home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


День первый.


После долгих поисков я наконец-то нашёл нужный люк. Биорамки буквально сошли с ума, а голоса в моей голове будто взбесились. Мне не оставалось ничего иного, кроме как спуститься в зловонный зев московской канализации. Через два часа ходьбы вещие духи подземелья вывели меня к цели моего путешествия. На изъеденной временем кирпичной стене, исписанной богохульными, нечестивыми знаками, был распят человек в форме майора КГБ. Его труп успел уже порядком истлеть, поэтому воткнутый в ухо вольфрамовый стержень-шомпол с рукоятью из человеческой кости блестел, как инородное тело. Прежний владелец не успел за ним вернуться – вскоре после ритуала его схватили чекисты и упекли в психушку, под надзор карателей-психиатров.

Мучился он недолго – смелому гностику хватило храбрости провести обряда Исхода.

Вырвав собственный глаз, он использовал его как ритуальное подношение нечестивым богам за проход между мирами. Наутро врачи обнаружили на полу глухой, обитой войлоком палаты лишь кучу пузырящейся кровавой плоти, которую давно уже покинул дух великого некроманта.


Не сомневаясь не секунды, я вырвал из уха мёртвого чекиста боевой шомпол-стилет и вытер его об рукав и без того испачканного трупной плотью плаща. Вероятно, душа этого распятого подонка пошла на какие-то мелкие нужды, вроде освещения подземелий или утилизации отходов жизнедеятельности. Я не стал задумываться над тем, что чувствовала мразь, когда её ещё живое тело кромсал хирургический нож, исписанный запретными рунами, и сосредоточился на поиске тайника, ведь именно за ним я и спустился в смрад фекальных вод этого мрачного места. Задача оказалась довольно простой: стоило наизусть прочитать несколько шумерских мантр Открытия, как изрисованная знаками стена стала полупрозрачной, позволив мне пройти сквозь неё как сквозь холодную и липкую болотную жижу.


Лаборатория алхимика не отличалась изяществом, здесь всё – от непокрытых плафонами лампочек до некрашенных шершавых стен – кричало о прагматизме и функциональном подходе к делу. Старый, покрытый ядовитой плесенью сундук скрывал банки с заспиртованными мутантами из канализации, а грубо сколоченные полки были заставлены старым оружием времён Второй Мировой, раскопанным "чёрными копателями" (а может, и демоническими слугами самого алхимика) в подмосковных лесах да болотах. "Шмайсеры", "маузеры", "фаустпатроны", расклёшенные каски, годовой запас патронов… Чувствовался основательный подход некроманта "старой школы".

Но главное внимание привлекал рабочий стол, парящий над грязным от засохшей крови полом. Уставленный химическими реагентами, высокотехнологичными лабораторными аппаратами и черепами убитых чекистов, он звал и манил зажечь чёрные свечи и усесться за чтение дневников прежнего хозяина.


Увы, я не мог позволить себе такую роскошь. Достав из грудного кармана-клапана кусок заговорённого мела, я начертил на полу печать Сварога и начал вызывать духов огненной Преисподни. Когда появился первый из бесоноидов, питаемые душой распятого чекиста электрические лампочки громко повзрывались, разбрызгивая по лаборатории снопы безумных искр. Теперь лишь неземное зелёное пламя освещало обшарпанные стены угрюмого жилища. Освещало – но не давало тепла. Бесы были рады пробуждению и, вкратце введя меня в курс дела, внимательно выслушали все мои команды. Несколько дюжин чертей, хлопая в источающем смерть воздухе перепончатыми крылами, ловко заменили уничтоженные магией Призыва лампочки и отворили сейфовую дверь, хранящую как хорошо сохранившийся шанцевый инструмент, так и несколько приборов совершенно непонятного на первый взгляд свойства.


Неистовый алхимик так и не смог найти то, что смог найти я – "костяную яму", каменный подземный колодец, куда царские опричники, дрожа от первобытного ужаса, скидывали кости умученных русских гностиков и чернокнижников. Теперь, вернув к жизни древнее заброшенное святилище, я смогу довершить начатое. Подчиняясь мыслекомандам, компьютер на рабочем столе алхимика начал оживать. Это было интересное само по себе устройство: слияние допотопных совковых механизмов ввода и странного полуживого кристаллического мозга, похищенного с места крушения НЛО сектой "М.О.Н.О.Л.И.Т." за несколько минут да того, как район отцепили внутренние войска и элитные части КГБ – этой "советской инквизиции". Хрустально-лазерные лучи инопланетного компьютера высветили в дрожащем смрадном воздухе голографическую схему московской канализации, после чего некоторое время я провёл в тягостных раздумиях. До "костяной ямы" долго добираться, если двигаться по прямой, но ведь можно прорубить ход напрямую!


Повинуясь магическим жестам, бесоноиды выстроились в шеренги у открытой сейфовой двери, экипируя себя орудиями труда. Копать – так копать! Не прошло и получаса, как свежевырубленный ход связал кабинет алхимика с веткой канализации, ведущей к "костяной яме". Приведя с помощью чертей один из "шмайсеров" в боевое состояние, я спустился по кривым, но крепким ступеням, сверяя свой шаг с движениями биорамки. Чёрная арка, скрывавшая зал с "костяной ямой", пульсировала незримым излучением, заметным только опытному некроманту. Для остальных это была простая стена, не выделявшаяся ничем, но для меня это был портал, врата, через которые можно пройти. Первая же шумерская мантра Открытия размыла осязаемость "стены", сделала её полупрозрачной, проходимой. И то, что я увидел внутри, превзошло все мои самые смелые ожидания.


Гигантский зал, выстроенный залесскими инженерами-чернокнижниками задолго до основания Москвы, потрясал своими размерами и убранством. Массивные блоки из пульсирующего Чёрным Светом иргизейского гранита не смог бы поднять даже суперсовременный кран, а мерцающие мертвенно-зелёным свечением чудовищные лампы в форме гигантских рогатых черепов парили в воздухе, нарушая все известные законы физики. Как ни старались царские опричники, они так и не смогли разрушить могучий алтарь, доставленный на Землю ещё в те времена, когда Ингвард Тысячеглазый вёл свои легионы на Юг. Но больше всего поражала воображение гигантская яма в самом центре комнаты: в её источающем зеленоватый болотный туман нутре лежали кости тысяч и тысяч убитых жрецов, некромантов и чародеев!


Чтобы пробудить их всех к жизни, одной моей силы было мало. Я тотчас приказал чертям возводить у входа в зал катушки тесла-реакторов (для обученных в свароговых пещерах бесов это было сущим пустяком), а сам принялся изучать алтарь, пытаясь нащупать ключевую руническую формулу, способную вскрыть незримое.

Наконец, сопоставив расположение звёзд с тем, что было начертано на древних тибетских картах, я смог заставить древний алтарь открыть свои секреты. Из вихрей лилового тумана проявилась шкатулка из неизвестного мне камня, покрытая рисунками чуждых внеземных миров. Открыв простой оптоэлектронный замок, я поднял резную крышку, узрев амулет в форме трёхрукавной спирали. Как показывали шумерские надписи на внутренней стороне крышки, этот предмет, похожий на модель галактики, способен открывать врата в иные миры. Я решил обязательно заняться его изучением в самое ближайшее время, но день подходил к концу и я, спрятав шкатулку в рюкзак и выставив двух незанятых постройкой тесла-реакторов чертей в дозор, сел в позу лотоса у древнего алтаря и начал медитировать, восстанавливая силы.



Yarowrath Дневник русского некроманта | Дневник русского некроманта | День второй.