допускала в этом никаких возражений.

– В дальнейшем ты, конечно, научишься кушать самостоятельно, – заявила она, засовывая ему в рот вторую ложку. – Но сначала я тебе немножечко помогу.

Из-за всего этого завтрак затянулся. Моховая Борода в глубине души кипел от гнева, и кусок становился ему поперёк горла. Какое унижение! С ним обращаются как с младенцем! Но всё же ему удалось сохранить самообладание и проглотить унижение вместе с едой, засунутой ему в рот. И когда завтрак, наконец, закончился, ему удалось сквозь зубы процедить несколько слов благодарности.

– На здоровье, миленький, – растроганно сказала дама. – В дальнейшем я, конечно, получше узнаю твои вкусы, и тогда мы будем готовить для тебя только то, что ты больше всего любишь.

«Я не люблю ничего такого, что мне насильно суют в рот», – подумал Моховая Борода. Но даме он на всякий случай этого не сказал.

А дальше события развивались своим путём. Едва дама и Моховая Борода успели встать из-за стола, как в дверь позвонили.

– Ах, это ты! – сказала дама, отворяя дверь. – Как мило! Я совсем тебя не ждала!

– Как же так? – удивилась гостья. – Ведь ты сама звонила мне рано утром и приглашала взглянуть на малыша.

– Ах да, правда, – виновато улыбнулась дама. – У меня с этим крошкой столько возни, голова идёт кругом.

Гостья вошла в гостиную. Это была подруга дамы.

– Где же сам герой дня? – спросила она, поставив на диванный столик коробку с тортом.

Моховой Бороде пришлось встать и показаться гостье. Он вышел на середину комнаты и остановился.

– Боженьки, до чего же мил! Живая игрушка – самая прелестная вещь! – восхищённо щебетала подруга. – Я поздравляю тебя! Поздравляю от всего сердца!

Моховая Борода, правда, не совсем понял, кого поздравляют, его или даму, но на всякий случай отвесил глубокий поклон.

– И как вежливо он себя ведёт! – воскликнула подруга. – Держать такого – одно удовольствие, такой уж не посрамит свою хозяйку.

– Разумеется, я стараюсь по мере сил его воспитывать, – скромно заметила дама. – И первые результаты не так уж плохи.

И тут снова зазвонил дверной звонок. Дама извинилась и поспешила в прихожую.

– Ах, это вы! – послышался вскоре её радостный голос. – Вот не ожидала… То есть я так ждала вас!

– А где малыш? – прозвучал требовательный голос.

На этот раз пришли две подруги, каждая с пирожными в коробке.

– О боже, какая прелесть! – входя в комнату, воскликнули они в один голос, у Моховой Бороды даже мелькнула мысль, уж не двойняшки ли это.

Моховая Борода отвесил, два поклона.

– Браво! – хором воскликнули гостьи и всплеснули руками.

Дама начала накрывать на стол. Но в дверь опять позвонили. Гости всё прибывали. Это были приятельницы дамы, жаждавшие увидеть Моховую Бороду. Каждая принесла с собой сладости. И все они приходили в восторг от Моховой Бороды.

А в сердце Моховой Бороды росло отчаяние. Как долго это будет продолжаться? Сколько вообще может продолжаться его ужасный и в то же время смехотворный плен? Неужели и вправду ему придётся остаться здесь навсегда и привыкать к новой жизни, как сказала дама? Нет, и ещё раз нет! Жизнь в неволе совершенно невыносима. Но пока ему придётся запастись терпением. Терпение, и ещё раз терпение. До тех пор, пока однажды… Пока однажды, быть может, представится случай бежать.

В конце концов в гостиной собралось столько народу, что гостьи едва умещались за кофейным столом. Разговор становился всё оживлённее, и вскоре на Моховую Бороду перестали обращать внимание.

«Зачем этой даме нужен ещё и я, если у неё такая уйма приятельниц?» – размышлял Моховая Борода.

Он забрался на подоконник и стал грустно смотреть в окно. Так просидел до вечера. И когда гости наконец разошлись, было уже настолько поздно, что ему пришлось опять забираться в хозяйственную сумку.


Воротник Муфты. | Муфта, Полботинка и Моховая Борода (книга 3) | Самый высокий человек на свете.